Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
19 Октября 2018, 04:25:18
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Дополнительные форумы
| |-+  ВОЙСКОВЫЕ ЧАСТИ и СОЕДИНЕНИЯ НКВД 1934-1940
| | |-+  Репрессированные в/сл войск НКВД
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 3 4 [5] 6 7 ... 43 Вниз Печать
Автор Тема: Репрессированные в/сл войск НКВД  (Прочитано 87710 раз)
Андрей
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 6006


« Ответ #40 : 08 Марта 2015, 19:51:36 »

Уважаемые коллеги !
Конечно всякое было в то время,могли присвоить звание "бригадный комиссар" человеку возглавляющему санитарную службу военного округа,но Вас не смущает,что под этим приказом нет не одного бригадного комиссара...а есть только бригврачи ?
То что родственники называли его бригадным комиссаром для меня вообще
не имеет никакого значения.......бесконечное количество случаев когда
родственники абсолютно ничего не понимают в таких нюансах....
Спор может разрешить только наш уважаемый коллега "Арарат".....
Надеюсь он ответит на эту просьбу.....
« Последнее редактирование: 09 Марта 2015, 01:21:02 от Андрей » Записан
Андрей
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 6006


« Ответ #41 : 08 Марта 2015, 19:59:31 »

В сети имеется такая информация:
"Колодизнер Абрам Иосифович (1892-1937), военный врач. Родился на Украине. В 1919 г. окончил медицинский факультет Киевского университета. Служил военным врачом Красной Армии на фронтах гражданской войны. В 1923-1924 гг. учился на факультете усовершенствования Военно-медицинской академии в Пет рограде. В 1926 г. присвоено звание дивизионного врача. В 1928-1930 гг. служил начальником отдела Военно-санитарного управления Северо-Кавказского военного округа в Ростове-на-Дону. С 1930 г. – начальник Военно-санитарного управления Приволжского военного округа. В 1936 г. арестован по ложному обвинению и через несколько месяцев расстрелян."
В "Красной звезде" был опубликован краткий некролог. Если бы был репрессирован, вряд ли о нем писали бы в то время.
По многим данным, Звоницкий был бригадным комиссаром.
С уважением,
Могу однозначно ответить, что если вышел некролог в центральной газете "Красная Звезда" значит он не был репрессирован.
Правда мог покончить жизнь самоубийством.....а почему он так поступил
это другой вопрос.
Записан
Андрей
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 6006


« Ответ #42 : 09 Марта 2015, 03:46:30 »

Кстати о военном звание - "бригврач" или "бригвоенврач" ........
вполне вероятно, что правильно "бригврач",но очень часто в различной литературе встречается подмена смысла этого слова......типа "будучи
бригврачем такой то бригады ..и так далее,а на самом деле сие лицо имело
звание "военврач 2 ранга"....
Вероятно поэтому уважаемый ученый Сувениров Олег Федотович в своей известной книге "Трагедия РККА 1937-1938" в мартирологе чтобы подчеркнуть именно смысл этого звания применил термин "бригвоенврач"
А так  честно говоря мне в этом вопросе все равно......главное,чтобы это
соответствовало истине...
Записан
Андрей
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 6006


« Ответ #43 : 09 Марта 2015, 12:06:18 »

Шорох Семен Фадеевич
1 - 1902
2 - национальность
3 - соц.происхождение
4 - член ВКП /б/ 1919
5 - образование ?
6 - чекстаж - с 1920
7 - ид зам.нач.УПВО НКВД Азербаджанской ССР
     14-02 01 1938 уволен 47В,вовсе
8 - 193-26 03 1936 - полковник
9 - Награды-Кр.Звезда 14 02 1936
     ПР ВЧК-ОГПУ 15 - 20 12 1932
*у меня нет сведений о репрессии против него,но очень большие подозрения что он арестовывался,а потом освобожден.
Его я не нашел в фонде лишенных ордена


Янкелевич Михаил Осипович присвоено звание "майор",а не полковник
« Последнее редактирование: 09 Марта 2015, 17:35:46 от Андрей » Записан
Андрей
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 6006


« Ответ #44 : 09 Марта 2015, 12:17:42 »

Шостак Ефим Григорьевич
1 - 1903,Киев
2 - еврей
3 - соц.происхождение - из мещан
4 - член ВКП /б/ 1921
5 - образование низшее
6 - чекстаж - с 1919
7 - нач.22 Волочского ПО УПВО НКВД УССР
8 - 231-03 04 1936 - майор.
9 - Награды:ПР ВЧК_ОГПУ 15 - 29 08 1936
10 - арестован....
11 - ВКВС СССР 07 09 1937 ВМН
12 - расстрелян.......,Киев
Записан
Андрей
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 6006


« Ответ #45 : 09 Марта 2015, 13:07:15 »

Сахаров Михаил Александрович был нач.2 о/я 1 отдела МТО УПВО НКВД Московской области, майор - пр.№1337-29 05 1938 уволен 47В,вовсе
Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 249


« Ответ #46 : 09 Марта 2015, 17:25:27 »

После проведенного летом 1936 года политического процесса над Зиновьевым Г.Е, Каменевым Л.Б, Смирновым И.Н. и другими, происходит усиление борьбы против «троцкистской оппозиции», что привело к увеличению политических репрессий в Вооруженных силах.
Практически до весны 1937 года репрессии в войсках НКВД заключались в увольнении с военной службы командиров и красноармейцев. Основанием для увольнения являлась социальная принадлежность военнослужащих (бывшие кулаки и их родственники, духовенство, бывшие офицеры). Аресты военных по политическим мотивам носили единичный характер.
29 марта 1937 года арестован бывший нарком внутренних дел Ягода Г.Г., репрессивная машина заработала в полную силу. Был дан старт по разоблачению заговоров, новый нарком внутренних дел Н. Ежов, начал с «заговора в НКВД».
Были произведены аресты 140 сотрудников НКВД, среди них заместитель начальника Оперативного отдела ст. майор ГБ Волович З. И. и начальник Управления НКВД Восточно - Сибирского края комиссар ГБ 2 ранга Гай М.И., который с июня 1934 по ноябрь 1936 года руководил Особым отделом ГУГБ.
В ходе проведенных допросов Ягоды Г.Г. и его ближайшего окружения были получены данные о наличии заговора с целью свержения Сталина и его соратников.
1 июня 1937 года И.В. Сталин на заседании Военного совета при НКО сделал заявление о том, что в армии вскрыт заговор, а Нарком обороны Ворошилов К.Е. выступил с докладом «О раскрытом органами НКВД контрреволюционном заговоре в РККА». Он получил название «военно - фашистский заговор в РККА», во главе которого стоял маршал Тухачевский М.Н. Его жертвами стал сам опальный маршал и видные советские военначальники — командармы И.Уборевич, А. Корк, И. Якир, комкоры — В.Примаков, Б. Фельдман, Р. Эйдеман и другие.
Нити заговора потянулись к ряду военных из высшего и старшего командного состава войск НКВД. Одними из первых был арестован начальник Управления пограничной и внутренней охраны Украинской ССР комдив Н.К. Кручинкин, который ранее возглавлял войска пограничной и внутренней охраны, его заместитель комбриг П. Семенов и начальник политотдела дивизионный комиссар Л. Сороцкий. Им инкриминировали, по аналогии с РККА, организацию «военно - фашистского заговора в войсках НКВД», санкцию на проведения расследования дал лично нарком Ежов.
Основная задача по проведению политических репрессий в войсках была возложена на структуру органов НКВД в вооруженных силах - Особые отделы.
В тоже время, в течение 1938 года секретно – политический отдел ГУГБ НКВД СССР вел всю следственную работу по «военно – фашистскому заговору» в войсках НКВД.
По версии следствия заговор в пограничных и внутренних войсках был составной частью масштабного «военно – фашистского заговора». Массовые аресты были проведены среди командного состава ГУПВВ НКВД СССР, Управления внутренних войск Московского округа, Отдельной мотострелковой дивизии особого назначения.
Маховик репрессий раскручивался, как выяснило следствие, на основании полученных признательных показаний, в планах заговорщиков важное место отводилось внутренним войскам, в первую очередь Отдельной мотострелковой дивизии особого назначения им. Ф.Э. Дзержинского.
В 1938 году произведены аресты среди командно — начальствующего состава ОМСДОН — командир дивизии комбриг Торощин П.В., начальник штаба дивизии Барков И.К., начальник политотдела Гольхов Ю.С. и другие. Им было предъявлено обвинение в подготовке к использованию частей дивизии в вооруженном выступлении против Советской власти.
Особый отдел дивизии в тот период возглавлял ст. лейтенант ГБ Беккер (Хренов) Р. И., в органах государственной безопасности с 1922 года. Трагично сложилась его дальнейшая судьба, в конце 1941 года попал в плен. Сотрудничал со спецслужбами нацистской Германии, служил в Российской освободительной армии, где был начальником разведшколы. В 1945 году установил контакты с органами военной контрразведки «СМЕРШ», передал данные на известную ему агентуру противника. Был арестован, на следствии свою вину не признал, осужден на 15 лет исправительно-трудовых лагерей. Освобожден по амнистии в 1955 году, в 1990 году реабилитирован за отсутствием состава преступления.
Массовая компания по раскрытию всевозможных заговоров продолжалась, во многих частях и округах были «обезврежены» группы заговорщиков и «троцкистско – бухаринские шпионские гнезда».
В рамках расследования заговора обнаружена «фашистская» группа в Главном управлении пограничных и внутренних войск, сочинская «троцкистская террористическая организация», владивостокская «японо – троцкистская шпионская организация», камчатская группа и другие.
В 1938 - 1939 г.г. арестованы 11 начальников войск округов и их заместителей. Среди них — начальник УПВО Казахской ССР комбриг Ротэрмель А.А., начальник войск Северо — Кавказского округа комбриг Кобелев П.Г., начальник войск Восточно — Сибирского округа комбриг Лепсис Р.К., начальник УПВО Грузинской ССР полковник Дэрбут Ж.А., начальник УПВО Азербайджанской ССР комбриг Смирнов П.И., начальник УПВО Туркменской ССР комбриг Леонов В.А. и другие.
В 1938 году был арестован и репрессирован начальник Политуправления ГУПВО корпусной комиссар П.В. Рошаль, начальники политотделов войск НКВД - Ленинградского округа дивизионный комиссар Севастьянов Н.Ф, УПВО Восточно — Сибирского округа дивизионный комиссар Грушко Ю.М., УПВО ДВК бригадный комиссар Богданов Н.Г.
«За беспринципность в работе, отсутствие партийности, неумение мобилизовать массы на борьбу за повышение большевистской бдительности» со своих постов сняты ряд начальников политотделов округов.
Для укрепления своего авторитета Ежов Г.Г. систематически демонстрировал И. Сталину заслуги своего ведомства и себя лично в деле предотвращения возможного государственного переворота с участием войск НКВД.
Арестованным командирам и политработникам войск НКВД предъявлялись стандартные обвинения как участникам контрреволюционных террористических организаций, за ведение «контрреволюционной троцкистской работы», подрывную работу, направленную на ослабление боевой и политической подготовки войск, за связь и сращивание с классовыми, чуждыми и вражескими элементами, «за шпионаж».
Расследование дел в отношении военнослужащих сопровождалось грубыми нарушениями при проведении следственно - судебных мероприятий, широко применялись меры физического воздействия.
Разоблачение заговоров в НКВД и РККА происходило в рамках общей карательной политики советского государства путем проведения массовых репрессий в отношении своего народа.
Основной удар политических репрессий был направлен против комсостава высшего звена: начальников войск НКВД округов, их заместителей, командиров дивизий, бригад. Значительно пострадал комначсостав управлений и штабов в соответствующих звеньях, профессорско-преподавательский состав военно-учебных заведений.
Проверка материалов уголовных дел по репрессированным военнослужащим войск НКВД Прокуратурой СССР показала, что законных оснований к их аресту не было. Органы НКВД арестовали их в нарушение Конституции СССР, вопреки требованиям уголовных и уголовно-процессуальных законов, без санкции прокурора или постановления суда, по прямому произволу Сталина и Ежова. В делах нет объективных доказательств, подтверждающих совершение кем-либо из обвиняемых государственных преступлений. Версия о наличии военно-политического заговора не подтверждается документально. Обвинения в этих преступлениях являются ложными и базируются лишь на противоречивых «признательных» показаниях арестованных, навязанных им работниками НКВД преступными методами проведения следствия по делу.
Фактически все военнослужащие войск НКВД, осужденные в рамках «заговора» посмертно реабилитированы и признаны жертвами репрессий.
Личный состав войск НКВД СССР в местах постоянной дислокации в 1937 - 1938 годах систематически привлекался к участию в массовых репрессивных операциях органов НКВД. К основным задачам относилось конвоирование «важных государственных преступников», обеспечение безопасности оперативно - чекистских групп при проведении обысков и арестов.
Курсанты военных училищ НКВД СССР использовались во многих регионах СССР, кроме решения стандартных задач, связанных с охраной и конвоированием репрессированных лиц, они принимали непосредственное участие в проведении арестов и допросах задержанных «врагов народа».
Контроль за работой следственных подразделений ГУГБ НКВД СССР, в том числе Особых отделов, военные прокуроры осуществляли формальным образом.
Военные прокуроры, которые пытались противостоять нарушениям социалистической законности, сами оказывались за решеткой. Среди арестованных военные прокуроры УПВО НКВД Украинской ССР Гомеров Н.Н., УВО НКВД Московского округа Ю.А. Дзервит, УПВО НКВД Северо — Кавказского округа В.И. Чакстэ, заместитель военного прокурора УПВО НКВД Западно — Сибирского края М.М. Ишов и другие.
Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 249


« Ответ #47 : 09 Марта 2015, 17:30:33 »

Издание: Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе. 1937—1938. Архив Сталина: Документы и комментарии. — М.: МФД, 2011.

10 апреля 1938 г.
СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ
Направляю сводку важнейших показаний арестованных Управлениями НКВД СССР за 6-7 апреля 1938 года.
Народный комиссар внутренних дел СССР Народный комиссар государственной безопасности (ЕЖОВ)
По 4-му ОТДЕЛУ
1. КРУЧИНКИН Н.К., бывший начальник ГУПВО НКВД. Допросили: КОГАН, ГЕРЗОН.
КРУЧИНКИН дал первичные показания о том, что он является участником антисоветского военного заговора, в который вовлечен ЕГОРОВЫМ в 1931 году в период их совместного пребывания в Германии.
Во время пребывания в Германии КРУЧИНКИН установил изменническую связь с немецким генеральным штабом через капитана фон-ШПАЛЬКЕ.
По антисоветской работе КРУЧИНКИН был связан с участниками военного заговора БЕЛОВЫМ, ЛЕПИНЫМ и ЕФИМОВЫМ.
КРУЧИНКИН также показал, что по указанию ЕГОРОВА он вел подрывную работу в войсках пограничной охраны
16 апреля 1938 г.
Т. СТАЛИНУ
Направляю сводку важнейших показаний арестованных по ГУГБ НКВД СССР за 13-е апреля 1938 года.
Народный комиссар внутренних дел СССР Народный комиссар государственной безопасности (ЕЖОВ)
По 4-му ОТДЕЛУ
1. БАНГА В.О., б. полковник, б. зам. нач. УПВО Казахстана. Допрашивали: АБАКУМОВ, ДЕНАУ.
БАНГА сознался в том, что он является участником военного заговора и шпионом германско-японской разведок.
БАНГА показал, что он в течение трех с половиной лет служил в полиции, что в партию он никогда не вступал, а в 1917 году по записке КНОРИНА, работавшего тогда секретарем Минского окружкома партии, получил партбилет.
В 1918 году, оставшись после оккупации немецкими войсками в гор. Минске, был завербован немецкой полицией под кличкой «Брудер».
В 1923—24 г.г. работая начальником 14-го пограничного отряда в Тимковичи на польской границе, через польского старосту передал для германской разведки сведения о дислокации, численности, вооружении частей пограничной охраны и мероприятиях по охране границе.
В 1927 году работая начальником отделения погранслужбы оперативного отряда УПВО ДВК, установил связь с японской разведкой, которой передавал шпионские материалы о состоянии пограничной охраны ДВК.
В 1931 году способствовал японцам к уводу ими советского катера, в 1932 году при аварии советского парохода «Сталинград» спровоцировал конфликт между советскими и японскими властями.
БАНГА далее показал, что в 1935 году он был вовлечен ГАЕМ в антисоветский военный заговор.
Участниками военного заговора, по показаниям БАНГА, также являлись: БАРКАН — бывший заместитель начальника Оперативного отдела ГУПВО, ЗАРИН — бывший начальник Орготдела ГУПВО, и РОТЭРМЕЛЬ — начальник УПВО Казахстана. Кроме того, со слов РОТЭРМЕЛЯ ему известно, что участниками антисоветского военного заговора являются КРУЧИНКИН и ЛЕПИН.
Контрреволюционная деятельность группы заговорщиков в войсках НКВД была направлена на ослабление боеспособности частей погранохраны.
2. КОРНЕЕВ Г.H., бывший начальник учебного отдела КУКС НКВД. Допрашивали: АБАКУМОВ, ДЕНАУ.
КОРНЕЕВ признал, что он является участником антисоветского заговора в войсках НКВД, в который был вовлечен в 1935 году бывшим начальником стрелковой подготовки ВПШ ВЕЛИКОВЫМ.
Назвал участником антисоветского заговора КРУЧИНКИНА и КОРЕНЬКОВА — начальника школьного отделения ГУПВО.
Практическая контрреволюционная деятельность участников антисоветского заговора была направлена к подрыву боеспособности пограничных и внутренних войск НКВД, сознательно затягивались сроки переподготовки начальствующего состава, снижалось качество выпускаемого контингента и свертывалась научно-исследовательская работа.
3. ДАКШИН А.Н., бывший начальник отдела боевой техники. Допрашивали: АБАКУМОВ, ДЕНАУ.
ДАКШИН сознался в том, что он является участником контрреволюционной заговорщической группы в войсках НКВД, в которую был вовлечен КРУЧИНКИНЫМ в 1935 году.
В состав этой группы входили также БАРКАН — бывший заместитель начальника Оперативного отдела ГУПВО, КЕЛЛЕРМАН — бывший начальник Морского отдела, БУРОВ — начальник 2 отдела, и ЗАРИН — бывший начальник 2 отдела.
Контрреволюционная деятельность группы была направлена на подрыв охраны границ СССР.
ДАКШИН показал, что он неоднократно получал от КРУЧИНКИНА вредительские установки по подрыву арттехнического снабжения пограничных и внутренних войск НКВД.
ДАКШИН также показал, что ему было известно, что КРУЧИНКИН был организационно связан с руководителями заговора ЕГОРОВЫМ и БЕЛОВЫМ.
4. ДЕСЯТОВ А.С., бывший начальник отдела боевой подготовки ГУПВО. Допрашивали: ВЛАДЗИМИРСКИЙ, КУПЕР.
Десятое сознался в том, что он является участником антисоветской заговорщической организации в войсках НКВД, в которую был завербован в 1935 году КРУЧИНКИНЫМ.
Кроме того, с 1935 года он является агентом германской разведки, будучи завербованным начальником Морского отдела ГУПВО КЕЛЛЕРМАНОМ Г.Г.
Организация ставила своей целью свержение советской власти и реставрацию капитализма. Организация проводила подрывную вредительскую деятельность, направленную на снижение боевой готовности пограничной и внутренней охраны НКВД.
По антисоветской деятельности ДЕСЯТОВ был связан с участниками организации КРАФТОМ — помощником начальника ГУПВО, ДАКШИНЫМ — нач. отдела боевой техники, БАРКАНОМ и РАЙХЕНШТЕЙНОМ.
5. КОРЕНЬКОВ Н И., бывший начальник школьного отделения ГУПВО. Допрашивали: ВЛАДЗИМИРСКИЙ, КУПЕР.
КОРЕНЬКОВ сознался в том, что он является участником заговорщической антисоветской организации, ставящей целью свержение советской власти и реставрацию капитализма на основе установления военно-фашистской диктатуры. В организацию был завербован в 1936 году начальником командного отдела ГУПВО АУГУЛ, который, имея против него компрометирующий материал, от имени КРУЧИНКИНА предложил ему войти в организацию.
По показаниям КОРЕНЬКОВА, в заговорщическую организацию входили следующие лица: КРУЧИНКИН, АУГУЛ, БАРКАН — начальник Оперативного отдела, КЕЛЛЕРМАН — начальник Морского отдела, ДЕСЯТОВ — врид. нач. отдела боевой подготовки, и РАЙХЕНШТЕЙН — нач. отделения Оперативного отдела.
Основными средствами антисоветской работы организации было засорение чуждыми элементами командных кадров войск НКВД, снижение качества подготовки войск, ослабление их мощи.
6. БУРОВ, полковник, бывший начальник 2 отдела ГУПВО, бывший поручик царской армии. Допрашивали: ИЛЮШИН, ПАВЛОВСКИЙ.
Показал, что является участником антисоветской заговорщической организации в войсках НКВД, в которую завербован в 1934 году КРУЧИНКИНЫМ.
БУРОВ далее показал, что от КРУЧИНКИНА ему было известно, что организация связана с ЕГОРОВЫМ и БЕЛОВЫМ и подготавливала арест членов Политбюро и правительства и открытие границ в момент начала войны.
В числе участников организации БУРОВ назвал работников ГУПВО ДАКШИНА, ЛЕВИНА, ЗАРИНА, МАТВЕЕВА, ВОЙНОВА и МИЛОВА.
7. МИЛОВ K.H., бывший начальник моботделения ГУПВО, бывший майор, служил прапорщиком в царской армии, в 1920 служил в армии КОЛЧАКА. Допрашивали: ИЛЮШИН, ПАВЛОВСКИЙ.
МИЛОВ показал, что в 1935 году он был завербован работником генштаба РККА БАМБУЛЕВИЧЕМ (арестован) для работы в пользу польской разведки, которой передавал шпионские сведения о мобпланах ГУПВО.
МИЛОВ далее показал, что в 1936 году он был завербован КРУЧИНКИНЫМ в заговорщическую группу ГУПВО и по его заданиям осуществлял вредительство в разработке мобпланов войск НКВД.
8. КОНДРАТЬЕВ С.И., бывший заместитель коменданта Кремля. Допрашивали: КОГАН, ГЕРЗОН.
Показал, что он является участником антисоветского заговора, в который был вовлечен ЯГОДОЙ в конце 1931 года. Впоследствии по антисоветской деятельности он был связан с БУЛАНОВЫМ.
В 1932 году БУЛАНОВ связал его с участником антисоветского заговора КРУЧИНКИНЫМ.
КОНДРАТЬЕВ далее показал, что он лично вовлек в антисоветский заговор следующих лиц: ГОЛЬХОВА B.C. — бывшего начальника Политотдела дивизии Особого Назначения, ГОЗЕНА — бывш. командира кавполка дивизии Особого Назначения, и МАСЛОВСКОГО — бывшего троцкиста, начальника штаба дивизии.
В 1936 году, как показывает КОНДРАТЬЕВ, при назначении его заместителем коменданта Кремля БУЛАНОВ информировал его, что комендант Кремля ТКАЛУН, его заместитель ИМЯНИННИКОВ, полковник ВАСИЛЬЕВ и майор АЗАРКИН являются участниками военного заговора, но они связаны с заговорщиками из штаба РККА, поэтому ЯГОДА посылает туда своего человека с тем, чтобы в момент, когда станет вопрос об аресте членов правительства, он мог через него действовать и не быть зависимым от военно-заговорщической группы из штаба РККА. В результате принятых ЯГОДОЙ мер в распоряжении КОНДРАТЬЕВА была сосредоточена вся охрана Кремля.
20 апреля 1938 г.
СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ
Направляю сводку важнейших показаний арестованных Управлениями НКВД СССР за 14 апреля 1938 года.
Народный комиссар внутренних дел СССР Народный комиссар государственной безопасности (ЕЖОВ)
По 4-му ОТДЕЛУ
КРАФТ Э.Э. Допрашивали: КОГАН, ГЕРЗОН.
Сознался в том, что он является участником антисоветской латышской военной организации, в которую вовлечен АЛКСНИСОМ Я.И. и ЛЕПИНЫМ А.Г.
КРАФТ показал, что в 1922 г. по предложению ЛЕПИНА он перешел на работу в штаб войск ОГПУ. Уже тогда ЛЕПИН, по заданию АЛКСНИСА, ставил вопрос о том, что участников организации необходимо распределять по основным воинским единицам частей РККА. ЛЕПИН говорил о необходимости создания антисоветской группы латышей в частях войск ОГПУ.
В 1932 году, как показывает КРАФТ, ему стало известно от ЛЕПИНА о том, что в армии образовался военно-фашистский заговор и что в ГУПВО во главе военной заговорщицкой группы стоит КРУЧИНКИН. В 1933 году КРАФТ по предложению ЛЕПИНА установил связь с КРУЧИНКИНЫМ.
От КРУЧИНКИНА ему стало известно, что он (КРУЧИНКИН) ведет энергичную работу по вербовке участников заговора среди работников аппарата ГУПВО, пограничных и внутренних войск. КРУЧИНКИН также сообщил КРАФТУ, что дивизия особого назначения целиком подготовлена к совершению переворота.
Далее КРАФТ показал, что им лично вовлечены в антисоветскую латышскую организацию следующие лица: ДЭРБУТ — врид. нач. УПВО Грузии, и ЛЕПЛИС Р.К. - бывш. нач. ВПШ.
Кроме того, как участники антисоветской латышской организации ему известны следующие лица, с которыми он поддерживал личную связь: КОЦИНЬ А.А. — бывш. зам. секретаря парткома Станкостроительного завода в Москве, и ШТЕЙНГАРДТ — инженер одного из текстильных объединений.
Из числа работников ГУПВО, по показаниям КРАФТА, ему известны следующие участники антисоветского военного заговора: БАРКОВ И.К. — нач. штаба дивизии; ДЕСЯТОВ А.С. — врид. нач. отдела боевой подготовки ГУПВО, и ГУСЕЛЬНИКОВ — старший инспектор отдела боевой подготовки ГУПВО.
3. БАРКОВ И.К., бывший начальник штаба отдельной мотострелковой дивизии НКВД. Допрашивали: ВЛАДЗИМИРСКИЙ, КУПЕР, МИХЕЕВ.
БАРКОВ И.К. признал себя виновным в том, что являлся активным участником к.р. военной заговорщицкой организации, возглавляемой ЯГОДОЙ и бывш. нач. генерального Штаба РККА — ЕГОРОВЫМ. В к.р. организацию БАРКОВ был вовлечен бывш. зам. Нач. ГУПВО НКВД КРУЧИНКИНЫМ в 1934 году.
БАРКОВ на следствии показал, что участниками указанной к.р. организации являлись:
1) КОНДРАТЬЕВ Сергей — бывш. командир ОМДОН;
2) ТОРОЩИН Павел Васильевич — командир ОМДОН;
3) ЯНКЕЛЕВИЧ — бывш. командир кавполка ОМДОН;
4) ЛЕБЕДЕВ — бывш. нач. 1-го отдела Штаба ОМДОН;
5) ГОЛЬХОВ — бывш. нач. Политотдела ОМДОН;
6) БУРОВ Иван Александрович — нач. 2-го отдела ГУПВО;
7) ДЕСЯТОВ Андрей Серафимович — пом. нач. отдела боевой подготовки ГУПВО;
Крутой МИЛОВ Кронид Николаевич — нач. отделения 2-го отдела ГУПВО;
9) ЗАРИН Александр Дмитриевич — бывш. нач. 2-го отдела ГУПВО;
10) ДАКШИН Алексей Николаевич — нач. отдела техники ГУПВО;
11) ВЕДЕРНИКОВ — врид. нач. Орг. отделения 2-го отдела ГУПВО;
12) КОРЕНЬКОВ Николай Иванович — нач. Школьного отделения Отдела боевой подготовки ГУПВО.
БАРКОВ признал, что, будучи пом. нач. 2-го отдела ГУПВО, он проводил подрывную и вредительскую работу по линии организационного строительства войск НКВД, а за время нахождения на работе в качестве начальника Штаба Отдельной мотострелковой дивизии НКВД совместно с командиром дивизии ТОРОЩИНЫМ вел практическую работу по подготовке к антисоветскому мятежу в Москве.
БАРКОВ показал, что в общем плане а/с мятежа, разработкой которого руководил лично ЕГОРОВ, на группу заговорщиков в Отдельной мотострелковой дивизии войск НКВД возлагался захват Кремля, для чего предполагалось обманным путем использовать часть этой дивизии.
28 апреля 1938 г.
СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ
Направляю сводку важнейших показаний арестованных Управлениями НКВД СССР за 22—23 апреля 1938 года.
Народный комиссар внутренних дел СССР Народный комиссар государственной безопасности (ЕЖОВ)
По 4-му ОТДЕЛУ
БАНГА В.О., бывший зам. начальника УПВО Казахстана, в последнее время находился в резерве ГУРКМ. Допрашивали: АБАКУМОВ и ЛЕНАУ.
БАНГА показал, что он, будучи вовлечен в 1935 году ГАЯ-ГАЙ в антисоветский военный заговор, получил от последнего директиву повести в пограничных войсках работу по сколачиванию контрреволюционных кадров из числа бывших офицеров и скомпрометированных лиц.
Осуществляя антисоветские установки ГАЯ-ГАЙ, БАНГА работал в 1935—37 г.г. в ГУПВО НКВД и зам нач. УПВО Казахстана, установил контрреволюционные связи с РОТЭРМЕЛЕМ — бывшим нач. УПВО Казахстана, ЗАРИНЫМ — бывшим нач. Оперативного Отдела ГУПВО, и БАРКАНОМ — быв. зам. нач. Оперативного Отдела ГУПВО, являющимися участниками антисоветского заговора.
БАНГА вместе с РОТЭРМЕЛЕМ в аппарате УПВО Казахстана сколотил антисоветскую группу из бывших офицеров: ШУТОВ — быв. нач. Оперативного Отдела УПВО, троцкист, исключен в 1937 году из партии и демобилизован, ДОБРОТИН — нач. отделения внутренних войск оперативного отдела УПВО, и ФРОЛОВ — нач. командного отделения УПВО.
Эта антисоветская группа, как показывает БАНГА, вела практическую контрреволюционную деятельность, ослабляя боеспособность пограничной охраны.
В результате предательской деятельности РОТЭРМЕЛЯ, БАНГА, ШУТОВА, ДОБРОТИНА и ФРОЛОВА в пограничной полосе Казахстана осело большое количество шпионов и диверсантов.
6. МИЛОВ К.Н., начальник моботделения ГУПВО. Допрашивали: ИЛЬЮШИН и ПАВЛОВСКИЙ.
Ранее показал, что является шпионом польской разведки с 1935 г. и участником заговорщической организации в ГУПВО с 1936 г.
Дополнительно дал показания, что начиная с конца 1936 г. группа заговорщиков в аппарате ГУПВО по заданию и под непосредственным руководством бывшего в то время нач. ГУПВО КРУЧИНКИНА (руководителя заговорщической группы) развернули подрывную и вредительскую работу в деле мобподготовки войск НКВД.
МИЛОВ показал, что эта вредительская деятельность шла по линии снабжения погранчастей неполноценным вооружением, срыва снабжения частей противогазами, разбронирование мобилизационных запасов продфуража и т.д.
Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 249


« Ответ #48 : 09 Марта 2015, 17:38:49 »

Издание: Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе. 1937—1938. Архив Сталина: Документы и комментарии. — М.: МФД, 2011.

Раскрытие «заговора» в пограничной и внутренней охране сначала имело локальный характер и затронуло Украину летом 1937 г. после ареста бывшего наркома НКВД УССР В.А. Балицкого. Одновременно подверглись репрессиям руководящие работники Управления пограничной и внутренней охраны НКВД УССР. В качестве заговорщиков по показаниям Балицкого были арестованы заместитель начальника Управления пограничной охраны и войск НКВД УССР комбриг П. Семенов и начальник Политотдела УПВО дивизионный комиссар JI. Сороцкий (ЧК— ГПУ— НКВД в Украини: особи факта, документа / Ю. Ша- повал, В. Пристайко, В. Золотарьов. Киев, 1997. С. 134).
Недовольство Сталина вызывали любые факты, свидетельствующие об уязвимости границ. 27 августа 1937 г. Сталин получил спецсообщение Ежова о том, что в бюро пропусков на Лубянке явился агент польской разведки, который сначала заявил о добровольной явке с повинной из-за нежелания работать на разведорганы Польши, но после «тщательного допроса» он признался в том, что явился в НКВД по заданию польразведки, а после легализации должен был вести вербовки советских граждан для шпионской работы и организовать радиосвязь с разведцентром в Польше. Сталина же взволновал вопрос о нарушении границы. Он дал указание: «Выяснить через какой именно пункт нашей границы переброшен Малиновский?» (АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 254. Л. 92–93).
19 сентября 1937 г. Люшков докладывал о том, что арестованный 27 августа в качестве сообщника начальника УНКВД ДВК Т. Дерибаса начальник Политотдела УПВО ДВК комбриг Н.Г. Богданов был тесно связан с начальником Посьетского погранотряда полковником С.С. Горкиным. По версии Люшкова, Горкин собирался открыть соответствующий участок границы и пропустить несколько тысяч японских и корейских агентов для организации восстания. Прочитав сообщение, Сталин дал указание об аресте многих руководящих работников ДВК, но на первое место поставил пограничника: «Т. Ежову. Надо арестовать: Горкина (начпогранохраны по Посьете…» (Там же. Л. 203).
Другим стандартным обвинением в адрес сотрудников погранохраны стали утверждения, что совместно с оперработниками иностранных отделов УГБ УНКВД они являлись организаторами связи при передаче секретных материалов иностранным разведкам. По Дальневосточному краю начальник ИНО УНКВД ДВК Богданов совместно с начальником пограничного разведывательного пункта № 9 капитаном Макаровым организовали якобы передачу секретных данных от Варейкиса, Аронштама и других «заговорщиков» в Хунчунскую японскую военную миссию (ЦА ФСБ России. АСД Р-23510. Т. 3. Л. 291).
В связи с арестами пограничников в трудное положение попал замнаркома Фриновский, который прежде возглавлял Главное управление пограничной и внутренней охраны. Поэтому он пытался воздействовать на этот процесс и сохранить кадры. В определенной мере его позиция была связана с тем, чтобы обезопасить себя от неизбежных показаний в собственный адрес. Поначалу ему это в какой-то степени удалось, поскольку руководители органов госбезопасности выполняли его указания.
В октябре 1937 г. Люшков прислал в центр сообщение о необходимости ареста начальника УНКВД Сахалинской области комбрига В.М. Дрекова, который одновременно с 1931 г. являлся и начальником 52-го Сахалинского погранотряда (ЦА ФСБ России. Ф. 3. Оп. 4. Д. 162. JI. 532). Фриновский предпринял решительные действия, чтобы не допустить его ареста. Он дал указание вызвать в Москву арестованного заместителя Дрекова, передопросил его, и тот отказался от своих показаний. Фриновский добился того, что аресты пограничников первоначально не сопровождались созданием в НКВД организованного контрреволюционного заговора. Однако в дальнейшем и замнаркома не мог повлиять на этот процесс.
«Заговор в пограничных и внутренних войсках» Ежов представил как составную часть «военно-фашистского» заговора. В апреле 1938 г. был арестован бывший начальник ГУПВО НКВД СССР комдив Н.К. Кручинкин, возглавлявший на момент ареста пограничные и внутренние войска Украины. Позднее, отчитываясь перед членами комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) Берией и Андреевым, Ежов даже не смог вспомнить, когда что послужило основанием для этого ареста (ЦА ФСБ России. Ф. Зое. Оп. 6. Д. 11. JI. 390). Он говорил, что кто-то дал на него показания. Одновременно был арестован практически весь руководящий состав погранвойск.
Кручинкин в 1916 г. закончил 2 курса технологического института, после окончания курсов стал подпоручиком царской армии. В 1921 г окончил Военную академию РККА и был направлен в войска ВЧК. Следователи придумали историю о том, что уже в тот период Кручинкин специально вошел в состав Центральной аттестационной комиссии при штабе войск. Он якобы ставил своей целью убрать комсостав, тесно связанный с оперативным аппаратом ВЧК, и оставить надежных командиров, лично преданных штабу войск.
В процессе следствия по делу Кручинкина был использован факт его командировки в Германию в 1930 г. в составе группы Егорова, Белова, Дыбенко и других уже арестованных военных. В этой поездке между ними установились дружеские отношения, они обсуждали и сравнивали внутриполитическое положение в СССР и Германии, критиковали социалистические эксперименты, рассказывали антисоветские анекдоты. Тогда же они, по мнению следователей, установили связь с рейхсвером.
Обвинение Кручинкина в руководстве «заговором» в погранвойсках было построено на фактах, не соответствующих реальному состоянию дел в охране границы. Кручинкин постоянно добивался увеличения численности пограничных войск и достиг определенных успехов. Специальная комиссия МВД в ходе проведенной в 1950-е гг. проверки установила, что за период с 1 января 1933 г. по 1 апреля 1938 г. численность погранохраны возросла с 70 882 человек до 117 462 (ЦА ФСБ РФ. АСД Р-4882. Т. 1. JI. 64). Не было правдой и утверждение об отсутствии уставов и спецнаставлений по основам оперативно-служебной деятельности войск и КПП. Та же проверка показала, что погранвойска руководствовались наставлениями по оперативно-боевому использованию войск и Временным уставом службы пограничной охраны. Трудности с проводной связью оказались не результатом вредительства, а объективным следствием общего уровня развития технической оснащенности войск.
Одновременно с Кручинкиным был арестован командир дивизии особого назначения комбриг С.И. Кондратьев, еще ранее, в январе, — комендант Московского Кремля комдив П.П. Ткалун, который в годы Гражданской войны был комиссаром 25-й Чапаевской бригады.
Следователи сочинили историю о военной части «заговора в НКВД», в котором принял участие начсостав дивизии Особого назначения. Из этой дивизии выделялся караул для охраны зданий ЦК, правительства и НКВД. Не обошлось без «расследования» деятельности командования внутренних войск и комендатуры московского Кремля.
В приватных разговорах начальник штаба дивизии ОСНАЗ Миронов и Кондратьев, временно исполнявший обязанности коменданта Кремля, выказывали свое недовольство материальным положением. Кондратьев говорил: «Вот мы живем с тобой в почете, а проштрафился, и все — пенсия. На нее не проживешь» (ЦА ФСБ России. АСД Р-10803. JI. 48).
25 апреля 1938 г. Миронов был арестован. Он обвинялся в том, что дивизия была подготовлена в качестве ударной силы для захвата Кремля. Ее кавалерийский полк якобы не привлекался к нарядам, для того чтобы в любой момент его можно было использовать для занятия правительственных учреждений и ареста членов правительства.
Фактически с начала 1938 г. Ежов систематически арестовывал сотрудников Комендатуры Кремля и дивизии Особого назначения, регулярно «ликвидируя» возможные угрозы государственного переворота при участии войск НКВД. Данное направление — забота об охране Сталина и других руководителей партии и правительства — было весьма выгодным для укрепления положения наркома внутренних дел.
Записан
Андрей
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 6006


« Ответ #49 : 09 Марта 2015, 18:29:20 »

Были уволены из органов погранохраны по ст.47 Б /арест/ ряд пограничников о судьбе которых мы не знаем.
Даю маленький список этих лиц /со званием не ниже майора/

Безродных Павел Михайлович - 2367-04 12 1937 уволен 47Б -
ст.инспектор УКПВО НКВД ДВК,батальонный комиссар
"Сталинские списки" ДВК 10 06 1938

Берензон Рувим Беркович - 2056-07 09 1938 уволен 47Б -
ст.инспектор политотдела УПВО НКВД Приволжского округа
батальонный комиссар

Валюков Александр Гаврилович - 468-25 02 1938 уволен 47Б -
пом.ком.239 кав.полка УПВО НКВД Уральского округа,батальонный комиссар
*МВД СССР-1136-02 11 1957 - пр.№468 отменить,исключить из списка
сотрудников МВД за смертью 15 02 1938

Васильев Александр Александрович - 1361-08 06 1939 уволен 47Б -
нач.71 Бахарденского ПО УПВО НКВД Туркменской ССР,майор

Городецкий Алексей Маркович - 2587-30 12 1938 уволен 47Б -
пом.по МТО командира 185 полка УПВО НКВД ДВО,интендант 2 ранга

Гусельников Михаил Львович -1310-25 05 1939 уволен 47Б -
инспектор отдела боевой подготовки ГУПВ НКВД СССР,полковник

Егоров Василий Егорович - 2367-04 12 1937 уволен 47Б -
пом.нач.56 ПО по политчасти УКПВО НКВД ДВК,батальонный комиссар
"Сталинские списки" ДВК 03 02 1938

Заборский Алексей Петрович - 269-15 02 1939 уволен 47Б -
врид военкома отдельного танкового батальона ОМСДОН НКВД СССР,
батальонный комиссар
Записан
Страниц: 1 ... 3 4 [5] 6 7 ... 43 Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU