Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
20 Октября 2021, 11:35:31
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1941-1946 НКВД - НКГБ - СМЕРШ
| | |-+  Радиоигра «Фисгармония».
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] Вниз Печать
Автор Тема: Радиоигра «Фисгармония».  (Прочитано 134 раз)
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 510


« : 16 Сентября 2021, 08:38:08 »

Радиоигра «Фисгармония».

      Радиоигры с германскими спецслужбами советская контрразведка начала активно применять в 1942 году. Первое время эту работу одновременно вели: 4-е Управление НКВД СССР, 1-й (немецкий) отдел 2-го Управления, возглавляемый П.П. Тимофеевым, в составе которого функционировало специальное отделение по радиоиграм (начальник — Н.М. Ендаков), а также территориальные подразделения органов госбезопасности.
      С весны 1943 г. все радиоигры, кроме игр «Монастырь», «Курьеры», а затем и «Березино», оставленных за 4-м Управлением, были переданы в ведение Главного управления контрразведки «Смерш» НКО СССР. В новом ведомстве эту работу стал проводить 3-й отдел под руководством В. Я. Барышникова.
    Организуя радиоигры, советская контрразведка ставила перед собой задачу — парализовать работу вражеских спецслужб по основным линиям их деятельности.
     Всего за годы Великой Отечественной войны органами госбезопасности СССР против германской разведки было проведено 183 радиоигры с противником.
    Для борьбы с вражеским шпионажем в промышленных центрах Советского Союза, расположенных в глубоком тылу, органы госбезопасности также вели радиоигры, в частности из Сибири и Урала, где германская разведка стремилась создать свои агентурные позиции.
    Примером могут служить радиоигры на Урале («Лира», «Дуэт», «Тайник»), в Сибири («Байкал», «Фисгармония»), в Поволжье («Щука») и другие.
   Из докладной записки ГУКР «СМЕРШ» НКО СССР № 128/А от 43 г. в ГКО «О задержании германских шпионов – парашютистов, заброшенных на советскую территорию и использовании их в радиоиграх с противни-ком».
« …Радиостанция „Валдавского“. Находится в г. Новосибирске, включена в радиоигру с противником 5 ноября 1942 г.
     2 октября прошлого года в районе ст. Рузаевка Мордовской АССР был задержан и арестован приземлившийся германский агент-парашютист… Разведчик имел задание пробраться в Новосибирск, где вести шпионскую работу, и при удачном обосновании там организовать приёмопередаточный радиопункт по связи с другой немецкой агентурой, которую против-ник предполагал забросить в ещё более глубокий тыл Советского Союза.
    По радиостанции передаются сведения дезинформационного характера, легендируется привлечение для работы в пользу Германии одного сотрудника авиационного завода № 153 и подготовка надёжной радиоразведывательной базы в Сибири. К работе агента немцы проявляют большой интерес. В мае сего года с целью организации приёмопередаточного пункта немцам сообщили о возможности приобретения отдельного домика в районе Новосибирска, на что противник ответил согласием. В настоящее время от немцев запрашивается курьер по установленному ранее паролю явки с денежными суммами для приобретения дома, после чего будем за-прашивать указания об установлении связи разведчиков с другой немец-кой агентурой…».
       26 июля 1941 года на Западном фронте, вблизи г. Белый, был сбит советский военный самолет. Выживший младший офицер-топограф Красной Армии Борис Сафонов, который в начале войны был мобилизован в Красную армию и назначен на должность военного инженера по изысканию аэродромов при штабе ВВС Западного фронта, попал в немецкий плен.
    Сафонова вместе с группой других военнопленных отправили в лагерь под г. Лицмандштат, где в феврале 1942 года он дает согласие работать на немецкую разведку «Абвер» для ведения разведывательно-подрывной деятельности против СССР и получает псевдонимом «Сальский».
   В апреле 1942 г. его направляют в Брайтенфуртскую разведшколу под Веной, где он проходит подготовку по курсу разведчика-диверсанта в группе «Технише-Люфт» (техническая - авиационная). Осваивает курс радиодела, стрелковую и парашютно-десантную подготовку, способы и приемы добывания информации.
    Бывшего советского военнослужащего немцы готовили к заброске в глубокий тыл для ведения разведывательной работы по оборонной промышленности СССР.
    Под видом военного инженера, якобы командированного Топографическим управлением НКО СССР для проверки работ топографических отрядов и состояния трансгуляционных знаков, он должен был пробраться в Сибирь и обосноваться в одном из крупных промышленных городов (Новосибирске, Омске или Красноярске), создать базу для разведывательной работы и собирать информацию о работе предприятий авиационной промышленности, отслеживать перевозки войск, настроением населения и т.д.
     Кроме того, радиостанцию, которой был снабжен Сафонов, в случае удачного установления связи с немецким разведцентром, Абвер планировал использовать для устройства «цепочки» для трансляции маломощных станций агентуры, забрасываемой в глубокий тыл СССР.
     Предельный срок пребывания Сафонова в советском тылу немцами установлен не был. Через 2–3 недели после появления в СССР Сафонов должен был выйти на первую радиосвязь с немцами.     В случае неудачи при установлении радиосвязи Сафонова с немецким разведцентром из Сибири Абвером предусматривался запасной вариант его использования: Сафонов должен был переехать в Москву (где он жил со своей семьей накануне войны) и собирать разведывательную информацию по Московской области. Для легендирования возвращения Сафонова в европейскую часть СССР из Сибири у него имелось фальшивое командировочное предписание, якобы выданное ему Топографическим управлением НКО СССР для следования в Татарскую АССР с целью проведения топографических работ.
    Вечером 30 сентября 1942 года Сафонов вместе с группой других агентов («Федоровым», «Барановым» и «Бравиным»), также прошедших обучение в Брайтенфуртской разведшколе, вылетел с одного из немецких аэродромов в Смоленской области в тыл Красной армии.
  Утром 1 октября 1942 года, все агенты были десантированы вблизи от железнодорожной станции Рузаевка Мордовской АССР.
    «Федоров», «Баранов» и «Бравин» имели задание пробраться в Свердловск, обосноваться на жительство, устроиться на работу и приступить к сбору информации о противовоздушной обороне города, а также место-нахождении оборонных заводов и воинских частей.
    2 октября 1942 г. Сафонов был задержан транспортными органами НКВД на железнодорожной станции Рузаевка, куда он направился для выяснения обстановки после приземления.
     Обнаруженные при задержании у Сафонова фиктивные документы и шпионское снаряжение не вызывали сомнений в его причастности к спец-службам противника.
Из дела Сафонова:
«В арсенале агента находилась мощная коротковолновая радиостанция, оружие, 100 тысяч советских рублей, широкий спектр готовых документов: орденских книжек, паспортов на разные имена и чистых бланков с печатями, а также другое снаряжение…».       
     Позднее была изъята закопанная Сафоновым после приземления мощная коротковолновая радиостанция, упакованная в чемодан. Конструктив-ной особенностью этой радиостанции являлось то, что она была рассчитана на потребление энергии от электросети и имела большой радиус действия (прием радиосигналов мог осуществляться на расстоянии до 15 тысяч километров, а передача – до 5–6 тысяч).
    После задержания, Сафонов признался местным транспортным органам НКВД о своей принадлежности к разведке противника, выдал немецких агентов, которых знал по совместному обучению в разведшколе, а также сообщил об остальных членах заброшенной группы, которые, в свою очередь, после приземления по договоренности между собой в тот же день явились с повинной в транспортный отдел НКВД железнодорожной ст. Рузаевка.
      Выяснив обстоятельства заброски Сафонова и других агентов, сотрудники транспортного отдела НКВД составили протокол задержания и заключили их под стражу.
    Об аресте немецких шпионов чекисты информировали центральный аппарат НКВД СССР и задержанные были этапированы в Москву на Лубянку.
    Сотрудниками 2 управления НКВД СССР было проведено предвари-тельное расследование по деятельности агентов Абвера.
     «Федоров», «Баранов» и «Бравин» согласились оказывать помощь органам контрразведки в борьбе с немецкой разведкой и были направлены для ведения радиоигры в г. Свердловск.  Не маловажную роль сыграла их добровольная явка в органы госбезопасности с повинной.
      В ходе работы с задержанными было установлено, что Б. Сафонов во время нахождения в немецких лагерях использовался гестапо для выявления командного состава Красной Армии, политработников и коммунистов.
   Данное обстоятельство, а также, то, что он в отличие от других членов разведгруппы, добровольно не явился в органы НКВД после своего приемления в советском тылу, дало основание завести в отношении Б. Сафо-нова уголовное дело.
        По решению руководства НКВД СССР осенью 1942 г. Сафонов был перевербован под псевдонимом «Валдавский»,  на условиях приостановки заведенного в отношении него уголовного дела и направлен в г. Новосибирск для включения в радиоигру с противником, получившую кодовое наименование «Фисгармония».
    Первоначально целью указанной радиоигры была передача от имени «Сальского» дезинформации по интересовавшим немцев вопросам, а так-же перехват каналов связи немецкой разведки с ее агентурой. В соответствии с этим Сафонов должен был из г. Новосибирска имитировать успешное выполнение задания немцев по проникновению в глубокий советский тыл.     Согласно разработанной на Лубянке линии поведения Сафонов должен был прибыть в Новосибирск, официально устроиться на работу в гражданское учреждение по своей специальности. Через некоторое время Сафонов должен был попросить Абвер направить себе на помощь еще не-скольких агентов с радиостанциями, под предлогом якобы появившейся возможности для развертывания агентурной сети в Сибири. В случае при-бытия этих агентов планировалось осуществить их арест.
    После прибытия в Новосибирск Сафонов был легализован по документам, полученным от немцев, и устроен на конспиративную квартиру, где проживал под контролем сотрудников контрразведывательного отдела Управления НКВД по Новосибирской области.
    Вскоре по обусловленной с немцами схеме связи Сафонов начал работу на рации. Контроль за его работой осуществлялся контрольной радио-станцией УНКВД. Первые радиограммы начали отправляться немцам с ноября 1942 года. Большинство своих сообщений Сафонов передавал в немецкий разведцентр, расположенный в Варшаве. Кроме того, некоторое время вещание осуществлялось им по адресам немецких радиостанций, расположенных в оккупированных городах Минске и Киеве. Тексты всех отправляемых радиограмм составлялись в Новосибирске и санкционировались из Москвы начальником Разведывательного управления Генерального штаба Красной армии генерал-лейтенантом Ф.Ф. Кузнецовым, начальником Третьего отдела Главного управления контрразведки «Смерш» НКО СССР полковником В.Я. Барышниковым, а иногда и лично комиссаром госбезопасности 2 ранга В.С. Абакумовым, начальником Главного управления контрразведки «Смерш» НКО СССР.
     Для создания видимости активной разведдеятельности Сафонова контрразведчики сообщали ему для передачи сведения, содержавшие ин-формацию о промышленных объектах оборонного значения и железнодорожном транспорте в Сибири. Например, тексты шифрограмм гласили: «Завод № 153 29 ноября сдал военному представителю 30 истребителей Як-7, построенных сверх программы по случаю годовщины революции» или «За вторую декаду января отсюда направлено на Запад 230 воинских транспортов, в том числе 55 эшелонов. Войска частично, а груз почти наполовину формировались здесь, остальные транзитом с Востока, дал сведения известный Вам транспортник».
   «Валдавский» работал под позывным «Транспортник», а немецкий разведцентр принимал радиограммы под позывным «Инженер».
     Кроме подобных сообщений, была подготовлена шифровка о «привлечении» Сафоновым к разведывательной деятельности двух местных жите-лей. Данную информацию противник принял за достоверную и дал положительную оценку действиям Сафонова.
    В июне 1943 года радиоигра из УНКГБ по Новосибирской области бы-ла передана в Отдел контрразведки «СМЕРШ» НКО по Сибирскому Военному округу.
     Советская контрразведка, не прекращая передачи в Абвер дезинформации, решила провести комбинацию по вызову курьера. От имени «Сальского» в Абвер было отправлено несколько запросов о направлении связника, однако немецкое руководство их упорно отклоняло, ссылаясь на нелетную погоду. Немцев явно что-то тревожило. Как выяснилось позже, они были обеспокоены нерегулярностью выхода Сафонова на связь. Лишь после объяснения Абверу перерывов связи плохими погодными условиями, существенно влиявшими на передачу радиосигналов на большое расстояние, немцы поверили своему агенту и в феврале 1944 года, через 5 месяцев после первой просьбы об отправке связника, сообщили о том, что связник отправлен.
   В ночь с 24 на 25 января 1944 года с самолета в районе железнодорожной станции Занозная Московско-Киевской железной дороги был сброшен с парашютом немецкий агент «Соколов».    Приземлившись, «Соколов» явился с повинной в транспортный отдел НКГБ, после чего его арестовали, обрили наголо согласно тюремным правилам и поместили в камеру предварительного заключения.
   После сообщения об арестованном агенте-парашютисте в Москву за «Соколовым» прибыли сотрудники ГУКР «СМЕРШ» НКО и доставили его на Лубянку. Проведенным следствием было установлено, что «Соколов» – бывший военнослужащий Красной армии, который окончил артиллерийское училище и в начале войны служил в стрелковой дивизии. На фронте он попал в окружение и в июле 1941 года был пленен немцами. Затем «Соколов» находился в одном из лагерей для военнопленных офицеров в Германии, где был завербован немецкой разведкой.
      В мае 1942 года «Соколов» был переведен в Брайтенфуртскую разведшколу, в которой пробыл до октября 1943 года и после ее окончания получил задание пробраться в Новосибирск, связаться с агентом «Сальский», снабдить его деньгами, новым шифром для кодировки, инструкцией по радиосвязи с агентами-корреспондентами, которых предполагалось передать ему на связь в советском тылу. Кроме того, «Соколов» должен был сообщить «Сальскому», что его рацию немцы планируют использовать в качестве передаточного пункта, в связи с чем в его задачу будет входить установление радиосвязи с немецкими агентами, прием и ретрансляция их радиодонесений в абвер.
      Пробраться в Новосибирск к «Сальскому» «Соколов» должен был по фиктивным документам, оформленным на имя Анатолия Самойлова, капитана артиллерии. Легенда поездки «Соколова» в Новосибирск была сле-дующей: «Соколов» якобы следует из Москвы в Новосибирское артиллерийское училище для обмена опытом и подготовки молодых кадров.
     «Соколов» был перевербован и во второй половине февраля 1944 года он направлен для работы в рамках радиоигры «Фисгармония» в Новосибирск в распоряжение начальника отдела контрразведки «Смерш» СибВО.
     Прибыв в Новосибирск, «Соколов» провел запланированную встречу с «Сальским», о чем немцам была отправлена соответствующая радиограмма. Согласно полученным инструкциям после этой встречи «Соколов» должен был немедленно возвратиться через линию фронта. Однако, учитывая обстоятельство, что он был обрит наголо при задержании сотрудниками оперативно-транспортного отдела НКГБ на станции Московско-Киевской железной дороги, в целях недопущения расконспирации (тюремная стрижка говорила сама за себя) было принято решение не отправлять его назад к немцам.
   В Абвер сообщили, что, проведя благополучно встречу, «Соколов» убыл из Новосибирска. В дальнейшем, в оправдание неявки «Соколова» к немцам, в середине апреля 1944 года противнику радировали: «Инженеру. 10 апреля ко мне на квартиру неожиданно явился Анатолий и рассказал, что 8 марта при возвращении к вам на станции Гусино он попал под бомбежку, был сильно контужен и отправлен в госпиталь в город Барнаул Алтайского края. Из госпиталя выписался 5 апреля. По состоянию здоровья ему предоставили три месяца отпуска. На вид он очень бледный и худой. Просит оказать помощь и о случившемся сообщить вам. Передает привет. Временно устроил его на даче у своей знакомой. Что с ним делать дальше? Сальский».
     После получения указаний от немцев оставить «Соколова» в Новосибирске в качестве помощника «Сальского» было принято решение попытаться заинтересовать Абвер в создании новой разведывательной немецкой радиоточки (что потребовало бы от немцев направления в Сибирь новых агентов, оснащенных дополнительными рациями) на Северном Урале, ку-да якобы стал часто командироваться по служебным делам «Сальский». В связи с этим в конце сентября 1944 года немцам была отправлена следующая радиограмма: «Господин инженер, срочно выезжаю на Северный Урал. В силу сложившихся обстоятельств пришлось все передать Анатолию, который подробно проинструктирован по всем вопросам нашей работы. Обещал работать хорошо. Думаю, что я решил правильно, так как больше мне ничего не оставалось делать. Материалы о моей работе на Се-верном Урале по возможности будут переданы Анатолию. С сердечным приветом, Сальский».
   В сентябре 1944 года в Новосибирск из Москвы была направлена телеграмма с указанием начальника ГУКР «Смерш» В.С. Абакумова о переводе Сафонова с конспиративной квартиры во внутреннюю тюрьму Управления НКГБ по Новосибирской области. В октябре 1944 года Сафонов был выведен из игры, от работы на ключе отстранен и взят под стражу в связи с возобновлением в отношении него уголовного дела. Основанием для этого послужила его расконспирация перед окружением, которая заключалась в том, что он, после его освобождения из-под стражи и перевода на конспиративную квартиру в августе 1943 года, воспользовавшись недостаточным контролем со стороны органов госбезопасности, установил широкие связи среди жителей Новосибирска, которым рассказал о характере и содержании выполняемой им негласной работы.
       Сафонов в ноябре 1945 года был приговорен к 10 годам ИТЛ, как «изменник Родины».
   Вместе с тем ведение радиоигры «Фисгармония» продолжалось. Сафо-нов был заменен в игре агентом связником «Соколовым». Перед Абвером данная замена легендировалась выездом Сафонова на длительный срок на работу на Северный Урал.
    Противнику теперь уже от имени «Соколова» передавалась дезинформация военно -экономического характера (об авиационном заводе № 153, передвижении воинских грузов из Новосибирска на запад и т.п.). Иногда сообщались сведения о Северном Урале, якобы добытые «Сальским» во время его «командировок» и привезенные в Новосибирск «Соколову». Помимо этого, продолжалась реализация легенды по вызову в Новосибирск новых агентов немецкой разведки. Однако вынудить Абвер организовать самостоятельную радиоточку на Северном Урале не удалось.
   Радиоигра нашей контрразведки против Абвера была завершена 3 мая 1945 года. Всего за время «радиоигры» «Фисгармония» было передано 119 радиограмм-дезинформаций, главным содержанием которых были данные о работе завода № 153. От немцев было получено 47 радиопередач. В наших шифрограммах осознанно преувеличивались характер и объем выпускаемой заводом продукции, что оказывало существенное влияние на оценку со стороны немцев возможностей советской оборонной промышленности и Красной армии.
  (статья подготовлена по монографии В.А. Гашенко «ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ БЕЗОПАСНОСТИ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙ-НЫ»).

Записан
Страниц: [1] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU