Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
20 Января 2022, 14:53:28
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1941-1946 НКВД - НКГБ - СМЕРШ
| | |-+  Органы НКВД Западной Сибири
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] Вниз Печать
Автор Тема: Органы НКВД Западной Сибири  (Прочитано 661 раз)
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 540


« : 21 Декабря 2021, 14:24:38 »

Постановлением Центрального Исполнительного Комитета СССР от 10 июля 1934 г. на базе Объединенного Государственного политического управления был образован Народный комиссариат внутренних дел (НКВД СССР).
   В его составе вошли следующие управления:
а) Главное управление государственной безопасности (ГУГБ);
б) Главное управление рабоче-крестьянской милиции (ГУРКМ);
в) Главное управление пограничной и внутренней охраны (ГУПВО);
г) Главное управление пожарной охраны (ГУПО);
д) Главное управление исправительно-трудовых лагерей и трудовых поселений ГУЛАГ;
е) отдел актов гражданского состояния (ОАГС);
ж) административно-хозяйственное управление (АХУ).
      Наркомом ВД был назначен Г. Г. ЯГОДА, а его заместителями — Я. С. АГРАНОВ и Г. Е. ПРОКОФЬЕВ.
    Приказом НКВД № 001 от 13.07.1934 г. «Об организации органов НКВД на местах» во всех союзных республиках, кроме РСФСР, создавались республиканские НКВД, в автономных республиках, краях и областях - краевые и областные УНКВД.     
    В г. Новосибирске было образовано Управление НКВД СССР по Западно – Сибирскому краю, во главе с АЛЕКСЕЕВЫМ Н.Н. (15.07.34 – 09.01.35), затем его сменил комиссар ГБ 3 – го ранга КАРУЦКИЙ Василий Абрамович (09.01.35 – 15.07.36), ст. майор ГБ КУРСКИЙ Владимир Михайлович (15.07 – 28.11.36), комиссар ГБ 3 – го ранга МИРОНОВ (Ко-роль) Сергей Наумович (28.12.36 – 15.08.37), ст. майор ГБ ГОРБАЧ Григорий Федорович (15.08 – 01.10.37). 
Заместители начальника:
•   ВОЛКОВ Михаил Александрович (31.07.34 - 31.08.35);
•   ЗАЛПЕТЕР Анс Карлович (31.08.35 – 03.09.36);
•   УСПЕНСКИЙ Александр Иванович (28.02.36 – 16.03.37);
•   ГОРБАЧ Григорий Федорович (13.04 - 23.07.37);
•   МАЛЬЦЕВ Иван Александрович (15.08 - 01.10.37);
    В соответствии с приказом НКВД СССР № 0044 от 21.08.34 г. «О структурном построении и подчинении органов НКВД» и последующими изменениями штат УНКВД включал следующие подразделения:
•   Управление государственной безопасности в состав которого входи-ли отделы:
- 2-й (оперативный);
- 3-й (контрреволюционный);
-  4-й (секретно-политический);
- Экономический;
- 5-й (особый);
-  8-е отделение (учетно-статистическое);
- 9-е отделение (шифросвязи);
- 10-й (тюремный);
- 11-й (водного транспорта);
- 12-е отделение (оперативной техники);
•   Управление милиции;
•   Отдел актов гражданского состояния;
•   Административно-хозяйственный отдел;
•   Управление пограничной и внутренней охраны;
•   Управление лагерей, трудовых поселений и мест заключения;
•    Финансовый отдел;
•   Инспекция резервов;
•   Инспекция противопожарной охраны;
•   Отдел связи;
•   Отдел трудовых поселений;
•   Отдел кадров;
•   Секретариат.
        Управлению НКВД по ЗСК были подчинены: Омский, Томский, Барнаульский, Минусинский оперативные сектора, Нарымский и Тарский окружные отделы, Управления по Ойротской и Хакасской автономным областям, Анджеро – Судженский, Кемеровский, Прокопьевский, Сталинский (ныне – Новокузнецк) горотделы, а также соответствующие районные отделения НКВД. 
   Структура районного отделения УНКВД состояло из:
а) аппарата УГБ — начальника райотделения НКВД, уполномоченных и пом. уполномоченных;
б) отделения милиции;
в) аппарата инспекции резервов, где таковой предусмотрен по штату;
г) инспектора противопожарной охраны, с задачами противопожарного надзора по всему району, инспектирования всех пожарных охран и орга-низации и подготовки добровольных пожарных команд;
д) инструкторов АГСа, непосредственно руководящего и отвечающего за запись актов гражданского состояния при сельсоветах и в райцентре;
е) аппарата связи (экспедиция или обменный пункт);
ж) единого секретариата районного отделения НКВД в составе 4-х единиц (секретаря, машинистки, ст. счетовода и обслуживающего).
    Постановлением Президиума ВЦИК от 07.12.34 года вследствие разукрупнения Западно – Сибирского и Восточно – Сибирского краев, упразднения Обско – Иртышской области были образованы Красноярский край и Омская область.
     Управления НКВД в новых территориальных образованиях созданы приказом НКВД № 00168 от 13.12.1934 года.
   Начальником УНКВД КК назначен ПАВЛОВ Карп Александрович, Омской области САЛЫНЬ Эдуард Петрович.
    10 августа 1935 года Народным комиссаром внутренних дел СССР был подписан приказ № 00306 «Об организации и комплектовании 1 – го набора 10-ти межкраевых школ по подготовке оперсостава УГБ».
       Приказом предписывалось сформировать специальные учебные заведения по подготовке кадров оперативного состава для планового пополнения органов Главного управления государственной безопасности НКВД СССР.     
       Одна из этих школ была открыта в Новосибирске, ее официальное открытие состоялось 15 октября 1935 года.
     В ней велась подготовка оперативного состава на должности помощников оперуполномоченных и оперуполномоченных городских и районных аппаратов.
   Штат постоянного состава межкраевой школы включал 68 человек и со-стоял из управления, парткома, учебно-строевого отдела, хозяйственной, финансовой и санитарной части.
     Курсанты изучали общеобразовательные, общественно-политические, специальные и военные предметы.
    Новосибирская МКШ в 1936 г. выпустила 143 чекиста, в 1937- 1938 гг. - 382, а в 1939-1941 гг. - 698.
   Одновременно в 1939-1940 гг. на трёхмесячных курсах переподготовки при МКШ прошли обучение около 300 оперативников УНКВД НСО.
     Новосибирская школа в организационном отношении была подчинена начальнику Управления НКВД по Западно - Сибирскому краю.
   Межкраевую школу возглавляли - РУБИН Илья Зусьевич (10.12.1935 - 26.06.1937), БАРКОВ Никанор Алексеевич (1937 - 1939), ВАШУНИН Степан Степанович (06.1939 – 12.1941).
   11 декабря 1935 года Барнаульский, Омский, Томский и Минусинский оперативные секторы УНКВД расформировываются и создаются соответствующие горотделы НКВД. Райотделения, входившие в их подчинение, переподчинены УНКВД по ЗСК.
   26 сентября 1936 г. Генеральный комиссар ГБ Г. Г. Ягода был освобожден от должности Наркома ВД СССР и на это место был назначен Н. И. ЕЖОВ. 
   Приказом НКВД СССР № 00409 от 14.07.37 г. на Томской железной дороге вновь создается самостоятельный Дорожно – транспортный отдел ГУГБ НКВД СССР, с дислокацией в г. Новосибирске.
     1937—1938 годы вошли в историю как «эпоха большого террора». 2 июля 1937 г. Политбюро приняло решение «Об антисоветских элементах», на основании которого 30 июля Н. Ежов подписал оперативный Приказ НКВД № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», который был утвержден Политбюро ЦК ВКП(б).
    В приказе были даны «лимиты» по репрессиям для каждого региона. Для ЗСК они составили 17 000 чел., из них 5 000 — по «первой категории» (подлежали расстрелу) и 12 000 чел. — по «второй» (отправка в лагеря).
      Для проведения масштабных репрессий широко использовались вне-судебные «тройки». В их состав в каждом крае и области вошли высшие местные руководители: начальник управления НКВД, краевой/областной прокурор и секретарь крайкома/обкома ВКП(б). В приказе № 00447 был объявлен персональный состав «троек»: в ЗСК Миронов - (председатель), члены - Барков и Эйхе.
    В докладе Комиссии ЦК КПСС Президиуму ЦК КПСС по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б), избранных на ХVII съезде партии, подготовленном в феврале 1956 года, говорилось, что  УНКВД по Новосибирской области сфабриковало большое количество дел на никогда не существовавшие антисоветские организации: « …В Новосибирской области были «вскрыты» «Сибирский комитет ПОВ», «Новосибирская троцкистская организация в РККА», «Новосибирский троцкистский террористический центр», «Новосибирская фашистская национал-социалистическая партия Германии», «Ново-сибирская латышская национал-социалистическая фашистская организация» и еще других 33 «антисоветских» организации и группы».
    Чекисты являлись активными участниками данного процесса, выполняя волю партийного руководства и исполняя свой служебный долг, что нередко приводило к деградации их личности и снижению профессионализма.
   На январь 1937 г. в УНКВД ЗСК насчитывалось 139 городских, районных и аймачных отделений НКВД, были ликвидированы горрайаппараты и вместо них формировались 11 межрайонных отделов: Барнаульский, Бийский, Каменский, Кемеровский, Куйбышевский, Ленинский, Мариинский, Рубцовский, Славгородский, Татарский, Томский.
    Межрайонные отделы вскоре были преобразованы в оперсекторы, дополнительно были созданы Новосибирский, Сталинский и Черепановский.
    Горотделы с приданными районами в Сталинске, Прокопьевске и Анжеро-Судженске сохранялись.
Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 540


« Ответ #1 : 22 Декабря 2021, 04:15:37 »

1 октября 1937 года приказом НКВД СССР № 00634 УНКВД Западно – Сибирского края реорганизуется в Управления НКВД по Алтайскому краю и Новосибирской области (УНКВД по НСО).
     Начальником УНКВД по НСО назначен ст. майор ГБ ГОРБАЧ Г. Ф. (01.10.37 – 13.06.38).
   Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 26.05.38 года Г.Ф. Горбач был утвержден на должность начальника УНКВД Дальневосточного края. Этим же постановлением на должность начальника Управления НКВД был назначен майор ГБ МАЛЬЦЕВ Иван Александрович (11.06.38 – 28.01.39).
Заместители начальника:
•   МАЛЬЦЕВ Иван Александрович (01.10.37 – 11.06.38);
•   РОВИНСКИЙ Александр Семенович (04.09.38 – 05.06.39), капитан ГБ (22.08.37).
   17 ноября 1938 г. СНК и ЦК ВКП(б) приняли постановление «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия», в котором осуждались допущенные нарушения законности правоохранительными органами страны.
    К высшей мере наказания были приговорены и расстреляны бывшие руководители органов госбезопасности Западной Сибири: Горбач Г.Ф. (07.03.39) и Миронов С.Н. (21.02.40), Мальцев И.А. приговорен к 8 годам лишения свободы (14.05.40).
    Ранее были расстреляны - Павлуновский И.П. (29.10.37), Алексеев Н.Н. (01.12.37) и Заковский Л.М. (29.08.38), застрелились - Курский В. М.
 (08.07.37) и Каруцкий В.А. (13.05.38).
    В УНКВД по НСО по приговору военного трибунала войск НКВД Западно - Сибирского округа за фабрикацию дел к высшей мере наказания приговорены начальник Куйбышевского оперсектора УНКВД Л. И. Лихачевский, Томского горотдела НКВД И. В. Овчинников, Дорожно – транспортного отдела А.П. Невский и ряд других сотрудников.
    Приказом НКВД № 00362 от 09.06.1938 г.  организовывались самостоятельные Особые отделы военных округов и флотов. При этом 5 - е отделы (ОО) УГБ территориальных органов НКВД были упразднены. Таким образом, периферийные органы военной контрразведки стали напрямую подчиняться (минуя местные НКВД—УНКВД) Управлению особых отделов НКВД, а с сентября 1938 г. — 4 - му отделу ГУГБ НКВД СССР.
     В августе 1938 г. приказом НКВД СССР были утверждены штаты ОО Сибирского военного округа.
    В сентябре 1938 г. вводится новая структура территориальных УНКВД, в которой ведущая роль по-прежнему оставалась за органами госбезопасности.
    В структуру УГБ УНКВД по НСО входили следующие отделы: 2-й (секретно-политический), 3-й (контрразведывательный), 6-й (обслуживание во-енизированных организаций - упразднен в декабре 1938 г.), 7-й (шифровальный), экономический, 11- й (водно - транспортный), следственная часть, 1-й спецотдел (учетно-архивный); 2-й спецотдел (оперативной тех-ники) и 3-й спецотдел (оперативный).
      В конце 1938 года ликвидируются оперативные сектора.
     25 ноября 1938 года Указом ПВС СССР Н. Ежов был освобожден от обязанностей народного комиссара внутренних дел СССР, а Л.П. Берия был назначен на пост Наркома внутренних дел СССР.    
    В 1939 году начальником УНКВД по НСО становится майор ГБ КУД-РЯВЦЕВ Григорий Иванович (28.01.39 – 26.02.41).
    В 1939 - 1941 гг. структура Управления НКВД неоднократно изменялась.
   В УНКВД НСО существовало три экономических отдела, именовавшиеся по номерам - 1-й ЭКО, 2-й ЭКО и 3-й ЭКО, курировавшие соответственно оборонную промышленность, остальную промышленность и сельское хозяйство.
   К концу 1939 г. в аппарате УНКВД насчитывалось семь городских и 66 районных отдела.
   Для специальной подготовки специалистов контрольно – слежечных радиостанций и пеленгаторных пунктов, в 1939 – 1940 гг. в г. Новосибирске работали 6 – ти месячные курсы операторов – радистов.
   3 февраля 1941 г. НКВД СССР был разделен на два самостоятельных органа: НКВД СССР и Наркомат государственной безопасности (НКГБ) СССР.
     Наркомом внутренних дел остался Л.П. БЕРИЯ, Нарком государственной безопасности назначен В.Н. МЕРКУЛОВ.
      Разделение единого НКВД СССР на два наркомата преследовало цель разграничить сферу деятельности этих ведомств. Главной задачей НКВД оставалась борьба с преступностью и охрана общественного порядка, НКГБ - обеспечение государственной безопасности.
   Постановлением ЦК ВКП (б) и СНК СССР "О передаче Особого отдела из НКВД СССР в ведение наркомата обороны и наркомата военно-морского флота СССР" органы военной контрразведки были организованы при Наркомате обороны и Наркомате Военно - Морского Флота как Третьи управления НКО и НКВМФ, непосредственно подчиненные народным комиссарам обороны и Военно-Морского Флота.        
      При НКВД СССР был организован Третий отдел с функциями чекистского обслуживания пограничных и внутренних войск НКВД СССР.
       В феврале 1941 года был создан Третий отдел Сибирского военного округа. 13 февраля 1941 года приказом НКО № 004 начальником 3 отдела СибВО назначен майор ГБ МОЖИН А.П.
     После проведенных реорганизаций Управление НКГБ СССР по Новосибирской области возглавил майор ГБ КУДРЯВЦЕВ Г.И. (26.02 – 04.41), затем
капитан ГБ КОВШУК – БЕКМАН М. Ф.  (04 – 07.41).
    В структуру областного УНКГБ вошли:
•   Секретариат;
•   Контрразведывательный отдел;
•   Секретно-политический отдел;
•   Следственная часть;
•    2-й отдел (учетно-статистический);
•    3-й отдел (наружное наблюдение, установки, аресты и обыски);
•   4-е отделение (оперативной техники);
•   5-е отделение (шифрование и охрана государственной тайны)
•   Отдел кадров;
•   Административно-хозяйственный отдел;
•   Контрольно – слежечная радиостанция.
   Начальником УНКВД СССР по НСО назначен ст. лейтенант ГБ МЕД-ВЕДЕВ Федор Михайлович (26.02 – 26.04.41), затем майор ГБ КУДИНОВ Георгий Петрович (15.04 – 26.06.41).
   В структуру УНКВД области входили:
•   Секретариат;
•   Управление милиции;
•   1-й специальный отдел;
•    6-е отделение;
•   Отдел пожарной охраны;
•    Архивный отдел;
•    Отдел исправительно-трудовых колоний и трудовых поселений;
•    Тюремный отдел;
•   Отдел кадров;
•   Финансовый отдел;
•   Мобинспекция;
•    Административно - хозяйственный отдел.
    Разделение ведомства на две составляющие происходило болезненно, делились люди, техника, помещения и т. д.
    Реформа правоохранительного блока, проведенная накануне начала войны, значительно подорвала его боеспособность.
      С начала Великой Отечественной войны ЦК ВКП (б) и ГКО были приняты важные организационные меры, направленные на усиление централизации управления деятельностью органов государственной безопасности.
   20 июля 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР об объединении Народного комиссариата государственной безопасности и Народного комиссариата внутренних дел образован  единый Народный комиссариат внутренних дел СССР.
      Народным комиссаром внутренних дел назначен Берия Л.П., его первым заместителем Меркулов В.И.

« Последнее редактирование: 22 Декабря 2021, 04:17:34 от Забава Александр » Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 540


« Ответ #2 : 22 Декабря 2021, 13:08:26 »

Из приказа НКВД СССР № 00240 от 15.07.36 г. «О повышении «чекистской бдительности», перестройке работы аппаратов НКВД и недостатках в работе Управлений НКВД по Азово – Черноморскому и Западно – Сибирскому и по Свердловской и Сталинградской областям».

      Уроки, вытекающие из убийства товарища Кирова, обязывали все органы НКВД, всех работников НКВД коренным образом перестроить методы своей работы в соответствии с усложнившейся обстановкой борьбы, повысить дисциплину в работе и прежде всего решительно покончить и до конца выкорчевать оппортунистическое благодушие и ротозейство.
      Новые условия и обстановка в работе обязывали всех работников НКВД к заостренной революционной чекистской бдительности к врагам партии и советского государства, к слаженности работы аппарата, повышению культурности в работе, умению быстро ориентироваться в политической обстановке края, области, района и на основе изучения и знания политической обстановки — делать правильные оперативные выводы в своей работе.
     Решение задач, поставленных перед Главным управлением государственной безопасности в новых условиях утонченнейшей и ожесточеннейшей борьбы остатков разгромленных классов, подонков троцкистско-зиновьевской контрреволюционной организации и белогвардейщины — требовало от руководителей органов НКВД коренной перестройки агентурной и следственной работы, приведения в порядок агентурно-осведомительной сети, личного оперативного, конкретного и повседневного руководства ею.
       Однако, как показала проверка ряда местных органов НКВД, некоторые руководящие работники органов НКВД не извлекли для себя всех уроков из убийства товарища Кирова, не положили в основу своей работы мои практические указания, изложенные в закрытом письме и последующих приказах, и тем самым не обеспечили выполнения требований, поставленных партией и правительством перед органами НКВД об охране государственной безопасности.
       Некоторые руководители органов НКВД больше заняты представительством, чем чекистской работой, привыкли только распоряжаться и командовать, не способны сами практически работать; не учат, да и не могут учить, подчиненных им работников.
Это уже не чекисты, а зазнавшиеся вельможи, негодные для работы на боевом посту чекиста-руководителя. 
    Некоторые из этих вельмож пытаются собственную бездеятельность и лень прикрыть рассуждениями о том, что аппарат ЧК слишком много работает, что надо культурнее работать, сохранять силы аппарата и т. п.
    Слов нет, что в нашу работу надо внести больше культуры, организованности и целеустремленности в борьбе с врагами.
    Но когда вся «культура» у этих «горе чекистов» сводится к тому, что подчиненные им люди работают как в кооперативе от и до определенных часов, когда эта «культура» приводит к потере остроты в борьбе с врагом, ничего кроме вреда для дела это дать не может.
   Такой «культуры» нам, чекистам, не нужно.
    Вследствие оппортунистического благодушия, самоуспокоенности, забвения старых чекистских традиций и бездеятельности, — эти работники оказались не в состоянии распознать и разоблачить новые методы борьбы врагов против партии и советского государства и оказались неспособными обеспечить государственную безопасность.
    Именно поэтому начальники управлений НКВД Сталинградского и Азово-Черноморского краев, Свердловской и Западной областей не выявили троцкистов, ведущих активную контрреволюционную работу.
    И, наоборот, там, где начальники управлений НКВД (Горьковский край, Ленинградская область, Московская область, Украина, Белоруссия) правильно поняли свои задачи и перестроили работу своего аппарата, там ведется активно борьба с контрреволюционными троцкистами, зиновьевцами и прочими белогвардейцами.
   Наиболее ярким примером проявления оппортунистического благодушия и зазнайства и примером неспособности перестроиться самому и перестроить работу своего аппарата может быть начальник управления НКВД Сталинградского края — комиссар государственной безопасности 3-го ранга тов. Рапопорт.
       Вызванный мною для доклада о состоянии работы управления НКВД он не мог представить сколько-нибудь ясной картины общеполитического состояния края, не мог привести ни одного сколько-нибудь значащего агентурного или следственного дела и проявил полное незнание того, что делается в крае и у него в аппарате.
Это явилось следствием того, что комиссар государственной безопасности 3-го ранга тов. Рапопорт по существу не руководил порученным ему участком работы и проявил барское отношение к делу. Будучи больше занят представительством, чем чекистской работой, он оказался неспособным сам практически руководить аппаратом и слепо верил только в силу бумажного циркуляра и приказа. Он не проверял выполнения своих распоряжений, не вникал в «мелочи» работы, считая ниже своего достоинства встретиться с агентом или допросить арестованного. Он не сумел воспитать и научить оперативной чекистской работе подчиненных ему работников, хотя по своему уровню знаний, стажу чекистской работы и т. п. они ничем не отличались от среднего уровня работников аппарата других управлений НКВД.
      Неудивительно, что при таком руководстве комиссара государственной безопасности 3-го ранга тов. Рапопорт, управление государственной безопасности Сталинградского края приведено в состояние полной бездеятельности. 
    Другим образцом совершенно неудовлетворительного руководства работой является также начальник управления НКВД Свердловской области — комиссар государственной безопасности 3-го ранга тов. Решетов.
    Несмотря на неоднократные личные мои указания и предупреждения, несмотря на выговор, объявленный ему в приказе в результате итогов обследования управления НКВД Свердловской области, несмотря на достаточный срок, в течение которого он имел все возможности для перестройки и улучшения своей работы, — комиссар государственной безопасности 3-го ранга тов. Решетов всем своим поведением и своей дальнейшей работой доказал, что никаких уроков из неоднократных моих предупреждений не извлек, ничего не понял, исправиться не может и не годен в дальнейшем как руководитель управлением НКВД.
      Он не представляет себе иных методов работы, как только метод периода борьбы с массовой контрреволюцией, которая часто опиралась на массовые аресты, не вытекающие из работы агентуры.
      Он не понимает того, что борьба сейчас усложнилась, и врага голыми руками без глубокой агентурной работы и наблюдения за ним не возьмешь.
     Он не понимает того, что успех борьбы с врагом сейчас зависит не только от одного энтузиазма, но, главным образом, от правильной и четкой организации всей агентурной и оперативной работы.
     Он, наконец, не понимает того, что правовые нормы пролетарского государства предъявляют сейчас целый ряд законных требований к чекистам, и что охрана государственной безопасности в условиях выросшего и окрепшего советского государства должна быть построена на совершенно других основах. (Инструкция ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 8/V-33 г. и приказы НКВД).
    Комиссар государственной безопасности 3-го ранга тов. Решетов, как это выяснилось из его доклада, не любит сложной и кропотливой работы с агентурой и стремится облегчить и упростить оперативную чекистскую работу тем, что разузнает у колхозников и рабочих, где можно найти врага.
    Мы всегда были сильны доверием партии, связью и широкой поддержкой рабочего класса и всех трудящихся. Само собой разумеется, что это непременное условие нашей успешной работы остается неизменным и впредь.
     Однако, комиссар государственной безопасности 3-го ранга тов. Решетов не понимает такой простой вещи, что нет никакого смысла для существования ЧК, если она никакой агентурной базы не имеет и вынуждена каждый раз и при всяком пустяковом случае прибегать к помощи комсомольцев, колхозников и всего населения вообще.
       Не ясно ли, что такая, с позволения сказать, «оперативная работа» комиссара государственной безопасности 3-го ранга тов. Решетова, ни в какой мере не обеспечивает своевременного выявления и борьбы с тщательно маскирующимся действительным врагом.
     Не ясно ли, что в таком управлении НКВД, вместо борьбы с активными контрреволюционными элементами, занимаются многочисленными, мелкими, иногда чисто уголовными делами.
     Не ясно ли, наконец, что именно по этим причинам начальник Свердловского управления НКВД — комиссар государственной безопасности 3-го ранга тов. Решетов не выявил троцкистов, ведущих активную контрреволюционную работу в области.
    Неудовлетворительное руководство оперативной работой, хотя и в меньшей мере, чем у тг. Рапопорта и Решетова, можно отметить и у начальника управления НКВД Западно-Сибирского края — комиссара государственной безопасности 3-го ранга тов. Каруцкого.      Тов. Каруцкий мною также неоднократно предупреждался о плохой его работе в Западно-Сибирском крае. Я обращал внимание тов. Каруцкого на необходимость изменить личный образ жизни, совершенно недостойный чекиста, на необходимость повести более острую и целеустремленную борьбу с контрреволюцией, особенно с троцкистами и зиновьевцами и работой контрреволюционных элементов на железнодорожном транспорте, где по целому ряду имеющихся у нас данных явно существовали японские диверсионные организации.
    На примере комиссара государственной безопасности 3-го ранга тов. Каруцкого со всей наглядностью видно, как даже способные чекисты, подававшие большие надежды на рост, — в результате недопустимого личного образа жизни, в результате бездеятельности и потери чекистского чутья, застывают в своем росте, опускаются и становятся совершенно негодными работниками и руководителями.
    Все эти факты могли иметь место только в результате того, что начальники этих управлений НКВД по-барски относятся к оперативной работе, зазнались и самомнение привело их к непониманию задач, поставленных перед ними в новой политической обстановке.
    Эти начальники управлений НКВД перестали чувствовать биение пульса политической жизни, у них притупилась острота восприятия враждебных проявлений классового врага. Они стали болтунами-чекистами, чекистами - рассказчиками. Они не поняли, что для того, чтобы обеспечить охрану революционного порядка и государственной безопасности и руководить борьбой с контрреволюцией в новых условиях, необходимо самим культурно и политически расти, развивать максимум энергии и инициативы в борьбе с врагом, быть собранным, бдительным, упорным, всегда и неустанно ведущим борьбу с врагом.
     Этими необходимыми качествами неутомимого стража пролетарской диктатуры должен обладать каждый чекист, руководитель. Только тогда он может сам бороться с врагом, учить и правильно руководить подчиненными ему работниками.
   Такие же «руководители», как тт. Рапопорт, Решетов и Каруцкий, не только не способны руководить и на работе воспитывать новые кадры из числа молодых способных чекистов, беззаветно преданных партии, а наоборот, всем своим поведением и руководством тормозят как самую нашу работу, так и рост и выдвижение новых кадров способных чекистов, зачастую даже разлагая их своим недостойным поведением.
    Кого и чему могут научить самовлюбленные, живущие только прошлым, дряблые, отяжелевшие, неповоротливые и ищущие покоя руководители? Свою бездеятельность, неумение воспитать кадры они прикрывают криками о плохой помощи центра, о плохих кадрах. Где же кадры, которые эти «руководители» воспитали? Они их не заметили, они их проспали.
     Само собой понятно, что такие чекисты как Решетов, Рапопорт и Каруцкий не способны обеспечить работу по охране государственной безопасности. Совершенно естественно, что они немедленно должны быть освобождены от руководящей работы и заменены новыми, растущими на чекистской работе, работниками.
В связи с этим — ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Начальника Управления НКВД по Сталинградскому краю комиссара государственной безопасности 3-го ранга тов. Рапопорта Г. Я. — отстранить от занимаемой должности и уволить в отставку. 
3. Начальника Управления НКВД по Западно-Сибирскому краю — комиссара государственной безопасности 3-го ранга тов. Каруцкого В. А. — снять с занимаемой должности и назначить начальником отделения Секретно-политического отдела Главного управления государственной безопасности.
5. Начальника Управления НКВД по Свердловской области — комиссара государственной безопасности 3-го ранга тов. Решетова И. Ф. — снять с занимаемой должности и отозвать в распоряжение НКВД СССР.
7. Предупреждаю всех начальников управлений НКВД о том, что если они в кратчайший срок не перестроят своей работы в соответствии с моими приказами и закрытым письмом № 001 от 26-го января 1935 г., они также будут уволены или сняты с оперативной чекистской работы.
       В нынешних условиях борьбы с контрреволюционными элементами необходима заостренная революционная чекистская бдительность, необходимо преодолеть оперативную косность и неповоротливость аппарата, памятуя, что успешная борьба с контрреволюцией требует полного взаимодействия и слаженности всех частей аппарата НКВД.
       Все работники НКВД должны твердо усвоить, что успех нашей работы прежде всего, будет зависеть от перестройки самих людей.
   Четкая организация аппарата, высокая квалификация, утонченность методов и культурность в работе, умение быстро ориентироваться в политической обстановке края, области, района, повседневная проверка своих распоряжений, воспитание подчиненных работников — все это является необходимейшими условиями успешности работы.
    Горение и страстность в борьбе с врагами партии и советского государства, неустанная и неусыпная бдительность, величайшая организованность и железная настойчивость — вот качества революционера-бойца, примеры которых нам повседневно дает в своей работе вождь народов тов. Сталин.
     Вот такими мы, чекисты, должны быть, если мы действительно хотим быть борцами с контрреволюцией, если мы хотим оправдать слова тов. Сталина о ЧК — «неусыпный страж революции, обнаженный меч рабочего класса».

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Генеральный комиссар государственной безопасности                                                                                                 Г. Ягода
Записан
Страниц: [1] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU