Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
20 Августа 2017, 02:26:15
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Разное
| |-+  Конференции,дискуссии
| | |-+  Снова о пресловутом "чекизме"
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] Вниз Печать
Автор Тема: Снова о пресловутом "чекизме"  (Прочитано 8539 раз)
Chekist 84
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 447



« : 10 Ноября 2014, 14:14:42 »

Доброго  времени  всем! Кто-нибудь может пролить свет  на  эту  историю. Копипаст из  сети:

"Главный герой этой истории – майор ГБ Всеволод Кузнецов – до войны служил начальником 3-го спецотдела управления НКВД по Одесской области 82. Сформированный им отряд из 13 местных чекистов 15 октября 1941 г. спустился под землю. Вместе с ними оказалось и 6 представителей Лубянки, командированных на юг Украины для организации борьбы в тылу врага. Эта столичная группа в советских документах носила название «спецрезидентура НКВД СССР» 83. Ее возглавлял майор ГБ Владимир Калошин.
Румынские спецслужбы выявили агентуру, оставленную объединенным отрядом на поверхности. Связь с населением прервалась. При попытке выбраться на поверхность погиб один партизан. И это оказались единственные боевые потери отряда.
Заключение по расследованию деятельности группы утвердил в июле 1944 г. заместитель начальника НКГБ СССР Богдан Кобулов. Как выяснили его подчиненные, «между Калошиным и Кузнецовым возникла беспринципная вражда… Имея поддержку со стороны бывших у него в подчинении сотрудников 3-го спецотдела… Кузнецов отстранил от руководящей работы Калошина и поставил всю московскую группу в тяжелые условия… По приказанию Кузнецова… под предлогом имевшего, якобы, место заговора с их стороны против Кузнецова, все они были арестованы» 84.
В июле 1942 г. одного из москвичей – Николая Абрамова – кузнецовцы выпустили из-под стражи, а пятерых оставшихся, включая Калошина, расстреляли.
28 августа по подозрению в хищении булки и нескольких сухарей был расстрелян по приказу Кузнецова уже одесский чекист.
Вскоре один партизан умер от тифа.
27 сентября было расстреляно еще двое бойцов – мужчина и женщина. Причиной расправы значилось «хищение продуктов и половая распущенность». Последняя выразилась в том, что у женщины родился ребенок, умерший через 3 часа после появления на свет.По подозрению в очередном заговоре Кузнецов 21 октября казнил еще пятерых подчиненных.
В тот же день разбушевавшегося командира двумя выстрелами в голову отправил на тот свет Николай Абрамов. По его просьбе партизан Александр Глущенко застрелил и верного пособника Кузнецова – В. Литвинова.
Поразмыслив, Глущенко убил и предпоследнего оставшегося в живых партизана – Абрамова, а потом вышел в город. Интересно, что в ходе злоключений он поставил до сих пор не побитый мировой рекорд непрерывного пребывания под землей – 13 месяцев. Далее, скрываясь на квартире у жены, Глущенко прекратил борьбу. Если на секунду принять советский идеологический императив, то вполне можно сказать: своими поступками и дальнейшим бездействием он совершил предательство. А ведь ради предотвращения такового и самоуничтожился отряд.
В день прихода Красной армии, 10 апреля 1944 г. Глущенко явился в НКГБ и выложил все начистоту. Два дня спустя в сопровождении нескольких бойцов Красной армии его направили на место происшествия, где, бравируя перед спутниками, он начал играть гранатой.
Красноармейцы бросились врассыпную, и не зря – по неосторожности Глущенко подорвался 85.
_____________________________ ______________

82 Заключение по делу отряда НКВД Кузнецова — Калошина, заместитель начальника следственного отделения 7-го отдела 4-го управления НКГБ СССР Антонов, июль 1944 г. (ГДАСБУ. Ф. 62. Оп. 3. Спр. 43. Арк. 46).
83 «Сведения о количественном составе партизанских подразделений, которые действовали на Украине в годы Великой Отечественной войны по линии органов государственной безопасности (включая выводившиеся и за границу)», начальник учетноархивного отделения УКГБ при СМ УССР по Одесской области Тимофеев (подпись не его), 8 января 1965 г. (ГДАСБУ. Ф. 62. Оп. 3. Спр. 71. Арк. 52).
84 Заключение по делу отряда НКВД Кузнецова — Калошина, заместитель начальника следственного отделения 7-го отдела 4-го управления НКГБ СССР Антонов, июль 1944 г. (ГДАСБУ. Ф. 62. Оп. 3. Спр. 43. Арк. 50).
85 Объяснительная записка бывшего начальника отдела «А» УНКВД Одесской области Н. Шаповалова об обстоятельствах гибели А. Глущенко, после 1944 г. (ГДА СБУ. Ф. 62. Оп. 3. Спр. 71. Арк. 205–209).


P.S.

В общем, данные  о  Калошине прослеживаются  в  ОБД. Там он, действительно, значится  майором  ГБ  по  должности  начальника  одного  из  отделов  Одесского  НКВД.  Интересует  дата присвоения ему  спецзвания, ибо известная  Книга Памяти   погибших  военных контрразведчиках для  меня  не является  авторитетным  источником.

По  Кузнецову  сведения  выясняю.  Был  ли  такой вообще, как и Калошин.


« Последнее редактирование: 10 Ноября 2014, 14:44:31 от Chekist 84 » Записан
Б.И.Лобынцев
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 661


« Ответ #1 : 21 Ноября 2014, 01:18:40 »

Молодцову тоже в спецрезидентуру добавили местныъ негласников, в лице сотрудников 3-го (оперативно-поискового по нынешним временам) спецотдела УНКВД. И тоже были внутренние конфликты, правда не такого масштаба.
Записан
mrodos
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 553


« Ответ #2 : 21 Ноября 2014, 23:02:40 »

Этот копипаст из сети рисует довольно однозначную картинку. Почитаем лучше сам документ.
Из Заключения по расследованию «….Остальные 13 сотрудников УНКВД по Одесской области под руководством пом.нач.группы разведки 3 спецотдела МЕЛЬНИКА А.Т. были оставлены в городе для ведения разведывательной и диверсионно-террористической работы. Для поддержания связи с наружной группой КУЗНЕЦОВЫМ В.А. была назначена сотрудница 3 спецотдела УНКВД по Одесской области СЕМЕРЮНИК. С СЕМЕРЮНИК было обусловлено, что она на второй день после прихода немецко-румынских войск через колодец шахты должна спустить в катакомбы донесение о положении в городе. Однако СЕМЕРЮНИК струсила, задание не выполнила и после оккупации Одессы выдала румынам всю резидентуру, после чего 28 ноября 1941 года была завербована сигуранцей. По доносам СЕМЕРЮНИК в период с 28 ноября по 15 декабря 1941 года сигуранцей была арестована вся наружная группа и 4 июня 1942 года румынским военно-полевым судом из числа этой группы были осуждены к смертной казни:
1. МЕЛЬНИК А.Т.
2. БРИЗИНСКИЙ В.Г.
3. КУЛЬЧЕНКО Н.Я.
4. СТРЕЛЬНИКОВ Г.М.
5. ГОЛЯНТ Д.И.
6. КУТАРЕВ Н.П.
7. ИВАЩЕНКО А.П.
8. ТЕЛКОВ Д.Г.
9. МЕЛЬНИК Ф.Н.
Перенося пытки и жестокие избиения в застенках сигуранцы, участники внешней группы резидентуры проявили мужество и стойкость. Об их поведении в сигуранце в своём предсмертном письме СТРЕЛЬНИКОВ Г.М. 21.06.1942 года писал: «…Вот люди, которые достойны своей Родины, которые умирают в вере в нашу победу, как герои: МЕЛЬНИК Александр, КУЛЬЧЕНКО Николай, МЕЛЬНИК Филипп, ГОЛЯНТ Дмитрий, СТРЕЛЬНИКОВ Георгий».
И далее о себе: «Товарищи! Я умираю как герой, ни пытки, ни побои не смогли меня сломить. Я верю в нашу победу, в наше будущее».
Остальные участники наружной группы резидентуры ПРОХОРЦЕВ М.Л., АВРАМЕНКО К.А. и МОЛУКАЛО Н.З. были перевербованы румынами и вместе с СЕМЕРЮНИК вели предательскую работу по выдаче румынам подпольной резидентуры, находившейся в катакомбах.
Предательство СЕМЕРЮНИК, ПРОХОРЦЕВА, АВРАМЕНКО И МОЛУКАЛО подтверждается предсмертными письмами расстрелянных румынами ГОРДИЕНКО Якова Яковлевича — руководителя молодёжной террористической группы в резидентуре МОЛОДЦОВА и СТРЕЛЬНИКОВА Г.М. — участника наружной группы резидентуры КАЛОШИНА дневниками СЛОВЕЦКОГО И ГЛУЩЕНКО.
В предсмертном письме, адресованном из тюрьмы своим друзьям, СТРЕЛЬНИКОВ Г.М. указывал: «Среди нас оказались предатели, фашистские псы, которые жаждали крови и продавали всю группу. Вот они: СЕМЕРЮНИК Евгения — главарь, МОЛУКАЛО Николай, АВРАМЕНКО Константин и ПРОХОРЦЕВ Михаил».
В связи с предательством СЕМЕРЮНИК, КАЛОШИН и КУЗНЕЦОВ, оставшись без связи и не зная действительного положения в городе, решили вместе с другими участниками резидентуры произвести вылазку из катакомб в целях разведки и получения «языка».
Однако при попытке осуществить это решение, было установлено, что часть выходов из катакомб замурована, а уцелевшие выходы охраняются румынскими войсками.
Тогда КУЗНЕЦОВЫМ было принято решение разгромить румынский пост у шахты около Зеркальной фабрики.
Во время столкновения у выхода из катакомб 13 ноября 1941 года, группой во главе с КУЗНЕЦОВЫМ было убито 10 румынских солдат. Из участников резидентуры в этой схватке погиб ОСИПЧУК Григорий Васильевич. Выйти же из катакомб и установить связь с городом никому не удалось. Лишь 15 декабря 1941 года, т.е. через два  месяца после оккупации румынами Одессы впервые явилась на связь СЕМЕРЮНИК Евгения, которая в переданной через трубу записке известила КУЗНЕЦОВА о том, что по улице ходит румынский патруль и потому она ждать не может, а придет на явку в следующий день. С этого дня установилась регулярная "связь" резидентуры с СЕМЕРЮНИК. В своих донесениях СЕМЕРЮНИК сообщала в катакомбы, что в городе спокойно, румыны, якобы, блокаду выходов сняли, и предлагала резидентуре выйти наружу для активизации работы против оккупантов.
СЕМЕРЮК была заподозрена в дезинформации и через неё завязалась "игра" с румынской разведкой.
В результате удачной «игры» резидентуре КАЛОШИНА 17 марта 1942 года удалось заманить в катакомбы СЕМЕРЮНИК, ПРОХОРЦЕВА И АВРАМЕНКО, которые на допросах сознались в сотрудничестве с сигуранцей и выдаче румынам всей внешней группы резидентуры.
Все три предателя — СЕМЕРЮНИК, ПРОХОРЦЕВ И АВРАМЕНКО 22 марта 1942 года в катакомбах были расстреляны.
С первых дней пребывания в катакомбах, в результате стремлений бывшего нач. 3-го спецотдела УНКВД по Одесской области КУЗНЕЦОВА занять руководящую роль в резидентуре, между КАЛОШИНЫМ и КУЗНЕЦОВЫМ возникла беспринципная вражда, которая усиливалась с каждым днём.
Имея поддержку со стороны бывших у него в подчинении сотрудников 3-го спецотдела, численность которых превосходила московскую группу, КУЗНЕЦОВ отстранил от руководства работой КАЛОШИНА и поставил всю московскую группу в тяжелейшие условия, необоснованно её подозревая в личной к нему ненависти, установил за московскими работниками слежку и ухудшил их питание.
Попытки КАЛОШИНА разрядить созданную КУЗНЕЦОВЫМ напряжённую атмосферу, к положительным результатам не привели.
По приказанию КУЗНЕЦОВА, вся группа работников Наркомата, находившаяся в катакомбах, была расставлена на различные посты и под предлогом имевшего, якобы, место заговора с их стороны против КУЗНЕЦОВА, все они были арестованы.
В июле 1942 года АБРАМОВ Н.Ф. был оправдан и из под стражи освобождён, а все остальные сотрудники Наркомата КАЛОШИН В.А., ПШЕНИЧНЫЙ Л.П., ГОНЧАРОВ М.Ф., КОЛЬЦОВ В.Ф. И ПАЩЕНКО Т.Е. были расстреляны, как заговорщики против КУЗНЕЦОВА.
28 августа 1942 года за подозрение хищения одной булки и сухарей, по приказу КУЗНЕЦОВА, был расстрелян МОЛОЧНЫЙ И.М.
27 сентября 1942 г. по приказу КУЗНЕЦОВА, были расстреляны ПОЛЬЩИКОВ В.М. и КОВАЛЬЧУК Анисья «за хищение продуктов и половую распущенность», выразившуюся в том, что у КОВАЛЬЧУК от ПОЛЬЩИКОВА родился ребёнок, который умер через 3 часа.
По подозрению в заговоре против себя, КУЗНЕЦОВ с участием ЛИТВИНОВА, 21 октября 1942 года расстрелял в катакомбах ещё пять человек:
1. ШИРОКОВА А.Н.
2. СЛОВЕЦКОГО В.Л.
3. КОРОТЫНСКОГО И.И.
4. БРАВИНСКОГО И.Я. и
5. ГОНЧАРЕНКО И.М.
В тот же день, т.е. 21 октября 1942 года, единственный оставшийся из московской группы, АБРАМОВ Н.Ф., возмущаясь поведением КУЗНЕЦОВА, застрелил его двумя выстрелами в висок, а ГЛУЩЕНКО по указанию
АБРАМОВА застрелил помощника КУЗНЕЦОВА — ЛИТВИНОВА В.С.
К этому времени в катакомбах остались в живых только АБРАМОВ и ГЛУЩЕНКО, т.к. ТКАЧЕНКО Г.Ф. от тифа умер в сентябре 1942 года.
18 февраля 1943 года ГЛУЩЕНКО застрелил АБРАМОВА, а сам сделал выход из катакомб и 10 ноября 1943 года вышел наружу, оставив в катакомбах свой дневник и все документы резидентуры.
В день освобождения Одессы Красной Армией, т.е. 10 апреля 1944 года ГЛУЩЕНКО явился к начальнику отдела "А" УНКГБ Одесской области майору госбезопасности ШАПОВАЛОВУ и сообщил ему о судьбе резидентуры КАЛОШИНА.
12 апреля 1944 года ГЛУЩЕНКО в сопровождении группы бойцов Красной Армии был направлен в катакомбы для изъятия оставленных там документов резидентуры.
После обнаружения и передачи бойцам указанных документов ГЛУЩЕНКО А.Я. там же в катакомбах случайно подорвался гранатой и 14.04.1944 года умер в Одесской городской больнице.
Оставшийся в живых из всей резидентуры КАЛОШИНА один участник внешней группы, быв. разведчик 3 спецотдела УНКВД по Одесской области МОЛУКАЛО Н.З. арестован нами 24 мая 1944 года как агент сигуранцы и передан со всеми компрометирующими его материалами в распоряжение УНКГБ Одесской области для ведения следствия…» / Бабич А. Отряд, который себя убил // «Одесские новости». – 2014. - № 3 (89). – С. 10-11.




Записан
mrodos
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 553


« Ответ #3 : 22 Ноября 2014, 11:48:22 »

Упомянутый выше Николай Абрамов – это Абрамов Николай Федорович (1909 − 1943) – сын одного из руководителей Белого движения во время Гражданской войны в России – генерал-лейтенанта Абра́мова Фёдора Фёдоровича. Николай родился в Варшаве. В период гражданской войны семья Абрамова-старшего проживала в Новочеркасске, затем Николая отдали на воспитание к бабушке, проживающей во Ржеве, а после смерти бабушки мальчик оказался в детском доме. Окончив 7 классов трудовой школы, он поступил в Балаклавскую водолазную школу. По окончанию её получил назначение в Экспедицию подводных работ особого назначения (ЭПРОН) при ОГПУ СССР. Участвовал в подъеме потопленных в период гражданской войны судов и кораблей. В ходе одной такой операции был тяжело контужен взрывной волной. После этого был привлечен к негласному сотрудничеству с органами ОГПУ. С 1930 г. – он негласный сотрудник ИНО ОГПУ СССР.
Было принято решение направить «Ворона» (оперативный псевдоним» Н.Ф.Абрамова) на оперативную работу в Болгарии, с перспективой внедрения в белоэмигрантские круги. В октябре 1931 г. матрос советского торгового суда «Герцен» Н.Абрамов сошел с корабля в Гамбурге, и на поезде выехал в Берлин. Вскоре он оказался в местном отделении РОВС, затем списавшись с Абрамовым-старшим получил деньги на болгарскую визу и выехал в Софию. Со временем Абрамов-старший привлек сына к секретной деятельности РОВС. Через «Ворона» стали поступать сведения о деятельности боевой группы балканского отдела РОВС, в частности о подготовке террористического акта против посла СССР в Болгарии Раскольникова (им была передана фотокопию детального плана этой операции) и т.д. «Ворон» сумел установить дружеские отношения с начальником контрразведки Балканского отдела РОВС капитаном Браунером. Последний одновременно являлся начальником отделения болгарской политической полиции. «Ворон» как бывший гражданин СССР консультировал его по ряду «советских вопросов»
В 1937 г. руководство софийского отделения РОВС пришло к выводу о возможной связи Николая Абрамова с советской разведкой и начало его активную разработку. После провала Скоблина в Париже Абрамов-младший был арестован, но спустя некоторое время был выпушен из тюрьмы и выслан из страны. В Париже «Ворон» получил новые документы и выехал в СССР. До июля 1941 г. работал по негласной линии в УНКВД по Воронежской области, затем был направлен в Одессу для работы в нелегальной резидентуре НКГБ СССР.





*  Николай.jpg (64.85 Кб, 768x1014 - просмотрено 223 раз.)
Записан
mrodos
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 553


« Ответ #4 : 22 Ноября 2014, 12:29:38 »

В резидентуру НКГБ-НКВД в Одессе помимо упомянутых уже Н.Ф.Абрамова и В.А.Калошина, а также сотрудников 3-го спецотдела УНКВД по Одесской области (26 человек) входили:
- заместитель начальника отделения резерва НКВД СССР капитан ГБ  Пшеничный Павел Петрович (в другом месте заключения по расследованию он указан уже, как Л.П.Пшеничный). В «Книге памяти Книга памяти сотрудников органов контрразведки, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной Войны» (далее – КП) проходит, как Пшеничный Петр Петрович, капитан, заместитель начальника отделения НКВД Одесской области. Член КП. Погиб в июле 1942 г.);
- оперуполномоченный НКВД СССР, старший лейтенант ГБ Кольцов Василий Федорович. В КП – Кольцов Василий Федорович, 1908 г.р., уроженец села Крюки Петушинского района Московской области. Русский. Старший оперуполномоченный резерва 4 УНКГБ (оперуполномоченный УНКВД Одесской области) (так в тексте КП). Член КП. Погиб 07.1942 г. в Одессе;
- оперуполномоченный НКВД СССР капитан госбезопасности Гончаров Митрофан Фёдорович. В КП – Гончаров Митрофан Федорович, 1915 г.р., г. Короча Белгородской области. Русский. Капитан, оперуполномоченный НКВД Одесской области. Погиб 23 июля 1942 г. в Одессе;
- негласный сотрудник НКВД СССР Пащенко Трофим Ефимович. В КП – Пащенко Трофим Ефимович, сотрудник НКВД Одесской области. Погиб в июле 1942 г. в Одессе.

Записан
Chekist 84
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 447



« Ответ #5 : 23 Ноября 2014, 20:45:01 »

Уважаемый  mrodos, спасибо  Вам  за  подробности! Значит  история  с  расстрелом  Калошина   была  в  действительности. Хорошо же это дело  замяли, что только в этом году хоть какая-то инфа по ней всплыла.

А  когда  Калошину  присвоили  звание  майора  ГБ?
Записан
mrodos
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 553


« Ответ #6 : 23 Ноября 2014, 21:30:12 »

Уважаемый Chekist 84! Информация о том, что резидентура Калошина-Кузнецова действовала в Одессе в 1941-44 гг. публиковалась в документах и исторических трудах 1960-80 гг. Правда без таких подробностей. Просто сообщалось, что эта резидентура была разгромлена румынской контрразведкой.
Заключение о гибели резидентуры НКВД в Одессе было составлено в июле 1944 г. В его основу легли архивные бумаги резидентуры (дневники, приказы, акты), изьятые из катакомб, показания бывшего участника внешней группы резидентуры, бывшего сотрудника 3-го спецотдела УНКВД Одесской области Молукало, арестованного как агента сигуранцы, официальные сообщения румынской прессы и предсмертные письма участников резидентуры. Авторами этого заключения были  заместитель начальника следственного отделения 7-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР Антонов, заместитель начальника 7-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР и начальник 4-го Управления НКГБ СССР Судоплатов.
Когда Калошин получил звание майора госбезопасности. В заключение он указан, как - начальник отделения центрального аппарата НКВД СССР.
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2578


« Ответ #7 : 23 Ноября 2014, 22:39:32 »


Заключение о гибели резидентуры НКВД в Одессе было составлено в июле 1944 г. В его основу легли архивные бумаги резидентуры (дневники, приказы, акты), изьятые из катакомб, показания бывшего участника внешней группы резидентуры, бывшего сотрудника 3-го спецотдела УНКВД Одесской области Молукало, арестованного как агента сигуранцы, официальные сообщения румынской прессы и предсмертные письма участников резидентуры

Уваж.Mrodos

Добавлю финальную часть одесской "трагедии"

В этом деле было  прямое предательство со стороны радиста группы Глушкова,который не вынес длительного пребывания в катакомбах вылез и сдался румынской полиции...

Понятно,что длительное пребывание под землей,негативно воздействовало на всех членов группы.
Можно долго говорить о причинах гибели резидентуры,но на мой взгляд,разлад в дисциплине привел вначале к
самосудам,а затем и к гибели оставшихся.  

28 августа 1942г. Кузнецов  применил самосуд - расстрелял  Молочного за кражу хлеба,затем 27 сентября за кражу продуктов были расстреляны  Польщиков и Ковальчук,а затем... месяц спустя после этих событий Абрамов,считая что он будет следующей жертвой,застрелил... Кузнецова,с последующей записью в журнале: "Бывший начальник третьего особого отдела одесского управления НКВД лейтенант государственной безопасности В.А. Кузнецов был застрелен мною двумя пулями в висок в зале "Зеркальная фабрика" (название  пещеры в каменоломнях) 21 октября 1942 г."

К ноябрю 1942г. из всей "московской" группы,в живых остались- Абрамов,Глущенко и Литвинов. Вскоре Литвинов сошел с ума и Абрамову,с Глущенко ничего не оставалось как застрелить его.Дальнейшие события известны из записей сделанных Глущенко( датируемых 18 февраля 1943г )в том же журнале: "Он (Абрамов) ... склонился над своими бумагами. Я вытащил пистолет и выстрелил ему в затылок."Сам Глущенко, по некоторым сведениями погиб от неосторожного обращения с гранатой  в апреле 1944 г.
« Последнее редактирование: 23 Ноября 2014, 23:04:34 от Alex » Записан
mrodos
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 553


« Ответ #8 : 24 Ноября 2014, 16:43:29 »

Уважаемый Alex!

В заключении, утвержденном Кобуловым в 1944 г. отсутствует информация о радисте Глушенко, который  вышел на поверхность и сдал румынам резидентуру Калошина-Кузнецова. В этой резидентуре был Глушенко Александр Яковлевич (бывший комендант конспиративной квартиры 3-го Спецотдела УНКВД по Одесской области), но он не был радистом, и вышел из катакомб лишь в ноябре 1943 г., когда никакой резидентуры уже фактически не существовало. Не сотрудничал Глушенко и с румынской контрразведкой, он полностью сохранил архив резидентуры и передал его НКГБ СССР.
Сдали же резидентуру участники её наружной группы, которые осталась в оккупированной Одессе и должны были оказывать помощь основному звену чекистов, осевших в катакомбах.
Я уже писал, что череда измен началась с предательства сотрудницы  наружной группы Семерюник (разведчик II категории 3 –го Спецотдела УНКВД по Одесской области). Она струсила, отказалась от выполнения задания, выдала румынам всю резидентуру и стала негласным агентом румынской сигуранцы.
После арестов произведенных по показаниям Семерюник из наружной группой на сторону румынской контрразведки перешли Прохорцев, Авраменко и Молукало (все трое - разведчики 3-го Спецотдела УНКВД по Одесской области). Предатели стали участвовать в «игре», организованной румынской контрразведкой с целью вывода чекистов из катакомб, но чекисты в этой «игре» их переиграли. Семерюник, Прохорцев, Авраменко были заманены в катакомбы, где их арестовали и расстреляли.
А дальше пошли те события,  о которых Вы правильно написали: «…разлад в дисциплине привел вначале к самосудам, а затем и к гибели оставшихся».
Однако следует учитывать и те условия, в которых пребывали сотрудники резидентуры – закрытое пространство, нехватка продовольствия, свежего воздуха и воды. Всё это донельзя обострили конфликт внутри резидентуры. 
Вот, что пишет о собственном опыте пребывания в катакомбах автор статьи об отряде Калошина-Кузнецова Александр Бабич: «Мне приходилось находиться достаточно
длительное время в жёстких условиях замкнутого пространства. И даже при том, что у меня и моих «коллег по несчастью» была возможность постоянно видеть солнечный свет, дышать чистым воздухом и относительно нормально питаться, напряжённость отношений между нами росла день ото дня и периодически выливалась в достаточно кровавые драки. И это при том, что у меня и условия были помягче, и коллектив побольше… А в отряде Кузнецова — Калошина всё было намного жёстче». Трудно с этим не согласится.
Предательство же радиста Глушенко имело место при разгроме другой резидентуры НКВД в Одессе Молодцева (Бадаева). Здесь, так же как и с отрядом Кузнецова-Калошина всё началось с предательства членов наружной группы, оставшейся в оккупированной Одессе, в частности её руководителя – Антона Брониславовича Федоровича (он же Петр Иванович Бойко). После того, как на него вышла румынская контрразведка он начал выдавать информацию об отряде Молодцова. Именно он выманил Молодцова в оккупированную Одессу, где тот и был арестован. В феврале-марте 1942 г. Федорович, уже как официальный сотрудник румынской ССИ, выдал большую часть наружного отряда.   
После ареста Молодцова и политики выжидания и высиживания, избранной новым командиром отряда Афанасием Клименко, отряд стал постепенно разлагаться. Вот как это было описано в справке НКГБ СССР: «…С февраля месяца, после ареста командира партизанского отряда БАДАЕВА, боевая деятельность отряда совершенно прекратилась в результате неспособности руководить отрядом со стороны КЛИМЕНКО Афанасия, его примирения к врагу и затем, измене. Боеспособность отряда пала ещё и потому, что отсутствовала необходимая дисциплина в отряде, и проявился антагонизм между руководящей группой отряда и бойцами…
Рядовые члены отряда были готовы идти на выполнение любых заданий, но заданий со стороны руководства не получали. Например, намечавшееся нападение на румынский обоз, расположившийся на ночлег недалеко от катакомб, не был произведён по приказу КЛИМЕНКО: «Не трогать». КЛИМЕНКО довёл отряд до полного развала и как боевая единица отряд перестал существовать».
С июня 1942 г. начался выход бойцов отряда из катакомб на поверхность. В их числе была и врач отряда Асхат Янке (этническая немка). Вслед за ней вышел и её гражданский муж, радист отряда Евгений Глушенко. Уже находясь в Одессе  Глушенко лично явился в гестапо и предложил свои услуги немцам. С августа 1942 по ноябрь 1943 гг. он вел радиоигру с Москвой, посылая дезинформацию о деятельности отряда и т.д. В сентябре 1942 г. НКВД убедился, что радист работает под контролем,  и вступил в ответную контригру. К ноябрю 1943 г. не получив серьезных результатов «игра» была свернута.   
Факторович-Бойко, Глушенко, Янке – это не полный перечень предателей в отряде Молодцова (Бадаева). Предателем стал и руководитель отряда Афанасий Клименко (правда, под угрозой расстрела его жены и сына). Он водил румынских контрразведчиков  в катакомбы, указал  всё тайники с оружием и сейф с документацией отряда.

Записан
Страниц: [1] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU