Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
06 Мая 2021, 07:35:46
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1953-1991 КГБ - МВД
| | |-+  5-е УПРАВЛЕНИЕ КГБ СССР
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 [3] Вниз Печать
Автор Тема: 5-е УПРАВЛЕНИЕ КГБ СССР  (Прочитано 29055 раз)
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #20 : 09 Декабря 2011, 23:01:03 »

Для полноты обзора деятельности 5-го ГУ КГБ СССР думаю стоит осветить и такой вопрос как "карательная" психиатрия,к которой сотрудники пятерки не имели по сути не какого отношения,однако по непонятной причине,некоторые из диссидентов (и не только) относят эту специфическая область здравохранения к функциям КГБ. Например,журналист Е.Жирнов писал в газете «З&Б»№8(788) Архив 24.02.07 - 2.03.07 следующее:

      
     "...Бороться Ю.Андропову было тем проще, что за три месяца до его назначения
      председателем КГБ, 14 февраля 1967 года, Минздрав СССР утвердил инструкцию
      о принудительном психиатрическом лечении. Сеть специализированных
      психиатрических учреждений при нем постоянно расширялась и ужесточалась. В
      качестве санитаров, например, использовали уголовников, которым позволяли
      зверски издеваться над узниками психбольниц..."

Во,оказывается как.И не в домек господину Е.Жирнову,что процессуальный порядок помещение человека  с неадекватной реакцией в клинику регулировался ст.58 УК РСФСР редакции 1960г. и решение по данному вопросу обычно выносилось судьей по предварительному экспертному заключению.Стоит заметить,что обычно экспертная оценка психического состояния человека, в зависимости от его реакции на окружающую среду,производилась в течении суток при задержании того или иного субъекта.Более того, в экстенных  случаях вызов психиатра (в том числе и направление в стационар) регулировался инструкцией Минздрава СССР от 14 февраля 1967г. О порядке применения принудительных мер психиатрического характера в отношении психических больных,которая фактически действовала до конца 80-х годов...

Господин Жирнов забывает еще и о том,что "сеть специализированных психиатрических учреждений" начала расширятся в период правления Хрущева и Андропов к этому не имеет никакого отношения:
                  "... в 60-е годы были созданы новые тюремные  
                  психиатрические больницы: 1961 год — СЫЧЕВСКАЯ (Смоленская
                  область); 1964 год - БЛАГОВЕЩЕНСКАЯ (Амурская область); 1965
                  год - ЧЕРНЯХОВСКАЯ (Калининградская область) и КОСТРОМСКАЯ.
                  Если в 1956 году отмечен самый низкий уровень заполнения
                  Казанской и Ленинградской ТПБ (соответственно 324 и 384
                  узника), то в 1970 году в Казанской больнице находилось 752
                  человека, в Ленинградской — 853, а в целом в спецбольницах МВД
                  СССР — 3350 заключенных.

Что касается термина ТПБ МВД СССР,то замечу,что содержание психически больных людей в СССР  ничем по сути не отличалось от многих зарубежных стран в известный период.Что касается диссидентов-пациентов ТПБ МВД СССР,то в качестве примера приведу выдержку из ДЗ от 15.12.1969г. начальника УКГБ по Краснодарскому краю генерал-майора Смородинского:    

 "...УКГБ при СМ СССР но Краснодарскому краю располагает материалами, которые свидетельствуют о том, что в крае значительное число психически больных совершает общественно опасные и враждебные проявления, вынашивает преступные, политически вредные намерения, вносит деморализующие факторы в жизнь советских людей.За последние два года в поле зрения органов госбезопасности края попало более 180 таких лиц. Некоторые из них высказывают террористические угрозы,намерения убить представителен актива или совершить другие преступления. Так, Бычков Г.А. и Миков Г.Е. допускали злобные антисоветские высказывания, угрозы в адрес некоторых руководителей партии и Советского правительства; Ворона А.П. также высказывал террористические угрозы, составил список актива Крымского района "подлежащего уничтожению", пытался создавать антисоветскую группу; Сопи С.А. высказывает злобные бредовые намерения посетить мавзолей Ленина и с помощью кинокамеры оживить вождя революции, а затем вновь умертвить его; Ватинцев Г.В. посетил мавзолеи, где совершил дерзкий циничный акт.Многие больные пишут массу писем в различные краевые и центральные организации с клеветническими, антисоветскими измышлениями и угрозами. Из них Михальчук Д.И., добивающийся выезда за границу, в письме в Президиум Верховного Совета СССР от 5-го апреля 1969 года писал: "...Вы хотите, чтобы мои деяния были тождественны деяниям у Боровицких ворот?.." В беседе с председателем Белореченского горисполкома Михальчук заявил,что не ручается за себя и может совершить преступление. В числе психически больных немало склонных к совершению нападении, к изнасилованиям, убийствам, а некоторые пытаются и совершают такие дерзкие преступления. К примеру, в период обострения болезни Бузницкнй A.Г. отрубил голову своему десятилетнему сыну,Овельян Е.М. убила мужа, Пономаренко A.M. убил свою сестру. В крае, по данным психдиспансеров, в общем количестве 55,8 тысячи психически больных, многие агрессивны,злобны, а около 700 человек представляют общественную опасность. Наибольшее количество их проживает в Краснодаре, Сочи, Новороссийске, Майкопе, Геленджике,Ейском, Крымском районах..."

Однако,как известно Запад не волновали проблемы связанные со здоровьем (в том числе и психическом) советских людей и то,что:
                 “…В 1956 —1957 гг. в числе установленных 2600 авторов
                  антисоветских документов было более 120 человек психически
                  больных. В г. Москве из 112 разысканных авторов антисоветских
                  документов оказалось 38 человек больных шизофренией.
                  Органам госбезопасности и прокуратуры бывает заранее известно,
                  что эти правонарушители состоят на учете в неврологических
                  диспансерах Минздрава как душевнобольные.
                  По существующему порядку органы безопасности и прокуратуры
                  возбуждают против таких правонарушителей уголовные дела,
                  арестовывают их, производят расследования и направляют дела в
                  судебные инстанции для вынесения решения о принудительном
                  лечении. Не говоря уже о явной нецелесообразности ареста и
                  возбуждения дел против лиц, не отвечающих за свои действия,
                  такой арест компрометирует членов семей больных, часто не
                  посвященных в преступную деятельность своих родственников.
                  Считали бы целесообразным внести некоторые изменения в
                  существующий порядок с тем, чтобы:
                  а) против душевнобольных, распространяющих антисоветские
                  листовки и анонимные письма, в случае, если органам
                  безопасности и прокуратуры заранее будет известно, что они
                  являются душевнобольными, уголовное преследование не
                  возбуждать и не арестовывать их, а с санкции прокурора, на
                  основании мотивированных постановлений направлять таких лиц на
                  стационарное исследование в судебно-психиатрические
                  учреждения;
                  б) при установлении экспертизой факта психического
                  заболевания, исключающего уголовную ответственность
                  правонарушителя вследствие его невменяемости, органам КГБ и
                  прокуратуры производить расследования для установления
                  авторства анонимных документов и собранные материалы с санкции
                  прокурора направлять в суд для применения к правонарушителям
                  мер социальной защиты медицинского характера, то есть
                  принудительного лечения”.

Получив искаженную информацию из опубликованной на Западе книге диссидента Тартуса "Палата №7"(1963г)западные СМИ раздули целую шумиху о "карательной" советской психиатрии,не догадываясь о том,что как раз в тот период (вполне возможно сказались реформы Хрущева)в Советском Союзе : "...отмечается значительный рост больных алкогольными психозами и хроническим алкоголизмом, которые все больше поступают в психиатрические учреждения, в связи с чем из года в год снижается число психически больных, получающих лечение в стационарах. Существующий ежегодный прирост числа психиатрических коек крайне мал. За 1965-1970 гг. он составил в среднем по СССР около 4 процентов к имеющемуся числу коек и осуществляется в значительной мере за счет дальнейшегоприспособления н уплотнения зданий психиатрических больниц...".
Дальше-больше.Идея,как выразился в свое время Ф,Искандер "Советский псих самый нормальный в мире" стала центральной частью всех забугорных радиоголосов.Из ДЗ Ю.В.Андропова направленной в ЦК КПСС 1976г.:
                  "...В ряде западных стран нагнетается антисоветская кампания с
                   грубыми измышлениями об использовании в СССР психиатрии якобы в
                   качестве инструмента политической борьбы с «инакомыслящими».
                   Идеологические центры и спецслужбы противника широко
                   привлекают к этому средства массовой информации, используют трибуны
                   научных форумов, инспирируют антисоветские «демонстрации» и «протесты».
                   Систематически предоставляют возможность выступать с грязными
                   вымыслами об условиях помещения и содержания больных в советских
                   психиатрических лечебницах «живым свидетелям», известным своей
                   антисоветской деятельностью на Западе, — Файнбергу, Плющу, Некрасову,
                   Горбаневской и некоторым другим...
                   Организаторы клеветнических выступлений стремятся подготовить,
                   как видно, общественное мнение к публичному осуждению «злоупотреблений
                   психиатрией в  СССР» на предстоящем VI Всемирном конгрессе психиатров
                   (Гонолулу, США) в августе 1977 года, рассчитывая вызвать политически
                   негативный резонанс в канун празднования 60-й годовщины Великой
                   Октябрьской социалистической революции... Комитетом госбезопасности
                   через оперативные возможности принимаются меры по срыву враждебных выпадов,
                   инспирируемых на Западе вокруг советской психиатрии...".

Как известно,прибывшая в Гонолулу на VI Конгресс ВАП, советская делегация  в составе видных специалистов,была с ходу "атакована".
Чуть позже,  министр здравоохранения СССР  Петровский писал в своем отчете  в ЦК КПСС: “...На работе Конгресса прежде всего сказалась развернутая в последние годы реакционными и сионистскими кругами в Англии, США и ряде других западных стран клеветническая кампания по обвинению советских психиатров в сознательной госпитализации психически здоровых лиц в психиатрические больницы в политических целях для подавления гражданских прав и свобод человека. Для участия в Конгрессе была подготовлена авторитетная советская делегация, которая сразу по прибытии в Гонолулу установила активные контакты с делегациями социалистических стран. Эти контакты, а также дальнейший ход Конгресса подтвердили, что, хотя официально Конгресс проводился ВАП, вся фактическая подготовка научной и организационной программы полностью находились в руках Американской психиатрической ассоциации. Воспользовавшись своим положением и поддержкой президента Конгресса Ш. Фрезер и Президента ВАП Г. Рома (оба из США), составители программы пошли на открытую политизацию Конгресса в ущерб основным научным интересам психиатрии. Даже в раздел клинических исследований были включены откровенно провокационные доклады некоего ДРАБКИНА “Лечение политических диссидентов в Советском Союзе” и южнокорейца о психопатии одного из лидеров КНДР. Помещения, где проходили заседания Конгресса, были наводнены антисоветской макулатурой, листовками с грязными нападками на советскую психиатрию и ее отдельных представителей. В кулуарах сновали привезенные на Конгресс “бывшие советские психиатры” (М. Вайханская, Б. Зубок), создавалась шумиха вокруг психически больного лица (Л. Плющ), высланного из СССР. В Исполкоме ВАП советский представитель М. Вартанян сумел, в частности, добиться отказа в регистрации Л. Плюща в качестве делегата Конгресса, а также удаления из основного зала заседаний антисоветской литературы. Что же касается коридоров и фойе, то Оргкомитет заявил, что эти помещения им не оплачиваются и соответственно якобы не контролируются. Советский представитель на Ассамблее Э. Бабаян опротестовал включение в повестку этих предложений как явно клеветнических и противоречащих Уставу ВАП.Была категорически опротестована сама система голосования, основанная на пропорциональности числа голосов величине вносимых национальными ассоциациями денежных взносов в бюджет ВАП (от 30 до 1—2 голосов). Однако эти протесты не были приняты из-за открытого нажима Президента ВАП Г. Рома и ссылок на Устав ВАП.
 В дальнейшей дискуссии, хотя советскому представителю не было дано времени для развернутого выступления, рядом остро поставленных вопросов ему удалось полностью обнажить отсутствие какой-либо фактической основы для клеветнической англо-австралийской резолюции, показать отсутствие достоверных медицинских заключений и актов экспертизы на психически больных бывших советских граждан, которые объявлялись на Западе “здоровыми”. Этот факт был отмечен всеми газетами Гонолулу. После этого Президент ВАП грубо нарушил порядок ведения заседания и форсировал голосование с попранием элементарных требований процедуры (не были запечатаны урны,бюллетени получали непосредственно в руки представители секретариата, которыми же и проводился подсчет голосов). Это было также немедленно опротестовано представителями СССР, но не было принято Председателем и Генеральным секретарем ВАП. Однако даже в этих условиях 33 делегации из 55 голосовали против антисоветской англо-австралийской резолюции, т. е. в поддержку советской психиатрии, и только 19 за резолюцию. Лишь подсчет по системе “взвешенного голосования”, архаичность которой была признана даже Исполкомом (но которую может изменить лишь следующий Конгресс), дало преимущество организаторам антисоветской кампаниилишь в два голоса (90 и 88). Это определило и принятие решения поручить новому Президенту ВАП проф. П. Пишо (Франция) и Исполкому продолжить рассмотрение вопроса о создании так называемого комитета по расследованию злоупотреблений в психиатрии, которое, как было показано в ходе дискуссии, не имеет под собой никаких медицинских или юридических обоснований..."

Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #21 : 10 Декабря 2011, 15:03:08 »

Как известно система ТПБ МВД СССР имела свою давнюю историю (1939г.)Именно в ТПБ содержались психически больные люди совершившие различные преступления подпадающие под статьи УК.
Наряду с ТПБ МВД,Минздрав СССР имел свою сеть психиатрических диспансеров и больниц. Первые попытки избавиться от ТПБ были предприняты в 1956г.комиссией Поспелова-Арестова,которая в свою очередь провела "расследование методом опроса" имеющихся фактов,выявив при этом,что часть больных находящихся в ТПБ не нуждаются в дальнейшем лечении и могут быть выписаны на поруки родственникам. Кроме того,комиссия Поспелова-Арестована основании письма А.Рапопорта в ЦК КПСС изучила деятельность института судебно-психиатрической экспертизы им.Сербского и сделала свои заключения.  

Из справки в КПК при ЦК КПСС А. Рапопорта от 8 января 1956 года:

“Практически важное дело судебно-психиатрической экспертизы находится в настоящее время в неудовлетворительном состоянии, что в значительной мере объясняется дефектами работы центрального в этой области Института им. проф. Сербского.За 30 лет своего существования как научно-исследовательского учреждения, обошедшегося государству во много миллионов рублей, институт без конца пережевывает вопросы вменяемости-невменяемости и комментирует несколько статей УК, имеющих отношение к экспертизе. Зазнайство, самоуверенность, сознательный отрыв от общей психиатрии, постоянное пускание пыли в глаза, запугивание особой важностью, сложностью, секретностью своей работы,монополизирование и стремление установить свою диктатуру как в области теории, так и практики психиатрической экспертизы — вот основные черты, характеризующие линию руководства института за много лет. Институт подходит к своим испытуемым не с врачебных позиций, будучи занят одним вопросом — вменяемостью.
На неудовлетворительное качество экспертных заключений института мне неоднократно жаловались врачи Загородной психиатрической больницы (ст. Столбовая), где проводится принудительное лечение лиц, признанных невменяемыми. В годы, когда я консультировал в этой больнице, мне врачи демонстрировали людей, ошибочно признанных в институте шизофрениками, невменяемыми.Я работал в Институте им. Сербского в первые, трудные годы его существования. В течение 34 лет (включая 4.5 года на фронтах Великой Отечественной и японской войн) я постоянно сталкивался с близкими мне вопросами судебно-психиатрической экспертизы. И я со всею ответственностью резюмирую свое мнение о том, что дело судебно-психиатрической экспертизы и руководства ею нуждается в решительном оздоровляющем воздействии. Необходимо изменить весь стиль работы института, связав ее с врачебной общественностью. Полагаю, что лучше всего это может быть достигнуто путем организационного объединения Института им. Сербского с Институтом психиатрии Минздрава СССР, что безусловно положительно скажется на качестве научно-теоретической, педагогической и практической экспертной работы в области судебной психиатрии.
По вопросу целесообразности существования самостоятельных психиатрических больниц в системе МВД. В настоящее время вряд ли имеется в них серьезная потребность, за исключением, конечно, особо опасных больных с активным бредом политического содержания, а также некоторого числа больных с обильным и тяжелым уголовно-криминальным прошлым. Мне трудно судить о количестве тех и других, но полагаю, что их немного. Учитывая современное состояние психиатрических больниц, их переполненность, невозможность выделить и обеспечить мужским персоналом специальные крепкие отделения для принудительного лечения особенно трудных и опасных больных, следует временно оставить в действии 1—2 такие специальные больницы, улучшив в них психиатрическое наблюдение, режим и лечение. Лучшие представители отечественной психиатрии высказывались всегда за рассредоточение “криминальных” психически больных среди общей массы таких больных (зарубежная практика здесь различна: так, в Англии все “криминальные” душевнобольные направляются на неопределенный срок в мрачную тюрьму — больницу Бродмур). Во всяком случае, в чьем бы ведении ни находились учреждения или отделения для “криминальных” психически больных, они должны быть психиатрическими учреждениями и методы лечения и сроки пребывания в них отдельных больных должны определяться прежде всего состоянием болезни. Среди так называемых “криминальных” психически больных процент настоящих душевнобольных невысок, а чаще попадаются глубокие психопаты и т.п.— здесь большое значение имеет осторожный подход экспертов к признанию душевнобольными и невменяемыми ряда так называемых пограничных больных,не говоря уже о практически здоровых людях с психопатическими и другими особенностями характера” (ЦХСД. ф. 6. оп. 6, д. 1683.)

Решения о передачи спецбольниц  Минздраву СССР так и небыло принято.Более того начиная с 1957г. система ТПБ МВД СССР начала еще более укреплятся.Стоит отметить,что руководство КГБ неоднократно обращало внимание министра Минздрава и руководителей страны на рост различных преступлений совершаемых людьми с нарушеннойпсихикой.В августе 1967г.в ЦК КПСС была направлена совместная ДЗ за подписью Руденко (Прокуратура СССР),Данилова(Минздрав СССР),Щелокова(МВД ) и Андропова,в которой говорилось:
  
"... Число общественно опасных проявлений и уголовных преступлений, совершаемых психически больными,
 из года в год растет.За последние два года в Москве зарегистрировано 388 тяжких уголовных преступлений, исполнителями которых являлись психически больные. В ленинградский психиатрический приемник в 1965 г. было помещено 170 убийц с больной психикой. В 1966—1967 гг. в Ленинграде психически больные совершили семнадцать убийств, в девятнадцати случаях оказались причастными к распространению антисоветских листовок и анонимных документов, двенадцать раз пытались нелегально перейти государственную границу. Аналогичное положение наблюдается на Украине и в ряде других регионов страны. Особую опасность вызывают приезжие в большом числе в Москву лица, страдающие манией посещения в большом числе государственных учреждений, встреч с руководителями партии и правительства, бредящие антисоветскими идеями. Известен недавний случай с Крысенковым, прибывшим из Вильнюса и взорвавшим себя с помощью самодельного взрывногоустройства на Красной площади. Ранее имел место факт, когда душевнобольной проник в Мавзолей В. И. Ленина и пытался молотком разбить саркофаг. В мае 1966 года некто Дедюк, одержимый поисками “правды”, совершил акт самосожжения на площади им. Дзержинского.В декабре этого же года в Москве задержан и госпитализирован житель Уфы Гуськов, намеревавшийся “убить тридцать человек” из изъятых у него двух пистолетов.
Всего из приемных центральных учреждений и ведомств в 1966—1967 г.г. были доставлены в больницы свыше 1800 психически больных, склонных к общественно опасным действиям. Анализ показывает, что рост общественно опасных проявлений и уголовных преступлений, совершенных психически больными, является следствием крайне ограниченных возможностей  своевременной госпитализации и проведения необходимого курса лечения этой категории больных в стационарных условиях.В стране после Октябрьской революции было построено только 6 специальных психиатрических учреждений. В результате расширения старых площадей, перестройки не приспособленных для этих целей помещений, реконструкции больничных учреждений удалось создать к настоящему времени 1500 психиатрических учреждений с общим числом коек в них - 215 462. Это составляет всего лишь 0,93 койки на тысячу человек населения. В США и Англии на это число приходится 4,3 койки, в Финляндии 3,7, в Скандинавских странах - 6,0. Минимальная потребность в стационарной психиатрической сети по Союзу определяется в 2,5 койки на тысячу человек,т. е. существующая сеть должна быть увеличена в 2,8 раза. Отсутствие необходимых условий для организации широкой профилактической работы, острый недостаток психиатрических учреждений для стационарного лечения ведет к накоплению психически больных в населении. По данным Минздрава СССР, в 1965 г. по Союзу было учтено 2 212 198 психически больных, что составляет 9,54 человека на тысячу населения. Однако результаты проведенных сплошных обследований жителей ряда городов, областей и республик свидетельствует,что фактически количество людей, страдающих психическими заболеваниями и нуждающимися в стационарном лечении,значительно больше...”.

Стоит заметить,что министр МВД СССР Щелоков, неоднократно ставил вопрос перед Минздравом СССР о том,что  "... психиатрические больницы специального типа не являются исправительно-трудовыми учреждениями, а также местами предварительного заключения и в них содержатся душевнобольные, освобожденные из-под стражи, МВД СССР считает, что эти больницы должны находиться в Минздраве СССР”(ЦА МВД РФ, ф. 55, оп. 1, д. 997).
5 декабря 1975г.  Щелоков направляет служебную записку генпрокурору СССР Руденко, министру юстиции СССР Смирнову, председателю Верховного суда СССР Теребилову,в которой говорилось:
“...В целях дальнейшего укрепления социалистической законности, пресечения источников для ложной информации в антисоветских целях некоторыми враждебными кругами за рубежом, МВД СССР считает необходимым передать психиатрические больницы специального типа в Минздрав СССР...”.

В средине октября 1978г.состоялось заседание Политбюро ЦК КПСС на котором был рассмотрен вопрос об улучшении охраны здоровья, снижения смертности и повышения рождаемости населения.Решением Политбюро была образована  комиссия во главе с председателем СМ СССР А.Н. Косыгиным.Работа комиссии позволила реально оценить все аспекты советского здравохранения,в том числеи проблемы психиатрической помощи населению,учитывая рост алкоголизации и наркомании в отдельных регионах страны.По отчетным данным МВД СССР к концу 1979 года в психиатрических больницах специального типа МВД СССР содержалось более 6308 чел.Количество "идейных" советских диссидентов прошедших через  психбольницы МВД едва привышало 180 человек.Были эти люди с нарушением психики или нет-думаю не нам судить.Ведь каждый человек индивидуален и пойди пойми,что у него возникнет в голове на определенном жизненном этапе.Может очередной "КУ-КУ".Например,как у бывшего лейтенанта Ильина или бывшего замполита БПЛК "Сторожевой" капитана 3-го ранга В. Саблина (ноябрь 1975г).И если Ильин,в связи с болезнью был помещен в специализированную психбольницу,то Саблин как и помогавший ему матрос Шеин были признаны психиатрами вполне адекватными,чтобы ответить за совершенное воинское преступление...
« Последнее редактирование: 10 Декабря 2011, 15:11:52 от alex » Записан
Страниц: 1 2 [3] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU