Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
28 Сентября 2021, 14:45:06
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Дополнительные форумы
| |-+  Внутренняя и внешняя политика СССР
| | |-+  Кто сказал "фу" на СТАЛИНСКУЮ КОНСТИТУЦИЮ ?
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 4 5 [6] 7 8 ... 13 Вниз Печать
Автор Тема: Кто сказал "фу" на СТАЛИНСКУЮ КОНСТИТУЦИЮ ?  (Прочитано 61766 раз)
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #50 : 17 Июля 2015, 11:23:08 »



Алекс, если я начну Вас "цитировать", то "великий языкознанец" товарисч Стален в гробу перевернется, а Задорнов останется без работы! Улыбающийся

Уважаемый
 Вы мне вообще никакого спуска не даете что касается "языкознанца".Стоило один раз зацепить Вас -сразу ультиматум
типа- " я Лева Задов.Со мной шютить не надо!"
Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #51 : 17 Июля 2015, 13:30:53 »

В конце 1935года, Комиссии Советского Контроля (КСК)при СНК СССР* в соответствии с постановлением ПБ ВКП(б) от 10 июля 1934 г. "О работе судов и прокуратуры",постановление ЦИК и СНК от 7 апреля 1935 г. "О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних", поручается провести обследование судебной и пенитенциарной системы.Проверка выявила целый ряд "вопиющих" и существенных замечаний,о которых было доложено ЦК ВКП(б)  и СНК СССР.22 ноября 1935г.Председатель Верхсуда РСФСР И.Л. Булат направляет Сталину и Молотову ДЗ в которой пытается "сгладить острые углы".

   
Сов. секретно.
СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) т. СТАЛИНУ
ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СНК СССР т. МОЛОТОВУ

В связи с обследованием, произведенным КСК СНК СССР судебной системы как на периферии, так и в центре, считаю необходимым дать некоторые объяснения по существу обеих записок, посланных КСК в СНК и ЦК ВКП(б).Считая совершенно правильными целый ряд требований, выставленных Комиссией КСК в своих записках , к судебной системе, необходимо отметить, что недостатки в работе судебной системы как на местах, так и в центре, отнюдь не дают оснований для того, чтобы всю работу судебных органов изобразить только в мрачных красках, как это сделано в записке КСК, ибо это не соответствует действительности.

КСК остановилась только на недостатках судебной системы и при этом в ряде случаев делает свои обобщения на основании только отдельных отрицательных фактов, которые не являются характерными для всей работы.В своих выводах КСК не коснулась основных вопросов карательной политики, за исключением дел по спекуляции и по хлебопоставкам, и, прежде всего, это касается проведения директивы ЦК и СНК от 8-го мая 33 года. Между тем мы имеем следующие показатели числа осужденных:
В 1-м полугодии 33 г. — 738488 чел. или 100%
Во 2-м полугодии 33 г. — 687016 —"— —"— 93,1%
На 1-е полугодие 34 г. — 580283 —"— —"— 78,6%
Во 2-м полугодии 34 г. — 615075 —"— —"— 69,9%
и в 1-м квартале 35 г. — 196094 —"— —"— сокращение по сравнению с 4-м кварталом 34 г. на 21,1%, а по отношению к данным начала 33 г. это составляет, примерно, 55 % от всего количества осужденных.

Особенно яркое снижение количества преступлений можно отметить в числе привлеченных к уголовной ответственности по с[ельско]-х[озяйственным] кампаниям. Так, например — если в 1-м кварт[але] 33 г. всего было осуждено 92575 чел., то уже в 1-м кварт[але] 35 г. мы добились снижения количества осужденных до 21788 чел.Мы имеем также сокращение и в отношении привлечения должностных лиц со 144 тыс. привлеченных во 2-й пол[овине] 33 г. до 85301 чел. в 1-й половине 35 г. Сдвиг совершенно очевиден.
Утверждение же КСК о том, что "в большинстве судов имеется отрыв от общих хозяйственно-политических мероприятий", явно необоснованно, ибо проведение с[ельско]х[озяйственных] кампаний за последний период времени показало лучшую мобилизованность судебных органов, за исключением отдельных судов.

Необходимость меткости и решительности удара по отношению к классово-враждебным элементам, а также элементам социальноопасным, неуклонно выполнялась судебными органами. Это получило свое отражение в том, что основная задача — борьбы за социалистическую законность, борьбы за охрану социалистической собственности — проводилась развернутым фронтом всеми судебными органами сверху донизу и именно поэтому мы сумели добиться такого положения, когда в целом ряде отраслей хозяйства, а также и в колхозном секторе мы имеем сокращение хищений в результате как мероприятий массовой работы в борьбе за охрану социалистической собственности, так и в результате жесткой репрессии, применяемой по закону от 7 августа 32 г. В области борьбы с растратами мы также добились сдвига в карательной политике, выразившегося в том, что если в 1-й полов[ине] 34 г. количество осужденных к лиш[ению] своб[оды] составляло по РСФСР только 31,9 процента, то уже за 1-ю пол[овину] 35 г. мы имеем 52,7% лиш[енных] своб[оды].

В области борьбы с хулиганством целым рядом решительных мероприятий как Верховного суда, так и краевых судов, мы сумели добиться того, что если во 2-й пол[овине] 33 г. к лиш[ению] своб[оды] осуждалось только 10,1% за хулиганство, то уже в 1-й пол[овине] 35 г. осуждено за хулиганство к лишению свободы 41,8%, что служит ярким показателем серьезного перелома в карательной политике по отношению к хулиганствующим элементам.В работе нарсудов имеют место еще серьезные недостатки; мы еще имеем случаи безграмотного, а порой и политически неправильного решения ряда дел. Объясняется это, во-первых, недостатками подбора кадров нарсудей и материальным их положением, во-вторых — слабостью руководства со стороны краевых и обл[астных] судов.

Директива ЦК от 10 июля о мобилизации на местах для полного комплектования кадров нар[одных] судей подготовленными товарищами и на сегодняшний день на местах полностью не выполнена и остается некомплект 386 нарсудей и 149 членов глав[ных], областных и краевых судов, а из числа мобилизованных известная часть оказалась неподготовленной для судебной работы.Материальное положение участков нарсудов чрезвычайно тяжелое. Об этом можно судить хотя бы потому, что на 35 г. на участок нарсуда на все административно-хозяйственные, канцелярские, почтово-телеграфные и командировочные расходы было ассигновано — 2941 р|убль], а сейчас Комиссией СНК РСФСР при тщательной проверке всех нужд участка народного суда установлена, как минимум, необходимость расходования (без зарплаты) на год в размере 8029 р[ублей]. Поэтому не случайно то, что народные суды сплошь и рядом не имели бумаги, не имели возможности выехать в районы для рассмотрения дел, а также не имели средств для приведения участка в приличный вид.Нами этот вопрос поставлен в СНК РСФСР, разработан Комиссией СНК и сейчас находится на утверждении СНК РСФСР.Необходимо также отметить невнимание местных советских органов в целом ряде случаев и игнорирование нужд судебных участков. Только за последнее время мы имели такое положение, когда в гор. Иванове 6 судебных участков под предлогом ремонта помещения, были переселены в 2 комнаты, а после ремонта помещение им не было возвращено, что является издевательством со стороны городского совета над судебными органами.
Такое тяжелое состояние работы в народном суде, а также низкая зарплата народного судьи, не может не отразиться на качестве работы суда и приводит к тому, что слишком трудно привлечь новых квалифицированных работников в качестве народных судей и вообще на судебную работу, и имеющиеся работники всевозможными путями стремятся уйти с этой работы.

Вывод КСК о том, что "количество подлежащих рассмотрению в Верхсуде дел не превышает фактических возможностей его аппарата" не соответствует действительности, т. к. он сделан на основании предположения о том, что нормальной нагрузкой для члена Верхсуда является 55 дел в месяц. Между тем, опыт всей работы показал, что максимальная нагрузка члена Верхсуда, обязанного кроме изучения дел участвовать в судебных заседаниях (количеством 6-8 заседаний в месяц) и рассматривать в среднем 350-400 жалоб в месяц (чего не учитывают т[оварищи] из КСК) — является максимально 45 дел в месяц.И если за январь-июнь наличный состав членов Верхсуда мог справиться с поступающим количеством дел и благодаря этому у нас остаток дел не превышал 3-х недельного — месячного запаса, то с июля мес[яца] у нас, действительно, создалась перегрузка делами, вызванная значительным ростом их.Поэтому утверждение КСК о том, что "в Верхсуде дела лежат без движения, как правило, месяцами" — может относиться только к июлю- октябрю месяцам.На это ярко указывает следующее поступление дел в Верховный суд:
Январь — 1530 дел, февраль — 1503 дела, март — 1681 дело, апрель — 1745 —"—, май — 2120 —"—, июнь — 1981 —"—, июль — 2355 —"—, август — 2337 —"—, сентябрь — 2228 —"—, и октябрь — 2649 дел.
При этом необходимо отметить особенно большую тенденцию роста поступающих дел по спецколлегии, где поступление выросло с 246 дел в январе мес[яце] до 1049 дел в октябре мес[яце].Это положение заставило нас в октябре вызвать специально для помощи и быстрого рассмотрения залежавшихся дел с мест целый ряд руководящих судебных работников, с помощью которых в течение октября и начале ноября нам удалось значительно снизить остаток нерассмотренных дел и этим объясняется то, что, например, спецколлегия Верхсуда смогла за 20 дней октября рассмотреть 1160 дел вместо 300-400 дел предыдущих месяцев при 9 членах спецколлегии.Такой рост количества дел за последние 4-5 месяцев объясняется расширением краевой подсудности. Это расширение краевой подсудности произошло в связи с тем, что, во-первых, от народных судов большинство дел по закону от 7 авг[уста] 32 г. изъято и передано в подсудность областным судам; во-вторых, усиление репрессий по делам о бандитизме, грабежах и групповом хулиганстве увеличило количество дел подсудности краевых судов; в-третьих, изъятие из подсудности нарсудов ряда дел о должностных лицах (директоров совхозов, МТС, директоров трестов, фабрик и т. д.) с передачей этих дел краевым судам; в-четвертых, вырос также объем работы краевых судов за счет закона от 7 апреля  и в связи с законом по паспортизации  и, наконец, значительный рост дел по спецколлегии, в частности, дел по к[онтр]р[еволюционной] агитации.В соответствии с такой перегрузкой делами, перегружен также технический аппарат Верховного суда. Несмотря на то, что систематически проводятся сверхурочные работы для недопущения задержки дел в Верхсуде, в целом ряде случаев эти дела задерживались техническим оформлением.

Что касается вопроса о карательной политике, то мы считаем совершенно неправильными выводы КСК, которые исходят только из отдельных дел, проиллюстрированных в записке. Не отрицая целого ряда существенных недостатков в Верхсуде и ошибок по отдельным делам, в то же время мы считаем, что карательная политика, проводимая Верхсудом, совершенно правильна и соответствует тем требованиям, какие нам предъявляет партия и Правительство.Что касается обвинения нас в том, что мы никаких конкретных выводов по спекуляции не сделали из тех статистических сведений, какие имеются в Верхсуде. В 34 г. нами давался целый ряд указаний на места. Кроме того, Верховным судом в январе 35 г. давалось специальное указание о борьбе со спекуляцией, в связи с решениями ноябрьского Пленума ЦК.17 февраля 35 г. на основе изучения опыта работы судов о проведении в жизнь директивы ноябрьского Пленума ЦК об отмене карточной системы — также была дана конкретная директива, указывающая на необходимость борьбы с недостатками и, особенно, подчеркивалась важность задачи борьбы со спекуляцией.


Количество дел по к[онтр]р[еволюционной] агитации после убийства Кирова резко возросло. Так, например, по спецколлегии прошло в 1-м кварт[але] 35 г. — 882 осужденных, во 2-м кварт[але] — 1340 и в 3-м [квартале] — 1673, причем к подавляющему количеству осужденных по этим делам применялось лишен[ие] свободы.В начале этого года мы имели случаи, когда местные судебные органы допускали применение по этого рода делам принудительных работ и условных осуждений. Поэтому 25 февраля Президиум Верхсуда дал указание "категорически запретить применение ИТР и условного осуждения к лицам, осужденным по этого рода делам".Так как целый ряд судов повторял в приговорах те к[онтр]р[pеволюционные] выражения, какие применялись осужденными контрреволюционерами в их агитации против советской власти и руководителей партии и советского правительства. Президиум Верхсуда вынес следующее постановление: "запретить судам воспроизводить в приговорах те к[онтр]р[еволюционные] выражения и фразы, за которые подсудимые осуждены, указывая лишь в общих выражениях характер к[онтр]р[еволюционных] выступлений со ссылкой на лист дела и другие данные подлинного производства".За извращения, допущенные по этой категории дел, нами были наложены строгие взыскания на работников Ленинградской спецколлегии, а также снят с работы председатель Крымской спецколлегии — Недорезов.В связи с этим, утверждение КСК о том, что Верхсуд по многим делам допускал применение исправтрудработ за к[онтр]р[еволюционные] преступления не соответствует действительности, а такие случаи являлись исключениями и то, главным образом, в начале этого года.

Мы считаем, что карательная политика, проводимая Верхсудом совершенно правильно была направлена на беспощадное подавление к[онтр]р[еволюционных] элементов, а 2 случая, приведенные в записке КСК (дело Букина и дело Конова и Толстого) и другие отдельные дела на могут служить доводом для опорочивания карательной политики Верхсуда по к[онтр]р[еволюционной] агитации.По делу Джалилова, осужденного к расстрелу Киргизским главным судом по зак[ону] от 7 авг[уста] (о котором упоминает записка КСК), по объяснению члена Верхсуда — докладчика по этому делу было определено лишен[ие] свободы в 5 лет вместо расстрела, в связи с тем, что по делу совершенно не доказано хищение соц[иалистической] собственности и они признаны виновными Верхсудом в избиении и издевательстве над колхозниками.

Что касается борьбы с нарушениями процессуальных норм в судебной системе, то Верхсудом РСФСР велась решительная и упорная борьба с этими нарушениями, причем с этой целью не только налагались нами адм[инистративные] взыскания на судебных работников, но также были проведены и судебные показательные процессы.Утверждение КСК о том, что Верховный суд по существу освобождает судебных работников от ответственности за должностные преступления — совершенно неверно и основано только на 3-х фактах, какие приведены в записке, причем один из них приведен неудачно и неправильно.КСК в своей записке приводит, как пример безнаказанности со стороны Верхсуда — прекращение дела Верхсудом — Бояринова, осужденного к 1 г[оду] ИТР. Мы считаем, что это прекращение дела Верхсудом было произведено правильно и недостаток решения КК Верхсуда только в том, что она не мотивировала этого решения. Мотивами к прекращению послужили следующие основания:
1. Кандалакшским РИК-ом с 15/Х-32 г. по 15/IV-33 г. изъят зал судебного заседания и занят планово-экономич[еским] отделом РИК-а, а 7 чел[овек] работников н[ародного]суда вселены для работы в 2 комнаты в 20 кв. метров. Районные организации дали право заседать н[ародному] суду в клубе, но там этого сделать нельзя было, так как здание не отапливается и замерзают чернила.
2. В 32 г. НКЮ Карелии и РИК решили увеличить штат района на 1 н[ародного] судью и несколько тех[нических] работников, в связи с ростом строительства в районе (Нивастрой, Сев.-химкомбинат) и ростом поступления дел с 80 в месяц в 32 г. до 139 в 33 году, но это решение не выполнили и судья Бояринов работал один при такой большой нагрузке плюс к этому в начале 33 года разобрал 13 дел подсудности Главсуда, как запасной член Главсуда. Также учтено было и то, что Бояринов был болен. Поэтому судить Бояринова в уголовн[ом] порядке за то, что он несвоевременно разобрал судебные дела — не было никаких оснований.

Президиум Верхсуда можно было бы обвинить в том, что он слишком много привлекал к ответственности, но во всяком случае не в мягкости .В качестве подтверждения этого вывода надо указать на следующее: краевыми и областными судами за 34 и 35 год было осуждено 173 судебных работника, из них к лишен[ию| свободы 83 человека, причем за должностные преступления из этого количества осуждено 126 человек.Верхсудом были осуждены за 34-35 г.г. 25 судебных и прокурорских работника, из них 15 чел. к лишен[ию] свободы. Кроме того, Президиумом Верхсуда в течение 35 г. наложено 120 адм[инистративных] взысканий на судебных работников, причем сняты с работы с понижением в должности — 6 председателей и зам. предов краевых и областных судов.По обвинению нас в том, что дела с В[ысшей] М[ерой] в аппарате Верхсуда не были засекречены, необходимо отметить, что такой порядок существует в Верхсуде со дня основания Верховного суда РСФСР, но сейчас, в связи с указанием КСК, мы уже приняли меры и все дела по В[ысшей] М[ере] будут проходить в засекреченном порядке и только через засекреченных работников.До сих пор незасекреченными были только обобщенные сведения, к каковым материалам имели доступ только засекреченные работники.
Что же касается работников Лесовской, Тарасовой и Гинзбург, то нужно сказать, что эти три работника сидят исключительно на исполнении дел по В[ысшей] М[ере] Н[аказания], все они засекречены, причем Гинзбург — член партии, а Тарасова и Лесовская исключительно преданные работники, работающие с 18 г. в наркомате юстиции.

Что касается картотеки по делам с В[ысшей] М[ерой] Н[аказания], заведенной в спецколлегии т. Гинзбург, то этой картотекой пользовалась только она одна лично для контроля за прохождением этих дел и карточки хранились в несгораемом шкафу.Что касается порядка прохождения дел о контрреволюционной террористической агитации (по ст. 58-10 УК), то они, как правило, проходят через спецколлегию, как в краевых и областных, так и в Верховном суде, рассматриваются в закрытых судебных заседаниях и хранятся в секретном порядке.Вне спецколлегии дел этой категории рассмотрено несколько десятков, причем значительная часть из них рассмотрена, как водно-транспортными судами, которым по закону предоставлено право рассматривать дела подсудности спецколлегий, так и окрусудами отдельных мест (Нарымский, Карский, Гурьевский и т. п.).Указание записки о том, что такие работники, как Иодковский, Чапурский и Ерзин — имеют доступ к секретным материалам — совершенно неверно, ибо они этого доступа не имеют, причем необходимо отметить, что к секретным материалам имеют доступ только засекреченные работники.Несколько замечаний по поводу живого руководства местами. Кроме тех докладов, какие Президиумом Верхсуда РСФСР были заслушаны с вызовом местных работников в течение 35 г., у нас было 65 выездов на места с целью проверки и инструктажа местных судебных органов и проведение краевых и областных совещаний местных работников юстиции, причем в течение декабря 34 г. и 10-ти мес[яцев] 35 г. народным комиссаром Крыленко, прокурором республики — т. Антоновым-Овсеенко и зам[естителем] прокурора республики — т. Нюриной, а также председателем Верхсуда и его заместителями Берманом и Гриневичем были проведены совещания в 23-х краях, областях и республиках с участием нарсудей и райпрокуроров при непосредственном инструктаже руководителей наркомата юстиции.
Необходимо указать (мимо чего прошла КСК) совершенно невозможные условия для работы Верхсуда в том помещении, в каком он сейчас находится, так как это помещение торгового характера совершенно неприспособленное для учреждения. Членов суда по 6-7 человек, а в некоторых случаях и больше находятся в одной комнате, что затрудняет нормальную работу по изучению дел. На весь Верхсуд существует только один зал заседаний, что лишает возможности проводить заседания в нормальных условиях. Поэтому необходим перевод Верхсуда в более приспособленное помещение.


22 ноября 1935 г.
Председатель Верховного Суда РСФСР   
Булат.
РГАСПИ. Ф. 17. On. 120. Д. 171. Л. 49-60. Машинописный текст. Подпись — автограф.

=====================================================
Примечание.
КСК при СНК СССР была создана  11 февраля 1934 года вместо ликвидированного Наркомата Рабоче-Крестьянской Инспекции (РКИ).
Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #52 : 17 Июля 2015, 13:55:33 »

В конце декабря 1935г. состоялось два расширенных заседания ПБ ВКП(б) на которых,в присутствии Булата были рассмотрены результаты КСК по проверке  "судебной системы как на периферии, так и в центре".  16 января 1936г.ЦИК м и СНК СССР утверждают совместное постановление  «О проверке дел лиц, осужденных по постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собствености» выполнено в установленный правительством срок.4 февраля 1936г.  прокурор СССР А.Я.Вышинский направляет письмо В.М.Молотову в котором сообщает  "о недостатках в работе ОСО НКВД и усилении роли судов.

Совершенно секретно Лично
№ 48/лсс

Дорогой Вячеслав Михайлович!

Практика полуторагодичной работы Особого совещания при наркоме внутренних дел Союза ССР показача, что подавляющее большинство дел, проходящих через Особое совещание, можно разбить на 3 категории: 1) дела о контрреволюционной агитации, антисоветских сплетнях, разговорах и т.п.; 2) дела, связанные с высказыванием террористических намерений, предположений, а в отдельных случаях — связанные с первоначальными действиями по подготовке террористических актов, и, наконец, 3) дела о так называемых социально- вредных и социально-опасных элементах (рецидивистах, лицах, связанных с преступной средой, ведущих паразитический образ жизни и т.п.).

Так как все дела в Особом совещании рассматриваются заочно, без вызова обвиняемых и свидетелей, то рассмотрение особенно дел первых двух,категорий и вынесение по ним решений Особым совещанием представляют значительные трудности и сопряжено с опасностью допущения ошибок.Эта опасность усугубляется еще и тем обстоятельством, что в ряде случаев эти дела проходят вообще без свидетелей и основаны на агентурных данных, а в ряде случаев по ним имеется лишь один свидетель, показания которого нередко расходятся с показаниями обвиняемых, категорически отрицающих свою вину.Между тем, именно по этим делам необходима особо тщательная и всесторонняя проверка данных предварительного расследования. Это обстоятельство диктует, по моему мнению, постановку вопроса о необходимости максимального ограничения рассмотрения Особым совещанием дел о контрреволюционной агитации, о контрреволюционных террористических высказываниях и т.п., с сосредоточением преимущественного рассмотрения таких дел в судах, где обязателен личный допрос обвиняемого и проверка показаний свидетелей, вплоть до очных ставок.

Второй вопрос заключается в следующем. Прокуратуре предоставлено право при опротестовании судебных приговоров освобождать из-под стражи неправильно осужденных (ст. 440 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК других союзных республик); в отношении же осужденных Особым совещанием при НКВД прокуратура такого права не имеет.
Точно также прокуратура не вправе принимать постановления об освобождении из-под стражи подследственных по делам, расследуемым НКВД. В случаях, когда прокуратура признает это необходимым, она может вносить соответствующие предложения в органы НКВД, но эти предложения для органов НКВД необязательны.

Я считая), что прокуратуре должно быть предоставлено право освобождать из-под стражи как при опротестовании решений Особого совещания, так и в процессе предварительного расследования. Одновременно я считаю необходимым обратить Ваше внимание на то обстоятельство, что за последние три года сильно возросло количество заключенных в исправительно-трудовых лагерях, колониях и тюрьмах, ^достигнув на 1 октября 1935 г. — 1 251 501 чел. В частности, если на 1 января 1932 г. в исправительно-трудовых лагерях НКВД находилось 268 730 чел., то на 1 октября 1935 г. здесь было уже — 816 800 чел., а на 20 октября 1936 г. — 851 142 чел.

В приведенную мною справку о количестве заключенных не включены лица, содержащиеся во внутренних тюрьмах Управления государственной безопасности НКВД СССР, а также содержащиеся>* в камерах предварительного заключения при милицейских управлениях; суточный контингент содержащихся в камерах предварительного заключения милиции равен в среднем 23 тыс. чел. по СССР.Такой рост заключенных диктует необходимость принять ряд мер, обязывающих следственные органы и органы прокуратуры более тщательно проверять имеющиеся в их распоряжении материалы и более обоснованно привлекать граждан к ответственности и направлять дела в суды и Особое совещание. Одновременно необходимо усилить контроль со стороны вышестоящих органов Прокуратуры и суда за качеством расследования и обоснованностью привлечения к ответственности.

В этих целях, по моему мнению, необходимо как по линии судебной, так и по линии административной принять ряд таких мер, как:
а) по линии судебной — усилить роль распорядительных заседаний судов, перестроив их работу таким образом, чтобы вопрос об утверждении обвинительных заключений и предания суду разрешался с соблюдением всех необходимых гарантий самой тщательной проверки следственных материалов (конкретные предложения по этому вопросу мною включены в проект уголовно-процессуального кодекса Союза ССР, рассматриваемый в настоящее время комиссией т. Акулова);
б) по линии административной — передавать, как правило, на рассмотрение судов дела о контрреволюционной агитации, всякого рода антисоветских сплетнях, высказываниях и т.п., рассматриваемых в настоящее время Особым совещанием при НКВД;
в) предоставить прокуратуре право освобождать из-под стражи подследственных, числящихся за органами НКВД, в случаях установления прокуратурой отсутствия оснований к дальнейшему сохранению в качестве меры пресечения ареста, а также предоставить право прокуратуре освобождать из-под стражи осужденных Особым совещанием при НКВД в случаях принесения протестов на решения Особого совещания.

Принятие этих предложений, по моему мнению, улучшит работу органов НКВД и прокуратуры в деле привлечения к ответственности граждан в административном и судебном порядке.

А.Вышинский

Помета: Подлинник взят т. Леплевским для передачи т. Молотову. Кревс.

ГА РФ. Ф. Р-8131. On. 37. Д. 70. Л. 103-106. Копия.
Записан
Б.И.Лобынцев
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 730


« Ответ #53 : 17 Июля 2015, 15:42:15 »

Чой то меня начинают терзать смутные сомнения что Алекс не знает и будет отрицать существование Комиссии Политбюро по судебным делам, которая зачастую и выносила решение - какой приговор, который потом суды и штамповали

Борис.
Ну что все "бегут впереди паровоза" -"терзаясь смутными сомнениями",что шпалы кончились ?

У меня пока на повестке дня события 1935 - 36 года.   

Вот Вы уже и оправдываетесь. А какая разница - какой год ? 31 35 или 39 - если Вам неизвестно что данная комиссия решала кому какой приговор с 1929 года, так Вам это и неизвестно. Полистали бы ну если не РГАСПИ, то хоть книжки бы, почитали что нить про ее деятельность.
Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #54 : 17 Июля 2015, 15:52:28 »

Чой то меня начинают терзать смутные сомнения что Алекс не знает и будет отрицать существование Комиссии Политбюро по судебным делам, которая зачастую и выносила решение - какой приговор, который потом суды и штамповали

Борис.
Ну что все "бегут впереди паровоза" -"терзаясь смутными сомнениями",что шпалы кончились ?

У меня пока на повестке дня события 1935 - 36 года.   

Вот Вы уже и оправдываетесь. А какая разница - какой год ? 31 35 или 39 - если Вам неизвестно что данная комиссия решала кому какой приговор с 1929 года, так Вам это и неизвестно. Полистали бы ну если не РГАСПИ, то хоть книжки бы, почитали что нить про ее деятельность.

Борис
Как в народе говорится " не учите папу детей делать!". Где и в чем я по вашему оправдываюсь? Работа различных
судейских и квазисудейских комиссий будет рассмотрена впереди. Или все таки у вас  есть аргумент,что  в моем изложении " шпалы кончились, и рельсов нет"? Фиг ли тогда писать о РГАСПИ ...
Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #55 : 17 Июля 2015, 16:05:33 »

Приведу еще один,на мой взгляд, очень интересный документ.


31 марта 1936 г.   
СЕКРЕТНО.
31.3.36 г.
В ЦК ВКП(б)
тов. СТАЛИНУ.

Дорогой Иосиф Виссарионович!

Я считаю своим партийным долгом сообщить Вам о нижеследующем.
Со времени организации специальных коллегий при краевых, областных судах и в Верхсуде РСФСР , т. е. со времени передачи на рассмотрение судебных органов дел, ранее в большинстве своем рассматривавшихся ОГПУ, рост поступления этих дел за истекающие 3 полугодия представляется в следующем виде:

1-е полугодие 1935 г. -2995 дел и 9877 осужденных
2-е полугодие  1935 г. -5804 дел и 14860 -""-
Январь 1936 г.-1133 дел и 2141 -""-
Февраль 1936 г.-1214 дел и 1940-""-
Март 1936 г. (по 20-е марта-848 дел и 1689 -""-

Другими словами, имеет место постоянный, прогрессирующий рост количества дел и осужденных по статьям о контрреволюционных преступлениях.Более подробный анализ поступающих дел приводит к следующим выводам.
Подавляющее большинство дел представляет собою дела о контрреволюционной агитации, удельный вес которых, равным образом, возрастал из месяца в месяц. Так, если за 1-е полугодие 1935 г. число лиц, привлеченных по обвинению в к.-р. агитации, составляло по отношению к общему числу лиц, осужденных спецколлегиями, 46,8%, то во 2-м полугодии этот процент повышается до 65,6%, а в первые три месяца 1936 г. процент этих дел вырастает: в январе — 81,3%, в феврале — 87,2% и в марте (за 20 дней) — до 73,8%.Причем, в отдельных судах процент дел по к.-р. агитации достигает 91,5% — по Саратовскому крайсуду, по Главсуду Республики Немцев Поволжья — 93% и т.д.
Сам по себе тот факт, что дела о к.-р. агитации представляют большинство среди дел о других контрреволюционных преступлениях — вполне закономерен, так как к.-р. агитация сейчас является той формой классовой борьбы, которая была и осталась наиболее ходким оружием в руках классово-враждебных элементов, однако, прогрессирующий рост количества дел и количества осужденных не может не вызвать недоумения. В чем тут дело?

Рост контрреволюционной агитации в условиях роста общего благосостояния страны, роста творческого энтузиазма трудящихся по строительству социализма и общего их культурно-политического подъема — это противоречие заставляет подвергнуть не только количественному, но и качественному анализу этот рост, т. е. изучить не только количественные изменения поступления дел, но и самое содержание этих дел, самый характер дел, поступающих в суды, т. е. формы и виды той к.-р. агитации, которая отражена в этих делах.Изучение дел в отношении социального разреза осужденных за 3 квартала 1935 года дало следующую картину:
рабочих осуждено — 25,4%
служащих — 24,3%
колхозников — 13,9%
кулаков и единоличников — 32,5%
прочих — 3,9%
Тот факт, что 63,6% осужденных в 1935 г. принадлежал к трудовым слоям населения, заставил еще более внимательно присмотреться к самому существу дел. Для этого НКЮ были изучены 473 дела, рассмотренных спецколлегией Верхсуда в сентябре 1935 г. и 127 дел, поступивших в Верхсуд за первые три дня марта месяца 1936г.
Анализ показал следующее:
По сентябрьским делам:
1) 46,55% дел (220 дел) оказались делами о лицах, обвинявшихся в к.-р. агитации в связи с убийством тов. Кирова или смертью тов. Куйбышева. По этим делам установлено одобрение подсудимыми террористического акта и высказывания террористического порядка в отношении руководителей партии и правительства.
2) 16,7% (79 дел) охватывают дела о контрреволюционной агитации, направленной против важнейших мероприятий партии и правительства в виде антисоветских высказываний отдельных лиц по поводу хлебосдачи, отмены карточной системы, госзаймов и проч.
3) 10,1% (48 дел) представляют собою дела по обвинению в к.-р. агитации против колхозов и мероприятий партии и правительства, связанных с колхозным строительством.
4) 7% (33 дела) оказались делами о лицах, привлеченных к ответственности за исполнение разного рода к.-р. анекдотов, стихов, песен, частушек и пр.
5) 4,6% (22 дела) являются делами о лицах, обвинявшихся в агитации действием в виде уничтожения или издевательства над портретами или изображениями вождей партии и правительства.
6) 1,9% (9 дел) были делами о лицах, обращавшихся за помощью к заграничным фашистским организациям с сообщением клеветнических сведений об СССР.
7) 4,4% (21 дело) содержали агитацию в связи с восхвалением и одобрением личностей и деятельности вождей троцкистско-зиновьевской контрреволюции.
Крутой 1,9% (9 дел) содержали в себе к.-р. агитацию на почве использования религиозных или сектантских предрассудков.
9) 6,9% (32 дела) представляют отдельно изолированные к.-р. выпады, связанные с гибелью стратостата, аварией самолета "Максим Горький", строительством Беломорканала, продажей КВЖД, очисткой столиц от чуждых элементов, изданием учебника "Истории ВКП(б)" и проч.

Если отбросить как не вызывающие сомнения с точки зрения необходимости уголовно-судебного преследования дела о лицах, упомянутых в п.п. 1, 4, 5, 6 и 7 приведенной выше классификации (террористическая агитация, восхваление троцкистско-зиновьевской контрреволюции и пр.), то из остальных дел многие оказались делами далеко не бесспорными и с точки зрения состава уголовного преступления (дела об антиколхозной агитации, дела, связанные с к[онтр]р[еволюционными] высказываниями по поводу отдельных мероприятий советской власти или отдельных событий — п.п. 2, 3, 8 и 9, составляющими 35,6% всех дел).Детальное же ознакомление с материалами содержания их превратило сомнение в достаточности данных для возбуждения уголовного преследования по этим делам в вполне обоснованную уверенность в том, что ряд этих дел возбуждать не следовало.Прежде всего, приходится констатировать по большинству этих дел практику чрезвычайно распространительного толкования судами, прокуратурами и органами Наркомвнудела статьи 58-10 УК, по которой привлекаются эти лица, между тем, как согласно точного смысла этой статьи, подлежит преследованию лишь агитация, содержащая "призыв к свержению, ослаблению или подрыву Советской власти".

Вот ряд примеров, характеризующих явно недопустимые перегибы по ряду этих дел.
По делу № 1054 спецколлегией курского облсуда осужден Мезенцев А. Б. по ст. 58-10, ч. 1 УК к 10-ти годам лишения свободы. Мезенцев был кандидатом в ВКП(б) с 1931 г. и исключен из партии в связи с антисоветскими выступлениями. В 1934 г. он высказывался, "что кооперация на селе торгует плохо". В 1935 году выступил на правлении и на общем собрании колхозников против продажи 500 центнеров зерна, предложив продать 200 центнеров, что и было принято общим собранием колхозников. После этой продажи колхозники получили на трудодень всего около 3-х килограммов.Спецколлегией Верхсуда приговор отменен и дело производством прекращено.
По делу № 8612 Спецколлегия Зап[адно]-Сибирского крайсуда 9 декабря 1935 г. осудила по ст. 58-10 УК к 3-м годам лишения свободы Веденцева А. И., середняка, колхозника. 14-го октября 1935 г. осужденный выступил на собрании по вопросу хлебозакупа, критиковал председателя правления, говоря, что он втирает очки колхозникам и что на трудодень не достанется 4-х килограммов. Затем задал представителю района Новикову вопрос, является ли хлебозакуп добровольным или это обязательство? Последний разъяснил, что это обязательство. Веденцев тогда заявил: "Раз это обязательство, зачем нас собирать?" и ушел с собрания.Спецколлегия Верхсуда дело производством прекратила.
По делу № 241 спецколлегией казахстанского Главсуда осужден по ст. 58-10 УК Савельев к 2-м годам лишения свободы за то, что во время проведения общего собрания по хлебозакупу выступил с предложением вместо 15 тонн продать кооперации 10 тонн хлеба. Окончательный план по данному колхозу был утвержден в 6 тонн хлеба.
Спецколлегией Верхсуда дело производством прекращено.

Из дел о к[онтр]р[еволюционной] агитации, связанной с госзаймами, можно привести дело № 8673.
Спецколлегия Казахстанского Главсуда осудила Мешкова по ст. 58-10 УК к 3-м годам лишения свободы за то, что он, выступив на общем собрании, сказал: "Заем дело добровольное, на 150 рублей подписаться я не хочу, а подпишусь на 100 руб." Кроме того, когда делался доклад о построении бесклассового общества, бросил реплику: "При коммунизме не может быть безвластия".Приговор отменен и дело возвращено к доследованию.

Из дел, связанных с противоколхозной агитацией, можно указать следующие:
Дело № 838. Спецколлегия Зап[адно]-Сибирского крайсуда по групповому делу осудила Жуковского, колхозника, по ст. 58-10 УК к 2-м годам лишения свободы за то, что на почве недовольства бытовой обстановкой он заявил, что работать в колхозе не будет, подал заявление о выходе и ушел работать в совхоз.
Дело в отношении Жуковского производством прекращено.
Дело № 615. Спецколлегия казахстанского отделения Верхсуда осудила Каханова по ст. 58-10 УК к 8-ми месяцам лишения свободы за то, что он ввиду неполадок в колхозе и обезлички стал договариваться с двумя колхозниками о переходе на работу в совхоз.Спецколлегией Верхсуда дело производством прекращено.
Если к этому добавить, что по всем этим делам имели место суровые приговоры к лишению свободы на 2, 3 года и на 5 лет, то ошибочность такого рода привлечения станет абсолютно ясной.Эту легкость привлечения ряд элементов использовал в корыстных целях.
Так, по делу мосгорсуда по ст. 58-10 УК по обвинению Пиранкова и Чернова установлено, что дело возникло по инициативе жены осужденного — Пиранковой Валентины, заявившей брату мужа, коммунисту Пиранкову Михаилу о том, что ее муж со своим другом Черновым в разговорах между собою критиковали мероприятия советской власти в контрреволюционном духе и одобрительно отзывались о событиях 1 декабря 1934 г. Пиранков Михаил потребовал сообщения об этом следственным властям и совместно с женой подсудимого подал официальное заявление в УНКВД. В процессе предварительного и судебного следствия подсудимый отрицал обвинение, заявляя, что жена показывает ложно из мотивов ревности, так как он мало бывал дома и часто гулял со своим другом Черновым. Через 4 дня после обвинительного приговора — 20 января 1936 г. Пиранкова Валентина подала в Прокуратуру РСФСР и СССР заявление, что она из мотивов ревности оговорила своего мужа и его друга и признала себя ответственной за ложный донос.
Есть дела, возбужденные на основе ложного сообщения в Наркомвнудел в итоге жилищной склоки.
Например, по делу № 1384 спецколлегия Мосгорсуда осудила 27 января 1936 г. Егорочкина Ивана — агента снабжения фабрики "Буревестник" по ст. 58-10 УК — к 10 годам лишения свободы. Это дело возникло по заявлению отца обвиняемого, а в качестве свидетелей выступали родной брат подсудимого и близкие знакомые отца. На суде выявился простой оговор на почве жилищной неурядицы.

Анализ дел поступления марта 1936 г. дал следующую картину:
Из 127 дел — дел по к.-р. агитации оказалось 116, т. е. 91%. Мы взяли из этих дел 100 дел и проанализировали их сплошь одно за другим.Просмотренные 100 дел по той же классификации разделяются следующим образом.
1) Дел, связанных с к.-р. террористической агитацией, оказалось — 17.
2) Семь дел оказались делами по обвинению в пораженческой агитации — в связи с обострением международного положения, причем были случаи, когда эта агитация объединялась с террористической агитацией.
3) Дел, связанных с антиколхозной агитацией, агитацией против хлебозакупа и пр. — оказалось 43, причем и здесь иногда эта агитация частично объединялась с террористическими высказываниями.
4) Дел, связанных с исполнением к[онтр]р[еволюционных] анекдотов, частушек и т. п. — оказалось 10.
5) Дел, связанных с восхвалением троцкистско-зиновьевской контрреволюции — 3.
6) Дел, связанных с к.-р. выражениями, сказанными в пьяном виде и содержащими нецензурную ругань, — 16.
7) Дел, связанных с издевательствами над портретами и изображениями руководителей партии и правительства — 4.
Из всех этих дел групповых дел, т.е. объединяющих группу в два и более человек — было 25, причем из этих последних по 11-ти делам привлекаются два человека и только по 14-ти делам привлекается 3 и больше человек. Итог — 75% дел — дела по обвинению одиночек.
Дел на лиц интеллигентских профессий оказалось — 28 (в одном месте — учительница, в другом — директор школы, в третьем — студенты рабфака и т. д.). В остальных делах (в 72-х) проходят лица малограмотные, малоразвитые.
Выделяя и здесь дела о к[онтр]р[еволюционной] агитации террористического или пораженческого характера, равно как дела о восхвалении троцкистско-зиновьевской к.-революции, как подлежащие при всех условиях уголовному преследованию, хотя бы это были и единичные высказывания отдельных трудящихся, — мы подвергли внимательному рассмотрению дела, связанные с антиколхозной агитацией, рассказыванием к.-р. анекдотов, дела, связанные с к.-р. выражениями, сказанными в пьяном виде, каковых оказалось из 100 дел — 69 дел, т. е. почти 70%.

В итоге изучения мы пришли к следующим выводам:
Ряд дел вовсе не надо было возбуждать. Вот некоторые из этой категории дел:Дело № 426 саратовского крайсуда по обв[инению] Лезневой Евдокии, 1905 г. рожд[ения]; работает в колхозе, несудимая, осуждена по ст. 58-10 УК. Лезнева осуждена за то, что распевала антисоветские частушки следующего содержания: "В колхоз я записался, пишу свою жену, жена меня ругает, провались ты с колхозом, в колхоз я не пойду". Она распевала песни и о том, что колхозники все лето проработают, а потом оденут суму. Свидетели показали, что она распевала песни в пьяном виде. Лезнева осуждена к 2-м годам лишения свободы.
Дело № 51 Саратовского крайсуда по обв[инению] Макарова Михаила, 1903 г. рожд., колхозника, по ст. 58-10 УК Макаров осужден за то, что на бригадном колхозном собрании при проработке постановлений Правительства о льготах колхозникам, о снижении хлебопоставок государству и рассрочке уплаты продссуды, сказал: "Сколько лет нас, колхозников, дурачат, говорят, что дадут хлеба, только работайте, но сколько ни работай, все равно ничего не получишь, все льготы Правительства направлены на обман колхозников".
Допрошенные по делу свидетели показали, что обвиняемый как ветсанитар в колхозе работает хорошо, но в последнее время стал работать хуже, причем обвиняемый указывал, что ему надоело работать ветсанитаром, что он, обремененный большой семьей, не имеет достаточно хлеба. Макаров осужден к 3-м годам лишения свободы.
Характерным является дело Гендриксона Г. Я. (дело № 995), осужденного спецколлегией Зап[адно]-Сибирского крайсуда по ст. 58-10 ч. 1 УК к 5-ти годам заключения (эстонец, подданный СССР, специалист-садовод, 54 лет).
6 ноября на торжественном вечере Октябрьской годовщины докладчик привел факты из газет о том, что в Эстонии продают 10-летних девочек и очень развита проституция. Гендриксон выступил и возразил, что Эстония уж не такая варварская страна, там живут его родственники и он напишет, что его кровно задевает то. что написано в газетах и он уверен, что в газете написана неправда. В культурной советской стране тоже ходят женщины по бульварам и занимаются проституцией, а дети и старики просят милостыню, а за границей же в Германии и Эстонии ничего подобного нет, и в газете изложена ложь.
21 ноября на совещании стахановцев, когда один возчик сказал, что будет возить не 25, а 30 и больше кубометров, Гендриксон бросил реплику: "Ой, не много ли на себя берешь, все равно ничего не выйдет".
Виновным себя Гендриксон не признал и сослался на то, что плохо говорит по-русски, и его неправильно поняли. Один из свидетелей подтвердил, что Гендриксон, действительно, плохо владеет русским языком.
Крайне своеобразно также дело № 554.Спецколлегией куйбышевского крайсуда осужден по ст. 58-10 УК к 3-м годам заключения Виноградов, 1918 г. рождения.В школе № 24, где в 10-м классе учился Виноградов, обнаружили в парте 4 маленьких записки-анонимки. В трех из них написано следующее: "Я, товарищи, прошу вас быть застрельщиками буржуазийской власти", "Я стал первым застрельщиком буржуазийской власти".По делу проходят два свидетеля. Директор школы Руднева показала, что записки были обнаружены 31 октября и только после неоднократных бесед в присутствии зав. РайОНО 17 ноября Виноградов сознался, что записки написал он. Свидетель Мрыкин, 1919 г[ода] рожд[ения], показал, что его обвиняют в распространении к[онтр]р[еволюционных] листовок и, хотя он не писал и не распространял, но сказал на допросе директору и в НКВД, что это сделал он. Мрыкин отзывается о Виноградове как о слабохарактерном, которого можно легко уговорить, и удивляется двойственности его поведения.
Виноградов на первом допросе 23 ноября, действительно, показал, что три записки из четырех написал он, а на втором допросе 2 февраля показал, что дал такое ложное показание директору и НКВД только лишь потому, что директор обещал, что если он скажет, что записки написал он, то его оставят в школе и судить не будут.
В ряде дел состав преступления налицо, тем не менее они также возбуждают сомнения с точки зрения целесообразности уголовного преследования.
Вот дела этого типа:
Дело № 10-43. Спецколлегия красноярского крайсуда по обв[инению] Голованова А. В., 45 лет, из крестьян-середняков, при Колчаке был сельским старостой, в 1934 г. оштрафован за невыполнение картофелепоставок, середняк-единоличник по ст. 58-10 УК к 5-ти годам лишения свободы за то, что в апреле мес[яце] 1935 г. во время принятия плана весеннего сева ряду единоличников говорил: я посею только для себя, для государства сеять не буду, планов боятся нечего и вступать в колхоз незачем, т. к. летом будет война, и все колхозы полетят к черту, можно будет сеять, сколько захочешь.Доказано показаниями двух свидетелей-колхозников.
Дело № 526 саратовского крайсуда. по которому осужден по ст. 58-10 УК Марков Алексей, 33 лет, из середняков, был в колхозе, но вышел — к 5-ти годам лишения свободы. Марков был настроен против колхоза. По делу установлено, что Марков в июле 1935 г. в ярмарочный день в доме колхозника Малькова во время выпивки говорил: "Руководители колхоза получили велосипеды за счет колхозов, колхоз хлеб сдает, а они велосипеды получают. Колхозники ходят разутые, а они на велосипедах ездят, убили 2 тонны хлеба на велосипеды". В том же месяце 1935 г. в саду колхозника Улитина среди группы колхозников заявил: "Пойдет германец, мы вам покажем". Свидетель Марков [Мальков? — А.Т.] подтвердил антиколхозное настроение обвиняемого Маркова, последний говорил свидетелю, что колхозы ничего хорошего не дадут. Марков не отрицает факта своих разговоров в доме Малькова.
Дело № 2472 саратовского крайсуда, по которому осуждена Раткова Мария, 21 года, из бедняков, колхозница-заправщица тракторного отряда в колхозе — по ст. 58-10 УК к 1 году и 6 мес. лишения свободы. Раткова в ноябре 1935 г., будучи на вечеринке в доме Захарова, распевала среди молодежи контрреволюционные частушки, высмеивающие колхозы. Содержание частушек: "Вставай, Ленин, вставай дедка, нас убила пятилетка" и т. д.
Дело № 570 Саратовского крайсуда по обв[инению] Борюкова Якова по ст. 58-10 УК. Борюков, 25 лет, весовщик спиртзавода, осужден к 6 годам лишения свободы за выпады 27.XI-35 г. на собрании молодежи. Во время чтения речи тов. Сталина, против стахановского движения Борюков говорил: "Стахановское движение — болтовня, небылица. Мой товарищ приехал из Донбасса и рассказывает, что там по 30-40 гробов каждый день вытаскивают. Советская власть ведет не к улучшению быта колхозников, а к гибели. Хлеб сдают колхозники дешево, а покупают по 1 руб. за кило. В 1936 г. колхозники задохнутся". Борюков также высказывался против займа; во время выступлений на собрании молодежи Борюков был выпивши.Таких дел очень много, но говорить, что здесь налицо злостная сознательная контрреволюционная агитация — едва ли возможно.

Какие выводы из этого следуют?
Я считаю, что одной из причин чрезвычайного роста дел о контрреволюционной агитации является широкое распространительное толкование судами, прокуратурами и в особенности органами Наркомвнудела, по чьей инициативе и возникают эти дела и которые проводят следствие по этим делам, — статьи 58-10, под которую, как правило, подводят сейчас всякое контрреволюционное высказывание отдельных лиц даже тогда, когда агитации, в прямом смысле направленной против партии и правительства, нет или когда имеют место контрреволюционное брюзжание или нецензурная ругань отдельных лиц.Так как все такого рода высказывания охватить в порядке судебной репрессии нет возможности, то объективно неизбежным результатом такой системы привлечения является рост дел по статье 58-10 УК, отнюдь не вызываемый действительной опасностью подобной агитации.
Чтобы пресечь этот рост, необходимо указание ЦК судебно-прокурорским органам и органам Наркомвнудела о должных пределах при привлечении по этого рода делам и возбуждении подобных дел. Даже при наличии формально к[онтр]р[еволюционных]высказываний вроде приведенных ("Советская власть ведет не к улучшению быта колхозников, а к гибели" и пр.). если нет к[онтр]р[еволюционного] прошлого или явно выраженного классово-враждебного социального лица высказывающихся, — нет основания привлекать обязательно к уголовной ответственности.Указание подобного рода, данное только в советском порядке прокуратуре и суду, не достигнет цели, так как работники НКВнудела, задетые прекращением дел прокуратурой или судом, будут ставить перед крайкомами вопрос о политике работников суда и прокуратуры с обвинением их в послаблении классовому врагу и пр., в итоге чего могут последовать и репрессии в отношении судебно-прокурорских работников по партийной линии.
Считая, что материал изученных дел дает достаточно оснований для постановки этого вопроса, — прошу ЦК о соответствующих указаниях.

Н. Крыленко.

ГА РФ. Ф. Р-8131. Оп. 27. Д. 73. Л. 228-235. Заверенная машинописная копия.


Записан
Б.И.Лобынцев
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 730


« Ответ #56 : 17 Июля 2015, 16:05:43 »

Чой то меня начинают терзать смутные сомнения что Алекс не знает и будет отрицать существование Комиссии Политбюро по судебным делам, которая зачастую и выносила решение - какой приговор, который потом суды и штамповали

Борис.
Ну что все "бегут впереди паровоза" -"терзаясь смутными сомнениями",что шпалы кончились ?

У меня пока на повестке дня события 1935 - 36 года.   

Вот Вы уже и оправдываетесь. А какая разница - какой год ? 31 35 или 39 - если Вам неизвестно что данная комиссия решала кому какой приговор с 1929 года, так Вам это и неизвестно. Полистали бы ну если не РГАСПИ, то хоть книжки бы, почитали что нить про ее деятельность.

Борис
Как в народе говорится " не учите папу детей делать!". Где и в чем я по вашему оправдываюсь? Работа различных
судейских и квазисудейских комиссий будет рассмотрена впереди. Или все таки у вас  есть аргумент,что  в моем изложении " шпалы кончились, и рельсов нет"? Фиг ли тогда писать о РГАСПИ ...


Можно вести долгие споры, с аргументами, с эмоциями. Но если закусить главное - Вы пытаетесь сказать что в СССР было нормальное правосудие, ваш оппонент говорит - а не фига. И в прицнипе он прав - так как какое это правосудие если решение (направление обвинения, размер санкций - срок или 9 грамм) пусь даже не по всем, но по целому ряду уголовных дел на проятежнии многих лет сталинской власти принимали не судьи, а члены Политбюро. И что не было в СССР никакого разделения властей, а была лишь одна власть. И такая наука как государство и право считает что это НЕПРАВИЛЬНО и ПЛОХО.

Даже Путину как юристу это ясно и стыдно, о чем он сам фиксировал. Даже Путин и Порошенко понимают что при всем желании Савченко/Александрова надо пропускать через суд, а лишь потом амнистировать и менять. Но никак не самим распоряжаться их уголовными делами.
Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #57 : 17 Июля 2015, 17:39:14 »

В начале июля 1936г. председатель Верховного Суда РСФСР И. Л. Булат  отчитался перед ЦИК и СНК СССР о проделанной работе судебных органов РСФСР по выполнению постановления ЦИК и СНК СССР от 16 января 1936 г.

Не подлежит оглашению

I. Организационные мероприятия Верхсуда РСФСР по реализации закона от 16 января 1936 г.
По получении закона и директивы Верхсуда, Прокуратуры и НКВД СССР от 20 января 1936 г. № 55211, вопрос о практических мероприятиях по реализации закона от 16 января 1936 г. был поставлен на обсуждение Президиума Верхсуда РСФСР, который уже 23 января сего года (протокол № 4) принял постановление с целым рядом конкретных указаний о порядке проведения в жизнь постановления Правительства от 16 января 1936 г.

В целях создания должной ответственности за своевременное и правильное проведение в жизнь этого важнейшего закона. Президиум Верхсуда руководство и ответственность за всю работу возложил непосредственно на председателей края (обл.) главсудов, а по Верхсуду РСФСР — на зам. председателя] Верхсуда РСФСР т. Бермана.
Учитывая, что основной контингент осужденных, попадающих под действие закона 16 января, содержится в лагерях НКВД, Президиум обязал председателей края, обл., главсудов выделить в помощь каждому лагерному суду не менее 3 членов суда и необходимое количество технических работников. По крупным лагерям НКВД (Дмитлаг, Дальлаг и др.) в процессе работы были созданы даже тройные составы комиссии, а по Бамлагу, в период наибольшего развертывания там работы по зак[ону] 16 января 1936 г. — состав судебных работников был доведен до 11 человек.

По общим местам заключения (тюрьмы, колонии) работа должна была проводиться под председательством специально выделенного члена Президиума края, обл. главсудов. Этим же постановлением Президиума Верхсуда был предрешен вопрос о посылке членов Верхсуда в наиболее крупные и отдаленные лагеря (Дмитлаг, Бамлаг, Дальлаг и Белбалтлаг).

10 февраля 1936 г. председателем Верхсуда было созвано совещание, на которое прибыли председатели 5 судов (Ленинградского, Московского областного и городского, Ивановского, Красноярского) для обмена первым опытом работы по пересмотру приговоров по закону 7 августа и для инструктажа по дальнейшей работе. Совещанием был разрешен ряд практических вопросов, касающихся техники оформления постановлений комиссий и судебных органов, порядка направления ходатайств о применении амнистии, извещений судов 1 инстанции, о результатах пересмотра приговоров и т. д.

В целях облегчения работы судов по применению амнистий по тем делам, где комиссии и суды переквалифицировали действия осужденных с закона 7 августа на другие статьи УК, Верхсудом РСФСР в феврале месяце 1936 г. был разослан на места перечень амнистий, подлежащих применению при реализации закона от 16 января 1936 г.

Учитывая необходимость оказания помощи Дальневосточному крайсуду путем посылки туда дополнительных работников, Верховный Суд предложил ряду край, обл. судов (Западному, Воронежскому и др.) откомандировать временно для работы по закону от 16 января 1936 г. в лагерях ВДК* членов край, облсудов, что и было выполнено в феврале с.г.

Позднее, по решению ЦК ВКП(б), целый ряд судебных работников был переброшен из центральных областей РСФСР и УССР в Дальневосточный край для укомплектования судебных органов и в первую очередь, Спецколлегии и лагерных судов. В дальнейшем, для помощи и руководства работой по закону 16 января с.г. были командированы на места члены Верхсуда: т. Ильенко и Вишняк — в Бамлаг и Дальлаг (на срок свыше 2 месяцев); т. Зайцев — в Белбалтлаг и Томлаг. Повседневное наблюдение за ходом работы в крупнейшем из центральных лагерей — Дмитровском, было возложено на зам. председателя) Спецколлегии Верхсуда т. Юргенса.

Указанные мероприятия по личному составу — обеспечили необходимую помощь и непосредственное руководство Верхсуда РСФСР работой в наиболее крупных и отдаленных лагерях НКВД, в результате чего пересмотр дел, в основном, (за исключением дел, ожидающих поступления дополнительных материалов), — был закончен уже в конце июня месяца с.г., т.е. досрочно.

Состояние работы судорганов РСФСР по закону 16 января 1936 г. как в целом, так и по отдельным лагерям НКВД, — периодически обсуждалось на Президиуме Верхсуда и на совещаниях у наркома юстиции, а именно:
25—27 февраля с.г. — на Президиуме Верхсуда РСФСР (прот[окол) № 9) о работе по закону 16 января с.г. в целом;
8 апреля с.г. на Президиуме Верхсуда (протокол № 16) о ходе работы по выполнению постановления] ЦИК и СНК СССР от 16 января с.г. по Зап[адно]-Сибирск[ому] краю;
22 мая с.г. на совещании у наркома юстиции о предварительных итогах выполнения постановления] ЦИК и СНК от 16 января с.г.;
23 мая с.г. на Президиуме Верхсуда (прот[окол] № 24) в связи с ошибками, допущенными некоторыми судами при пересмотре конкретных дел по зак[ону] 16 января 1936 г. (Ленинградский, Курский);
13 июня с.г. на Президиуме Верхсуда РСФСР (протокол] № 30) о ходе работы по выполнению закона от 16 января с.г.;
26 июня с.г. на Президиуме Верхсуда (прот[окол] № 32) доклад члена Верхсуда т. Ильенко о работе по закону от 16 января в Байкало-Амурском и Дальневосточном лагерях НКВД.

Таким образом, регулярно обсуждая на Президиуме состояние работы суд- органов по выполнению постановления правительства от 16 января 1936 г., Верхсуд обеспечил повседневное оперативное руководство и своевременное выявление недочетов в процессе самой работы. В ближайшее время Президиум Верхсуда обсудит* вопрос об итогах проделанной судорганами РСФСР работы и о порядке завершения ее.

 
II.        Предварительные итоги работы судорганов РСФСР по закону от 16 января 1936 г.
По состоянию на 10 июля с.г. выполнение судебными органами РСФСР постановления Правительства от 16 января 1936 г. (пересмотр приговоров по закону 7 августа 1932 года) характеризуется следующими данными:
1) По лагерям НКВД:
а) подлежало пересмотру дел — 112 580;
б) пересмотрено но всем 14 лагерям — 108 094 — (96%);
в) в остатке дел на 10 июля 1936 г. — 4 480 — (4%).
Из них:
Задержано рассмотрением вследствие не высылки материалов органами НКВД - 3 082 (68,8%).
То же вследствие не высылки материалов судорганами ( в т.ч. судорганами союзных республик) — 1 398 (31,2%).
г) полностью работа закончена по Прорвинскому, Темниковскому и Дмитровскому лагерям НКВД;
д) сведения о результатах пересмотра дел получены (на 10 июля) в отношении — 102 595 чел.
по этим делам:
закон 7 августа оставлен в силе — 20 835 чел. (20,3%);
возбуждено ходатайств] об амнистии — 353 чел. (0,3%);
переквалифицированы преступления без освобождения из-под стражи — 46 134 (45%);
переквалифицированы прест(упления) с освобождением из-под стражи — 35 273 чел. (34,4%).
Итого 102 595 чел. (100%).

2) По общим местам заключения:
а) подлежало пересмотру дел — 8775 (возможны некоторые изменения);
б) пересмотрено по всем краям, областям и автон[омным] республикам — 7643-(87,1%);
в) в остатке дел на 10 июля 1936 г. — 1132— (12,9% — из них 962 в отношении бежавших из тюрем);
г) полностью закончена работа в 41 краях, областях и авт[ономных] республиках;
д) не полностью проделана работа по 10 краям, обл[астям] и республикам] (отстающих 2: Якутия и Свердловская] обл.);
е) сведения о результатах пересмотра дел получения в отношении — 7624 чел.

По этим делам:
закон 7 августа оставлен в силе — 2243 (29,4%);
возбуждено] ходатайств] об амнистии — 148 (1,9%);
переквалифицировано] без освобождения из-под стражи — 2593 (33,7%);
переквалифицировано с освобождением из-под стражи — 2640 (35%);
Итого 7624 чел. (100%).

3) По последним имеющимся сведениям общий контингент заключенных, попадающих под действие закона от 16 января 1936 г. — составляет по РСФСР 121 355 чел.
Из приведенных выше данных видно, что на 10 июля с.г. пересмотрено комиссиями всего 115 737 дел, или 95,4% .
В остатке, следовательно, не рассмотренных — 5618 дел. Завершение всей работы в целом будет тормозиться исключительно тем небольшим, сравнительно, остатком дел, по которым имеющиеся в распоряжении Комиссии материалы являются безусловно дефектными (с неясными или неполными приговорами, или без обвинительных заключений по делам органов б[ывших] ОГПУ-НКВД и т.п.).

В связи с этим, считаю целесообразным поставить перед правительством Союза ССР вопрос о пересмотре указанных дел в обычном надзорном порядке в месячный срок и о ликвидации работы комиссий, действующих на основе постановления] ЦИК и СНК СССР от 16 января 1936 года.на основании изложенного, можно считать, что задание правительства СССР по закону от 16 января 1936 г. выполнено судебными органами РСФСР в основном досрочно.

III.   Существенные ошибки и дефекты работы комиссий и судов в процессе реализации закона от 16 января 1936 г.
а) В начальный период работы комиссий отмечалось узкое толкование постановления] ЦИК от 27 марта 1933 г. и в известной мере формальный подход к оценке преступления.
Поэтому комиссии недостаточно решительно разрешали вопросы о переквалификации преступлений и снижении мер наказания, оставляя по ряду дел в силе закон 7 августа без достаточных к тому оснований.

Эти дефекты были вскрыты при выездах на места работников союзных и республиканских органов юстиции и после данных ими руководящих указаний, значительная часть дел, по которым ранее был оставлен в силе закон 7 августа, была вторично пересмотрена комиссиями и ошибки исправлены. Так, например, по Прорвинскому лагерю из 108 таких дел — внесены изменения по 61 делу; по Белбалтлагу пересмотрено вторично до 400 дел; по Карла- гу — 219 дел, из коих по 207 внесены изменения; по Бамлагу и Дальлагу пересмотр нескольких сот дел был произведен членом Верхсуда т. Ильенко и также внесены значительные изменения.Тем не менее и в последнее время все еще выявляются случаи неправильного оставления в силе закона 7 августа. Так, при проверке материалов, направляемых во ВЦИК с ходатайствами об амнистии, — часть постановлений комиссий приходится отсеивать и возвращать обратно для пересмотра, так как по целому ряду мотивов есть достаточные основания к переквалификации преступлений и соответствующему снижению меры наказания.В связи с этим, Президиумом Верхсуда уже принято постановление о выборочной проверке тех дел, по которым при пересмотре их комиссиями закон 7 августа оставлен без изменения.
б) При пересмотре приговоров, некоторые комиссии и лагерные суды неправильно допускали переквалификацию преступления с закона 7 августа на статьи УК о таких преступлениях, которые не содержат в себе признаков хищения социалистической] собственности (напр., на статьи о контрреволюционных, половых и др. преступлениях).
54-м Пленумом Верховного] С[уда] СССР45 по этому вопросу были даны четкие указания, которые помогли устранить подобные ошибки в дальнейшей работе.
в) Не всегда комиссии и суды применяли амнистии к тем осужденным, действия которых были переквалифицированы с закона 7 августа на соответствующие статьи УК и попадали под амнистии.

Указание по этому вопросу также дано в постановлении 54-го Пленума В|ерховного] Суда СССР.
г) По ряду дел президиумы край, обл., главсудов и лагерные суды отменяли постановления комиссий с ходатайствами перед соответствующим ЦИК о применении амнистии, оставляя в силе закон 7 августа (Ленинград, Куйбышев, Сталинград и др.).
Верхсудом РСФСР в специальной директиве от 15 мая с.г. было указано, что суды не вправе отменять постановления комиссий в этой части, так как вопрос о применении или отказе в применении амнистии — может быть разрешен только соответствующим ЦИКом. В связи с этим, было предложено все такие, ограничивающие права комиссии, постановления судов пересмотреть, отменить и материалы отправить по принадлежности в ЦИК Союза и союзных республик.
д) По 2 судам (Восточно-Сибирскому и Оренбургскому) проверкой протоколов Президиумов было установлено, что эти суды, при утверждении постановлений комиссий о переквалификации преступлений с закона 7 августа — разрешают также вопросы об отмене конфискации имущества. Верхсудом РСФСР была послана шифрованная телеграмма с предложением немедленно прекратить эту практику и пересмотреть в этой части ранее вынесенные постановления. При этом была сделана ссылка на имеющуюся по этому вопросу директиву Верхсуда СССР от 15—16 мая с.г.
е) Облсуд Коми допустил грубейшее нарушение порядка проверки и утверждения постановлений Комиссии, внеся на обсуждение Пленума постановления комиссий по делам б. ОГПУ—НКВД, причем в отношении нескольких осужденных (7 8 чел.) переквалифицировал преступления со снижением меры наказания, а одного даже освободил.
Верхсуд РСФСР 11 июня с.г. телеграфно предложил отменить постановления Пленума как незаконные и материалы комиссий направить на рассмотрение Особого совещания. Это было немедленно выполнено; кроме этого поставлен вопрос о наложении взыскания на председателя облсуда.
ж) Вопреки ясным и четким директивам Верховного) Суда СССР и РСФСР о порядке судебного оформления постановлений комиссий как по обычным надзорным делам, отдельные суды (Челябинский, Сталинградский, Кара-Калпакский) стали на путь недопустимою упрощения работы Президиума, утверждая постановления Комиссии пачками (Челябинский), или же просто штампуя их «утвердить».Верхсудом РСФСР было предложено немедленно ликвидировать это недопустимое упрощенство и по всем пересмотренным делам вынести новые постановления в соответствии с постановлением] Президиума] Верхсуда РСФСР от 25—27 февраля с.г. (распоряжение Верхсуда выполнено).
з) В связи с распоряжениями Верхсуда РСФСР об организации в крупных лагерях НКВД вторых и даже третьих составов комиссий (Бамлаг, Дальлаг и друг.) имело место отставание работы лагсудов от работы комиссий, создавшее значительный разрыв, особенно в период наиболее интенсивной работы (май- июнь месяцы). Путем усиления состава лагерных судов и направления в них дополнительных работников, это постановление было ликвидировано в процессе работы к середине июня месяца.
и) С самого начала развертывания работы по закону 16 января с.г. Верхсуд требовал повседневного и тщательного контроля председателей соответствующих судов за своевременным освобождением из-под стражи заключенных. Тем не менее, в процессе этой работы имели место случаи задержки освобождения, доходившие до 10-15 дней (Бамлаг, Дальлаг, Якутия), что объясняется в одних случаях отсутствием должного контроля председателей судов; в других случаях — необычайной загрузкой канцелярии, а в связи с этим задержкой в перепечатке постановлений суда (напр., по Бамлагу освобождено около 10 000 чел.) наконец, в отдельных случаях, эго объяснялось халатностью и нераспорядительностью начальников отделений лагерей, не своевременно выполнивших постановление суда. По лагерям ДВК вопрос упорядочения и установления повсеместного контроля за освобождением заключенных был фактически налажен только после прибытия туда члена Верхсуда РСФСР т. Ильенко, лично производившего выборочную проверку этих дел и поставившего вопрос о наложении дисциплинарных взысканий на нескольких начальников отделений лагеря.

К прочим недочетам второстепенного порядка надо отнести случаи нарушения установленного порядка информации (нерегулярность сводок), неправильное составление отчетов, присылка неполных материалов по ходатайствам об амнистии и т.д.Следует отметить и нечеткость работы канцелярии Верхсуда РСФСР: например: форма отчетности от 25 января с.г. оказалась не разосланной всем об- лсудам авт[ономных] областей, Дмитлагу, Мособлсуду и друг. Эти формы, по получении запросов, были разосланы непосредственно Верхсудом РСФСР.

IV. Мероприятия Верхсуда РСФСР по быстрейшему завершению работы по закону 16 января 1936 года
Полное окончание работы по постановлению] ЦИК и СНК СССР от 16 января с.г. уже к концу июня месяца задерживалось только неполучением комиссиями от судов и органов НКВД затребованных материалов по дефектным делам. При поступлении последних комиссии и суды смогли бы пересмотреть все оставшиеся дела в срок не более 5 дней и работу закончить досрочно полностью.Поэтому, получив через возвратившегося из командировки т. Ильенко список дел, по которым задержана высылка материалов в Бамлаг, а также от ГУЛАГа НКВД аналогичные списки по другим лагерям — Верхсуд без всякой задержки разослал эти списки соответствующим судам РСФСР, с предложением обеспечить высылку материалов в лагеря в однодневный срок. Такие же выборочные сведения были направлены Верхсуду СССР в отношении судебных органов союзных республик, военных трибуналов, железнодорожных и водных судов.

О количестве Дел, по которым материалы задержаны высылкой органами НКВД, Верхсуд РСФСР сделал сообщение 4 раза: дважды нач. ГУЛАГа т. Берману (2 июня и II июня с.г.) и дважды наркому внутренних дел т. Ягоде (19 июня и 9 июля с.г.), с извещением в копиях председателя Верхсуда СССР и прокурора СССР.

Еще в конце июня с.г. от нач. ГУЛАГа НКВД Верхсудом было получено сообщение, что поступление в Комиссию материалов в результате принятых энергичных мер будет обеспечено в ближайшее время, однако по состоянию на 9 декабря с.г. — не присланы материалы по 3082 делам. Это составляет 68,8% оставшихся не пересмотренными дел.
Следует отметить, что информация, получаемая ГУЛАГом с мест о состоянии работы по закону 16 января с.г., не всегда соответствует действительности.Так, например, в десятых числах июля месяца с.г. зам. председателя] Верхсуда РСФСР т. Берману было сообщено из ГУЛАГа НКВД о том, что работа по пересмотру дел в Бамлаге приостановилась, вследствие длительного отсутствия председателя лагсуда т. Шалыгина и что дополнительно поступившие в комиссии материалы в большом количестве лежат без движения. В тот же день т. Берман телеграфно предложил председателю Дальневосточного крайсуда откомандировать т. Шалыгина в Бамлаг и запретил ему выезд из лагеря впредь до окончания работы по закону 16 января с.г.На второй день поступила ответная телеграмма председателя Спсцколлегии ДВК т. Валенко, что такой информацией Верхсуд РСФСР введен в заблуждение, так как Шалыгин отсутствовал из лагеря всего 2 дня, будучи вызван в крайсуд по делам 1-й инстанции и что за эти 2 дня ни одного дела в комиссию не поступило. Случай достаточно характерный, на который нач. ГУЛАГа следовало бы соответствующим образом реагировать, чтобы предупредить такую «информацию» и в будущем.

Председатель Верхсуда РСФСР                     Булат

 
Не ранее 10 июля 1936 г.
« Последнее редактирование: 17 Июля 2015, 17:48:10 от Alex » Записан
Velfrjd
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 493


« Ответ #58 : 17 Июля 2015, 18:14:45 »

-
« Последнее редактирование: 21 Ноября 2015, 05:03:05 от Velfrjd » Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #59 : 17 Июля 2015, 18:45:25 »

Даже Путину как юристу это ясно и стыдно, о чем он сам фиксировал.

Михаил Горбачев, 2 ноября 1987 года

Борис Ельцин, 19 декабря 1997 года

Владимир Путин, 30 октября 2007 года

Дмитрий Медведев, 30 октября 2009 года:


Уваж.Velfrjd
Если мы прошлое будем оценивать политическим мерилом сегодняшнего дня то,как Вы любите выражаться следует
"тушить свечи и сливать воду"... Намного сложнее не давать оценок,и запускать очередную компанию по десталинизации России,а принципиально разобраться  в  причинах и следствии "...Вины Сталина и его ближайшего окружения перед партией и народом за допущенные массовые репрессии",в результате чего "...Миллионы россиян, среди которых было немало и самих сотрудников органов, стали жертвами жестокой машины госбезопасности." и почему именно  "1937 год считается пиком репрессий, но он (этот 1937 год) был хорошо подготовлен предыдущими годами жестокости…" и наконец "Давайте только вдумаемся: миллионы людей погибли в результате террора и ложных обвинений — миллионы..."
Записан
Страниц: 1 ... 4 5 [6] 7 8 ... 13 Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU