Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
26 Сентября 2021, 20:42:08
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Дополнительные форумы
| |-+  Внутренняя и внешняя политика СССР
| | |-+  Кто сказал "фу" на СТАЛИНСКУЮ КОНСТИТУЦИЮ ?
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 ... 13 Вниз Печать
Автор Тема: Кто сказал "фу" на СТАЛИНСКУЮ КОНСТИТУЦИЮ ?  (Прочитано 61736 раз)
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #30 : 09 Июля 2015, 16:00:56 »

Специально для Вас:
"Порядок выдачи паспортов определялся специальным грифованным документом- инструкцией и постановлением СНК СССР от 28 апреля 1933 г. "О выдаче гражданам СССР паспортов на территории СССР".В инструкции указывалось "  лица, которым отказано в выдаче паспортов или прописке, подлежат привлечению к ответственности во внесудебном порядке через тройки Полномочных представительств ОГПУ." Материалы на лиц,которым было отказано в получении паспорта оформлялись  работниками милиции".

А Вы что приводите? Вы приведите Инструкцию и постановление СНК от 28.04.33!

Но и то, что Вы привели - забавно:
"1. Все граждане Союза ССР в возрасте от 16 лет, постоянно проживающие в городах, рабочих поселках, работающие на транспорте, в совхозах и на новостройках, обязаны иметь паспорта".

А сельским жителям, колхозникам - паспорт не положен?!


Постановления ЦИК-СНК связанные с паспортизацией населения СССР.
1) 27 декабря 1932 г.
2)постановление СНК СССР № 43 от 14 января 1933 года  с утверждением “Инструкции о выдаче паспортов”
3)постановлением Совнаркома СССР № 861 от 28 апреля 1933 года “О выдаче гражданам Союза ССР паспортов на территории СССР” (о режимных городах).
4)Постановление Совнаркома СССР № 440 от 16 марта 1935 г. (о мин. сан. площади по прописке (9 кв.м).

Что касается сельских жителей,то см. Постановления СНК СССР № 57/1917 от 27 декабря 1932 года и № 861 от 28 апреля 1933 г. и постановление СНК СССР № 302 от 27 февраля 1935 г.
« Последнее редактирование: 09 Июля 2015, 16:03:43 от Alex » Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #31 : 09 Июля 2015, 19:47:06 »

В августе 1932 года ЦИК и СНК СССР утвердили совместное постановление «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и коопераций и укреплении общественной социалистической собственности».
Согласно утвержденного положения, теперь руководство органов милиции отвечало не только за охрану сооружений
общегосударственного и исключительного значения: телеграфно-почтовых учреждений,систем водопровода, сооружений на всех жд.путях сообщения, фабрик, заводов, рудников, лесов, государственных питомников, складов топлива и т.п.,но еще и за соц. собственность коллективных хозяйств (колхозов и совхозов).Согласно докладам ЭКО ОГПУ и ГУ РКМ (отдела промышленной милиции)размеры хищений в торговле,промышленности,в целом по народному хозяйству "учету не поддаются" (см. Журнал "Коммерсантъ Власть", №8 (762), 03.03.2008). В феврале 1933 г. СНК СССР принял постановление "О мероприятиях по усилению борьбы с хищениями и растратами в государственных и кооперативных торговых предприятиях", которое определяло систему мер борьбы с хозяйственными и должностными преступлениями.В 1934 году СНК СССР  принял постановление "О борьбе с расхитителями денежных доходов на железнодорожном транспорте".

Рост преступлений в экономической сфере был напрямую связан с ликвидацией в стране программы НЭП.Свертывание НЭПа способствовало изменения условий организованной преступности. Централизованная плановая экономика сменившая НЭП привела к ликвидации былого товарного изобилия(которым пользовалась лишь малая часть населения)  и породила своего рода дефецит.Предприниматели ушли в подполье,превратив свою деятельность в незаконный промысел. На первом этапе это были: различные махинации,аферы,скупка валюты и изделий из драгметалла,организация "черных бирж".На втором этапе организованные хищения в снабжении,торговле, промысловой кооперации,подпольное производство продукции,спиртных напитков реализуемых через
кооперативные магазины.Именно период начала 30-х обусловлен срастанием представителей ОПГ в сфере торговли с гос.чиновниками.

Рабоче-крестьянское государство,коим являлся Союз СССР, отвечало на подобные явления- ужесточением закона в сторону репрессивных мер.Согласно статистике,в 1935г. за различные хищения в системах государственной и кооперативной торговли СССР было осуждено 96 233 чел.  (в т.ч. 81 080 должностных лиц за растрату, присвоение гос. имущества).В 1936 г. – 73 873 чел. (из них 69 347 – за растрату и присвоение).

Принятый ВКП(б) курс "на ликвидацию кулачества как класса",казалось бы в короткие сроки уничтожил деревенских спекулянтов-скупщиков хлеба,однако не остановил процесс хищения зерна,и другой сельхозпродукции спрос на который не переставал падать со стороны ОПГ засевших в городах.Как известно,в народе не зря говорится: "хлеб-всему голова", краденное и проданное по дешевке зерно легко превращалось не только в "хлеб насущный",но и в самогон,самогон-в водку...

Думаю здесь,стоит привести полный текст некоторых документов,которые до сих пор вызывают негативное отношение со стороны антисталинистов и либеральной публики.

 Постановление ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности" от 7 августа 1932 г.известного в среде сидельцев-уголовников как "УКАЗ 7-8",а в народе "три колоска".


За последнее время участились жалобы рабочих и колхозников на хищения (воровство) грузов на железнодорожном и водном транспорте и хищения (воровство) кооперативного и колхозного имущества со стороны хулиганствующих и вообще противообщественных элементов. Равным образом участились жалобы на насилия и угрозы кулацких элементов в отношении колхозников, не желающих выйти из колхозов и честно и самоотверженно работающих за укрепление последних.Центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров Союза ССР считают, что общественная собственность (государственная, колхозная, кооперативная) является основой советского строя, она священна и неприкосновенна, и люди, покушающиеся на общественную собственность, должны быть рассматриваемы как враги народа, ввиду чего решительная борьба с расхитителями общественного имущества является первейшей обязанностью органов Советской власти.Исходя из этих соображений и идя навстречу требованиям рабочих и колхозников. Центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров Союза ССР постановляют:
I
1. Приравнять по своему значению грузы на железнодорожном и водном транспорте к имуществу государственному и всемерно усилить охрану этих грузов.
2. Применять в качестве меры судебной репрессии за хищение грузов на железнодорожном и водном транспорте высшую меру социальной защиты — расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией имущества.
3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по делам о хищении грузов на транспорте.
II
1. Приравнять по своему значению имущество колхозов и кооперативов (урожай на полях, общественные запасы, скот, кооперативные склады и мага зины и т.п.) к имуществу государственному и всемерно усилить охрану этого имущества от расхищения.
2. Применять в качестве меры судебной репрессии за хищение (воровство) колхозного и кооперативного имущества высшую меру социальной защиты — расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией всего имущества.
3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по делам о хищении колхозного и кооперативного имущества.
III
1. Повести решительную борьбу с теми противообщественными кулацко-капиталистическими элементами, которые применяют насилия и угрозы или проповедуют применение насилия и угроз к колхозникам с целью заставить последних выйти из колхоза, с целью насильственного разрушения колхоза. Приравнять эти преступления к государственным преступлениям.
2. Применять в качестве меры судебной репрессии по делам об охране колхозов и колхозников от насилий и угроз со стороны кулацких и других противообщественных элементов лишение свободы от 5 до 10 лет с заключением в концентрационный лагерь.
3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по этим делам.

СЗ. 1932. № 62. Ст. 360.



Инструкция по применению постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной ( социалистической ) собственности  *
16 сентября 1932 г.
Секретно.

Верхсуду СССР и прокуратуре Верхсуда СССР, НКЮ союзных республик, председателям краевых (областных) судов, краевым (областным) прокурорам, председателям и прокурорам линейных судов, районным прокурорам. Председателю ГПУ Украины, полномочным представителям ОГПУ, ДТООГПУ, начальникам оперсекторов
Раздел 1
Преступления, подпадающие под действие закона от 7 августа. Закон от 7 августа надлежит применять при хищениях
государственной и общественной собственности:
а) промышленной (хищения заводского и фабричного имущества);
б) совхозной;
в) государственных торговых организаций;
г) колхозной;
д) кооперативной;
е) грузов на железнодорожном и водном транспорте и местном автотранспорте.
Раздел 2
Категории расхитителей и мера социальной защиты, которую необходимо к ним применять:
1. По делам об организациях и группировках, организованно разрушающих государственную, общественную и кооперативную собственность путем поджогов, взрывов и массовой порчи имущества — применять высшую меру социальной защиты — расстрел, без послабления.
2. В отношении кулаков, бывших торговцев и иных социально-чуждых элементов, работающих в государственных (промышленных и сельскохозяйственных — совхозы) предприятиях или учреждениях, изобличенных в хищениях имущества или растратах крупных денежных сумм этих предприятий или учреждений, а также должностных лиц государственных учреждений и предприятий, применять высшую меру наказания; при смягчающих вину обстоятельствах (в случае единичных и незначительных хищений) высшую меру наказания заменять десятилетним лишением свободы.При хищениях, хотя и мелких, совершенных лицами указанных социальных категорий, но влекущих за собой расстройство или остановку работы госпредприятий (хищения частей агрегатов и машин, умышленное уничтожение или порча совхозного инвентаря и т.п.) — также применять высшую меру наказания.
3. В отношениях кулаков, бывших торговцев и иных социально-враждебных элементов, проникших в органы снабжения, торговли и кооперации, а также должностных лиц товаропроводящей сети, изобличенных в хищении товаров или продаже их на частный рынок и растратах крупных денежных средств — применять высшую меру наказания, и лишь при смягчающих вину обстоятельствах, в случаях незначительных размеров хищений, высшую меру наказания заменять десятилетним лишением свободы.Той же мере наказания подвергать и спекулянтов, хотя непосредственно в хищениях не участвующих, но спекулирующих товарами и продуктами, зная, что товары эти похищены из государственных учреждений и кооперации.
4. В отношении лиц, изобличенных в хищении грузов на транспорте, применяется высшая мера наказания, и лишь при смягчающих обстоятельствах (при единичных случаях хищений или хищений незначительных размеров) может быть применено десятилетнее лишение свободы.Если хищения на транспорте производятся при участии железнодорожных служащих и рабочих, то к ним должна применяться та же мера репрессии.
5. В отношении кулаков, как проникших в колхоз, так и находящихся вне колхоза, организующих или принимающих участие в хищениях колхозного имущества и хлеба, применяется высшая мера наказания без послабления.
6. В отношении трудящихся единоличников и колхозников, изобличенных в хищении колхозного имущества и хлеба, должно применяться десятилетнее лишение свободы.При отягчающих вину обстоятельствах, а именно: систематических хищениях колхозного хлеба, свеклы и других сельскохозяйственных продуктов и скота, хищениях организованными группами, хищениях в крупных размерах, хищениях, сопровождающихся насильственными действиями, террористическими актами, поджогами и т.д.— и в отношении колхозников и трудящихся единоличников должна применяться высшая мера наказания.
7. В отношении председателей колхозов и членов правлений, участвующих в хищениях государственного и общественного имущества, необходимо применять высшую меру наказания и лишь при смягчающих вину обстоятельствах — десятилетнее лишение свободы.
Раздел 3
О порядке направления дел по хищениям.
1. Рассматриваются ПП ОГПУ:Дела о хищениях, сопровождающихся массовыми выступлениями, насильственными действиями, террористическими актами, поджогами и т.д., а также дела, по которым проходят организованные группировки с большим количеством арестованных.
2. Рассматриваются соответствующими судами:Дела о хищениях на железнодорожном транспорте и все остальные дела, кроме перечисленных в п. 1 настоящего раздела.
Раздел 4
О специальном применении декрета ЦИК и СНК от 7 августа 1932 г.
1. Допустить применение меры репрессии по делам, подпадающим поддействие закона от 7 августа в отношении преступлений, совершенных до издания закона, в случаях, когда преступления имеют общественно-политическое значение.
2. Изъять из подсудности сельских общественных и колхозных товарищеских судов дела о хищениях колхозного имущества.В ведении сельских общественных и колхозных товарищеских судов оставить лишь дела о преступлениях против личной собственности колхозников и единоличников.
Раздел 5
О сроках ведения следствия по делам о хищениях.
1. Судебно-следственные органы обязаны заканчивать дела и выносить по ним приговоры не дольше, чем в 15-дневный срок с момента раскрытия преступления и возникновения дела.
2. Как исключение, только в отношении дел, по которым проходит большое количество обвиняемых, срок ведения дела и вынесение приговора определяется не дольше, чем 30 дней.

Председатель Верхсуда Союза ССР А.Винокуров

Прокурор Верхсуда Союза ССР П.Красиков

Зам. председателя ОГПУ И.Акулов

РГАСПИ. Ф.17. Оп. 3. Д. 2014. Л. 33—34. Подлинник. Подписной экземпляр.
1* Заголовок документа.
Инструкция утверждена на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 16 сентября 1932 г., протокол № 116, пункт 31/16




Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #32 : 10 Июля 2015, 18:54:53 »

Как часто бывало,применение на практике любого постановления ПБ ВКП (б),ЦИК-СНК СССР приводило к перегибам на местах.Факты перегибов в применении Закона от 7.08.1932г. говорили о наличии правовой безграмотности не только представителей местных сов. парт.органов,но и представителей прокуратуры,судебных органов,милиции и ОГПУ.

Вступивший в силу Закон от 7 августа 1932г., уже через полгода практического применения потребовал немедленного вмешательства ПБ ВКП(б),которое своим постановлением от 1 февраля 1933г. потребовало прекратить практику привлечения к суду по Закону от 7 августа "лиц, виновных в мелких единичных кражах общественной собственности, или трудящихся, совершивших кражи из нужды, по несознательности и при наличии других смягчающих обстоятельств".
1 февраля 1933г. центр. газета "ПРАВДА" публикует статью прокурора СССР А.Я.Вышинского,в которой говорилось:
"...Обнаружилось и другое явление, не менее недопустимое в работе органов юстиции: применение закона от 7 августа в случаях маловажных хищений, не представляющих не только особой, но и какой бы то ни было социальной опасности, и назначение притом жёстких мер социальной защиты. Осуждались колхозники и трудящиеся единоличники за кочан капусты, взятый для собственного употребления и т. п.; привлекались в общем порядке, а не через производственно-товарищеские суды; рабочие за присвоение незначительных предметов или материалов на сумму не менее 50 руб., колхозники — за несколько колосьев и т. п. Такая практика приводила в конечном счёте к смазыванию значения закона 7 августа и отвлекала внимание и силы от борьбы с действительными хищениями, представляющими большую социальную опасность. Как отмеченные случаи правооппортунической недооценки значения закона 7 августа, так и данные моменты перегибов в его применении и в распространении его действия на случаи, явно под него не подпадающие, квалифицированы Коллегией НКЮ как результаты влияния классово-враждебных людей, как внутри, так и вне аппарата органов юстиции…"
27 марта 1933г Президиум ЦИК СССР,принимает грифованное постановление,в котором указывалось на необходимость к делам о мелких единичных кражах общественной собственности, совершенных трудящимися из нужды, по несознательности и при наличии других смягчающих обстоятельств, не применять закона 7 августа 1932 г., разрешая эти дела на основании соответствующих статей уголовных кодексов союзных республик.Несмотря на эти указания, судебная практика свидетельствует о неправильном применении в ряде случаев судебно-прокурорскими органами закона 7 августа 1932 г.
В целях исправления этих неправильностей Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляют:

1.Поручить Верховному суду СССР, Прокуратуре СССР и Народному комиссариату внутренних дел Союза ССР проверить правильность применения постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. в отношении всех лиц, осужденных судами или подвергнутых репрессии органами бывшего ГПУ или НКВД СССР по этому закону до 1 января 1935 г.
2.Проверку произвести по приговорам, имеющимся в местах лишения свободы (исправительно-трудовых лагерях, тюрьмах, исправительно-трудовых колониях), комиссиями в составе: в лагерях — председателя лагерного отделения краевого (областного) суда, а в иных местах лишения свободы — члена краевого, областного, главного суда или Верховного суда соответствующей союзной республики, прокурора по наблюдению за данным местом лишения свободы и начальника места лишения свободы.

При проверке руководствоваться постановлением Президиума ЦИК Союза ССР от 27 марта 1933 г.
Мотивированные постановления комиссий об изменении приговоров осужденных и сокращении срока наказания подлежат утверждению в надзорном порядке лагерными отделениями краевых (областных) судов там, где они имеются, а в остальных случаях президиумами соответствующих краевых, областных, главных судов или Верховных судов союзных республик по месту нахождения осужденного (независимо от того, каким судом вынесен или утвержден приговор).
3. Независимо от пересмотра дел о лицах, осужденных по закону 7 августа 1932 г., предоставить этим же комиссиям право в отношении отдельных осужденных, доказавших честной и добросовестной работой в местах лишения свободы свое исправление, возбуждать перед Президиумом ЦИК Союза ССР или президиумами ЦИКов союзных республик, по принадлежности, ходатайства о смягчении в отношении их наказания или об их досрочном освобождении.
4.Постановления комиссий приводятся в исполнение только после их утверждения в порядке, указанном в статьях 2 и 3 настоящего постановления.
5.Возложить на прокуроров союзных республик и председателей верховных судов республик непосредственное руководство работой по проведению в жизнь настоящего постановления.
6.Отчеты о проделанной работе верховные суды и прокуроры союзных республик представляют по принадлежности прокурору Союза ССР и председателю Верховного суда Союза ССР для доклада правительству Союза ССР.
7.Работу комиссиям закончить в шестимесячный срок со дня утверждения настоящего постановления.
8.Настоящее постановление оглашению не подлежит.

Председатель Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР М. Калинин.

Председатель Совета Народных Комиссаров Союза ССР В. Молотов.

Секретарь Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР И. Акулов

Источник:Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 4. 1934 - 1936. Москва РОССПЭН Стр. 677-678
Архив:    ГАРФ. Ф. 3316. Оп. 64. Д. 1754. Л. 1-3. Копия.
=============================================================

8 мая 1933г. ЦК ВКП(б) совместно с СНК СССР издаёт инструкцию "О прекращении применения массовых выселений и острых форм репрессий в деревне" как руководящий инструмент для руководителей  парт.органов и ОГПУ.В инструкции были четко сформулированы дальнейшие действия и полномочия репрессивных органов:"ЦК и СНК считают, что в результате наших успехов в деревне наступил момент, когда мы уже не нуждаемся в массовых репрессиях, задевающих, как известно, не только кулаков, но и единоличников и часть колхозников.Правда, из ряда областей всё ещё продолжают поступать требования о массовом выселении из деревни и применении острых форм репрессий. В ЦК и СНК имеются заявки на немедленное выселение из областей и краёв около ста тысяч семей. В ЦК и СНК имеются сведения, из которых видно, что массовые беспорядочные аресты в деревне всё ещё продолжают существовать в практике наших работников. Арестовывают председатели колхозов и члены правлений колхозов. Арестовывают председатели сельсоветов и секретари ячеек. Арестовывают районные и краевые уполномоченные. Арестовывают все, кому только не лень и кто, собственно говоря, не имеет никакого права арестовывать. Не удивительно, что при таком разгуле практики арестов органы, имеющие право ареста, в том числе и органы ОГПУ, и особенно милиция, теряют чувство меры и зачастую производят аресты без всякого основания, действуя по правилу: «сначала арестовать, а потом разобраться».

2. Об упорядочении производства арестов

1. Воспретить производство арестов лицами, на то не уполномоченными по закону, председателями РИК, районными и краевыми уполномоченными, председателями сельсоветов, председателями колхозов и колхозных объединений, секретарями ячеек и пр.
Аресты могут быть производимы только органами прокуратуры, ОГПУ или начальниками милиции.Следователи могут производить аресты только с предварительной санкции прокурора.Аресты, производимые нач[альниками] милиции, должны быть подтверждены или отменены районными уполномоченными ОГПУ или прокуратурой по принадлежности не позднее 48 часов после ареста.
2. Запретить органам прокуратуры, ОГПУ и милиции применять в качестве меры пресечения заключение под стражу до суда за маловажные преступления.

3. О разгрузке мест заключения
1. Установить, что максимальное количество лиц, могущих содержаться под стражей в местах заключения НКЮ, ОГПУ и Главного управления милиции, кроме лагерей и колоний, не должно превышать 400 тысяч человек на весь Союз ССР.
Обязать прокурора СССР и ОГПУ в двухдекадный срок определить предельное количество заключённых по отдельным республикам и областям (краям), исходя из указанной выше общей цифры.Обязать ОГПУ, НКЮ союзных республик и прокуратуру СССР немедленно приступить к разгрузке мест заключения и довести в двухмесячный срок общее число лишённых свободы с 800 тысяч фактически заключённых ныне до 400 тысяч.Ответственность за точное выполнение этого постановления возложить на прокуратуру СССР.

5. В отношении осуждённых провести следующие мероприятия:
а) Всем осуждённым по суду до 3 лет заменить лишение свободы принудительными работами до 1 года, а остальной срок считать условным.
б) Осуждённых на срок от 3 до 5 лет включительно направить в трудовые посёлки ОГПУ.
в) Осуждённых на срок свыше 5 лет направить в лагеря ОГПУ.
6. Кулаки, осуждённые на срок от 3 до 5 лет включительно, подлежат направлению в трудовые посёлки вместе с находящимися на их иждивении лицами.
=====================================
Согласно опубликованным стат.данным,по постановлению от 7 августа было арестовано и осуждено:
в 1932 г. – 25244 чел.;
в 1933 г. – 101493 чел;
в 1934 г. – 73100 чел.

26 июля 1935 г. -"Политбюро приняло решение  о снятии судимости с колхозников, репрессированных по печально известному закону «о трёх колосках»."
16 января 1936 выходит постановление ЦИК и СНК СССР «О проверке дел лиц, осуждённых по постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. Постановление обязывало  Верховный суд, Прокуратуру и НКВД начать проверку УД в отношении  всех лиц, осуждённых до 1 января 1935 г. с применением закона от 7 августа 1932г. Специальные комиссии ( т.н. "двойки") должны были проверить приговоры на предмет соответствия постановлению Президиума ЦИК от 27 марта 1933 г. Комиссии могли ставить вопрос о сокращении срока заключения, а также о досрочном освобождении. Пересмотр дел обязывалось провести в шестимесячный срок. 20 июля 1936 г. Вышинский подготовил докладную записку, адресованную Сталину, Молотову и Калинину, что пересмотр дел на основании постановления от 16 января 1936 г. завершён.
На 5 декабря 1935 г.,по сообщению прокурора СССР А. Я. Вышинского в ПБ ВКП(б), по СССР судимость была снята со 125 192 ранее осужденных по закону от 7 августа 1932г.По предложению Вышинского   сроки проведения мероприятия были продлены до 1 марта 1936 г. 25 апреля 1936 г. в очередной докладной на имя Сталина, Калинина и Молотова Вышинский подвел итоги кампании. Он сообщил, что с 29 июля 1935 по 1 марта 1936 г. по СССР судимость была снята с 556 790 колхозников (кроме этого, 212 199 колхозников были освобождены от судимости в 1934 г. на Украине по решению правительства республики). Несмотря на столь значительные результаты, Вышинский предложил дополнительно проверить те регионы страны, где наблюдался высокий процент отказов в снятии судимости.


* k141_1.jpg (142.87 Кб, 525x800 - просмотрено 1292 раз.)

* k141_2.jpg (142.67 Кб, 700x729 - просмотрено 1333 раз.)

* k142.jpg (198.96 Кб, 611x800 - просмотрено 1249 раз.)
« Последнее редактирование: 15 Июля 2015, 12:36:46 от Alex » Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #33 : 11 Июля 2015, 16:01:34 »

Два слова о "социально чуждых элементах" в крупных городах Союза.

К средине 30-х годов в крупных промышленных городах Союза ССР сложилась крайне сложная ситуация с уличной преступностью, проявляясь в хулиганских выходках:пьянстве,драках,поножовщине,нанесения оскорблений,краж, приставаний к посторонним гражданам,побоев,изнасиловании и т.п.  Начиная с 1926г. в УК РСФСР были внесены статьи ужесточающие наказания за хулиганство,однако нарсуды крайне редко, выносили суровый приговор за хулиганство.В основном приговоры  хулиганам были довольно мягкими:  лишение свободы с применением принудительного труда на срок от 6 месяцев до 1 года.Лишь в чрезвычайных,нашумевших случаях, связанных с тяжкими преступлениями совершенными шайками ( группами хулиганов),губсуды выносили суровый приговор о ВМСЗ или лишения свободы на срок 10 лет.

10 июля 1934 г. ПБ ВКП(б) для укрепления кадрового состава общих судов и прокуратуры, принимает постановление "О работе судов и прокуратуры",согласно которого на руководящие должности в судебные органы в двухмесячный срок было направлено 450 ответственных работников из числа работников ОГПУ как действующего состава, так и запаса, из бывших работников контрольных органов и бывших судебных работников, занятых в других организациях, а также из членов областных и краевых исполкомов и ЦИК республик. (РГАСПИ. Ф. 17. On. 120. Д. 948. Л. 95-98. Машинописный текст. Подпись — автограф).

Несмотря на то,что в органах РКМ согласно постановления  СНК РСФСР от 25 мая 1930 г. «Об обществах содействия органам милиции и уголовного розыска» были организованы добровольные дружины местного (городского, поселкового, сельского) значения, оперативное руководство группами Осодмил было возложено на руководителей РКМ , однако сил для борьбы с уличной преступностью явно не хватало. Ведь как в народе говорится-"на каждом углу милиционера не поставишь"...
29 апреля 1932г. СНК РСФСР утвердил положение,согласно которого  добр. общество Осодмил было реорганизовано в  Бригады содействия при органах РКМ. Бригадмил, стали основной формой участия трудящихся в охране общественного порядка в городах.Борьба органов РКМ  с уличной  преступностью в период 1926-1934гг. характеризовалась целым рядом показателей, определявшихся в основном упомянутыми организационными принципами,однако окончательно снизить рост уличной преступности так и не смогли.

В качестве примера,можно привести выдержки из  доклада директора милиции Вуль Л.Д."Хулиганство в Москве и борьба с ним" (май 1935г.):"...Хулиганство у нас является одной из форм сопротивления мелкобуржуазной стихии, противопоставляемой сознательной пролетарской дисциплине, необходимой для коллективного труда. До последнего времени, хулиганство в Москве было очень распространено. За последний год оно дало даже значительный рост, и поэтому борьба с ним занимает один из важнейших участков работы московской милиции. 1934 г. по сравнению с 1933 г. дал 40% увеличения случаев проявления хулиганства. При этом злостные проявления хулиганства, караемые в уголовном порядке, увеличились на 44,7%, незлостные формы, подпадающие под действие обязательного постановления Моссовета, дали рост на 35%. В 1935 г. наблюдается дальнейший непрерывный рост злостного хулиганства, и среднее ежемесячное число привлеченных в уголовном порядке за хулиганство, составлявшее в 1933 г. 817 чел., в 1934 г. возросло до 1182 чел. и в 1935 г. до 1524 чел.." (см.Журнал "Коммерсантъ Деньги" №6 от 17.02.2014, стр. 49)

В 1934,затем в 1935г. происходит ужесточение уголовной ответственности за вовлечение детей и подростков в преступную среду,за проявление злостного хулиганства.7 апреля 1935г. постановление СНК СССР "О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних",а вслед за ним -31 мая 1935г. вышло постановление СНК СССР  «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности».

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ СССР

СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СССР

N 598
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 7 апреля 1935 года

О МЕРАХ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ СРЕДИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
В целях быстрейшей ликвидации преступности среди несовершеннолетних Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляют:

1. Несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилия, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания.

2. Лиц, уличенных в подстрекательстве или в привлечении несовершеннолетних к участию в различных преступлениях, а также в понуждении несовершеннолетних к занятию спекуляцией, проституцией, нищенством и т.п., - карать тюремным заключением не ниже 5 лет.

3. Отменить ст. 8 "Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик".

4. Предложить правительствам союзных республик привести уголовное законодательство республик в соответствие с настоящим Постановлением.

 Председатель ЦИК Союза ССР   М.КАЛИНИН
  
Председатель СНК Союза ССР   В.МОЛОТОВ
  
Секретарь ЦИК Союза ССР  И.АКУЛОВ

 

ВСЕРОССИЙСКИЙ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ

СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ РСФСР
  
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 10 мая 1935 года
  
ОБ ИЗМЕНЕНИИ СТ. 74 И ДОПОЛНЕНИИ СТ. 182 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РСФСР

В соответствии с Постановлением ЦИК и СНК СССР 29 марта 1935 г. о мерах борьбы с хулиганством (С.З., 1935, N 18, ст. 141) Всероссийский центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров РСФСР постановляют:
1. Изложить санкцию второй части ст. 74 Уголовного кодекса в следующей редакции:"лишение свободы на срок до пяти лет".
2. Дополнить ст. 182 Уголовного кодекса четвертой частью следующего содержания:"Изготовление, хранение, сбыт и ношение кинжалов, финских ножей и тому подобного холодного оружия без разрешения Народного комиссариата внутренних дел в установленном порядке - лишение свободы на срок до пяти лет с конфискацией оружия.

Примечание. Действие 4-й части настоящей статьи не распространяется на хранение и ношение холодного оружия в местностях, в которых ношение холодного оружия связано с условиями быта и является принадлежностью национального костюма".

 Источник информации - http://www.libussr.ru/doc_ussr/
===================================================================

 "В соответствии с постановлением СНК СССР от 31 мая 1935 года «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности», НКВД СССР был издан Приказ «Об организации работы по ликвидации детской беспризорности и безнадзорности», в котором предусматривалось создание специальных комнат для привода и содержания беспризорных и безнадзорных детей. Главному управлению рабоче-крестьянской милиции (ГУРКМ) НКВД СССР были вменены обязанности по борьбе с детской преступностью, безнадзорностью и беспризорностью, что фактически означало создание специального подразделения милиции отвечающего за несовершеннолетних."*

Усиление мер,в том числе применявшихся в административном (внесудебном) порядке  позволило (к 1 ноября 1935 г.)снизить уровень  преступности во многих крупных городах Союза ССР.Согласно приказа НКВД СССР от 17 марта 1936г. по итогам работы за 1935г.число вооруженных грабежей снизилось на 45%, невооруженных грабежей — на 46, квалифицированных краж — на 32, конокрадства — на 66%, что объяснялось качественным улучшением оперативной работы РКМ.Что касается "социально чуждых элементов" то,согласно опубликованным стат.данным за 1934-35гг. по всему Союзу ССР(за исключением Таджикской и Туркменской союзных республик,Курской области и Кировского края) было изъято«социально-вредного элемента» 265 720 человек, из них передано органам УНКВД — 84 903, заключено в ИТЛ — 65 274 человек. Приняты другие меры социальной защиты к 64 483, передано в суды НКЮ и другие органы — 97 920, освобождено 13 630 человек.










* k148_1.jpg (231 Кб, 552x800 - просмотрено 1338 раз.)

* k148_2.jpg (131.02 Кб, 540x800 - просмотрено 1202 раз.)
« Последнее редактирование: 30 Июля 2015, 01:30:09 от Alex » Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #34 : 12 Июля 2015, 10:33:55 »

8 июня 1934 г. ЦИК СССР утвердил постановление "О дополнении Положения о преступлениях государственных статьями об измене родине".Положения Закона от 8 июня 1934 г. были включены в республиканские УК (УК РСФСР ст.ст. 58а—58г). Под  фразой"измена Родине" понимались деяния, совершенные гражданами СССР в ущерб его военной мощи, государственной независимости или неприкосновенности территории, как-то:  выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, шпионаж,бегство (невозвращение) или перелет за границу. Названная статья предусматривала в качестве меры наказания расстрел с конфискацией всего имущества,а при смягчающих обстоятельствах — 10 лет лишения свободы.Статья 58 в Уголовном кодексе РСФСР, вступила в силу с 25 февраля 1927г.как пресекающая и противодействующая контрреволюционной деятельности и  была несколько раз пересмотрена. Перечень подпунктов статьи 58-1 был обновлён и вступил в силу 8 июня 1934 г.

Юридически этот перечень не был исчерпывающим,посему в последующим практическом применении данной статьи толкование было  расширено самими судебными органами.Например: в случае побега за границу военнослужащего, совершеннолетние члены его семьи, знавшие о готовящейся измене, карались лишением свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией всего имущества. Остальные совершеннолетние члены семьи перебежчика, ничего не знавшие о готовящейся или совершенной измене, подлежали лишению избирательных прав и ссылке в отдаленные районы Сибири на 5 лет, т.е. уголовной ответственности подвергались лица, не виновные абсолютно ни в каких противоправных действиях,но вовремя недонесли,согласно УК, о готовящейся измене.Это деяние строго наказывалось и подпадало под статьи УК РСФСР ст.ст.58 1а,58 1б,58 1в и 58 1г.(СУ №30,ст.173;СЗ№33,ст.255).

Этот акт ввел термин (понятие) “член семьи изменника Родины” (ЧСИР) с нарушением основного принципа уголовного права" наступление ответственности при наличии вины".Стоит заметить,что помимо ЧСИР,законом от 8 июня 1934г. был вновь введен термин "наказание". В последующих законодательных актах понятие "меры социальной защиты судебно-исправительного характера" больше не использовалось.Начиная с 1934г. в советской юриспруденции  стали формально существовать два понятия: высшая мера наказания как кара и высшая мера социальной защиты (ВМСЗ).Эти два понятия продолжали существовать вплоть до 1958г.

В 1934 г. значительные изменения были внесены и в уголовно-процессуальное  законодательство. Изменения (были приняты 2 нормативных акта см.ниже) были внесены в УПК РСФСР и союзных республик сразу после   убийства 1 декабря члена Политбюро ЦК ВКП(б) и Президиума ЦИК СССР, первого секретаря Ленинградской партийной организации С.М. Кирова.

Документ 1
-----------------

ПРОТОКОЛ № 112
заседания Президиума Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР
 
ПРОВЕДЕНО ОПРОСОМ ЧЛЕНОВ ПРЕЗИДИУМА ЦИК СОЮЗА ССР
от 1 декабря 1934 года
I. О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов.
(Вн. Секретарем ЦИК Союза ССР). Дело № 532/10
 
1. Предложить следственным властям вести дела обвиняемых в подготовке или совершении террористических актов ускоренным порядком.
2. Предложить судебным органам не задерживать исполнения приговоров о высшей мере наказания из-за ходатайств преступников данной категории о помиловании, так как Президиум ЦИК Союза не считает возможным принимать подобные ходатайства к рассмотрению.
3. Предложить органам НКВД Союза ССР приводить в исполнение приговора о высшей мере наказания в отношении преступников названных категорий немедленно по вынесении судебных приговоров.
 

II. О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик.
(Вн. Секретарем ЦИК Союза ССР). Дело № 532/10
 
Утвердить и опубликовать в следующем виде:
«ЦИК Союза ССР постановляет:
Внести следующие изменения в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик по расследованию и рассмотрению дел о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти:
1. Следствие по этим делам заканчивать в срок не более десяти дней.
2. Обвинительное заключение вручать обвиняемым за одни сутки до рассмотрения дела в суде.
3. Дела слушать без участия сторон.
4. Кассационного обжалования приговоров, как и подачи ходатайств о помиловании, не допускать.
5. Приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение немедленно по вынесении приговора.
 
ГАРФ. Ф.3316. Оп. 12. Д. 516. Л. 4.

 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА


Документ 2
---------------

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ СССР
            
       ПОСТАНОВЛЕНИЕ
  от 1 декабря 1934 года
            
О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ДЕЙСТВУЮЩИЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ КОДЕКСЫ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК
            
Центральный Исполнительный Комитет Союза ССР постановляет:
Внести следующие изменения в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик по расследованию и рассмотрению дел о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти:

1. Следствие по этим делам заканчивать в срок не более десяти дней.
2. Обвинительное заключение вручать обвиняемым за одни сутки до рассмотрения дела в суде.
3. Дела слушать без участия сторон.
4. Кассационного обжалования приговоров, как и подачи ходатайств о помиловании, не допускать.
5. Приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение немедленно по вынесении приговора.
            
Председатель ЦИК Союза ССР М.КАЛИНИН
Секретарь ЦИК Союза ССР А.ЕНУКИДЗЕ
            
 Известия. 1934г. 5 дек.
Опубликовано в INTERNET: 2001, ноябрь

========================================================  

8 декабря 1934 г. Прокурор Союза ССР И.А. Акулов и Председатель Верховного суда СССР А.Н. Винокуров подписали директиву, в которой давался перечень должностных лиц, покушение на жизнь и здоровье которых необходимо было квалифицировать как террористический акт (по ст. 58-8 и 58-11 УК РСФСР). Стоит заметить,что с 1934г до 1937г. советская юриспруденция под террористическим актом понимала "покушение на жизнь и здоровье" как сов.-парт. работников,так и трудящихся.В 1938г.понятие "теракта" будет расширено в директиве НКЮ СССР №13-с
от 15 апреля 1938 г. "О квалификации контрреволюционных террористических высказываний".

Сделаю небольшое отступление,которое хочу начать с цитаты моего оппонента: "Как всегда, вы начали издалека, все охватно, а в итоге - за множеством буковок и пустопорожнего "литья воды" отчетливо просматривается, как вы добросовестно пытаетесь обосновать КОНСТИТУЦИОННОСТЬ внесудебных органов. И не можете... А ведь суть вопроса - именно в этом! Не о внесудебных полномочиях ОГПУ-НКВД речь, а о внесудебных ОРГАНАХ (тройки, ОСО...)! Да, наделялись особыми полномочиями. Да, реализовывали эти полномочия при помощи внесудебных органов, созданных законодательными и распорядительными актами высших органов власти страны. Но - эти внесудебные органы не были предусмотрены Конституцией, и Конституция никого не наделяла правом действовать в обход "себя", издавать от "своего имени" законы и приказы, не соответствующие Конституции. Вывод: они незаконны, ибо НЕКОНСТИТУЦИОННЫ."

Действительно,пытаясь как-то шире раскрыть данную тему,я "начал издалека",довольно кратко изложив основные моменты которые происходили в Основах законодательства, судоустройстве РСФСР и союзных республик, в УК и УПК РСФСР и союзных республик начиная со средины 20-х годов.Кратко затронул деятельность ОГПУ и РКМ СССР в период коллективизации и наделение этих органов "внесудебными полномочиями" постановлениями ЦИК и СНК СССР которые в тот период согласно Конституции СССР ред. 1924г. являлись органами высшей законодательной и исполнительной власти Союза ССР.Не знаю, удалось мне или нет, показать читателю,что ЦК ВКП (б) в охваченный мною период не подменял собой не законодательную,не исполнительную власть,а действовал как партийный орган,систематически направляя и корректируя политический курс,первого в мире, рабоче-крестьянского государства,которое не являлось правовым, по любым меркам-как прошлого,так и настоящего времени.
Замечу,что я полностью не согласен с выводами некоторых современных либеральных историков относительно роли ПБ ВКП(б)и органов ОГПУ, которую они играли в первой половине 30-х годов.Концепция либеральных историков лучше всего отображена в работе О.В.Хлевнюка: "... каждый член Политбюро считал неприкосновенным свое собственное право карать или миловать своих подчиненных и крайне болезненно реагировал на попытки вторжения в его ведомство всякого рода посторонних контролеров и инспекторов"
"... иммунитет партийно-хозяйственных кланов очевидно противоречил сталинской концепции монолитной партии. Но в период борьбы фракций, а затем «бури и натиска» первой пятилетки Сталин предпочитал опираться на партийных «баронов», признавая их права решать судьбу своих «подданных».Развертывая свою антитеррористическую операцию, Сталин дал понять партийным вождям, что их «феодальное право» иммунитета останется неприкосновенным. 17 июня 1935 года СНК  ЦК приняли постановление, фактически закреплявшее иммунитет, - разрешения на аресты теперь могли даваться только по согласованию с руководителями наркоматов, в которых работают подозреваемые."

Подходя вплотную к вопросу о  принятии Сталинской Конституции  5 декабря 1936г. и роли "внесудебных органов" которую они сыграли позднее, в период "массовых репрессий" 1937-38гг, думаю стоит кратко напомнить события периода декабрь 1934г.-декабрь 1936г.,и выяснить правы или нет взгляды и оценки либеральных историков...


« Последнее редактирование: 12 Июля 2015, 10:42:40 от Alex » Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #35 : 13 Июля 2015, 21:13:01 »

В начале 1934 г. состоялся XVII съезд ВКП(б), названный "съездом победителей". Съезд принял резолюцию о втором пятилетнем плане - плане на 1933 – 1937 гг. Делегаты съезда предполагали, что в ходе  второй пятилетки будет завершена техническая реконструкция народного хозяйства и окончательно завершится коллективизация сельского хозяйства.
При осуществлении задач второй пятилетки особое место по-прежнему отводилось индустриализации. В результате напряженной работы советского народа  было построено 4,5 тыс. крупных предприятий, в том числе   Московский станкостроительный завод, Уральский вагоностроительный завод,Ново-Липецкий металл.комбинат, Ташкентский и Барнаульский текстильные комбинаты; ДнепроГЭС, Свирская, Среднеуральская, Сталинская и Сталиногорская ГЭС.Запущен в строй ББК, быстрыми темпами идут работы по строительству канала Москва-Волга и т.д. В 1935 году в Москве открылась первая линия метрополитена. На Украине - в Запорожье, Кривом Роге - были открыты металлургические комбинаты.Быстрыми темпами развивалась авиастроение.Крупные предприятия создавались в Белоруссии, Казахстане и других республиках.Официальная идеология и развернутая в газетах пропаганда, преподносила результаты  пятилетки как выполнение заветов Ленина,  преодоление технической отсталости страны и т.п. благодаря мудрому руководству компартии большевиков во главе с  тов.Сталиным, Молотовым, Калининым, Кагановичем, Орджоникидзе, Кировым и др.

Убийство С.М.Кирова в Смольном 1 декабря 1934г. вызвало шок в руководстве страны и "всколыхнуло" всю просоветско настроенную часть населения.Замечу,что убийство Кирова-мотив преступления,ход следствия,заключение по расследованию убийства Кирова,последующие аресты и допросы как самого Николаева,так и членов Группа четырнадцати выходит за рамки нашей темы.Однако стоит сказать,что расследование убийства шло настолько быстро,что уже с 10 декабря 1934г. начались аресты оппозиционеров,которые никаким образом не были связаны с членами "группы 14".Трагические события в Ленинграде, не только вызвали в начале"шок-трепет про-советско-настроенного"населения ,а затем и гневные возвания рабочего класса о "справедливом наказании убийц", одновременно убийство Кирова активизировало деятельность антисоветских элементов,которая проявлялась в распространении ложных слухов,агитации,различных "народных поговорок" и частушек типа:" Когда Кирова убили, нам торговлю разрешили. Когда Сталина застрелят, все колхозы переделят" или " Эх огурчики,да помидорчики...Сталин Кирова убил в коридорчике".В связи с этим прокурор СССР Акулов 23 января 1935г.рассылает нижестоящим прокурорам  письмо,в котором говорилось:" Отмечавшееся в связи с убийством тов. Кирова усиление активизации антисоветских элементов, в форме контрреволюционной агитации, одобряющей не только террористический акт над тов. Кировым, но и совершение таких терактов над другими руководителями партии и Советского правительства быстро и решительно пресечь подобного рода контрреволюционные выступления".

16 декабря 1934г. Зиновьев Г.Е. и Каменев Л.Б.,как лидеры оппозиции(обвиненной в подготовке и осуществлении убийства С.М. Кирова)  были  арестованы в Москве,а затем этапированы сотрудниками НКВД в г.Ленинград.Ровно через месяц,16 января 1935г. судебный состав Военной коллегии Верховного суда СССР огласил приговор о лишении свободы на сроки от пяти до десяти лет:  Г.Е.Зиновьеву,Л.Б.Каменеву ,Г.Е.Евдокимову,И.П.Бакаеву;  Я.В.Шарову;  И.С.Горшенину и др., всего 19 человек. Суд признал их виновными в том, что, являясь в прошлом активными участниками зиновьевской оппозиции, они проводили подпольную антисоветскую деятельность, некоторые из них входили в контрреволюционный «Московский центр», который был связан с «Ленинградским центром», организовавшим убийство Кирова. На всех подсудимых судом была возложена политическая и моральная ответственность за совершенный террористический акт.Этот судебный процесс ясно дал понять всем,что c либераизмом расшатывающий намеченный "генеральный курс на индустриализацию" и отношения в партийных рядах покончено,однако  старая гвардия "искушав плод" власти при Ильиче  не собирались так быстро сдаваться...

« Последнее редактирование: 13 Июля 2015, 22:02:47 от Alex » Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #36 : 14 Июля 2015, 18:43:46 »

Прежде чем перейти к обзору политрепрессий 1935-1936гг. сразу оговорюсь,что раскрыть полностью в рамках форума вопрос,что собой представляли оппозиционные силы в период 1921-1938 гг. довольно сложно.Причин несколько:
- большой объем информации невозможно уместить на 3-4-х страницах,не затронув характеристики и реальные дела лидеров и рядовых представителей оппозиционных сил в указанный период.
- поспешная политическая реабилитация июнь 1988 г.в отношении многих осужденных в 1935-38гг. участников оппозиции,с прекращением дела за отсутствием в их действиях состава преступления,и работы некоторых проф. историков* в этом направлении с "отрывной" источниковой базой внесли свою лепту "сумятицы" в дела ком.оппозиции,как-то"троцкистко-зиновьевского центра","правотроцкистского (Бухаринского) блока"** ,так и во многие другие политически окрашенные дела не связанные с оппозицией.

Возникает закономерный вопрос- зачем понадобилось Сталину уничтожать всю эту "ком.оппозиционную публику", состоящую из "старой гвардии и верных ленинцев",начиная с Зиновьева-Каменева, если все они не являлись врагами,а в их действиях (по утверждению  Пленума Верхсуда СССР от 13 июня 1988 г.) когда-либо отсутствовал состав преступления?
А если это так,то почему,подсудимые,участники "троцкистко-зиновьевского центра","правотроцкистского (Бухаринского) блока"  в течении 35 лет не подпадали под реабилитацию ?  
Или все-таки оппозиция являлась врагом партии в борьбе за противоположные интересы, испытывая при этом неприязнь и ненависть лично к секретарю ЦК Сталину,как к проводнику в жизнь "генерального курса партии" на индустриализацию страны?
За первым вопросом,возникает второй,третий и т.д. до бесконечности,пока на свет не появляется документальная картина, которая начинает "валить все нагроможденные Вавилонские башни" Волкогонова,Хлевнюка и Ко.


Дело о так называемом "Антисоветском объединенном троцкистско-зиновьевском  центре" рассматривалось Военной коллегией Верховного суда СССР 19-24 августа 1936 г. на открытом судебном заседании в Октябрьском зале Дома Союзов.
Подсудимые "процесса 16-ти", так в последнее время стали называть этот суд историки, составляли две не связанные между собой группы.В одну входили известные большевики, участвовавшие в 1926-1927 гг. в "объединенном оппозиционном блоке": Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, Г.Е. Евдокимов, И.П. Бакаев, С.В. Мрачковский, В.А. Тер-Ваганян, И.Н. Смирнов.
В другую - молодые члены германской компартии, эмигрировавшие в СССР: Е.А. Дрейцер, И.И. Рейнгольд, Р.В. Пикель, Э.С. Гольцман, Фриц Давид (И.-Д. Круглянский, В.П. Ольберг, К.Б. Берман-Юрин, М.И. Лурье, Н.Л. Лурье.
 
Первые были признаны виновными в организации в соответствии с директивой Л.Д. Троцкого террористического центра и ряда террористических групп, готовивших убийство И.В. Сталина, К.Е. Ворошилова, А.А. Жданова, Л.М. Кагановича, Г.К.  Орджоникидзе, С.В. Косиора, П.П. Постышева, а также в подготовке и осуществлении 1 декабря 1934 г. через ленинградскую подпольную террористическую группу убийства С.М. Кирова;вторые - как участники подготовки убийства руководителей партии и правительства.
 
Всех их приговорили к высшей мере наказания. 25 августа 1936 г. приговор  привели в исполнение.
« Последнее редактирование: 14 Июля 2015, 18:56:15 от Alex » Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #37 : 14 Июля 2015, 18:47:07 »

Продолжение.

Думаю уместно будет,перед тем как выложить некоторые документы связанные с организацией и проведением судебного процесса по делу "Антисоветского объединенномго троцкистско-зиновьевском  центра",ознакомится со статьей и комментариями,автором которых является  Ж.В. АРТАМОНОВА.***
 

Открытые московские процессы (1936, 1937 и 1938 гг.) - одно из ключевых событий в советской истории, которому посвящен огромный комплекс литературы, при этом спектр исследовательских проблем велик, а глубина проработки различна. Практически поминутно реконструированы этапы подготовки судебных инсценировок, их ход. В историографии существует самостоятельное направление, которое на основе анализа речей А.Я. Вышинского и оценки его роли в создании необходимой правовой базы рассматривает открытые процессы с юридической точки зрения, выявляя нарушения следственной процедуры, ее отклонения от норм мирового права.
В то же время многие, не менее важные проблемы оказались вне поля зрения ученых. Во-первых, не разработана тема публичности московских процессов. Во-вторых, не исследован такой аспект, как применение процесса в качестве инструмента идеологического воздействия на массы, в том числе в целях формирования определенного мнения. В-третьих, практически не освещается проблема общественного резонанса процессов. Возможно, такое неполное, отрывочное знание объясняется состоянием источниковой базы. По показательным процессам опубликовано довольно большое количество документов, но все они разрознены и касаются, в первую очередь,судебной стороны вопроса, включая реабилитацию (протоколы допросов, проекты обвинительных заключений, материалы судебных заседаний, стенограммы съездов и пленумов, постановления ЦК ВКП(б) и Политбюро и др.). Информация о процессе
встречается также в документах личного происхождения, в периодике. Больше всего документов опубликовано по делу "Антисоветского правотроцкистского  блока". Видимо, это объясняется "бухаринским бумом", который охватил страну в эпоху перестройки.
 
Историки, освещая процесс 1936 г., чаще всего опираются на хорошо известные источники. Прежде всего, это спорные воспоминания А.Орлова "Тайная история сталинских преступлений". Не оставляет сомнения, что столь узкая источниковая база не дает возможности расширить спектр исследовательских проблем, посмотреть на тему под другим углом, определить, являлись ли эти процессы некой системой или были бесструктурным, единичным действием. Чтобы ответить на этот вопрос, по нашему мнению, необходимо установить, как велась подготовка процессов, от кого она исходила, как распределялась, по каким уровням и какими методами.Для реализации поставленной цели публикатор попытался реконструировать видовой состав документов по организации и сопровождению процесса. К интересующей нас теме относятся несколько групп документов. Прежде всего, это источники, исходящие из высших и центральных партийных и советских органов власти и управления, от их должностных лиц, позволяющие выявить систему в действиях власти. Здесь протоколы и постановления Политбюро, Секретариата и Оргбюро ЦК ВКП(б), документы личного фонда И.В. Сталина, являвшегося организатором и руководителем процессов. К этой же группе относятся шифротелеграммы И.В. Сталина секретарям ЦК Н.И. Ежову, Л.М. Кагановичу, К.Е. Ворошилову, В.Я. Чубарю и другим, которые он посылал во время "процесса 16-ти", отдыхая в Сочи. В свою очередь секретари информировали Сталина о всех событиях, связанных с процессом, выдвигали собственные  предложения, но последнее слово всегда оставалось за генеральным секретарем.
Пока опубликована лишь переписка Сталина с Кагановичем. В связи с этим необходимо обратиться к личным фондам секретарей ЦК, прежде всего - к фонду наркома внутренних дел СССР, секретаря ЦК ВКП(б) Н.И. Ежова (Ф. 671) - главного исполнителя воли вождя в проведении репрессивной политики, названной позже "ежовыми рукавицами". Здесь отложились документы как высших органов власти страны и ее руководства, так и различных учреждений, ведомств и даже отдельных граждан.
 
В настоящей публикации представлены документы в основном из этого фонда, дополняющие и уточняющие имеющиеся в историографии сведения о подготовке  процесса. Их анализ свидетельствует, что многие его организационные и технические вопросы Н.И. Ежов решал лично, без скрупулезного контроля Сталина (Док. № 4-7). Однако все, что касалось освещения процесса в печати, его публичности, всегда утверждалось генеральным секретарем. Об этом говорят проекты постановлений ЦИК СССР и ЦК ВКП(б), записки, определявшие идеологию процесса (Док. № 1, 2, Крутой, посылавшиеся вождю в Сочи. В ответах Сталина содержались директивные указания по существу партийной пропаганды о процессе. Эти документы демонстрируют те цели, которым руководство страны придавало  первостепенное значение. В фонде Н.И. Ежова имеются и другие источники по теме нашего исследования -
блок документов, отражающих реакцию общества на процесс. Это воспоминания, письма, "сводки о настроениях", листовки (Док. № 9, 11), протоколы партийных собраний, заседаний партийных бюро и др. Их много также в фондах местных партийных организаций (Док. № 3). В силу массовости таких источников при их отборе использовался критерий типичности. Отбирались те из них, которые не только позволяют прочувствовать атмосферу той эпохи, понять каким разряженным было время, но и наиболее полно отражают двойственность, неоднородность реакции общества на процесс.Изучение открытых процессов невозможно без привлечения материалов прессы, прежде всего газеты "Правда" (Док. № 10), и рассмотрения тех способов и средств, которые использовались для формирования, структурирования общественного мнения. Анализируя лингвистические конструкции, аргументацию и другие языковые возможности, структуру номеров, систематизацию и размещение информации в номере и на газетной полосе, динамику подачи материала, иллюстрации, можно понять, как спущенные сверху директивные указания  становились идеологическими установками, идеологемами и закреплялись в сознании людей. Так, в передовице "Правды" "Враги народа пойманы с поличным" от 15 августа 1936 г. дана характеристика подсудимых как "фашистских шпионов, диверсантов". Подобные оценочные выражения, определившие тон всей кампании, при постоянном употреблении постепенно закреплялись в общественном сознании. Такая характеристика подсудимых дает возможность исследователям прогнозировать применение высшей меры наказания к подследственным еще до начала процесса.

Для настоящей публикации отобраны неопубликованные документы всех названных групп, наиболее полно отражающие тему и позволяющие выявить скрытые возможности для дальнейшей ее разработки. Так, в историографии нет точной информации о составе и численности людей, присутствовавших на процессе.

Р.А. Медведев пишет, что в зале находилось "лишь несколько десятков заранее отобранных "представителей общественности". Остальными "зрителями" были сами работники НКВД".
В.З. Роговин сообщает, что в зале, вмещавшем 350 человек, сидели лишь "несколько допущенных на процесс иностранных  журналистов... [которые] терялись среди специально отобранной публики".
Р.Такер утверждает, что "в зале сидели главным образом переодетые в гражданское сотрудники НКВД. Присутствовали иностранные корреспонденты и дипломаты".
Все эти данные в основном взяты из воспоминаний А.Орлова. Последний указывает на присутствие в зале суда исключительно сотрудников НКВД. Он также сообщает о наличии там архивных работников, секретарей, машинисток, шифровальщиков. Публикуемые нами списки позволяют точно представить состав присутствовавших на процессе, их количество. Приведенная информация не только уточняет, дополняет, но и во многом пересматривает уже известные данные.
 

Примечание
*Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия: Политический процесс И.В. Сталина. М., 1985.;
Хлевнюк О.В. 1937 г.: Противостояние. М., 1991;
Ваксберг  А.И. Царица доказательств: Вышинский и его жертвы. М., 1992;

** По делу "правотроцкистского (Бухаринского) блока" большую работу проделал участник нашего форума
уваж. Дмитрий Александрович на сайте "Истмат-инфо".http://istmat.info/node/40170

***http://www.rusarchives.ru/publication/ejov.shtml
Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #38 : 16 Июля 2015, 12:34:07 »

Не успел отзвучать приговор ВК ВС СССР от 16 декабря 1934г в отношении подсудимых по делу "Московско-Ленинградского центра",как тут же в начале 1935г. возникло еще одно довольно темное "Кремлевское дело", вызвавшее громкий скандал в высших эшелонах власти,напрямую связанный с секретарем Президиума ЦИК СССР Авелем Сафроновичем Енукидзе,в подчинение которого находился не только аппарат секретариата ЦИК,но и комендатура Кремля,обеспечивающая охрану и безопасность правительственных учреждений.
В результате разразившегося скандала Енукидзе был отстранен от занимаемой должности,своего поста лишился и комендант Петерсон.По понятным причинам и тот и другой были немедленно включены в разработку сотрудниками СПО НКВД СССР.

"Кремлевское дело" началось с болтовни двух уборщиц А. М. Константиновой и  Б. Я. Катынской,которые за чаепитеем обсуждали личную жизнь Сталина,после чего ес-но последовал донос.20 января 1935г. начальник СПО - Г. А. Молчанов и начальник оперотдела - К. В. Паукер лично провели первые допросы уборщиц,по сути  малограмотных,не имевших никакой профессии  деревенских 20-24-летних девиц, ушедших на заработки в Москву, и попытались выяснить источник клеветнических сплетен,однако получить толкового ответа от напуганных девиц не смогли.К делу были подключены  зам. начальника СПО Г. С. Люшков, начальник 2-го отделения СПО  М. А. Каган и его заместитель С. М. Сидоров,которым вскоре удалось установить,что помимо двух уборщиц "клеветников" в женской болтовне принимали участие- Авдеева, Жалыбина, Мишакова, Орлова, телефонистка кремлевского коммутатора  М. Д. Кочетова.

Дальше последовали допросы подозреваемых,"слово за словом" и дело,что назывется "поехало по наклонной".27 января 1935г. был арестован Б. Н. Розенфельд (племянник Каменева), А. И. Синелобов-порученец коменданта Кремля. Допросы Розенфельда,Сенелобова,позволили получить нужные показания,которые послужили основанием для проведения новых арестов: пом. коменданта Кремля В. Г. Дорошина, нач. спецохраны И. Е. Павлова(помощника Петерсона), коменданта Большого кремлевского дворца И. П. Лукьянова, начальника АХУ комендатуры Кремля П. Ф. Полякова и др.лиц комсостава.

Согласно справки Генеральной прокуратуры и КГБ СССР, которая была подготовлена по заданию комиссии политбюро ЦК КПСС по изучению материалов, связанных с репрессиями 1930-х- начала 1950-х годов: "Поводом для его (т.н. "Кремлевского дела"-Alex) возникновения послужило "разоблачение" якобы существовавшего в Кремле заговора ряда служащих, работников комендатуры, военных и других, кто по данным НКВД готовил покушение на И. В. Сталина, оно непосредственно "увязывалось" с Л. Д. Троцким, Г. Е. Зиновьевым и Л. Б. Каменевым, меньшевиками, монархистами, белогвардейцами и т. д." В той же справке было указано,что по "кремлевскому делу" к уголовной ответственности было привлечено 110 чел.


2 февраля 1935 г.                 
№55270                                 
Совершенно секретно
В дополнение к № 55173 от 20.1.1935 г.
 сообщаю, что расследованием пока *выявлена причастность к распространению провокаций в Кремле следующих лиц:*
1. АВДЕЕВОЙ А.Е., 22 лет, бп, уборщица в Кремле; 2. КОЧЕТОВОЙ М.Д., 20 лет, члена ВЛКСМ, телефонистки Кремля; 3.
КОНСТАНТИНОВОЙ А.М., 35 лет, бп, уборщица в Кремле; 4. КАТЫНСКОЙ Б.Я., 50 лет, бп, уборщица в Кремле; 5. ОРЛОВОЙ А.А., 22 лет, члена ВЛКСМ, письмоносца почтового отделения в Кремле; 6. РОЗЕНФЕЛЬД Н.А., 49 лет, бп, из рода князей Бебутовых, **библиотекарша правительственной библиотеки;** 7. РАЕВСКОЙ Е.Ю., 31 г., бп, урожденная княжна Урусова, **библиотекарша правительственной библиотеки**; 8. СИНЕЛОБОВОЙ К.И., 29 лет, бп, **библиотекарши правительственной библиотеки**.Все эти лица арестованы.
*АВДЕЕВА А.Е., в начале отрицавшая свою причастность к распространению провокаций, показала, что она передавала уборщицам ЖАЛЫБИНОЙ Н.С. и МИШАКОВОЙ провокационные слухи, которые ей стали известны от телефонистки Кремля КОЧЕТОВОЙ М.Д.
 КОЧЕТОВА М.Д. признала контрреволюционные разговоры с АВДЕЕВОЙ, но откровенных показаний пока не дает.*КОНСТАНТИНОВА A.M. показала, что КАТЫНСКАЯ Б.Я. вела с ней антисоветские разговоры.* Свое участие в распространении провокаций пока отрицает, изобличается показаниями ЖАЛЫБИНОЙ М.С.КАТЫНСКАЯ Б.Я. пока признала только участие в контрреволюционных разговорах с КОНСТАНТИНОВОЙ A.M., изобличается показаниями ЖАЛЫБИНОЙ М.С.ОРЛОВА А.А. признала, что распространяла провокации, которые она сообщала уборщице ЖАЛЫБИНОЙ М.
РОЗЕНФЕЛЬД Н.А. свою вину пока отрицает, изобличается показаниями СИНЕЛОБОВОЙ К.И.
РАЕВСКАЯ Е.Ю. пока свою вину отрицает, признает участие в разговорах антисоветского характера. Изобличается показаниями СИНЕЛОБОВОЙ К.И.
СИНЕЛОБОВА К.И. признала распространение ею провокационных слухов среди  сотрудников  правительственной  библиотеки  и  уборщиц Кремля и показала, что она передавала провокационные слухи следующим лицам:
КОНОВОЙ А.И., БУРКОВОЙ Л.Е., СИМАК Е.О., РАЕВСКОЙ Е.Ю., ГОРДЕЕВОЙ П.И., МУХАНОВОЙ Е. и уборщице Кремля **КОРЧАГИНОЙ**, работающим в библиотеке.
Как участница контрреволюционных разговоров СИНЕЛОБОВА К.И. называет также ст. библиотекаршу РОЗЕНФЕЛЬД Н.А.Таким образом, установлено, что одним из источников распространения провокации среди сотрудников правительственной библиотеки и уборщиц была СИНЕЛОБОВА К.И.
*СИНЕЛОБОВОЙ К.И. в свою очередь сообщал провокационные слухи ее брат СИНЕЛОБОВ А.И., 35 лет, член ВКП(б) с 1930 г., состоящий для поручений при коменданте Кремля*.
Арестованный СИНЕЛОБОВ А.И. показал, что он был связан с троцкистом ДОРОШИНЫМ В.Г., 40 лет, членом ВКП(б), помощником коменданта Кремля, который вел с ним разговоры контрреволюционного характера, направленные против руководства партии.
Прилагаю протокол допроса СИНЕЛОБОВА А.И. от 31 января 1935 г. Считаю необходимым ДОРОШИНА В.Г. арестовать.

ЗАМ. ПРЕД. ОГПУ АГРАНОВ

АПРФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 231. Л. 15-17. Подлинник. Машинопись.

* На первом листе имеются рукописные пометы: Поскребышева: «От т. Агранова», Сталина: «NB».
-----------------------------------------------------------------------------------------
5 февраля 1935 г.
№ 55290 СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
В дополнение к №№ 55173 от 20/1 и 55270 от 2/II-1935 г. сообщаю, что нами дополнительно арестованы:
1. ДОРОШИН Василий Григорьевич, 40 лет, помощник коменданта Кремля, член ВКП(б) с 1918 года;
2. ГАВРИКОВ Иван Демьянович, 35 лет, начальник химической службы 2-го полка Московской пролетарской стрелковой дивизии, член ВКП(б) с 1919 года.ДОРОШИН В.Г. держится очень упорно. На первом допросе признал только систематическое распространение клеветы в отношении руководства партии и показал, что в клеветнических целях извращал в троцкистском духе так называемое завещание Ленина.
Показания ДОРОШИНА прилагаю.
ГАВРИКОВ виновным пока себя не признал.
ЛУКЬЯНОВ Иван Петрович, 37 лет, заведующий Большим кремлевским дворцом, член ВКП(б) с 1920 года, и
КОЗЫРЕВ Василий Иванович, 36 лет, слушатель 4-го курса Военно-химической академии, член ВКП(б) с 1919 года — нами арестовываются.

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР Г. ЯГОДА
------------------------------------------------------
СОПРОВОДИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Я.С. АГРАНОВА И.В. СТАЛИНУ С ПРОТОКОЛОМ ДОПРОСА Л.Б. КАМЕНЕВА
21 марта 1935 г.
№ 55681
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Направляю Вам протоколы допросов:
1.  КАМЕНЕВА Льва Борисовича, от 20/III-1935 г.,
2.  БУРКОВОЙ Людмилы Емельяновны, от 20/Ш-1935 г.,
3.  КОЧЕТОВОЙ Марии Дмитриевны, от 20/Ш-1935 г.,
4.  МУХАНОВА Константина Константиновича, от 20/III-1935 г.,
5.  СОСИПАТРОВА Алексея Максимовича, от 19/Ш-1935 г.,
6.  ГУСЕВА Абрама Макаровича, от 20/Ш-1935 г.

Нами 20 марта с.г. арестован ИГНАТЬЕВ Владимир Иванович, 1887 г. рождения, урож. гор. Ленинграда, бывш. член ЦК «Трудовой народно-социалистической партии»; входил в состав правительства Чайковского в Архангельске; бывш. активный участник к.-р. движения в Сибири в 1918-1920 гг. бывш. консультант Секретариата Президиума ЦИК СССР, в настоящее время — член Коллегии Защитников.
Нами проверяется и будет арестована ГУГУА Ирина Калистратовна, 1904 г. рождения, дочь известного меньшевика ГУГУА, работающая техническим секретарем Бюджетной Комиссии ЦИК СССР.
Названная в показаниях КОЧЕТОВОЙ М.Д. — СМОЛЬЦОВА устанавливается и будет арестована.
Названные в показаниях КОЧЕТОВОЙ М.Д. кулаки ДЬЯЧКОВЫ и КАСАТКИНЫ, скрывающиеся в Москве, устанавливаются и будут арестованы.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР АГРАНОВ
----------------------------------------------------------------------------------------------------

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА
КАМЕНЕВА Льва Борисовича от 20 марта 1935 г.

Вопрос: Что вам известно о политических настроениях вашего брата Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД?
Ответ: Человеком, имеющим принципиальные взгляды в политических вопросах, я его не считал. Я видел с его стороны только личное сочувствие ко мне, которое объяснял не какими-нибудь обдуманными политическими взглядами, а обывательскими родственными чувствами.
Вопрос: Ваш брат показывает, что он разделял ваши политические взгляды, которые вы защищали в борьбе с партией.
Ответ: Я специально его политическими взглядами не интересовался, но допускаю, что мой личный авторитет мог повлиять на формирование у него политических взглядов, аналогичных моим.
Вопрос: Что вам известно о контрреволюционной деятельности, которую проводил ваш брат Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД?
Ответ: Мне известно только, что в эпоху нашей открытой борьбы с партией он нарисовал несколько рисунков — пасквилей на руководство партии, в частности на СТАЛИНА.
Вопрос: Известно ли вам, что он распространял эти пасквили в городе и среди кого?
Ответ: С его слов в 1934 году, мне известно, что эти рисунки-пасквили он давал своему знакомому художнику ЭТИНГЕРУ. Мне он также давал эти рисунки. Давал ли он их еще кому-либо, я не знаю.
Вопрос: Ваш брат Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД нами арестован за террористическую деятельность. На следствии он признал, что участвовал в подготовке убийства тов. СТАЛИНА, и показал, что его террористические намерения сформировались под вашим влиянием.
Что вы можете показать по этому вопросу?
Ответ: О том, что Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД участвовал в подготовке убийства СТАЛИНА, мне неизвестно. РОЗЕНФЕЛЬД бывал у меня время от времени, я ему материально помогал. Бывая у меня, он присутствовал при разговорах, которые велись у меня на квартире и на даче в Ильинском. Эти разговоры, главным образом, велись с ЗИНОВЬЕВЫМ. В этих разговорах с ЗИНОВЬЕВЫМ мы критиковали деятельность партии, Центрального Комитета и допускали выпады по адресу СТАЛИНА. В разное время, с большей или меньшей остротой, мы беседовали с ЗИНОВЬЕВЫМ о нашем положении, при этом высказывалось убеждение, что к активной политической жизни нас не допустят. В отдельных случаях мы на безнадежность нашего положения реагировали злобными нападками на СТАЛИНА.
Контрреволюционные разговоры, которые мы вели с ЗИНОВЬЕВЫМ при Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД, воспитывали из последнего врага советской власти и партии и разжигали в нем озлобление по отношению к СТАЛИНУ. Я допускаю, что Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД, который был озлоблен моей высылкой в Минусинск и чрезвычайно болезненно на это реагировал, питаясь контрреволюционными разговорами, которые я позже вел с ЗИНОВЬЕВЫМ, в частности в отношении СТАЛИНА, мог дойти до террористических намерений.
Вопрос: Какие разговоры вы вели с ЗИНОВЬЕВЫМ в связи с контрреволюционными документами, выпускаемыми Троцким за границей?
Ответ: ЗИНОВЬЕВ знакомился с так называемыми бюллетенями оппозиции в институте Ленина. О содержании этих контрреволюционных документов Троцкого он меня информировал, высказывая свое положительное отношение по отдельным вопросам оценки Троцким положения в партии и в СССР. Я ЗИНОВЬЕВУ не возражал и никому о его контрреволюционных взглядах по этому вопросу не сообщал вплоть до моего ареста.
Вопрос: Значит, вы с его контрреволюционными взглядами соглашались?
Ответ: Я эти документы сам не читал, своих оценок я ему не высказывал, но его контрреволюционным взглядам не возражал.
Вопрос: Какие разговоры вы вели с ЗИНОВЬЕВЫМ в связи с арестами, произведенными после убийства тов. КИРОВА?
Ответ: После ареста БАКАЕВА и ЕВДОКИМОВА ко мне пришел ЗИНОВЬЕВ, чрезвычайно взволнованный, и сообщил мне об этих арестах. Я его всячески успокаивал. Он был все же чрезвычайно возбужден и бросил мне фразу, что он боится, как бы с делом убийства КИРОВА не получилась такая же картина, как в Германии 30 июня, когда при расправе с РЭМОМ заодно был уничтожен и ШЛЕЙХЕР.Эта параллель носила недопустимый контрреволюционный характер. Я ее приписывал исключительно возбужденному состоянию ЗИНОВЬЕВА и успокаивал его.

Протокол записан с моих слов правильно и мною прочитан.

Л. КАМЕНЕВ

НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ Г. МОЛЧАНОВ
ДОПРОСИЛИ: ЗАМ. НАЧ. СПО ГУГБ ЛЮШКОВ
НАЧ. 2 ОТД. СПО ГУГБ КАГАН

АПРФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 234. Л. 1-6. Подлинник. Машинопись.
--------------------------------------------------------------------

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б)
«ОБ АППАРАТЕ ЦИК СССР И ТОВ. ЕНУКИДЗЕ»

3 апреля 1935 г.
№ 23, п. 168 — Об аппарате ЦИК СССР и тов. Енукидзе.
Утвердить проект сообщения Политбюро ЦК, выработанный т.т. Сталиным, Молотовым, Кагановичем, Ежовым «Об аппарате ЦИК СССР и тов. Енукидзе».

Секретно
Об аппарате ЦИК СССР и тов. Енукидзе
Сообщение Политбюро ЦК ВКП(б) членам и кандидатам ЦК ВКП(б) и комиссий партийного и советского контроля.
Решением ЦК ВКП(б) т. Енукидзе А.С. член ЦК ВКП(б) снят с поста секретаря ЦИК СССР, который он занимал многие годы, и переведен на меньшую работу в качестве одного из председателей ЦИК Закавказья, причем представительство Закавказской Федерации в ЦИК СССР в качестве одного из председателей последнего оставлено за т. Мусабековым.
Действительные мотивы этого перемещения не могли быть объявлены официально в печати, поскольку их опубликование могло дискредитировать высший орган Советской власти — Центральный Исполнительный Комитет Союза ССР. Однако, ЦК ВКП(б) считает необходимым информировать о всех фактах, которые послужили причиной снятия т. Енукидзе с поста секретаря ЦИКа СССР и перевода его на меньшую должность.В начале текущего года стало известно, что среди служащих правительственной библиотеки и сотрудников комендатуры велась систематическая контрреволюционная травля в отношении руководителей партии и правительства, особенно в отношении т. Сталина, с целью их дискредитации. При ближайшем расследовании органами НКВД источников этой травли было обнаружено в последнее время несколько связанных между собой контрреволюционных групп, ставивших своей целью организацию террористических актов в отношении руководителей Советской власти и партии, в первую очередь в отношении, товарища Сталина.
Органами НКВД вскрыты:
а) террористическая группа в правительственной библиотеке.Сотрудницы правительственной библиотеки Н.А. Розенфельд, урожденная княжна Бейбутова, б[ывшая] жена брата Л.Б. Каменева, и активная белогвардейка Муханова — бывшая дворянка, дочь колчаковского офицера, служившего в чешской контрразведке, создали террористическую группу из пробравшихся в библиотеку Кремля бывш[их] дворянок Давыдовой, Бураго, Раевской и др.По показаниям брата Каменева Н.Б. Розенфельда и бывшей его жены Н.А. Розенфельд, их террористические настроения вдохновлялись Л. Б. Каменевым, который не раз заявлял им, что устранение от руководства и уничтожение товарища Сталина является единственным средством изменить политику партии и пробраться к власти группе Каменева—Зиновьева.Эти указания Л. Б. Каменева Нина Розенфельд и Николай Розенфельд принимали как прямую директиву к совершению террористического акта над товарищем Сталиным.В целях более успешной организации покушения на товарища Сталина группа Розенфельд—Мухановой привлекла бывшего библиотекаря Кремля Барута, который создал террористическую группу в Оружейной палате Кремля.Муханова как член названной террористической группы была связана с сотрудницей посольства одного из иностранных государств в Москве, от которой она в свою очередь получила указание по подготовке организации убийства товарища Сталина.
б) Террористическая троцкистская группа в комендатуре Кремля
Эта группа организовалась в составе части сотрудников комендатуры Кремля — помощников коменданта Дорошина, Полякова, Лаврова и служащих Синелобова, Лукьянова и др[угих]. Руководивший группой Дорошин был организационно связан с троцкистской террористической группой вне Кремля, состоявшей из нескольких командиров РККА и возглавлявшейся слушателем Военно-химической Академии — Козыревым.
По данным следствия установлено, что троцкистские группы военнослужащих ставили своей целью организацию террористического акта против товарища Сталина. Террористическая группа Розенфельд—Мухановой была связана с террористической группой Дорошина через Синелобова, который был одним из лиц, непосредственно отвечавшим за охрану помещения, в котором обычно заседает Политбюро ЦК.
в) Террористическая группа троцкистской молодежи
По поручению Н.А. Розенфельд ее сын троцкист Б. Розенфельд создал самостоятельную контрреволюционную группу из троцкистской молодежи вне Кремля, в которую вошли троцкисты Нехамкин, Седов (сын Троцкого), Азбель, Белов и др[угие]. Эта группа вела подготовку убийства товарища Сталина вне Кремля.
Все контрреволюционные группы добивались своей цели разными путями, считая, однако, наиболее удобным план проникновения на квартиру товарища Сталина.
В этих целях Муханова и Розенфельд через секретаря тов. Енукидзе — Минервину пытались проникнуть на квартиру товарища Сталина в качестве библиотекарей. Лишь благодаря тому, что товарищ Сталин категорически отказался от услуг библиотекарей, которых к нему пыталась направить группа Каменева—Розенфельд—Мухановой через Минервину, удалось помешать террористам в осуществлении их злодейского замысла.
Все эти группы, как видно, представляли собой контрреволюционный блок зиновьевцев, троцкистов, агентов иностранных государств, объединенных общей целью террора против руководителей партии и правительства.
Проникновение и оседание этих контрреволюционных элементов в аппарате ЦИКа СССР (секретариат ЦИКа СССР, комендатура Кремля, Правительственная библиотека, Оружейная палата) было облегчено тем, что в секретариате ЦИКа СССР укоренилась своеобразная, ничего общего не имеющая с принципами Советской власти система подбора работников. В аппарат ЦИКа СССР сотрудники и сотрудницы принимались не по деловым признакам, а по знакомству, личным связям и нередко по готовности принимавшейся сотрудницы сожительствовать с тем или иным из ответственных работников секретариата ЦИКа.
Прямым результатом такой системы подбора работников явилось то, что аппарат ЦИКа СССР оказался крайне засоренным чуждыми и враждебными советскому государству элементами, которые вели свою подрывную работу, прикрываясь званием сотрудника секретариата ЦИКа СССР. Наряду с низкой квалификацией случайно и по личным связям подобранных работников, в аппарат ЦИК СССР проникли деклассированные элементы, последыши дворянства — бывшие княгини, дворянки и т.п.
О степени засоренности этого аппарата свидетельствует то обстоятельство, что при проверке работников секретариата ЦИК СССР специально назначенной ЦК ВКП(б) комиссией из 107 человек оказалось возможным оставить для работы в Кремле только 9 человек, остальные либо подлежали увольнению, либо переводу на работу вне Кремля.
Надо сказать, что многие из участников, и в особенности участниц, кремлевских террористических групп (Нина Розенфельд, Никитинская, Раевская и др.) пользовались прямой поддержкой и высоким покровительством тов. Енукидзе. Многих из этих сотрудниц тов. Енукидзе лично принял на работу, с некоторыми из них сожительствовал.
Само собой разумеется, что тов. Енукидзе ничего не знал о готовящемся покушении на товарища Сталина, а его использовал классовый враг как человека, потерявшего политическую бдительность и проявившего несвойственную коммунистам тягу к бывшим людям.
Однако тов. Енукидзе несет за все это политическую ответственность, поскольку он в подборе работников руководствовался соображениями, не связанными с интересами дела, тем самым способствовал проникновению в Кремль враждебных Советской власти террористических элементов. Вина т. Енукидзе усугубляется тем, что он передоверил своему личному секретарю, беспартийной, ныне арестованной Минервиной, направление на квартиры членов Политбюро в их личные библиотеки сотрудниц правительственной библиотеки, среди которых оказались террористки.При обсуждении вопроса о перемещении тов. Енукидзе приведенные здесь данные о деятельности названных террористических групп не были известны, ввиду чего и было принято указанное выше сравнительно мягкое решение ЦК ВКП(б) в отношении тов. Енукидзе. В связи с этими новыми выявившимися материалами ЦК ВКП(б) считает необходимым обсудить на ближайшем Пленуме ЦК вопрос о возможности оставления тов. Енукидзе в составе членов ЦК ВКП(б).

АПРФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 234. Л. 47-53. Копия. Машинопись.

* На первом листе документа имеются рукописные пометы: «От т. Агранова», «Т. Сталину. Я. Агранов», «Мой архив. И. Сталин».
----------------------------------------------------


ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) О МЕРАХ НАКАЗАНИЯ ПО КРЕМЛЕВСКОМУ ДЕЛУ

17 июля 1935 г.

№ 30, п. 82 — Вопрос НКВД.
1. Всех обвиняемых по делу к.-р. террористических групп в Кремле, приговоренных к 10 годам концентрационных лагерей, заключить в тюрьмы на 10 лет.
2.  Обвиняемого Чернявского расстрелять.
3. Обвиняемую Каменеву О.Д. выслать в местность по ее выбору, с воспрещением проживать в Москве и Ленинграде.
4. Дела наиболее виновных (до 30 чел.) направить на рассмотрение Военной Коллегии Верховного Суда, приговорив их на сроки от 2 до 10 лет.
5. Остальных заключить в концентрационные лагеря и ссылку.
6. Л.Б. Каменева приговорить к 10 годам тюрьмы.

АПРФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 238. Л. 1. Копия. Машинопись.

* Постановление принято опросом членов Политбюро от 10.VII.35 г.
** В тексте имеется машинописная помета о рассылке: «Т.т. Ягода, Вышинскому».
------------------------------------------------------------------------------


27 июля 1935 г. военной коллегией Верховного суда СССР под председательством В.В. Ульриха в закрытом судебном заседании, без участия государственного обвинителя и защиты, . по обвинению в подстрекательстве к совершению террористического, акта были осуждены:
Каменев Лев Борисович, 1883 г. рождения, еврей, член ВКП(б) с 1901 г., исключенный из партии в декабре 1934 г., отбывавший наказание в связи с осуждением в январе 1935 г. к 5 годам тюремного заключения по делу «московского центра»,-— к 10 годам тюремного заключения с поглощением пятилетнего срока заключения по приговору военной коллегии Верховного суда СССР от 16 января 1935 г.

Синелобов Алексей Иванович, 1899 г. рождения, русский, член ВКП(б), секретарь для поручений коменданта Московского Кремля;
Чернявский Михаил Кондратьевич, 1901 г. рождения, белорус, член ВКП(б), начальник отделения разведывательного управления РККА. Оба к высшей мере наказания — расстрелу.

Остальные лица,проходившие по "Кремлевскому делу" были осуждены на различный срок от 2-х до 10 лет лишения свободы и ссылки в отдаленные места.
Записан
Velfrjd
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 493


« Ответ #39 : 16 Июля 2015, 15:48:17 »

-
« Последнее редактирование: 21 Ноября 2015, 05:01:49 от Velfrjd » Записан
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 ... 13 Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU