Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
27 Июня 2017, 07:44:15
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1917-1922 ЧК -ВЧК
| | |-+  Красный террор в Крыму
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] 2 Вниз Печать
Автор Тема: Красный террор в Крыму  (Прочитано 23703 раз)
freeman
Гость
« : 21 Апреля 2009, 22:44:54 »

Во-первых, хотел бы сказать, что рад открыть для себя данный сайт, его содержание и цель мне нравятся.  Улыбающийся

Во-вторых, хотел бы задать вопрос по той теме, что названа в заголовке. В разной литературе приводятся разные цифры о числе расстрелянных в Крыму, вплоть до утверждений об "уничтожении сотен тысяч людей, поверивших обещаниям победителей" (Цитата отсюда). А хотелось бы знать наиболее объективные оценки, свободные от политических спекуляций.
Записан
Administrator
Администраторы
Полковник
***
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 157



WWW
« Ответ #1 : 08 Июля 2009, 23:13:41 »

Спасибо Вам за позитивный отзыв.
Касательно цифр, тут приводтся официальные данные взятые из архивов. Можете на них ссылаться. Олег Борисович неоднократно говорил, что в разных источниках приводятся разные цифры, но его источники наиболее достоверные.
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2570


« Ответ #2 : 17 Июля 2010, 13:17:49 »

 
  События далеких 20-х годов продолжают волновать не только профессиональных историков но и читателей.
По словам доктора исторических наук А.Л.Литвина  гражданской войне в России посвящено более 15 тыс.книг
изданных в СССР и несколько тысяч книг которые издавались за рубежом.Однако  тема гражданской войны до сих пор покрыта сетью стереотипов и догм которые с большим трудом преодолеваются.Возможность посмотреть на исторические события с разных точек зрения и непредвзято подойти к оценки исторических событий и людей принимавших участие в тех далеких годах- вот основная на мой взгляд задача историков и исследователей.Касаясь темы "Красного террора в Крыму"  следует уточнить значение применяемого многими  исследователями  термина ТЕРРОР ( латин.terror-ужас),который в последнее время приобрел широкое распространение,но первоначально применялся в узких рамках для обозначения физического насилия над политическими врагами.
Как известно первые книги которые освещают события гражданской войны были написаны участниками той самой войны и  представляют несомненный интерес,хотя во многих случаях носят субьективный взгяд на те или иные события.Как писал Д.А.Фурманов в 1923г "...В гражданской войне не может быть бутафорского,мишурного блеска-она происходит в условиях нищеты,жестокости и всех тяжких спутников решительной схватки двух борющехся насмерть классов.Исторические очерки-не повести,не рассказы- тут вымысла,недоговоренностей или беребарщивания быть не должно...".
Касаясь темы "Красного террора в Крыму" думаю стоит здесь привести статью Д.Соколова  "Карающая рука пролетариата" с последующим комментарием.Итак...

      «Для нас важно, что ЧК осуществляют
      непосредственно диктатуру пролетариата,
      и в этом отношении их роль неоценима».
      В.И.Ленин
    
      Ответственными за проведение красного террора в Крыму после эвакуации
      армии генерала П.Н.Врангеля принято называть председателя Крымревкома Бела
      Куна и секретаря Крымского обкома РКП (б), Розалию Землячку (Залкинд).
      Нисколько не преуменьшая их роль в организации на территории полуострова
      кампании массовых казней, нельзя оставлять без внимания и деятельность
      других партийных работников, прежде всего, сотрудников карательных
      органов. Именно они воплощали в жизнь распоряжение советского руководства
      «вырвать с корнем гидру контрреволюции». О том, как это происходило,
      рассказывается в пронзительной книге известного писателя Русского
      Зарубежья, Ивана Шмелева, «Солнце мертвых»:
      «Нужно было… показать, как «железная метла» метет чисто, работает без
      отказу. Убить надо было очень много. Больше ста двадцати тысяч. И убить на
      бойнях. Не знаю, сколько убивают на чикагских бойнях. Тут дело было проще:
      убивали и зарывали. А то и совсем просто: заваливали овраги. А то и совсем
      просто-просто: выкидывали в море. По воле людей, которые открыли тайну:
      сделать человечество счастливым. Для этого надо начинать – с человечьих
      боен.
      И вот – убивали, ночью. Днем… спали. Они спали, а другие, в подвалах,
      ждали… Целые армии в подвалах ждали. Юных, зрелых и старых – с горячей
      кровью».
      Проводниками репрессий выступали особые отделы (ОО) 4-й и 6-й армий,
      Черного и Азовского морей. Деятельность особых отделов направлялась
      Крымской ударной группой, начальником которой был назначен заместитель
      начальника Особого отдела Южного и Юго-западного фронтов, Ефим Евдокимов.
    
      Активное участие Евдокимова в «зачистке» полуострова от
      «контрреволюционного элемента», подтверждается его характеристикой, данной
      для награждения орденом Красного Знамени:
      «Во время разгрома армии генерала Врангеля в Крыму тов. Евдокимов с
      экспедицией очистил Крымский полуостров от оставшихся там для подполья
      белых офицеров и контрразведчиков, изъяв до 30 губернаторов, 50 генералов,
      более 300 полковников, столько же контрразведчиков и в общем до 12 000
      белого элемента, чем предупредил возможность появления в Крыму белых
      банд». На наградном списке Е.Евдокимова командующий Южным фронтом Михаил
      Фрунзе оставил свою резолюцию: «Считаю деятельность т. Евдокимова
      заслуживающей поощрения. Ввиду особого характера этой деятельности
      проведение награждения в обычном порядке не совсем удобно».
      Помимо особых отделов, на территории Крыма работали и другие карательные
      структуры – Крымская чрезвычайная комиссия (КрымЧК) уездные политотделы,
      ТрансЧК, МорЧК.
      
      Деятельность советского репрессивного аппарата характеризовалась высокой
      степенью произвола и бесконтрольности. Как написал в своих воспоминаниях
      видный советский полярник Иван Папанин, в рассматриваемый период бывший
      комендантом Крымской ЧК, – «царскими законами мы, естественно,
      пользоваться не могли, новые молодая республика только еще создавала. При
      определении меры виновности того или иного арестованного следователю
      приходилось полагаться на свою революционную сознательность».
      Принимая решение по делу каждого конкретного человека, члены особых
      «троек» действовали в полном соответствии с рекомендациями члена Коллегии
      ВЧК, Мартына Лациса:
      «Не ищите на следствии материала и доказательств того, что обвиняемый
      действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос,
      который вы должны ему предложить – к какому классу он принадлежит, какого
      он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и
      должны определить судьбу обвиняемого. В этом смысл и сущность красного
      террора».
      Наглядным подтверждением этому служат опросные листы арестованных в Крыму
      осенью 1920 г., хранящиеся в архиве Службы безопасности Украины. В графе
      «В чем обвиняется?» чекистские следователи, не сомневаясь, писали:
      «казак», «подпоручик», «чиновник военного времени», «штабс-капитан»,
      «доброволец» и т.п.
      Так, арестованный 20 ноября 1920 г. в Симферополе уроженец
      Санкт-Петербурга Сергей Лефрансуа ОО ВЧК при 15-й стрелковой дивизии был
      осужден к расстрелу «за службу в белой армии комендантом госпиталя», а
      арестованный 17 декабря 1920 г. в Феодосии бывший чиновник Митрофан
      Коробцев – «за принадлежность к белогвардейской власти и как дворянин».

      Процедура рассмотрения анкет арестованных была максимально упрощена.
      Выслушав краткий доклад начальника Особого отдела, участники «тройки»
      подписывали заранее заготовленное постановление о расстреле и передавали
      его к исполнению.
      Наибольшее количество расстрелов происходило в Феодосии, Ялте, Севастополе
      и Керчи. С не меньшим размахом репрессии проводились и в крымской столице.

      
      22 ноября 1920 г. в Симферополе чрезвычайной «тройкой» ОО ВЧК при
      Реввоенсовете (РВС) Южного фронта под председательством Василия Манцева
      были вынесены постановления о расстреле 117, 154 и 857 человек. В тот
      же день «тройка» ОО ВЧК при РВС 6-й армии под председательством Николая
      Быстрых приговорила к расстрелу еще 27 человек, а сутки спустя – 28, 16 и
      25 человек. Среди расстрелянных были не только белогвардейцы, но и
      недавние союзники красных – махновцы.
      Местом проведения экзекуций служила усадьба Крымтаева. Наряду с этим,
      расстрелы происходили и в других местах, например, за железнодорожным
      вокзалом. Сохранилось описание одной из подобных расправ:
      «На рассвете всех офицеров вывели из дома в сад, где разделили на пять
      групп. Первую группу заставили вырыть себе братскую могилу, и когда она
      была вырыта, их поставили перед ней в ряд и залпом расстреляли.
      Большинство тел расстрелянных попадало прямо в могилу.
      Вторую группу заставили стащить туда остальных расстрелянных товарищей и
      закопать могилу. После этого заставили их вырыть новую могилу для себя.
      Затем расстреляли новым залпом вторую группу, заставив третью делать то
      же, что и вторую и т.д… На другой день из казармы была уведена новая
      партия офицеров, и с ней повторилось то же самое…»
      «Окраины города Симферополя, – вспоминал генерал Иродион Данилов,
      служивший у красных в штабе 4-й армии, – были полны зловония от
      разлагавшихся трупов расстрелянных, которых даже не закапывали в землю.
      Ямы за Воронцовским садом и в имении Крымтаева оранжереи были полны
      трупами расстрелянных, слегка присыпанных землей, а курсанты кавалерийской
      школы (будущие красные командиры) ездили за полторы версты от своих казарм
      (бывшего Конного полка) выбивать камнями золотые зубы изо рта казненных,
      причем эта охота давала всегда большую добычу. Общая цифра расстрелянных в
      одном Симферополе со дня вступления красных в Крым до 1-го апреля 1921
      года доходила до 20 000, а все число расстрелянных во всем Крыму – до
      чудовищных размеров – 80 000 человек. Правда ли это или нет, сказать не
      могу, так как ужасаясь такой цифре, сам не хочешь в нее верить, но ее
      называли коммунисты, причастные к этим расстрелам, и хвастались ею в
      разговорах между собой, ставя это в заслугу деятельности Чека и Особого
      Отдела».
      
      Расправившись с явившимися на регистрацию врангелевцами, чекисты стали
      устраивать облавы, оцепляя целые кварталы. Сгоняя задержанных в
      фильтрационные пункты, проводили в течение нескольких дней сортировку,
      проверяя документы и решая, кого отпустить на свободу, а кого увезти за
      город, на расстрел.
      Среди казненных было много женщин, стариков и детей. Сохранился рапорт
      красноармейца Рубежова о расстреле им 15-летней Марии Курбатской,
      санитарки в госпитале 91-го полка 2-й конной армии, арестованной 25 ноября
      в Евпатории по подозрению в выдаче белым группы советских
      подпольщиков.
      Старания чекистов были высоко оценены руководством. Приказом №1665 от 10
      сентября 1921 г. заместитель командующего войсками Украины и Крыма,
      Константин Авксентьевский, за «понесенные труды при ликвидации
      врангелевского фронта» наградил трофейными конями Ефима Евдокимова и
      Семена Дукельского – начальника ОО Всеукраинской ЧК по борьбе с
      бандитизмом.
      
      Еще один участник крымской «зачистки», начальник ОО Крымской областной ЧК
      (КрымоблЧК) Николай Быстрых, получил от Дзержинского серебряную саблю с
      надписью «за храбрость».
      Не забывали и непосредственных исполнителей приговоров – участников
      расстрельных команд. В качестве поощрения их наделяли дополнительными
      продовольственными пайками, выдавали водку, вино.
      Разрешали поживиться вещами казненных – нательными крестиками, одеждой и
      обручальными кольцами.
      По свидетельствам современников, каждый из палачей имел по 4-5 любовниц из
      числа жен расстрелянных, заложниц и медсестер.[12] Под страхом смерти
      женщин принуждали к сожительству, однако и подневольное согласие не
      гарантировало несчастным спасения. Время от времени убийцы обновляли свои
      «гаремы», расстреливая прежних сожительниц вместе с очередной партией
      жертв.
      Отдельного упоминания заслуживают взаимоотношения чекистов с армейскими и
      партийными органами. Складывались они довольно непросто.
      Поскольку среди арестованных было немало людей, чьи знания и опыт могли
      быть использованы большевиками для упрочения своей власти, советские
      учреждения ходатайствовали об освобождении тех или иных лиц. В отдельных
      случаях чекисты удовлетворяли эти ходатайства, и некоторые потенциальные
      смертники действительно обретали свободу. Так, арестованный 16 ноября 1920
      г. бывший симферопольский городской глава Сергей Усов благодаря
      заступничеству Правления союза рабочих городского самоуправления и
      нескольких коммунистов, в итоге был отпущен на волю.
      В то же время, имеется немало обратных примеров, когда поступавшие в ЧК
      ходатайства об освобождении попросту игнорировались, и арестованные
      приговаривались к расстрелу. Наглядным подтверждением этому служит
      трагическая судьба Сергея Барсова. Уроженец Киева, чиновник, коллежский
      регистратор, Барсов работал при Врангеле делопроизводителем в ялтинской
      государственной страже. Не меняя места работы, с приходом в город частей
      Красной армии стал работать на той же должности в ялтинской милиции. 25
      ноября 1920 г. Барсов был арестован. Узнав об этом, начальник ялтинской
      милиции направил в ЧК ходатайство об освобождении Барсова из-под стражи
      «как человека аполитически нейтрального по отношению к Советской
      власти».
      Несмотря на это, 7 декабря 1920 г. чиновника приговорили к расстрелу.
      Еще один случай творимого чекистами произвола упоминается в докладе о
      положении в Крыму, составленном представителем Народного комиссариата по
      делам национальностей Мирсаидом Султаном-Галиевым, побывавшим на
      полуострове в начале 1921 г.:
      «Ко мне в Симферополь приезжает представитель от 2-х населенных татарами
      волостей Красноаремейского уезда (бывш. Ялтинского) с пригово­рами от
      сельчан о необходимости освобождения арестованных особым отде­лом Морведа
      татарских крестьян. Татары ручаются, что они арестованы по ложному доносу
      и никогда ни в каких политических организациях не уча­ствовали. Я посылаю
      телеграмму в Севастополь с просьбой приостановить суд над арестованными до
      моего приезда и, объезжая южное побережье Крыма, заезжаю в особый отдел
      Морведа. Мне там указывают, будто рас­крыт монархический заговор и что
      татары, за которых ходатайствуют ял­тинцы, имели связь с заговорщиками.
      Узнаю также еще одну подробность, что, несмотря на то, что следствие по
      этому делу еще не было закончено, подозреваемые в заговоре были уже
      расстреляны».
      Помимо свидетельств разногласий чекистов с партийными органами, имеются
      также примеры конфликтов ЧК с военнослужащими частей Красной армии.
      Известный крымский исследователь Андрей Ишин в одном из своих очерков,
      посвященных анализу социально-политической обстановки на полуострове в
      1920-е годы, приводит отрывок из телеграммы от 14 декабря 1920 г.,
      адресованной председателю Крымревкома Бела Куну, в которой командующий
      138-й бригады Козырь жаловался на действия сотрудников Особого отдела
      Черного и Азовского морей:
      «13 декабря около 19 часов, возвращаясь с начснабарм 4 (начальником
      снабжения 4-й армии – авт.), догнали команду, находящуюся при ударной
      тройке морского Особого отдела. Команда следовала в полном беспорядке. Я
      приказал как начгар (начальник гарнизона – Д.С.) привести команду в
      порядок и следовать к месту назначения в головном порядке. На мое
      приказание последовал ответ: "Мы никаких начгарнизонов не признаем", – и
      объявили меня арестованным, чему я не подчинился и уехал в штаб…
      начособотдел (начальник Особого отдела – Д.С.) приказывает мне явиться к
      нему для допроса…»
      Говоря о динамике террора в Крыму, необходимо отметить, что массовые
      убийства достигли своего апогея в период с конца ноября 1920 г. по март
      1921 г., затем их волна стала понемногу спадать. Начиная с апреля 1921 г.
      чекисты переходят к новым формам работы – массовой проверке населения на
      лояльность. По-прежнему выносятся смертные приговоры, но их значительно
      меньше. Широко применяется заключение в концентрационные лагеря и высылка
      из Крыма.
      Так, арестованный в Симферополе 21 апреля 1921 г. Крымской ЧК «за службу у
      белых», уроженец Минска, Александр Кухарский, был осужден к 2 годам
      исправительно-трудовых лагерей[17], а арестованная в Керчи «за эвакуацию
      от советской власти», уроженка Харькова, Валерия Бровцина, 16 апреля 1921
      г. выслана из Крыма по месту прежнего проживания.
      Предпринимаются активные меры по реорганизации чекистского аппарата. Еще
      21 января 1921 г. Оргбюро ЦК РКП (б), рассмотрев просьбу Крымобласткома,
      постановило: «Создать в Крыму сильную ЧК с подчинением ей всех особотделов
      Крыма (армии и флота), признать необходимым особые отделы армии и флота
      подчинить Крымчека».
      18 апреля 1921 г. на заседании Симферопольской городской чрезвычайной
      комиссии (СГЧК) под председательством Е. Евдокимова принимается решение о
      реорганизации СГЧК в Крымскую областную ЧК (КОЧК), с непосредственным
      подчинением ВЧК. Особые отделы 4-й армии и Черного и Азовского морей были
      ликвидированы, и вместо них создан Особый отдел при КОЧК.
      Процесс усовершенствования структуры карательных органов сопровождался
      многими трудностями. По-прежнему нередкими были случаи злоупотребления
      чекистов служебным положением, и даже откровенная уголовщина.
      В Керченской ЧК, например, избивали арестованных, незаконно приговорили к
      расстрелу несовершеннолетнего. В Феодосии под видом обысков грабили семьи
      бывших офицеров, зажиточных крестьян. В Ялте уполномоченный ЧК Петерсон
      организовал банду, терроризировавшую мирное население. Серьезные
      проступки допускали коллегии Севастопольской и Джанкойской ЧК.
      Сам председатель ВЧК, Феликс Дзержинский, признавал, что в Крымской ЧК
      процветают «уголовщина, пьянство и грабежи», и пока среди ее сотрудников
      преобладают деклассированные матросы, «хулиганство не прекратится».[22]
      Для устранения указанных недостатков были приняты жесткие меры. Коллегии
      Керченской, Джанкойской и Севастопольской ЧК были привлечены к уголовной
      ответственности, ряд сотрудников Феодосийской ЧК расстрелян, банда
      Петерсона разгромлена, сам он убит.
      Вместе с тем, смертные приговоры проштрафившимся чекистам выносились лишь
      в исключительных случаях. Чаще всего, сотрудников ЧК, злоупотребивших
      служебным положением, приговаривали к тюремному заключению либо изгоняли
      из органов. Так, председатель Керченской ЧК, Иосиф Каминский, будучи
      признан виновным в многочисленных нарушениях «советской законности»
      (расстрел несовершеннолетнего, избиение арестованных), с учетом «прежних
      заслуг перед революцией» был только освобожден от занимаемой должности, а
      член коллегии Керченской ЧК, некто Михайлов, – осужден на 1 год
      тюрьмы.
      Несмотря на сокращение масштабов террора, режим чрезвычайного положения
      сохранялся на территории Крымского полуострова до ноября 1921 г. К этому
      времени советские репрессивные органы прошли длительную и сложную
      эволюцию, конечным результатом которой стало усовершенствование
      организации аппарата ЧК, улучшение его кадрового состава, изменение
      методов и стиля работы.
      При этом процесс истребления «буржуазии», начатый чекистами осенью 1920
      г., не был ими доведен до конца. Подтверждением этому служат данные
      годового отчета Крымской ЧК, в котором отмечалось, что «чрезвычайная
      чистка ОО Ч-А (Особый отдел Черного и Азовского морей – Д.С.) и Крым.ЧК не
      могли[25] с корнем вырвать «бывших». Они рассосались в советах,
      хозяйственных учреждениях».
      Тем самым сотрудники советских карательных органов ясно давали понять, что
      массовые репрессии против «классово чуждых» будут продолжаться и в
      будущем.
      Автор выражает благодарность исследователю проблем истории Гражданской
      войны в Крыму, магистру государственного управления, члену Союза русских,
      украинских и белорусских писателей Автономной республики Крым,
      В.Г.Зарубину, и главному редактору альманаха «Белая гвардия», кандидату
      исторических наук, В.Ж.Цветкову – за помощь и поддержку, оказанную в
      процессе написания данного очерка.
      
Вот такая статья думаю не оставила некого равнодушным по отношению к тем далеким событием.Если так,то может  продолжим разговор по данной теме.Пишите...
 




* 12-09-1918.jpg (746.11 Кб, 1964x2730 - просмотрено 399 раз.)
« Последнее редактирование: 31 Января 2014, 15:20:46 от alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2570


« Ответ #3 : 30 Июля 2010, 14:49:49 »

В начале 1919г. в  "Известия ВЦИК" были  опубликованы материалы чекиста Лациса под общим заголовком  "Правда о Чрезвычайных комиссиях".Материалы были преданы гласности с согласия члена Коллегии НКЮ РСФСР Н.В.Крыленко и Председателя Московского ревтрибунала А.М.Дьяконова. Основная идея в опубликованных статьях сводилась к тому,что гражданская война подходит к концу,политические враги разбиты,"красный террор" пора прекратить,надобность в ЧК отпадает,а  созданные структуры и функции губернских и областных ЧК  следует обьеденить с милицией.Дисскуссия разгорелась не на шутку.Свое мнение по поводу реформирования ЧК высказывали Троцкий,Каменев,Бухарин,Сталин.20 января 1919г все уездные ЧК были ликвидированы.
      
Письмо Л.5. Каменева В.И. Ленину о необходимости  реформирования ВЧК
( Публикация Д.С.Новоселова "ВИЖ" № 12 2006г.)

     [не ранее 2 января — не позднее 8 января 1919 г.]\"
  Дор[огой] Вл[адимир] Ил[ьич], посылаю Вам резолюцию о ЧК. Она чуть-чуть радикальная. Я сам до недавнего времени думал, что можно ограничиться изъятием  от ЧК права приговоров и определением срока предварительного] следствия {1—2—3 м[еся]ца). Но ежедневно прибывающие факты из провинции и рассказы Яковлевой о Питере убеждают меня, что разложение ЧК идет асе дальше и глубже, и реформой тут
не поможешь. По сути дела с этим должен согласиться и Д[з]ерж[ин-ский], все внимание к[о]т[о]р[ого] уже с м[е]с[яц] сосредоточено не на к[онтр]р[еволюции], а на должностных преступлениях, волоките и пр. Его и надо поставить во главе  «Особого отдела [В]ЦИК» (см. резолюцию]*), а борьбу с преступлениями] по должности] сосредоточить в реорганизованном Контроле**, рабоч[ей] инспекции и  т.д. Я присутствовал на одном собр[ании] Московской] организации], где Крыленко выступил против ЧК. Я не рассмотрел у него тогда к[аких]-л[ибо] склочных или  личных мотивов: просто он по должности больше других видел и слышал. «Лично» — в
хор[ошем] см[ысле] — относится к этому только Д[з]ер[жинский]. Ему просто «больно», и он ставит весь вопрос как вопрос своей чести. Поэтому и выхода нет, как, нап[ротив], поставить вопрос открыто и принципиально. Конечно, и компромисс - - изъятие права приговоров — будет громадный шаг вперед, но, боюсь, не остановит сп[е]ку[ля]ций, обысков и насилий над женщинами и пр.38
     Л. КАМ[ЕНЕВ]
     Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 5. Оп.
1. Д. 2558. Л. 2. Автограф. Бланк председателя Моссовета
  

     Проект резолюции В ЦИК о реформе ревтрибуналов и ВЧК
     [8 января 1919 г.Г
     В дни, когда социалистическая республика вынуждена была, обороняясь от внешнего врага, сокрушать в то же время непрестанные заговоры контрреволюционеров всех родов, рабоче-крестьянская власть создала Чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности.
В настоящее время главные силы контрреволюции в России фактически раздавлены. Охрана Советской Республики от возможных проявлений и попыток контрреволюционных сил и беспощадное их подавление отныне может быть достигнуто планомерной и решительной деятельностью революционно-судебных органов репрессии.
     Посему [В]ЦИК постановляет:
     1. Приступить немедленно к ликвидации ВЧК и всех местных ЧК.
     2. Функции борьбы с контрреволюцией в полном объеме передать революционным
трибуналам, реорганизуемым на основе устранения всех излишних формальностей,
ускорения хода дела и более тщательного и партийного подбора их*** членов с
предоставлением революционным трибуналам неограниченного права в определении
меры репрессий.
     3. Общий надзор за революционными трибуналами, быстротой и
действительностью репрессии сосредоточить в Особом отделе при ВЦИК.
     Подробное «Положение» о революционном трибунале поручается внести Народному
комиссариату юстиции в недельный срок на рассмотрение ВЦИК.
     Приложение: Положение о революционных трибуналах, выработанное Н[ародным]
к[омис-сариатом] ю[стиции].
      
Л. КАМЕНЕВ, Д. КУРСКИЙ,
     Л. СОСНОВСКИЙ****,
     А. ЛУНАЧАРСКИЙ
     8января1918г.*****
     Л. КАМЕНЕВ******

      
     Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 5. Оп.
1. Д. 2558. Л. 3. Подлинник. Машинопись.
  

Ф.Э.Дзержинский, Я.Х.Петерс и ряд других партработников с таким положением дел были не согласны.30 января 1919г.,Дзержинский выступил с докладом на Московской общегородской конференции РКП(б) и попытался доказать Крыленко,что ликвидация ЧК дело преждевременное:-" Крупную буржуазию мы победили,оставшиеся враги окопались во многих наших советских учреждениях,саботируют и тормозят нашу работу...Борьбу с ними,с этими контрреволюционерами можно поручить только ЧК,но не революционному трибуналу... "
Итоги выступления Дзержинского и Крыленко были подведены 4 февраля 1919г. на заседании ЦК РКП(б).Члены ЦК предложили сохранить ЧК , поскольку гражданская война еще продолжается,и создать комиссию которая разработает положение о ЧК и распределит права между ЧК и ревтрибуналами.Комиссию возглавил Я.М.Свердлов,но  неожиданно 16 марта 1919г Свердлов заразившись гриппом- умирает.Закон (Положение) о ВЧК остается в подвешанном состоянии...
Весной 1919г. тревожные сигналы начали приходить с Украины.К сожалению позиция которую занял председатель Всеукраинской ЧК Лацис не способствовали плодотворной работе,которая по сути велась в самом Харькове и области. Обеспокоенный творящимся беспределом,злоупотреблением власти и общим положением дел на Украине В.И.Ленин направляет 4 июля 1919г.  председателю Всеукраинской ЧК М.И. Лацису служебнуюзаписку следующего содержания:
 "Дорогой товарищ.Письмо Ваше и приложение получил.
Каменев говорит-и заявляет,что несколько виднейших чекистов подтверждают,-что на Украине ЧеКа принесла тьму зла,будучи созданы слишком рано и впустив в себя массу примазавшихся.Надо построже проверять состав,-надеюсь, Дзержинский отсюда Вам в этом поможет.Надо подтянуть во что бы то не стало чекистов и выгнать
 примазовшихся.При удобной оказии сообщите мне подробнее о чистке  состава ЧеКа на Украине,об итогах работы.Привет.Ваш Ленин."(В.И.Ленин.Полн.собр.соч.т.50 стр.338).
В начале августа Дзержинский направляет письмо Лацису,в котором  упрекает в попытках отрыва от центра-"...Что вы делали мы не знали,связи с нами постоянной не поддерживали.Будучи в тяжелых т трудных условиях,вы не совещались с нами-какую линию провести,чтобы опереться на более широкие слои населения..." (быв.ЦПА ИМЛ ф 76 оп.1 д 1164 л.2)
13 августа 1919г  состоялось объединенное заседание Политбюро и Оргбюро РКП(б) по вопросу " 2.Общее положение дел на Украине".Политбюро приняло постановление " 2 г) ВУЧК раскассировать и поручить это произвести т.Петерсу".
В декабре 1919г. в Москве были организованы двухмесячные курсы ВЧК на которых прошли подготовку более 200 специально отобранных членов партии.Помимо оперработников,разведчиков на курсах было подготовлено большое количество организаторов-инструкторов ЧК.
В конце 1919г. начале 1920г силами Красной Армии был нанесен серьезный удар на Южном фроние по войскам генерала Деникина,армия которого вынуждена была отступать к побережью Азовского и Черного морей.
20 апреля 1920г решением Политбюро ЦК Дзержинский был направлен в Харьков для оказания помощи местным чекистам в борьбе с различными бандами и петлюровским подпольем.Любое заседание Политбюро ЦК КП(б)У  не проходило без присутствия Дзержинского.Более того 16 мая Дзержинский выступает с речью на IV Всеукраинском съезде Советов,в которой говорит о проверке военных учреждений,о чистке рядов ЧК и
милиции,об уголовном розыске и охране поездов,борьбе с "мешочниками" и спекулянтами,о телефонно-телеграфной связи,жилищным вопросам,помощи раненным красноармейцам и об организации детского и общественного питания.
Проведенная проверка Цупчрезкома при СНК Украины показала правильность действий его начальника В.Н.Манцева по созданию губернских ЧК и работе с кадрами которых явно не хватало.25 июня Дзержинский посылает телеграмму И.К.Ксенофонтову в которой говорилось о необходимости поставить перед ЦК вопрос о дополнительном откомандировании на Украину не менее 100 опытных проверенных чекистов имеющих большой опыт...

Продолжение следует.
 
« Последнее редактирование: 06 Августа 2010, 13:41:03 от alex » Записан
Svetachoops
Гость
« Ответ #4 : 05 Августа 2010, 14:12:44 »

В своей книге Мельгунов помянул и белый террор: «Белый террор в прошлом; а что будет впереди, нам не суждено знать. Террор красный, под который подведен фундамент идеологический, явление наших еще дней…».
Если бы победили белые, не исключено, что и книгу он бы написал о преступлениях белых. Ведь книга – протест против террора «наших еще дней» книга вышла из печати в 1924 году.
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2570


« Ответ #5 : 06 Августа 2010, 11:50:58 »

В своей книге Мельгунов помянул и белый террор: «Белый террор в прошлом; а что будет впереди, нам не суждено знать. Террор красный, под который подведен фундамент идеологический, явление наших еще дней…».
Если бы победили белые, не исключено, что и книгу он бы написал о преступлениях белых. Ведь книга – протест против террора «наших еще дней» книга вышла из печати в 1924 году.

 Уважаемый (...мая) Svetachoops
Рад приветствовать Вас и ваше участие в обсуждении данной темы на форуме.
Кстати очень хорошо,что  Вы напомнили  о работе историка-публициста С.П. Мельгунова,книга которого  "Красный террор в России" впервые была издана в Берлине в 1923г,а второй раз более большим тиражом была переиздана в 1924г. Автор книги,еще до ее написания был лишен гражданства  и выслан  за пределы Советской России .
 В начале 90-х, книга Мельгунова, печаталась  у нас большим тиражом разными издательствами,наряду с книгами Солженицина и др. зарубежных  авторов внося  дополнительный раскол в сознании неподготовленной читающей публики.
Как писал автор в " ECRASEZ  L'INFAME" к первому и второму изданию: "...Если вдуматься в описанное ниже,то правда можно сойти с ума...". Приводя цифры жертв и описание  кровавых сцен творимых ЧК, Мигунов пользуется  материалом на мой взгляд достаточно спорным,и субъективным.Кстати он этого не скрывает и подробно б этом говорит в "Post Scriptum" . Основой для написания книги послужили 1) газетные выписки и вырезки 2)почти вся эмигрантская пресса с подбором фактов
3)сообщения различных источников 4)материалы Особой Комиссии по расследованию деяний большевиков при правительстве генерала Деникина которые были вывезены за рубеж в 1920г во время эвакуации.Как сам Мильгунов признается "...Все это данные,за полную точность которых,конечно, ручаться нельзя."  Мильгунов,приводя цифры жертв "красного террора " по данным с.-р. (эсеров) во время астраханской бойни в 1919г погибло до 4000 рабочих" сам вопрошает " Кто может дать точную цифру?И кто сможет ее вообще дать?".Тоже самое в отношении сообщения "Общего Дела" некого Бурцевского о расстреле 13 тыс. человек в Крыму после эвакуации Врангеля.Далее Мильгунов добавляет,что пользуясь материалами Особой Комиссии он вынужден был ограничится глухими ссылками и оперировать с анонимами,что на его взгляд ослабило показательную ценность субьективных показаний.Так или иначе,но на мой взгляд книга Мильгунова представляет собой сборник материалов для проведения хорошего исторического исследования по теме не только красного но и белого террора в период гражданской войны в России. К сожалению,сегодня можно встретить целый  ряд исследовательских работ о красном терроре в Крыму (и не только) в которых используются материалы из книги Мельгунова приводимые в качестве фактов террора ЧК порой без всякого объяснения действий противоположной стороны...

В качестве примера привожу выдержку из исследовательской  работы  действительного члена Русского исторического общества Бориса Никольского.Публикация  на сайте www.pravda-nn.ru

Террор в Крыму осенью 1920 года

 «Красному террору» в Крыму, после оставления его войсками Врангеля посвящено
слишком много исследований, опубликовано много воспоминаний очевидцев и
современников; тем более,- эта тема требует особого подхода.
 Репрессии советской власти в Крыму осенью 1920 года по своему размаху и
жестокости затмили все предшествующие, начиная с марта 1917 года. Поскольку
армия Врангеля, в свой состав включила остатки всех предшествующих
белогвардейских формирований европейской России, и в Крыму собрались беженцы со
всей России, то и последующая трагедия «белого» Крыма становится трагедией
всероссийского масштаба.
 8 ноября 1920 года войска Южного фронта под командованием Михаила Фрунзе
начинают заключительную операцию - бросок через Сиваш на Литовский полуостров и
штурм Перекопа. На этом фоне и разыгрывается трагикомедия с объявлением амнистии
тем, кто добровольно сдастся в плен.
 Дело в том, что еще в мае 1920 года министр иностранных дел Великобритании Дж.
Керзон обратился к правительству Советской России с предложением о переговорах и
амнистии офицерам и солдатам армии Врангеля. Наркоминдел Г.В. Чичерин считал,
что нужно пойти на переговоры и этим сохранить сотни тысяч жизней воинов двух
противостоящих армий. В. Ленин, имея, прежде всего, в виду нормализацию
отношений с Великобританией (при том, что жизни сотни тысяч людей его волновали
меньше всего), обратился к Председателю Реввоенсовета и наркомвоенмору Льву
Троцкому: «По-моему, Чичерин прав: тотчас ответить согласием на 1. приостановку
военных действий...2. на переговоры об условиях очищения Крыма на принципе (не
более) общей амнистии белых и 3. участие английского офицера в переговорах с
Врангелем». Эта инициатива ничем конкретным не завершилась. Но 12 сентября, тем
не менее, «Правда» опубликовала «Воззвание к офицерам армии барона Врангеля» с
предложением амнистии добровольно перешедшим на сторону советской власти.
 Поводом для появления этого «Воззвания» послужил несколько загадочный эпизод с
поручиком врангелевской армии Яковлевым. Он, перебежав к красным, заявил, что в
белой армии образовалась тайная офицерская организация, которая «намерена
низложить Врангеля и объявить его армию Крымской под командой Брусилова», при
условии амнистии. Действительно, в мае 1920 года среди штабных и тыловых
офицеров в Севастополе, возник заговор. Руководил им князь Романовский, он же
герцог С.Г. Лейхтенбергский, пасынок великого князя Николая Николаевича. Целью
заговорщиков был арест Врангеля и провозглашение князя Романовского «блюстителем
императорского престола» с перспективой передачи поста главнокомандующего
Великому Князю Николаю Николаевичу. По мнению историка-эмигранта Николая Росса,
заговор был инспирирован агентом особого отдела Южного фронта красных,-
Пинхусом. То, что разведка красных имела обширную агентуру среди тыловых и
штабных офицеров Врангеля факт очевидный. Вопрос лишь в том, на кого фактически
«работал» Пинхус? Дискредитировать монархическую идею и развалить армию Врангеля
стремились не только большевики... Заговор Романовского носил полуопереточный
характер и был без труда раскрыт контрразведчиками Врангеля. Генерал Врангель,
по вполне понятным соображениям, не стремился доводить дело до военного суда.
Пинхуса, как агента противника? Расстреляли; князя Романовского выслали за
границу; офицеров отправили на фронт.
По сей день бытует версия, что генерал Брусилов имел честолюбивые планы и далеко
идущие намерения... Занимая номинальную должность председателя Особого совещания
при Главкоме, он действительно включился в процесс планирования боевой
деятельности по отражению польской агрессии весной-летом 1920 года. Он же
участвовал в составлении уже упомянутого нами «Воззвания». Более того, под этим
воззванием стояло и его имя... Именно этот факт и внес некоторую сумятицу в ряды
офицеров врангелевской армии. В биографических записках генерала Брусилова,
опубликованных в 1925 году во Франции его вдовой, дословно было написано: «Я
думал: армия Врангеля в моих руках плюс все те, кто предан мне внутри страны, в
рядах Красной армии, конечно, я поеду на юг с звездой ( имелась в виду эмблема,
элемент формы. Б.Н.)... а вернусь с крестом и свалю этих захватчиков». Начиная с
декабря 1917 года генерала Брусилова посещали визитеры от Корнилова, Юденича,
Колчака, Деникина с самыми заманчивыми предложениями. Офицеры эти были лично ему
хорошо знакомы по прежней службе и по участию в боях. Всех он вежливо выслушивал
и всем неизменно отказывал. Я не сомневаюсь в том, что Брусилов люто ненавидел
новую власть и презирал ее вождей, но, единожды приняв решение,- ни в каком
качестве не участвовать в братоубийственной войне, и он не считал возможным его
изменить... У вдовы генерала был свой, особый взгляд на события революции и
гражданской войны,- взляд барыни, генеральши, потерявшей в этой бойне все ,-
состояние, мужа и единственного сына... И своих взглядов она тоже не меняла, а
именно она была редактором, корректором и издателем мемуаров мужа. Рядом с ней
были консультанты,- бывшие сослуживцы и старинные друзья генерала, в своей любви
и неизменной преданности, невольно выдававшие желаемое за действительное... Суть
же вопроса в том, что подписав «Воззвание», Брусилов бросил соломинку утопавшим
в кровавом месиве междоусобной битвы русским парням в мундирах офицеров русской
армии, а соломинка эта оказалась гнилой и вонючей; многие ему поверили и
остались в Крыму. Остались для того, чтобы принять мученическую смерть. И уже
только по этой причине, Брусилов стал невольным соучастником того преступления,
имя которого «красный террор в Крыму 1920 года». В эту авантюру с обещанной
амнистией, был еще в большей степени втянут командарм Михаил Фрунзе...но Фрунзе
то был красным командармом. 11 ноября Михаил Фрунзе обратился по радио к
врангелевцам опять-таки с предложением амнистии сложившим оружие. С аналогичными
призывами выступали и представители реввоенсовета фронта. Радиостанции штаба
Врангеля хранили упорное молчание. Более того, представители штабов постарались
скрыть сам факт подобных обращений. Впрочем, из листовок, сброшенных с
самолетов, врангелевцы знали об обещанной амнистии.
 Позиция В. Ленина тем временем ожесточилась. Он телеграфировал в адрес РВС
фронта: «Только что узнал о Вашем предложении сдаться. Крайне удивлен непомерной
уступчивостью условий. Если противник примет их, то надо реально обеспечить
взятие флота и невыпуск ни одного судна; если же противник не примет этих
условий, то, по-моему, нельзя больше повторять их и нужно расправиться
беспощадно». Вот вам и основа будущей кровавой расправы. Это при том, что
формальное обещание амнистии оставалось в силе.
По подсчетам историка В.М. Брошевана, на момент прорыва красных войск в Крым,
количество военнослужащих армии Врангеля составляло около 200 тысяч человек
 На 11.126 судах было вывезено в Константинополь 145. 693 человека. Военных из
них было - до 70 тысяч.
 В плен красными было взято 54.696 врангелевцев. Сколько из них добровольно
осталось в Крыму? Да, практически все. Подавляющее большинство желающих покинуть
Крым,- его покинули.. Но все это к слову.
 
 О штурме Перекопа, о боях в Северной Таврии, о рейде конницы Буденного от
Джанкоя на Керчь и Севастополь написаны тысячи книг. Мы же поведем речь о том,
как развивались события в Крыму, после того, как от причалов Севастополя, Ялты,
Керчи и Феодосии отошли последние суда с войсками и гражданскими бывшей
Российской Империи, не пожелавшими становиться гражданами РСФСР...
 14 ноября 1920 года Реввоенсовет Южного фронта принял постановление, в котором
говорилось: «Образован Крымревком в составе: председателя - члена РОВС Южного
фронта Бела Куна, членов: Аиде, Гавена, Меметова, Идрисова, Давыдова-Вульфсона.
Крымревкому делегированы неограниченные полномочия. Все его члены останутся
последовательными сторонниками красного террора в Крыму. «Крымревком установил
на полуострове режим чрезвычайного положения, сопровождающейся жесточайшим
террором, поражавшим своими масштабами даже на фоне трехлетней гражданской
войны. Любопытна своеобразная целевая установка, данная куратором
организованного террора в Крыму,- руководителя Всеукраинского ЧК М.И. Лациса:
«ЧК - это не следственная комиссия, не суд и не трибунал. Это боевой орган,
действующий по внутреннему фронту. Он не судит врагов, а разит. Не милует, а
испепеляет всякого. Мы не ведем войны против отдельных лиц, мы истребляем
буржуазию как класс. Не ищите на следствии материала и доказательств того, что
обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первым делом вы
должны его спросить, к какому классу он принадлежит, какое у него образование и
какая профессия. Эти вопросы и должны разрешить судьбу обвиняемого. В этом смысл
и суть «красного террора». ( См. газету «Красный террор « от 1 ноября 1918
года).
 Это была первая и основная установка организаторам террора. Лев Троцкий, приезд
которого ожидали в Крым, освобожденный от войск Врангеля, заявил: «Я не приеду в
Крым до тех пор, пока хотя бы один контрреволюционер останется на полуострове».
 Задачи поставлены,- цели ясны. На полуострове вводится режим чрезвычайного
положения. 17 ноября распоряжением Крымревкома все лица, прибывшие в Крым с
Добровольческой армией (на июнь 1919 года), офицеры, чиновники военного
ведомства и другие работники деникинских подразделений и Русской армии генерала
Врангеля, должны были в трехдневный срок явиться на регистрацию в
соответствующее ведомство. В противном случае - расстрел. Таким образом, людям в
обоих случаях предлагался только один выход из ситуации - смерть. В развитие
этого распоряжения появился конкретный документ, который был размножен в
типографии и в виде листовок распространен во все населенных пунктах Крыма. Для
примера возьмем вариант листовок, расклеенных в Симферополе. Для того, чтобы
читатель смог проникнуться всей трагичностью по сути и гнусностью по содержанию
этой акции предлагаю дословное содержание документа:
 «Приказ №1»
 «Сообщается для сведения населения гор. Симферополя и прилегающих окрестностей,
что 17-го ноября 1920 года распоряжением Реввоенсовета 6-й Армии организована
Особая Воено-Контрольная Комиссия с правами Особого Отдела ВЧК 6-й Армии в
составе: председатель т. Айзенберга и членов товарищей Цибина и Берковича.
 Приказывается:
1. Всем домовладельцам, а также и квартиронанимателям, под личной
ответственностью сообщать Комиссии о всех служивших в армии барона Врангеля и
Деникина, уклоняющихся от регистрации.
2. В случае обнаружения оружия, предметов казенного обмундирования и снаряжения
виновные в несдаче будут отвечать по сем строгостям законов
военно-революционного времени.
3. Все лица, служившие в судебных, административных и судебно-административных
учреждениях, а также в полиции, милиции, варте, государственной страже,
контрразведыватеьных органах, с 18 по 20 ноября включительно обязаны
зарегистрироваться в регистратуре Комиссии, помещающейся по Дворянской улице
(ныне улица Горького. - Б.Н.), в доме № 25 Галкина, с 9 часов до 2 часов дня.
Все уклоняющиеся от упомянутой в настоящем пункте регистрации будут караться по
всем строгостям законов военно-революционного времени.
4. Все без исключения обязаны сообщать Комиссии об активных контрреволюционерах,
виновных в выдаче коммунистов, советских работников, а также отличившихся
жестокостями по отношению к трудящимся г. Симферополя. В заявлениях должны быть
указаны точно фамилия и адрес подающего заявление. К лицам, подавшим ложное
заявление, будет применяться высшая мера наказания - расстрел.
5. Комиссия, считая, что без активной помощи со стороны населения гор.
Симферополя не в состоянии будет справиться с задачами, возложенными на нее,
обращается с призывом ко всем сознательным рабочим гор. Симферополя (помочь) в
ее борьбе с контрреволюционным элементом. Комиссия.
Обратите внимание на стиль и орфографию, столь свойственную авторам документа,-
айзенбергам и берковичам...
 
Процесс террора был запущен. «Крым - это бутылка, из которой ни один
контрреволюционер не выскочит, а так как Крым отстал на три года в своем
революционном движении, то быстро подвинем его к общему революционному уровню
России...»,- заметил в эти дни главный инквизитор Крыма Бела Кун. Именно, после
его активного руководства террором, Крым получил название «Всероссийского
кладбища». Верным и последовательным помощником Бела Куна стала Розалия
Самойловна Землячка (Залкинд). Будучи начальником политотдела 13-й дивизии, она,
по ходу дела, стала и секретарем Крымского обкома. Именно Розалия Залкинд в
начале декабря подписала документ, потрясающий своим безграничным цинизмом:
«Путем регистрации , облав и т.п, было произведено изъятие служивших в войсках
Врангеля офицеров и солдат. Большое количество врангелевцев и буржуазии было
расстреляно, остальные находятся в концентрационных лагерях. Действия Особых
отделов вызвали массу ходатайств со стороны местных коммунистов за тех, или иных
арестованных. Облисполкомам было указано на недопустимость массовых ходатайств и
предложено партийным бюро ни в коем случае не давать своей санкции подобным
ходатайствам, а наоборот, оказывать действительную помощь Особым Отделам в их
работе по окончательному искоренению контрреволюции».
 Для оказания армейским особым отделам в Крым прибывает уполномоченный ЦК
большевиков Г.Л. Пятаков. У него в гражданской войне свои «особые» счеты,-
махновцами зверски убит брат... За «мягкотелость» партийной критике подверглись:
И.К. Фирдевс, С.Я. Бабахан, А.П. Немченко, бывший председатель Севастопольского
ВРК, а потом Крымского обкома партии Ю.П. Гавен. Тот самый Юрий Петрович Гавен,
который в конце декабря 1920 года, желая оправдаться перед Бела Куном и Розалией
Залкинд, заявил: «Считаю нужным напомнить, что я применил массовый террор еще в
то время, когда он еще партией официально не был признан. Так, например, в
январе 1918 года я, пользуясь властью председателя Севастопольского
Военно-Революционнного Комитета, приказал расстрелять более пятисот
офицеров-контреволюционеров». По сей день в Гагаринском районе Севастополя есть
улица, носящая имя этого самовлюбленного живодера... Там же имеется улица и
Надежды Островской... Никого не забыли, всех помним, по именам и псевдонимам...
 Первым, достойным доверия документом по событиям в Крыму ноября-декабря 1920
года были свидетельства И. Шмелева. И.С. Шмелев эту тему пропустил, что
называется, через свою истерзанную страданиями душу. Писатель-демократ,
восторженно встретивший Февральскую революцию, он после пережитых потрясений
гражданской войны, пришел к идеям православия и монархии. Когда в 1923 году в
Лозанне русским офицером Конради был убит торговый представитель РСФСР в Италии
В. Воровский, Шмелев обратился с письмом к защитнику Конради Оберу. В письме
этом он по пунктам перечислил совершенные большевиками преступления против
человечности, чему он собрал весомые доказательства.
1. Мой сын, артиллерийский офицер 25 лет, Сергей Шмелев - участник Великой
войны, затем - офицер Добровольческой армии Деникина в Туркестане. После,
больной туберкулезом, служил в армии Врангеля, в Крыму, в городе Алуште, при
управлении коменданта, не принимая участия в боях. При отступлении добровольцем
остался в Крыму. Был арестован большевиками и увезен в Феодосию «для некоторых
формальностей», как на мои просьбы и протесты ответили чекисты. Там его держали
в подвале на каменном полу, с массой таких же офицеров, священников, чиновников.
Морили голодом. Продержав с месяц, больного, погнали ночью за город и
расстреляли. Я тогда этого не знал
2. - Во многих городах Крыма были расстреляны без суда все служившие в милиции
Крыма и все бывшие полицейские чины прежних правительств, тысячи простых солдат,
служивших из-за куска хлеба и не разбиравшихся в политике.
3. - Все солдаты Врангеля, взятые по мобилизации и оставшиеся в Крыму, были
брошены в подвалы. Я видел в городе Алуште, как большевики гнали их зимой за
горы, раздев до подштанников, босых и голодных. Народ, глядя на это, плакал. Они
кутались в мешки, в рваные одеяла, что подавали добрые люди. Многих из них
убили, прочих послали в шахты.
4. - Всех, кто прибыл в Крым после октября 1917 года без разрешения властей,
арестовывали. Многих расстреляли. Убили московского фабриканта Прохорова и его
сына 17 лет, лично мне известных,- за то, что они приехали в Крым из Москвы,-
бежали.
 
5. - В Ялте расстреляли в декабре 1920 года престарелую княгиню Барятинскую.
Слабая, она не могла идти - ее толкали прикладами. Убили неизвестно за что, без
суда, как и всех.
 
6. - В городе Алуште арестовали молодого писателя Бориса Шишкина и его брата
Дмитрия, лично мне известных. Первый служил писарем при коменданте города. Их
обвинили в разбое, без всякого основания, и, несмотря на ручательство рабочих
города, которые их знали, расстреляли в г. Ялта без суда. Это происходило в
ноябре 1921 года.
 
7. - Расстреляли в декабре 1920 года в Симферополе семерых морских офицеров, не
уехавших в Европу и потом явившихся на регистрацию. Их арестовали в Алуште.
 
8.  - Всех бывших офицеров, как принимавших участие, так и не участвовавших в
гражданской войне, явившихся на регистрацию по требованию властей, арестовали и
расстреляли; среди них инвалидов Великой войны и глубоких стариков.
 
9. - Двенадцать офицеров русской армии, вернувшихся на барках из Болгарии в
январе-феврале 1922 года и открыто заявивших, что приехали добровольно с тоски
по родным в России,- расстреляли в Ялте в январе-феврале 1922 года.
 
10. - По словам доктора, заключенного с моим сыном в Феодосии в подвале ЧеКа и
потом выпущенного, служившего у большевиков и бежавшего от них за границу, за
время 2-3 месяцев террора, конец 1920 года и начало 1921 года, в городах Крыма:
Севастополе, Ялте, Феодосии, Алупке, Алуште, Судаке, Старом Крыму и прочих
местах - было убито без суда и следствия до ста двадцати тысяч человек - мужчин,
женщин, от стариков до детей. Сведения эти были собраны по материалам бывших
врачей Крыма. По его словам, официальные данные указывают цифру в 58 тысяч. Но
нужно считать в два раза больше. По Феодосии официальные данные дают 7-8 тысяч
расстрелянных, по данным врачей - свыше 13 тысяч.
 
11. - Террор проводили в Крыму - председатель Крымского военно-революционного
комитета - венгерский коммунист Бела Кун. В феодосии - начальник Особого отдела
3-йц стрелковой дивизии 4-й армии Зотов и его помощник - Островский, известный
на юге своей необычайной жестокостью. Он же расстрелял и моего сына.
 
Свидетельствую, что в редкой русской семье в Крыму не было одного или нескольких
расстрелянных. Было много расстреляно татар. Одного учителя-татарина, бывшего
офицера, забили насмерть шомполами и отдали его тело татарам.
 
... Свидетельствую: я видел и испытал все ужасы, выжив в Крыму с ноября 1920
года. Если бы случайное чудо и властная Международная комиссия могла получить
право произвести следствие на местах, она собрала бы такой материал, который с
избытком поглотил бы все преступления и все ужасы избиений, когда- либо бывших
на земле.
 

 При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов,
гиперссылка (hyperlink) www.pravda-nn.ru обязательна.

На снимке: делегация Антанты на приеме у Верховного правителя юга барона Врангеля
  


* Верховный правитель юга.jpg (110.04 Кб, 949x440 - просмотрено 306 раз.)
« Последнее редактирование: 06 Августа 2010, 12:05:48 от alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2570


« Ответ #6 : 28 Августа 2010, 21:15:19 »

Продолжая разговор о красном терроре в Крыму следует несколько прояснить ту обстановку, которая сложилась на юге России в начале 1920г.В конце 1919г.под натиском Красной армии началось отступление всех белых армий, порой переходящее в бегство. Однако битва не была проиграна до конца.Повезло генералу Я.А.Слащеву.  Имея в своем распоряжении 5-и тысячный,  3-й корпус Добровольцеской Армии,  он сумел остановить наступление 46-й стрелковой дивизии красных и удержать Крым.За развал фронта,старшие офицеры и генералитет Добровольческой армии высказали недовольство действиями Главнокомандующего ВСЮР А.И.Деникина.Его авторитет резко упал среди офицеров.Больше всего нареканий вызывали  решения принимаемые начальником штаба ВСЮР И.П.Романовским.Очень скоро  различного толка слухи начали распространяться среди всего личного состава Добровольческой армии.Представители Англии видя конвульсии  белого движения выдвинули идею перейти к переговорам с Москвой,таким образом взять передышку и оздоровить армию и тыл.Политическое окружение Деникина не могло предложить ничего взамен.Однако сам Деникин не был приспособлен к компромиссам  и менять свою позицию не захотел.Более того на вопрос журналиста английской газеты "Дейли Экспресс" при каких-бы условиях  могло быть заключено перемирие с большевиками,Деникин ответил:
 "Мое единственное желание - это совершенное уничтожение советского режима. Я должен вешать всех, причастных к ужасам большевизма... Я не могу допустить, чтобы Россия была отрезана от морей, что,
кажется, проделывается на Балтийском побережье. Если Россия будет разделена на части, - рано или поздно изнутри поднимется ропот протеста для нового объединения с окраинами...".
    Следует отметить,что в этот период ни сам Деникин,ни его окружение уже по сути ничего не решали.Пальма первенства, в решении наиболее серьезных военно-политических вопросов принадлежала представителям Антанты,в лице главного советника генерала Хольмана,который полностью был согласен с мнением генерала А.С.Лукомского,о том,что Деникина пора менять на посту Главнокомандующего ВСЮР.На место приемника
Главнокомандующего ВСЮР была предложена кандидатура генерал-лейтенанта П.Н.Врангеля.После провала фронта в  Донбассе,Врангель подал в отставку,которая была принята Деникиным.В январе 1920г. отправив семью в Константинополь,Врангель находился в Севастополе,не принимая участия в делах.
Крым,в этот период напоминал большой улей.Представители всех сословий начиная от состоятельных банкиров,буржуа,помещиков,интеллегенции ,духовных лиц, и заканчивая  различным  сбродом из дезертиров,уголовников,различных авантюристов,мошеников -все нашли приют в Крыму.Помимо этого Крым был просто наводнен различными войсками и ранеными.Большое число людей,практически никем не управляемые вели если так можно выразиться "свободный образ жизни военного времени".Позже,в газетной
статье белой эмиграции очевидец вспоминал: "...Крым был  наводнен шайками голодных людей, которые жили на средства населения   и грабили его. Учета не было никакого, паника была полная. Каждый  мечтал только о том, чтобы побольше награбить и сесть на судно или   раствориться среди незнакомого населения. Мы в агонии, умираем.  А здесь всевозможные шакалы всевозможных пород рвут последние отрепья с разграбленной, обезнищенной России: спешат вывезти за границу последнее сырье, хлеб, табак и вино, ничего не давая в обмен народу, кроме никому не нужных бумажек".
  Эвакуация населения Крыма (начатая в январе 1920г.) проходила планово.В первых рядах шли  раненые, негодные к военной службе больные,  чиновники и их семьи,и т.д.За четыре месяца из Крыма в лагеря созданные в Болгарии,Сербии,Турции было  эвакуировано более 45 тыс.человек.Чтобы прокормить оставшееся
население генерал Субботин вводит трудовую повинность для всех категорий граждан. Очень скоро трудовая повинность приобрела форму карательной акции,которую в скором времени отменил генерал Слащев.Однако 
 нехватка продовольствия в армейских частях и отсутствие помощи  населения в этом вопросе,а также грабежи и разбои  со стороны заставили Слащева издать  в конце января приказ  "...Учредить военно-полевые суды для рассмотрения на  месте дел лиц, нарушающих государственный порядок, общественную безопасность и интересы населения, лиц, действующих во вред  Добрармии, нарушая приказы Добрармии и приказы, изданные в порядке  Верховного управления".
Нехватка продовольствия привела к выступлениям рабочих г.Севастополя,Феодосии,Керчи.Бунты были быстро подавлены,а зачинщики в количестве 327 человек арестованы.Контрразведка действовала быстро и жестоко.Практически все подпольные комитеты большевиков и эсеров были разгромлены.Многие большевики после придания ВПС были расстреляны.Общее число жертв только за январь 1920г. насчитывало сотни человек.
 В феврале 1920г. по Севастополю прокатилась волна новых арестов.На сей раз аресту подверглось  руководство города и профсоюзные представители (19 человек),которые обвинялись в стремлении захватить власть в городе.19 февраля по приказу генерала Турбина  все арестованые были расстреляны в Джанкое.26 февраля на Севморзаводе вспыхивает новая продолжительная забастовка.14 марта генерал Слащев объявляет по всему Крыму особое положение.Как раз в это время происходит обвал государственного образования юга России,но это  уже не может остановить той "подковерной" борьбы за власть которую не без успеха развернул П.Н.Врангель и западные союзники.
2 марта 1920г. появляется английская нота  направленная в адрес Деникина,в которой категорически
предлагалось начать переговоры с Москвой,добиться мирной договоренности и амнистии для всего личного
состава Добровольческой Армии.Роль посредника на переговорах готова была взять на себя английская сторона.В противном случае говорилось в ноте,английское правительство снимает с себя всякие обязательства по оказанию помощи Деникину.
21 марта 1920г. в Севастополе состоялся военный совет ВСЮР,который единогласно поддержал Врангеля.
22 марта, генерал-лейтенант, барон Врангель был назначен главнокомандующим вооруженными силами Юга России.Отставка генерала Деникина была принята,после чего он покинул крымские берега...
  В начале марта 1920г. остатки Добровольческой армии,сведенные в корпус под командованием генерала Кутепова начали свое отступление с Северного Кавказа.По воспоминаниям генерала Слащева "...Состояние войск
прибывших в Крым из Новороссии было поистине ужасно: это была не армия,а банда.Орудия и обозы были брошены.Ружья и часть пулеметов сохранил еще Добровольческий корпус.Донцы и кубанцы в большенстве и
этого не имели...".
Генерал Врангель,с  первых дней на посту Главнокомандующего, активно занялся наведением порядка в Крыму.
Первым делом сменил все административно-военное руководство, существовавшее в Крыму при Деникине.Было образовано правительство ( гражданский Совет при Главнокомандующем),которому была отведена баластную роль (декларативного характера)т.к. по сути все админуправление было сосредоточено в руках военных.Существенно были усилены карательные органы.В Крыму установилась военная диктатура.
Помимо общей контразведки, начальником которой был назначен полковник Мамонтов,существовали армейские и морские особые отделы,розыскные отделы и военно-полевые суды,которые действовали на всей территории Крыма и в своей  практике вынесения приговоров ничем не отличались от  революционных трибуналов красных.Самый кровавый след (в истории белого движения в Крыму) оставила после себя контразведка Кутепова.Малейшее подозрение в чем-либо, заканчивалось для человека  арестом,заключением в тюрьмы гСевастополя и Симферополя из которых выходили на свободу лишь одиночки. В скором времени тюрьмы  оказались переполнены до предела.В апреле начались массовые экзекуции...
Печать (при Врангеле издавалось более 20 газет) подвергалась жесткой цензуре.Многие партии социалистической направленности существовавшие в Крыму (кадеты,эсеры,различныесоюзы соцнаправленности)вынуждены были перейти на полуподпольное положение,в том числе и созданная партия крымско-татарского движения "Миллифирка".Компартия и комсомол не проявляли активности и существовали на подпольном положении.Многие руководители большевиков были арестованы,а ячейка Ялтинских комсомольцев разгромлена -10 человек были повешены.Гражданское население было шокировано -увидев виселицы в центре Симферополя.Жестокость не знала границ,однако порядок среди военных и гражданского насаеления был быстро восстановлен. Большевики,социалисты,а вместе с ними дезертиры,бандиты совершавшие разбойные нападения арестовывались и после придания ВПС -расстреляны.Приводить факты и описывать подробно  все случаи издевательства белых над жертвами не имеет смысла т.к. они абсолютно не чем не отличались от жестокости красных описанных в начале темы.Белый террор породил красный,а красный породил белый.Получился замкнутый круг в самой жестокой, братоубийственной, гражданской войне...
В апреле 1920г. начинается формирование воинских частей Русской Армии (от названия Добровольческой решено было отказаться ).Мобилизация охватывала возрастные группы (18-46 лет) военнообязанных и была принудительной.Возраст добровольного призыва юнкеров был снижен до 16 лет.Дезертиры безжалостно расстреливались.Не смотря на отрицательную тенденцию населения к армейской службе, Врангелю все же удалось создать к концу мая вполне боеспособную армию численностью 40 тыс. человек .На вооружении армии кроме артиллерии и стрелкового оружия находилось 10 танков и 20 самолетов полученных от Антанты.Снабжение армейских частей амуницией и продовольствием осуществлялось за счет кредитов выделенных Англией,но финансов явно не хватало.Кроме всего армия несла большие потери- удерживая фронт.На Перекопе в спешном порядке возводились укрепрайоны, на строительстве которых в течении 6-и месяцев помимо солдат было задействовано гражданское население.
Деньги выпущенные в оборот в Крыму были подвержены дикой инфляции.Цены на товары были громадные.
Реформы по землеустроительству задуманные Врангелем дальше рассмотрения правительством не пошли.
Все эти факты не добавляли популярности Врангелю и правительству Юга России.
25 мая 1920г.Кое-как экипированная Русская армия Врангеля начала наступление  в Северной Таврии.Поставленная цель отодвинуть фронт как можно дальше от Крыма вылилась в затяжные бои,которые с переменным успехом продолжались с мая по октябрь 1920г.
В этот период Врангель начинает вести переговоры с Англией и Францией о предоставлении новых
кредитов. Позиция английского правительства Керзона оставалась прежней.Врангелю советовали замкнуться в Крыму и вести переговоры с Москвой об установлении мира. Французское правительство Деладье было настроено более радикально.Французский план ,предложенный  Врангелю,состоял в том,что бы Русская армия пришла на помощь полякам,которые вели войну с Советской Россией и нанесла удар в тыл  юго-западным войсковым соединениям красных совместно с остатками петлюровских войск.Врангель пишет
возвание под заголовком "Сыны Украины" и направляет его командующему украинских повстанческих войск
Омельяновичу-Павленко.Позднее,в сентябре месяце на прием к Врангелю прибывает украинская делегации для
выяснения условий и подписания договора.Само подписание  состоялось в октябре 1920г.и кроме головной боли результатов не дало.Сентябрь  месяц для барона Врангеля был омрачен двумя крупными событиями: провал наступления Русской армии,которая была остановлена красногвардейцами на рубеже Екатеринослав-Донбасс и  прекращением войны между Советской Россией - Польшей. 29 сентября в Риге состоялось подписание мирного договора между Советской Россией и Польшей.Высводившиеся (на Западном фронте) войска красных срочно были переброшены на Южный фронт под командование М.В.Фрунзе.Уже к 21 октября перевес в живой силе был на стороне Красной армии и составлял 3,95 к 1 (158 тыс.штыков и сабель к 40 тыс.)Вымотанные за время боев части белогвардейцев при скудном тыловом обеспечении вынуждены были отступать с боями к УР Перекопа.
Окрыленные успехом Красной армии, большевики активизировали свою деятельность.Следуя призыву обкома
РКП(б),большевики в короткий срок создали около 100 боевых вооруженных отрядов численностью от 30 до 60 человек.Основной лагерь был разбит в лесистой местности крымских гор.Кроме большевиков, в различных районах Крыма  начали создавать свои вооруженные отряды различные группы "красно-зеленых".Для общего руководства всеми созданными  отрядами, в Крым был направлен представитель РВС фронта А.В.Мокроусов (кстати в то время член партии анархистов).Для борьбы с большевиками и отрядами "красно-зеленых" и предотвращения диверсий было выделено более 4,5тыс. солдат под командованием генерала Носовича.Карательные акции белых успеха не имели.Нападения на транспорт и обозы белых продолжались вплоть до прихода красных.
6 ноября 1920г. Фрунзе утвердил окончательный план штурма Перекопа,с обходным маневром через Сиваш и
Литовский полуостров.8 ноября после 4-х часового артобстрела позиций белых войск части Красной армии
пришли в движение...
Подробное описание штурма Перекопа и  переправы красноармейцев в 15 градусный мороз через Сиваш думаю можно опустить т.к. данные события очень подробно освещены в литературе  и киноматографе.
Продолжая разговор о красном терроре в Крыму,думаю многим участникам форума и читателям будет интересно узнать как проходила эвакуация войск и гражданского населения (в том числе некоторые статистические данные) из различных зарубежных печатных изданий.Итак:
К началу ноября Врангель понял,что возможности удержать Крым у него нет: "...как для меня,было ясно,что рассчитывать на дальнейшее сопротивление войск уже нельзя,что предел сопротивляемости армии уже превзойден,и что никакие укрепления  врага уже не остановят..."-писал поздее Врангель.
25 октября 1920г. Врангель отдал приказ готовить корабли к эвакуации людей.
29 октября 1920г. правительство Юга России издает обращение к населению Крыма,в котором говорилось,что возможности эвакуировать всех желающих нет,поэтому кому не угрожает насилие  и непосредственная опасность со стороны врага могут остаться в Крыму.
Эвакуация началась сразу в нескольких портах Крыма: Керчи,Феодосии,Ялте,Севастополе.Из мемуаров барона Врангеля(Врангель П.Н."Записки" кн.1-2 М.,1991г.) известно,что в общей сложности  из Крыма было эвакуировано  145693 человек (на 126 судах).
В число эвакуированных вошли: 12 тыс.офицеров,15 тыс.казаков,5 тыс.солдат,10 тыс.юнкеров,более 30
тыс. солдат и офицеров тыловых служб, и 60 тыс. гражданского населения (в основном семьи чиновников и офицеров).За время боевых действий с 28.10 по 16.11.1920г в плен Красной армией попали   52,1 тыс.(?) белогвардейцев.

 Приведенные выше  цифровые данные заставляют сомневаться в правдивости информации.В частности мы знаем,что войска белогвардейцев в Крыму к концу мая 1920г составляли  27316 штыков и 4650 сабель против красноармейских 12176 штыков и 4630 сабель.
В период всеобщей мобилизации в Крыму, Врангелю удалось собрать армию общей численностью 40 тыс. человек.Эти же данные (с небольшой коррекцией) приведенны в сборнике документов "Директивы командования фронтов КА (1917-1922 ) "где указано,что  численность белогвардейских войск Южного фронта на 1 ноября 1920г.составляла 41 тыс человек.Те же данные приводит Кривошеев в книге "Россия и  СССР в войнах ХХ века" ОЛМА-ПРЕСС М.2001г.
В начале наступления Русская армия Врангеля имела в своем составе:
1-й армейский корпус под командованием генерала А.П.Кутепова (1-я кавалерийская,2-я конная дивизия,а также
Дроздовская,Марковская и Корниловская дивизии).
2-й армейский корпус под командованием генерала Я.А.Слащева (13-я и 34-я пехотные дивизии и Терская казачья бригада).
Донской корпус под командованием генерала Ф.Ф.Абрамова (2-я и 3-я донские дивизии).
Сводный корпус под командованием П.К.Писарева (3-я конная и Кубанская дивизия).
Черноморский флот под командованием вице-адмирала  М.П.Саблина имел в своем составе линкор "Воля",три крейсера,девять миноносцев и ряд вспомогательных судов.Общий  состав флота насчитывал 25 тыс.человек.

Так,что конкретно в приведенных цифрах вызывает  сомнения и вопросы?Произведем подсчет на основании  вышеуказанных данных:
1) Эвакуировано 145693 чел. Можно допустить,что Врангель учел всех до последнего человека ,в том числе и эвакуированный личный состав кораблей ЧФ.Сами корабли были переданы в залог Франции. Известно также,что в период эвакуации минонесец "Живой" затонул.Число людей на его борту неизвестно и они не были включены в общий список эвакуированных.Однако,сложив 12тыс офицеров+15 тыс.казаков+5 тыс.солдат+10 тыс. юнкеров+30 тыс. тыловиков+60 тыс.гражданских,получаем в сумме 132 тыс человек.Спрашивается куда делись остальные 13693 человека? И кем они были военными или гражданскими? 
2) Разница между числом эвакуированных юнкеров,солдат,казаков, офицеров и гражданских составляет  (132 тыс-60 тыс)  72 тыс. человек.Из этого числа отнимаем 30 тыс солдат и офицеров тыловых служб получаем
42 тыс. Зная, что сформированная Русская армия имела личный состав в 41 тыс. задаемся вопросом откуда
взялась цифра  52,1 тыс.  белогвардейцев попавших в плен Красной армии? Если учесть количество пленных
и эвакуированных солдат и офицеров (при этом отбросив всех тыловиков и юнкеров) то получим цифру (32+52,1) 84,1 тыс. чел.Вопрос-А могла ли  Русская армия иметь такую численность личного состава?
3) И наконец главный вопрос на какой нет ответа -сколько на самом деле осталось в Крыму белогвардейских офицеров,которые затем по утверждению  эмигрантской прессы массово подверглись красному террору?

Повторять сведения поэта Волошина,Мельгунова или Шмелева о красном терроре,в частности массовых расстрелах 120 тыс.человек желания нет.Цифры думаю взяты с "потолка",как и те которые сообщил Купченко.Как говориться "у страха-глаза велики".Тем более,что большенство сведений субъективны,носят сугубо эмоциональный характер.
Например, чего стоят более поздние утверждения эмиграционной прессы о том,что в Крыму для подпольной работы и продолжения борьбы с красными были оставлены 50 генералов,30 губернаторов,300 полковников и столько же офицеров контразведки, которые затем в 1920-21гг. были казнены ЧК...
Действительно в период массовой эвакуации белых из Крыма,некоторые офицеры не сумевшие попасть на корабли ушли в горные лесные массивы где начали создавать отряды "зеленых",которые скорее напоминали банды.Возможно примером служили действия белогвардейца, капитана Орлова (позднее был расстрелян ЧК),отряд которого действовал в горах в период военной диктатуры Врангеля.Деятельность созданных в 1920г.отрядов "зеленых"  и их дальнейшая ликвидация в 1923г  выходят за рамки данной темы.
Если уж продолжать разговор о красном терроре,то на мой взгляд, пристального внимания заслуживает  работа историка В.П.Петрова,сообщившего в ходе исследования о числе жертв красного террора 20тыс.человек (Петров В.П. "К вопросу о красном терроре в Крыму 1920-1921г"),а также исследования Зарубина А.Г и Зарубина В.Г. "Из истории гражданской войны в Крыму",Голуб П.А."Белый террор в России 1918-1920гг." и др. К сожалению, многие авторы,  посвятившие свои работы в конце 90-х годов изучению красного террора в Крыму   сделали ставку на воспоминания участников белого движения,публицистику и художественно-историческую литературу (например: Шмелев "Солнце мертвых" М.,1991 или Вересаев "Сочинения" М.,1990г.)Правда,в некоторых работах присутствуют  сноски на документы хранящиеся в фондах ГААРК ,но такие сноски следует за редким ислючением,а поэтому многие работы напоминают больше  рефераты студентов ВУЗов,чем серьезные исследовательские труды...
В заключении темы о красном терроре в Крыму, считаю уместно привести цитату из воспоминаний С.М.Буденного (сайт Военная литература,С.М.Буденный "Пройденный путь" глава 5 "Последний удар") "....Город кишел пленными.Всего их было тысяч пятнадцать,из них половина офицеров. Я назначил секретаря Реввоенсовета С.Н.Орловского председателем комиссии по РЕГИСТРАЦИИ ..." (выделено мной)
Думается так,что к 100-летию окончания гражданской войны в России общество узнает точные цифры пленных
белогвардейцев в Крыму и число жертв красного и белого террора.Но пока остаются  необнародоваными многие архивы с документами (например, ГАРФ Ф.р-6217 и Ф.р-6396), спор о красном терроре будет продолжаться,хотя всем известно,что в таком кровавом деле правых не может быть,виновны-все и белые и красные...
Закончить тему хочется фразой "РАЗВЕНЧИВАЯ ОДИН МИФ,НЕ СЛЕДУЕТ СОЗДАВАТЬ ДРУГОЙ".История как известно делает из человека гражданина,и об этом забывать не стоит...

С уважением к участникам форума.
Записан
Mefkeyday
Гость
« Ответ #7 : 03 Декабря 2010, 10:32:46 »

Из книги Мелгунова....

Не считаясь с реальными фактами, большевики утверждали, что террор в Россiи по-лучил примeненiе лишь послe первых террористических покушенiй на так называемых во-ждей пролетарiата. Латыш Лацис, один из самых жестоких чекистов, имeл смeлость в августe 1918 г. говорить об исключительной гуманности совeтской власти: «нас убивают тысячами , а мы ограничиваемся арестом» . А Петерс, как мы уже видeли, с какой-то исключительной циничностью публично даже утверждал, что до убiйства, напр., Урицка-го, в Петроградe не было смертной казни.

Начав свою правительственную дeятельность в цeлях демагогических с отмeны смертной казни4, большевики немедленно ее возстановили. Уже 8-го января 1918 г. в объявленiи Совeта народных комиссаров говорилось о «созданiи батальонов для рытья око-пов из состава буржуазнаго класса мужчин и женщин, под надзором красногвардейцев». «Сопротивляющихся разстрeливать» и дальше: контр-революцiонных агитаторов «разстрeливать на мeстe преступленiя».5

Другими словами, возстанавливалась смертная казнь на мeстe без суда и разбиратель-ства. Через 57 мeсяц появляется объявленiе знаменитой впослeдствiи Всероссiйской Чрезвычайной Комиссiи: «...контр-революцiонные агитаторы... всe бeгущiе на Дон для поступленiя в контр-революцiонныя войска... будут безпощадно разстрeливаться отрядом комиссiи на мeстe преступленiя». Угрозы стали сыпаться, как из рога изобилiя: «мeшечники разстрeливаются на мeстe» в случаe сопротивленiя, расклеивающiе прокламацiи «немед-ленно разстрeливаются»6 и т.п. Однажды совeт народных комиссаров разослал по желeзным дорогам экстренную депешу о каком-то спецiальном поeздe, слeдовавшем из Ставки в Петроград: «если в пути до Петербурга с поeздом произойдет задержка, то ви-новники ея будут разстрeлены». «Конфискацiя всего имущества и разстрeл» ждет тeх, кто вздумает обойти существующiе и изданные совeтской властью законы об обмeнe, продажe.... Угрозы разстрeлом разнообразны. И характерно, что приказы о разстрeлах издаются не одним только центральным органом, а всякаго рода революцiонными коми-тетами: в Калужской губ. объявляется, что будут разстрeлены за неуплату контрибуцiй, наложенных на богатых; в Вяткe «за выход из дома послe 8 часов»; в Брянскe за пьян-ство; в Рыбинскe – за скопленiе на улицах и притом «без предупрежденiя». Грозили не только разстрeлом: комиссар города Змiева обложил город контрибуцiей и грозил, что неуплатившiе «будут утоплены с камнем на шеe в Днeстрe».7 Еще болeе выразительное: главковерх Крыленко, будущiй главный обвинитель в Верховном Революцiонном Трибуналe, хранитель законности в совeтской Россiи, 22-го января объявлял: «Крестьянам Могилевской губернiи предлагаю расправиться с насильниками по своему разсмотрeнiю». Комиссар Сeвернаго раiона и Западной Сибири в свою 58 очередь опубликовал: «если виновные не будут выданы, то на каждые 10 человeк по одному будут разстрeлены, нисколь-ко не разбираясь, виновен или нeт».

Брали сотнями заложниц -- крестьянских жен вмeстe с дeтьми во время крестьян-ских возстанiй в Тамбовской губернiи: онe сидeли в разных тюрьмах, в том числe в Москвe и Петербургe чуть ли не в теченiе двух лeт. Напр., приказ оперштаба тамбовской Ч. К. 1-го сентября 1920 г. объявлял: «Провести к семьям возставших безпощадный красный террор... арестовывать в таких семьях всeх с 18-лeтняго возраста, не считаясь с полом и если бандиты выступленiя будут продолжать, разстрeливать их. Села 50 обложить чрезвычайными контрибуцiями, за неисполненiе которых будут конфисковываться всe земли и все имущест-во.
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2570


« Ответ #8 : 29 Февраля 2012, 17:17:50 »

      Крымский полуостров-исход Русской Армии и красный террор.

 Как известно,накануне взятия Перекопа частями Красной армии, Реввоенсовет обратился по радио с призывом к войскам Врангеля в Крыму: «Офицеры,  наше предложение возлагает на Вас колоссальную ответственность. Если оно будет отвергнуто, и борьба продолжится, вся вина за бессмысленно пролитую кровь ляжет на Вас. Всякому, кто сложит оружие, будет дана возможность искупить свою вину перед народом честным трудом...».
Ленин,по этому случаю, телеграфировал Троцкому : «Только что узнал о предложении Врангелю сдаться. Крайне удивлён, непомерной уступчивостью условий. Если противник примет их, то надо реально обеспечить взятие флота и не выпускать ни одного судна. Если противник не примет этих условий, то нельзя повторять их и нужно расправиться беспощадно."
Ответа от Врангеля как и следовало ожидать не последовало.Троцкого это "высокомерие" взбесило и он потребовал от РВС поголовного уничтожения командования и офицерского состава Русской армии:"Я тогда приеду в Крым, когда на его территории не останется ни одного белогвардейца...»
Позднее,Ленин выступая 6 декабря 1920г. на собрании Московского партактива РКП(б) сказал: "Сейчас в Крыму 300 000 буржуазии. Это источник будущей спекуляции, шпионства, всякой помощи капиталистам. Но мы их не боимся. Мы говорим, что возьмем их, распределим, подчиним, переварим...».
Слова Троцкого хорошо запомнились председателю Крымревкома Белу Куну:"Тов. Троцкий сказал, что не приедет в Крым до тех пор, пока контра останется в Крыму; Крым это – бутылка,из которой контра не выскочит, а т.к. Крым отстал на 3года в Революции, то мы быстро подвинем его к общему революционному уровню". Куна поддержал Склянский:"...Война продолжится,пока в Крыму останется хоть один белый офицер".17 ноября 1920г. Крымревком издал Приказ №4 об обязательной регистрации практически всех людей,которые прибыли в Крым после июня 1919г.Основная масса людей регистрацию прошла и была распущена по домам.Однако многие ( это было видно по общим спискам) от регистрации уклонились.25 декабря 1920г Крымревком издал Приказ №167 о повторной регистрации,который по сути явился основанием для начала репрессий,которые вылились по мнению многих исследователей в "красный террор".  
 
                  И. Шмелев называл цифру  уничтоженых– 120 тыс.человек.
                  М. Волошин считал -за зиму 1920 – 21г. было расстреляно 96тыс.человек.
                  С. Мельгунов говорит об истреблении 150тыс.человек.
                  Генерал Данилов называл число жертв в Крыму- 80тыс. человек.
                  Особая Комиссия по расследованию злодеяний большевиков утверждает о 53тыс. человек.
                  Гавен (Крымревком) приводит данные,что по приказам Куна и Землячки было расстреляно   7        тыс.чел  из   арестованных 20 тыс.человек.  

Кому верить?

Если судить по работам современных исследователей данной темы (например,Д.Соколов "Ревкомы Крыма,как средство осуществления политики массового террора 1920-1921гг" (Посев № 11,2009) то по приказу комиссара Лисовского истребляли всех кто является "врагом трдящихся".Говорится о том,что казаки 2-й Конной (Миронов) рубили раненных в лазаретах на Феодосийском вокзале. Когда в Севастополь вошли 51 див. Блюхера и 1-й Конная, то за  неделю было убито 8000 чел., Балаклаве - 29000 чел. Расстрел раненных белогвардейцев продолжился позднее под руководством пред.ЧК Михельсона и Евдокимова по приказу  Бела Кун и его любовницы Розалии Залкинд (Роза Землячка).Вместе с этим приводятся слова наркома Султана Галиева: «Среди расстрелянных много рабочих. Особенную неразборчивость в этом отношении проявили ЧК на местах. Почти нет семейства, где бы кто-нибудь ни пострадал от расстрелов: у кого то расстрелян отец, у этого брат, у кого то сын».Причем о каких-либо конкретных цифрах расстреляных Галиев не говорит,более того 14 дек. 21г., Гавен под влиянием Галиева пишет в Политбюро Крестинскому: «Бела Кун превратился в гения массового террора, опираясь на ЧК, окончательно терроризировал рабочее и татарское население. Такой бесшабашный и жестокий террор оставил неизгладимо тяжелую реакцию в сознании крымского населения. У всех чувствуется сильный, чисто животный страх перед советами, недоверие и глубоко скрытая злоба...».
Как известно,Галиев и после отзыва Куна и Залкинд из Крыма будет выступать со свойственной ему позиции, называя вновь назначенного на пост пред.Крымревкома А.М.Лидэ -"больным психически ".Не остановиться в своем предвзятом отношении  и перед  новым председателем Крымревкома-Поляковым. Впрочем личность представителя крымско-татарского народа наркома Галиева рассматривать здесь не буду т.к.это выходит за рамки темы.  

Удивительно и то,что многие исследователи приводя стат. данные о числе жертв "красного террора" в Крыму,даже не пытаются указать источник откуда взялись эти данные-таким образом ставят читателя перед "свершившемся Фактом":

  
                  - в Симферополе расстреляно 20 тыс чел.
                  - в Севастополе –12 тыс. чел.
                  - Феодосии –8 тыс. чел.
                  - в Керчи –8 тыс. чел.
                  - Ялте – 4-5 тыс.
                  - всего расстреляно до 52 тыс. чел.

Сегодня можно  встретить и такое "криминальное чтиво":
                  Иностранцы, описывали зверства коммунистов: «Исторический
                  бульвар, Нахимовский проспект, Приморский бульвар, Большая
                  Морская, Екатерининская улицы увешаны качающимися трупами: на
                  фонарях, столбах, на деревьях, памятниках. Офицеров вешали в
                  форме, при погонах. Мещан раздетыми. Казнили до 500 рабочих за
                  то, что они обеспечивали корабли.
                  Залкинд: «Жалко на них тратить патроны, надо топить в море»,
                  стали связывать группами, грузить и топить на баржах. По
                  городу расклеили объявления, что в цирке состоится собрание
                  зарегистрированных. Днём ближние улицы блокировали. Всех
                  оттеснили в сторону Особого отдела. Квартал превратили
                  концлагерь. Подвалы и окна забиты, заборы внутри квартала
                  разобраны – получился двор, по периметру. Тротуары отделены 3м
                  проволочным ограждением. Обманутые стояли во дворах, а в
                  течение 2х дней их не стало и изгородь сняли.
                  Родители, дети и жены стояли напротив и ждали, проклиная свою
                  доверчивость, слепо надеясь на чудо, а арестованных вывозили
                  на Максимову дачу и расстреливали из пулеметов. Затем изверги
                  заходили за вином в усадьбу градоначальника, к виноделу
                  Костенко.
                  Расстреливали на Английском, Французском, Городском кладбищах,
                  в Свято-Владимирском монастыре..."  
 
Возникает вопрос-какие такие "иностранцы описывали зверства коммунистов"? Может этим "иностранцам" было-бы лучше поинтересоваться отчетами  Залкинд за тот же период:«Путем регистрации, облав произведено изъятие (арест авт.) офицеров и солдат врангелевцев и буржуазии.В Севастополе  из 6000чел.: отпущено 700, расстреляно 2000, остальные в концлагерях» или уж на крайний случай  отчётом председателя КрымЧК, за 1921г.который он направил Дзержинскому:

                 расстрелян- 441 чел.
                 за контрреволюцию – 128чел.
                 за принадлежность к антисоветским партиями – 18чел.
                 за шпионаж – 4чел.
                 за должностные преступления –  44чел.
                 за спекуляцию – 2чел.
                 уголовников – 18 чел.
                 бандитов – 227 чел.
« Последнее редактирование: 29 Февраля 2012, 19:45:30 от alex » Записан
Andrei
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 293


« Ответ #9 : 22 Октября 2014, 04:31:30 »

ффф
« Последнее редактирование: 18 Ноября 2015, 20:20:15 от Andrei » Записан
Страниц: [1] 2 Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU