Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
28 Июня 2017, 06:00:17
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Дополнительные форумы
| |-+  Спецслужбы Российской империи
| | |-+  Сыскная полиция Российской империи
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] Вниз Печать
Автор Тема: Сыскная полиция Российской империи  (Прочитано 14442 раз)
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2570


« : 23 Января 2014, 21:56:35 »

                                  СЫСКНАЯ ПОЛИЦИЯ ЦАРСКОЙ РОССИИ
   
                  Создание самостоятельной службы уголовного сыска поставило
                  точку в многолетних поисках более совершенных организационных
                  форм борьбы с резко возрастающим во второй половине XIX
                  столетия уровнем преступности.
                   
                  Если в 60-70-е годы XIX века рост преступности в России стал
                  опережать рост населения почти в 2 раза, то в канун XX
                  столетия прирост краж и грабежей опережал рост населения более
                  чем в 2 раза, а телесных повреждений - в 7 раз. Розыск
                  правонарушителей, осуществляемый чинами общей (наружной)
                  полиции, обремененными массой других полицейских обязанностей,
                  объективно не мог быть результативным. И царское правительство
                  предприняло некоторые меры по укреплению полицейской службы.
                  Среди реорганизаций и нововведений знаменательным стало
                  создание в декабре 1866 года сыскной полиции Санкт-Петербурга.
                  Ее основными задачами стали «производство розысков и дознаний
                  по уголовным делам, а равно и исполнение приказаний
                  градоначальника относительно мер по предупреждению и
                  пресечению преступлений». К сожалению, для более или менее
                  успешного выполнения этих задач не было предоставлено  должных
                  сил и возможностей. На начальном этапе штат столичной сыскной
                  полиции насчитывал всего 21 человека (начальник, 4 чиновника
                  для поручений, 12 полицейских надзирателей, делопроизводитель,
                  2 его помощника и журналист-архивариус).
                  В 1881 году сыскная часть с аналогичными столичной сыскной
                  полиции задачами была сформирована при Московском полицейском
                  управлении, а также еще в девяти городах Империи: Варшаве,
                  Киеве, Баку, Одессе, Риге, Ростове-на-Дону, Тифлисе,
                  Севастополе и Лодзи.
                  Однако отсутствие централизованного руководства образованными
                  в стране сыскными подразделениями, единых норм комплектования,
                  слабое взаимодействие между ними негативно сказывались на
                  конечных результатах разыскной работы.
                  Потребовалось 20 лет, чтобы власти Российской империи
                  осознали, что при существующей численности и объемах
                  материального обеспечения сыскной полиции столицы ждать от нее
                  более эффективной отдачи в борьбе с преступностью нереально. В
                  1887 году по инициативе градоначальника Санкт-Петербурга
                  генерала П.А. Грессера штат столичной сыскной полиции
                  увеличивается на 100 человек, повысились оклады ее сотрудникам
                  и размеры денежных выплат агентам.
                  Меры эти положительно сказались на деятельности столичной
                  сыскной полиции.
                  В 1890 году для более оперативного выявления лиц, совершающих
                  преступления, организовываются антропометрическое бюро и
                  фотография. Сотрудники этих подразделений осуществляли сбор и
                  систематизацию всех данных о преступниках. Взамен
                  действовавшей ранее регистрации разыскиваемых и сведений о
                  судимостях в учетных книгах вводится более совершенная и
                  прогрессивная картотечная система учетов. Чиновники для
                  поручений закрепляются за полицейскими отделениями столицы, а
                  полицейские надзиратели сыскного отделения - за участками, что
                  обеспечивало более тесное взаимодействие чинов сыскной полиции
                  с сотрудниками наружной полиции. Эти меры позволили выявить и
                  очистить Санкт-Петербург от значительного числа рецидивистов.
                  Более чем 40-летний опыт работы столичной сыскной полиции и
                  почти 30-летняя сыскная практика их московских коллег,
                  подкрепленная результатами усилий по борьбе с преступностью
                  сыскных отделений некоторых других крупных городов России,
                  способствовали организации в стране общегосударственной
                  системы уголовно-разыскных подразделений.
                   
                  С резолюцией Николая II «Быть по сему» 6  июля 1908 года
                  вступил в силу «Высочайше утвержденный, одобренный
                  Государственным Советом и Государственной Думой» закон «Об
                  организации сыскной части», которым предписывалось: «В составе
                  полицейских управлений Империи образовать сыскные отделения
                  четырех разрядов для производства розыска по делам
                  общеуголовного характера как в городах, так и в уездах». Закон
                  состоял из 12 статей и приложения со штатным расписанием
                  каждого из 4-х разрядов образуемых сыскных отделений, а также
                  размером жалования их сотрудникам, объемом расходов на сыскные
                  и иные нужды.
                  Сыскные отделения создавались в 89 губернских и других крупных
                  городах России. Разряд сыскного подразделения определялся в
                  зависимости от количества населения и уровня преступности на
                  территории соответствующего полицейского управления, в составе
                  которого оно создавалось.
                  Общая численность сотрудников отделений 1-го разряда
                  устанавливалась в количестве 20 человек, 2-го - 11-ти, 3-го -
                  8-ми, 4-го - 6-ти человек. Учитывая многонациональный состав
                  населения России, закон учреждал при сыскных отделениях 29
                  должностей переводчиков.
                  В 1908 году, одновременно с образованием сыскных отделений, в
                  Департаменте полиции  было создано 8-е делопроизводство.
                  Полномочия должностных лиц 8-го делопроизводства
                  ограничивались контролем за назначением руководящих чиновников
                  отделений, а также организацией системы информации и связи
                  между ними.
                   
                  Cыскные отделения в течение двух лет работали без
                  соответствующего нормативного акта, который бы определял
                  единые для всех правила их нормального функционирования.
                  Только 10 августа 1910 года МВД издало «Инструкцию чинам
                  сыскных отделений». Инструкция определяла, что задачей
                  деятельности сыскных отделений является негласное
                  расследование и производство дознания в целях предупреждения,
                  устранения, разоблачения и преследования преступных деяний
                  общеуголовного характера, для чего сотрудники сыска
                  обязывались осуществлять «систематический надзор за
                  преступными и прочими элементами путем негласной агентуры и
                  наружного наблюдения».
                  Выявление и разоблачение преступников силами агентуры, т.н.
                  внутреннее наблюдение, считалось более предпочтительным в
                  работе сыскных подразделений.
                  Бывший начальник Московской сыскной полиции и заведующий
                  уголовным сыском России А.Ф. Кошко в своем мемуарном очерке
                  «Сыскной аппарат» на примере Москвы раскрывает структуру как
                  самого сыскного отделения, так и его вспомогательного
                  аппарата, а также организацию сыскного дела. Он сообщает, что
                  при каждом московском полицейском участке состоял надзиратель
                  сыскной полиции, под началом которого находились 3-4
                  постоянных агента и широкая сеть агентов-осведомителей,
                  вербовавшихся из различных слоев населения данного участка.
                  Несколько надзирателей объединялись в группу, возглавляемую
                  чиновником особых поручений сыскной полиции. Чиновник ведал не
                  только надзирателями с их агентами и осведомителями, но имел
                  свой личный штат агентов, с помощью которых контролировал
                  работу подчиненных ему надзирателей. Чиновники особых
                  поручений и надзиратели состояли на государственной службе.
                  Агенты и осведомители набирались по вольному найму. Некоторые
                  из них получали жалованье, для большинства же из них полиция
                  подыскивала какую-нибудь казенную или частную службу и тем
                  самым вознаграждала за агентурную работу.
                  Деятельность чиновников особых поручений контролировал лично
                  начальник сыскной полиции Москвы с помощью находившихся на
                  связи с ним 20 секретных агентов. Имена и адреса этих людей
                  были известны только ему. С ними начальник сыскной полиции
                  встречался только на конспиративных квартирах. С помощью своих
                  секретных агентов начальник сыскной полиции контролировал
                  действия и поведение любого подчиненного. Такая система
                  помогала вовремя очищать сыскной аппарат от
                  скомпрометировавших себя сотрудников.
                  При Московской сыскной полиции имелся так называемый летучий
                  отряд, состоящий из 40 человек. В него входили специалисты по
                  разным отраслям розыска: лошадники, коровники, собачники,
                  кошатники, магазинщики и театралы. Дело в том, что кражи
                  заметно отличались одна от другой как по способу их
                  совершения, так и местам сбыта ворованного. В штатах сыскной
                  полиции состояли гример и парикмахер, имелся обширный гардероб
                  всевозможного платья, используемого для перевоплощения агентов
                  в требуемые по ситуации образы. При Московской сыскной полиции
                  содержался также питомник дрессированных по разным разыскным
                  направлениям собак-ищеек.
                   
                  Инструкция 1910 года определяла внутреннюю структуру сыскных
                  подразделений. В ней особо подчеркивалось, что «главную часть
                  внутренней организации сыскного отделения составляет
                  справочное регистрационное бюро».
                  Регистрационное бюро осуществляло регистрацию преступников,
                  систематизацию всех поступающих о них сведений, установление
                  личности правонарушителей и других задержанных полицией лиц.
                  При регистрационном бюро создавалась фотография с
                  антропометрическим и дактилоскопическим кабинетом, а также
                  учебный музей, в котором хранились коллекция писем и бумаг с
                  почерками преступников, различные воровские приспособления,
                  орудия преступлений и другие вещественные доказательства.
                  В составе регистрационного бюро находилась наблюдательная
                  часть, которая осуществляла руководство работой сотрудников
                  отделения (стола) ведения наружного наблюдения за
                  подозрительными лицами, проводила негласную проверку личности
                  прибывших на временное жительство в район деятельности
                  сыскного отделения и обративших на себя внимание полиции.
                  Здесь же сосредоточивались сведения о притонах, ночлежных
                  домах, местах сбыта краденого, а также о содержателях
                  воровских квартир и др.
                  В структуру регистрационного бюро входили также стол розыска и
                  стол личного задержания. Сотрудники стола розыска занимались
                  выявлением преступников с помощью негласной агентуры. В стол
                  личного задержания (позже переименованный в стол приводов)
                  доставлялись все арестованные и задержанные лица,
                  заподозренные в совершении преступлений.
                   
                  Однако и после принятия Инструкции 1910 года многие
                  существенные вопросы организации сыскной службы России
                  остались нерешенными. Не удивительно, что на протяжении первых
                  пяти лет своей деятельности сыскная служба никаких серьезных
                  результатов в борьбе с преступностью добиться не смогла. Такое
                  положение вызывало большую озабоченность Департамента полиции.
                  В 1911-1912 годах Департамент провел несколько инспекторских
                  проверок местных полицейских подразделений. Они вскрыли
                  плачевную картину состояния дел  в сыскных отделениях. И в
                  первую очередь - низкий образовательный и профессиональный
                  уровень сотрудников.
                  Штатные должности в сыскных подразделениях были замещены
                  преимущественно бывшими армейскими офицерами, военными
                  чиновниками, служащими гражданских ведомств. Даже среди
                  начальников три четверти должностей были заняты бывшими
                  участковыми и становыми приставами, их помощниками и даже
                  околоточными надзирателями.
                  Для руководства МВД и его Департамента полиции стала очевидной
                  необходимость проведения реформы сыскной службы. Реформа 1913
                  года коснулась личного состава, денежного содержания,
                  организационных форм работы сыскных отделений: системы
                  регистрации преступников, опознания неизвестных лиц,
                  циркулярного (общегосударственного) розыска, подготовки
                  кадров.
                  Дальнейшему упорядочению подверглась регистрация преступников.
                  Каждого регистрируемого правонарушителя фотографировали,
                  дактилоскопировали, составляли его словесный портрет. В
                  результате к январю 1915 года более 200 тысяч преступников
                  были перерегистрированы по специальной системе видов их
                  преступной деятельности, включающей до 30 категорий
                  правонарушителей.
                  Была впервые разработана система циркулярного розыска. Она
                  включала в себя выпуск еженедельных разыскных ведомостей, в
                  необходимых случаях - экстренных выпусков, выписок из
                  разыскных дел, которые рассылались во все полицейские органы
                  страны.
                  Принимались меры к более совершенной организации
                  спецподготовки сотрудников. При Департаменте полиции были
                  организованы подготовительные курсы для повышения
                  профессиональной квалификации чинов сыскной полиции, а также
                  для первоначальной подготовки кандидатов на должности в
                  сыскные отделения.
                  В результате принятых МВД и Департаментом полиции мер удалось
                  добиться заметного повышения уровня разыскной работы сыскных
                  отделений в центре и на местах, несколько укрепить качественно
                  их кадровый состав.
                   
                  В 1916 году Совет Министров принял постановление «Об усилении
                  полиции в 50 губерниях Империи и об улучшении служебного и
                  материального положения чинов полиции». Оно предусматривало
                  расширение штатов сыскных отделений, увеличение окладов
                  сотрудникам, некоторые структурные изменения состава сыскных
                  подразделений. Однако в условиях обостряющегося кризиса всех
                  сфер общественной жизни Российской империи мероприятия эти до
                  конца так и не были реализованы.
                  11 марта 1917 года Временное правительство издало
                  постановление об упразднении Департамента полиции. Сыскная
                  полиция царской России менее чем через 9 лет с начала
                  формирования прекратила свое существование. Однако, несмотря
                  на ряд недостатков в ее деятельности, служба уголовного сыска
                  Российской империи за годы свой деятельности внесла заметный
                  вклад в борьбу с преступностью, в предупреждение, разоблачение
                  и преследование преступных деяний общеуголовного характера.
                 

                     
                  Вениамин Полубинский, полковник внутренней службы в отставке,
           ведущий научный сотрудник ВНИИ МВД России, кандидат юридических наук
                   
                  Источник:"ПРОФЕССИОНАЛ" 1-2006г.
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2570


« Ответ #1 : 29 Июля 2014, 14:23:26 »

Как явствует из сказанного выше, свои основные функции Департамент полиции и его Особый отдел осуществляли через подведомственные им местные учреждения. Ими были: губернские жандармские управления (ГЖУ), областные жандармские управления (ОЖУ), жандармско-полицейские управления железных дорог (ЖПУ ж.д.), розыскные пункты (часть которых была впоследствии переименована в охранные отделения), районные охранные отделения (РОО 1907—1914 гг.). Подчиняясь Департаменту полиции в своей наблюдательной и  оперативно-розыскной деятельности, эти учреждения по строевой, хозяйственной, инспекторской линиям были подведомственны Отдельному корпусу жандармов.

      § 1. Губернские жандармские управления и Жандармско-полицейские управления железных дорог
     
Первые ГЖУ были созданы на основе Положения о Корпусе жандармов от 16 сентября 1867 г.1 Их назначение было политический розыск, производство  дознаний по государственным преступлениям В зависимости от расположения губернии, наличия предприятий, территории,  численности населения присваивался разряд и содержание сотрудникам ГЖУ. Они создавались трех разрядов.
-Первый разряд — столичные ГЖУ; второй разряд — жандармские управления в  наиболее крупных городах (Киев, Варшава, Вильнюс, Рига, Одесса, Нижний Новгород, Екатеринослав, Иркутск, Казань); третий разряд имели ГЖУ в так городах, как Архангельск, Астрахань, Баку, Витебск, Владимир, Воронеж Гродно и т.д. Одними из первых были созданы С.-Петербургское и Московское ГЖУ.В марте 1868 г. было учреждено жандармское управление в г Варшаве2. С  этого времени учреждаются жандармские управления практически во всех губерниях. Одновременно в некоторых С. 110 местностях создаются по мер надобности на определенный срок и упраздняются жандармские наблюдательные  пункты3 ГЖУ находились в губернских городах. Начальник жандармского управленияимел несколько помощников, которые находились в уездах и возглавлял уездные жандармские управления. Как правило, один помощник начальника ГЖУ  отвечал за несколько уездов. Руководители уездных жандармских управлений в
Привислинском крае именовались не помощниками, а начальниками уездных жандармских управлений.В подчинении некоторых начальников ГЖУ, кроме уездных жандармских  управлений, были крепостные, портовые, конные жандармские команды, пограничные и наблюдательные пункт. Последние создавались, когда ГЖУ явно не справлялись с ситуацией в районах  их непосредственной сферы деятельности. Так, в 1883 г. было создано   Шлиссельбургское жандармское управление4 в связи с изменением функци Шлиссельбургской крепости и созданием в ней тюрьмы. Одновременно при управлении была создана пешая жандармская команда5 для охраны крепости и тюрьмы. Шлиссельбургское жандармское управление было упразднено в июне
1906 г.6 в связи с изменившейся обстановкой на месте.Постепенно идет организация Областных жандармских управлений. Приказом по Отдельному корпусу жандармов в феврале 1888 г. было учреждено Донск областное жандармское управление7, в апреле 1888 г. — жандармское управление в г. Ялте. В 1904 г. было подано представление Отдельного корпуса жандармов в Государственный Совет о необходимости создания Якутского областного жандармского управления8, в 1904 г. было учреждено  Кронштадтское жандармское управление9, в марте 1906 г. — Севастопольское жандармское управлениеОбосновывая необходимость создания последнего, шеф жандармов П.Н. Дурнов в своем всеподданнейшем докладе писал: «Прискорбные события последнего времени указывают, что центром противоправительственного движения в Крыму  является город Севастополь, откуда преступные организации распространяют свою деятельность на весь этот край, направляя при этом все усилия нподдержание мятежного духа среди чинов флота и войсковых часте Города Евпатория, Севастополь и Ялта находятся в отношении революционного движения в тесной связи. Евпатория и Ялта служат убежищем для лиц, коихпребывание в Севастополе является опасным. Население этих пунктов и почти всех курортов Черноморского побережья в летнее время чрезвычайно увеличивается, причем под видом прогулок и экскурсий туда проникают
революционные деятели, которые при слабом надзоре полиции  недостаточности состава жандармских чинов свободно ведут пропаганду»11 Далее указывалось, что таврическое ГЖУ, севастопольская жандармская команда не справляются со своими задачами, необходимо самостоятельно севастопольское жандармское управление. На подлиннике стояла пометкаимператора «Согласен».
В апреле 1906 г. были утверждены штаты нового жандармского управления12.В  июле 1906 г., в Севастополе Департаментом полиции был учрежден розыскной  пункт с распространением сферы его деятельности на гг. Ялту, Керчь, Феодосию, Евпаторию с уездами.
Принимая меры по усилению ГЖУ, организации областных жандармских управлений, жандармских команд, руководство одновременно намеревается провести реорганизацию этих структур. В октябре 1900 г. Штаб корпус рассылает в ГЖУ предписания «о представлении в Штаб своих соображений относительно изменения организации и порядка деятельности этих учреждени В ответ на это письмо в течение двух лет от начальников ГЖУ поступают отчеты, справки, обзоры, доклады, проекты13.Многие из них содержат материал о революционных событиях в губерниях, мер борьбы с ними, а также и предложения по реорганизации политического сыска на местах. Пожалуй, самый интересный из таких докладов принадлежал начальнику Воронежского ГЖУ Н.В. Васильеву. Автор назвал свой труд «Обзор современных условий служебного положения губернского жандармского управления и рясоображений относительно изменения их организации и порядка деятельности»14. Доклад из 8 глав. Автор критически оценивал состояние политического сыска и его кадровый состав. Выход из положения он видел, в частности, в объединении корпуса жандармов с общей полицией, а также в организации курсов для повышения квалификации работников сыска.Автор — жандарм-философ. Он писал: «Убить идею нельзя. Эволюция человеческой мысли совершается безостановочно, неудержимо трансформируя взгляды, убеждения, а затем и социальный строй жизни народов. История революционных движений учит нас, что остановить ход крупных исторических событий невозможно, как невозможно человеку остановить вращение Земли. Но  та же история приводит на своих страницах слишком полновесные
доказательства того, что пионеры революции, полные энергии и увлечения, всегда бывали утопистами и в своей борьбе с общественной косностью, в своем стремлении воссоздать новые формы жизни, обыкновенно не  только не содействовали прогрессу своей родины, но нередко служили тормозом правильному ходу развития общественного самосознания. Роль пионеров в истории осуждена самой историей. Человечеству свойственно  заблуждаться, и передовики-теоретики, как бы ни были, по-видимому,
идеальны их стремления, не были и не будут истинными вождями народа...» 15. Васильев считал, что система, которая «стойко выдержала борьбу» в течение полувека, «вряд ли нуждается в коренном преобразовании», но «существующеездание жандармского надзора следует достроить, приспособить к современным  требованиям»... Но не подвергать «ломке» и «пересозданию»16. Он предлагал наряду с существующими жандармскими управлениями создать окружные жандармские управления, охватывавшие несколько губерний и централизовавши бы жандармские службы на местах. Практически так Васильев предвосхищал организацию созданных в 1907 г. Районных охранных отделений.Помимо упомянутых учебных курсов он предлагал также создать Академи полиции с преподаванием общеобразовательных и специальных предметов в объеме высших учебных заведений, делая особый упор на знание истории и юриспруденции. Однако изменение функций ГЖУ последовало не по инициативе Штаба корпуса жандармов, а по инициативе Департамента полиции. Правовое положение ГЖУ было таково, что вносило ряд сложностей в их работу и взаимоотношения  местной администрацией. Будучи частью Государственной полиции, ГЖУ входили в систему МВД, кроме того, ГЖУ являлись воинским подразделениями  обеспечивались из бюджета Военного министерства. ГЖУ были совершенно независимы от губернаторов, которые отвечали за безопасность и спокойствив губернии.Департамент полиции, осуществляя политическое руководство ГЖУ, редко имел возможность влиять на их личный состав. В 1902 г. Департамент полиции предпринимает определенные шаги по усилению в ГЖУ работы с секретной агентурой, издается циркуляр об организации при жандармских управлениях агентурно-наблюдательных пунктов17.С осени 1902 г. во многих городах создаются розыскных пункты и охранные отделения. В таких условиях функции ГЖУ стали меняться и за ними остаются, главным образом, обязанности по производству дознаний по политическим делам. Политический розыск переходит в охранные отделенияСогласно инструкции 1904 г.18 в обязанности ГЖУ входило: наблюдение за местным населением и за направлением политических идей общества; доведение  до сведения высших властей о беспорядках и злоупотреблениях, производство дознаний по делам о государственных преступлениях, производство расследований в  порядке Положения о государственной охране, осуществление негласног полицейского надзора, наблюдение за лицами, проезжающими через границу,наблюдение за «иностранными разведчиками», розыск и наблюдение, за лицам укрывающимися от преследований властей, оказание помощи общей полиции в восстановлении нарушенного порядка, конвоирование арестантов. Те обязанности выполняли и областные жандармские управления. В тех губерниях,  где не были организованы охранные отделения, ГЖУ продолжали выполнять свои  прежние обязанности в полном объеме.Полковник Мартынов, отмечая положительные и отрицательные моменты своей
службы в корпусе жандармов, касаясь деятельности ГЖУ, писал: «Конечно,  всему делу вредила "военная" организацияполитического розыска. Получалась  двойственность в заведовании этим делом: личный состав руководящих особ в политическом розыске поставлял Штаб Отдельного корпуса жандармов, а руководил розыском Департамент полиции. Последний, путем переписки, личных и письменных сношений, иногда понимал, что такой-то жандармский офицер вполне пригоден для занятия должности начальника губернского жандармского управления, что он интересуется делом розыска, понимает и разбирается в революционном движении. Тогда Департамент полиции стремился к тому, чтобыэтот офицер вне очереди, не по старшинству, получил должность начальника
ГЖУ»19Но не всегда Департамент мог это сделать. И одной из причин создания розыскных пунктов было желание усилить политическую полицию, так как к этому времени на фоне нарастающего революционного движения была видна  несостоятельность многих ГЖУ. С момента создания столичных ГЖУ при них были организованы жандармскикавалерийские дивизионы. Позднее (в 1900 г.) был создан Варшавски дивизион, который подчинялся помощнику варшавского генерал-губернатора по полицейской части. Все три дивизиона закончили свое существование и 1917г. Рядовой состав дивизиона набирался из новобранцев мосле тщательной
проверки на благонадежность. Были также общие указания относительно нежелательности зачисления в дивизионы жителей больших фабричных районов20Главным назначением дивизионов было несение патрульной службы и борьба с волнениями. Каждый дивизион состоял из двух эскадронов, хозяйственной  части, канцелярии, казначейской и учебной частей. Численность дивизиона вместе с офицерами С. 114 и нестроевым составом практически не превышала 500 человек Штат дивизиона (Петербурга, канун 1917 г.) состоял из: командира дивизиона  (в чине генерал-майора); командира 1-го эскадрона; командира 2-го  эскадрона; заведующего хозяйственной частью; по штату было 3 ротмистра; 5 штаб-ротмистров; 16 поручиков и корнетов; один врач; один ветеринарный врач; 2 вахмистра; 50 унтер-офицеров; 348 рядовых; 50 безоружных рядовых; 4 трубача; 24 человека нестроевых. В дивизионе насчитывалось более 300 лошадей, из них офицерских — 25, строевых — 281, рабочих — 82 Бывший начальник Московского охранного отделения Мартынов, начинавший  службу в корпусе жандармов с офицера Московского жандармского дивизиона,
вспоминал, что столичные дивизионы являлись «как бы парадным придатком к  полицейской организации обеих столиц — Петербурга и Москвы — и Варшавы. Командование этими дивизионами было чистейшей синекурой и являлось одной из самых завидных должностей в корпусе»22.Офицеры, занимавшие должности адъютантов, казначеев, заведующих хозяйственной частью, являлись «аристократией части», вновь поступающие в  дивизию офицеры несли на себе всю службу, которая «...в мое, по крайней мере, время (1898. — З.П.), — пишет Мартынов, — была совсем не обременительна»23.Вряд ли можно согласиться с Мартыновым. Из истории революционного движения хорошо известна роль конной жандармерии в подавлении массовых выступлений. Помимо столичных дивизионов в составе корпуса жандармов, находились жандармские команды. Их подчинение было разным, в зависимости от положения  и обстоятельств. Как правило, они подчинялись ГЖУ. В октябре 1916 г. в России было три жандармских команды. Одесская городская конная жандармская команда, находившаяся в подчинении начальника жандармского управления Одессы. Это была самая малочисленная команда, штат которой составлял 52 человека, начальник команды был в чине ротмистра, в составе команды были 2 вахмистра, 11 унтер-офицеров, 38 рядовых, один писарь.Две другие команды были на Сахалине и Камчатке. Они подчинялись начальнику жандармско-полицейского управления Уссурийской железной дороги.Камчатская команда была расположена в г. Петропавловске, в ее составе было 130 человек.Сахалинская пешая жандармская команда насчитывала 395 человек. Она
находилась на о. Сахалине (пост Александровск)2 С. 115 Жандармско-полицейские управления железных дорог имеют сво историю. При строительстве первых железных дорог в 40-х годах XIX в.полицейский надзор на них осуществлялся жандармскими эскадронами и  командами, находившимися в непосредственном подчинении министра путей сообщения. В 60-х годах жандармские эскадроны и команды были преобразованы  в управления. Положение о первых жандармско-полицейских управлениях было утверждено 27 июля 1861 г., оно называлось «Положение о полицейских  управлениях С.-Петербургско-Варшавской и Московско-Нижегородской железных дорог»25. Согласно этому Положению, на ЖПУ ж.д. возлагались функции наблюдения за точным исполнением рабочими и подрядчиками их взаимных  обязанностей, обеспечение сохранности и порядка на железнодорожных  станциях, охранение внешнего порядка, «благочиния и общественной  безопасности» в районе действия ЖПУ ж.д. ЖПУ ж.д. подчинялись Министерству путей сообщения через инспекторо соответствующих дорог. В декабре 1866 г. в связи с законом «Обобязанностях и подчинении жандармских полицейских управлений железных дорог»26 все полицейские управления были изъяты из ведения МПС и полностью
подчинены шефу жандармов... С этого момента они и стали называться Жандармско-полицейскими управлениями железных дорог. В первых числа января 1867 г. последовал соответствующий приказ (№ 6) по корпусу жандармов. Права и обязанности ЖПУ ж.д. были расширены. Они должны были исполнять обязанности общей полиции, пользуясь всеми присвоенными ей  правами. Район действия ЖПУ ж.д. простирался на нее пространство,  отчужденное под железные дороги на все находившиеся на этой полосе  постройки и сооружения27. Таким образом, в ведении каждого управления находился участок дороги протяженностью 2000 верст. Кроме того, это
расстояние делилось на участки по 200 верст каждый, находившиеся в ведении  отделений. В связи с развитием железных дорог ЖПУ становились самыми крупными подразделениями Корпуса жандармов. По численности личного состава они превосходили псе остальные части Корпуса вместе взятые.К 1917 г. таких отделений было более 300. Во главе ЖПУ ж.д. стоял начальники на правах командиров полков в чине генерал-майоров или полковников, назначались они приказами по Отдельному корпусу жандармов.
     
Законом от 19 мая 1871 г. был закреплен порядок действия чинов ЖПУ ж.д. по расследованию «преступлений» и «проступков общего характера». Вплоть до 1906 г. они не принимали участия ни в производстве дознаний по государственным преступлениям, ни в политическом розыске и наблюдении. Революционные выступления в С. 116 1905 г., активная роль, которую сыграли железнодорожники в придании Октябрьской стачке всероссийского, всеобщего характера, заставили правительство принять срочные меры и привлечь ЖПУ ж.д. к борьбе  революционными выступлениями. На чинов ЖПУ ж.д. приказом по Отдельному корпусу жандармов от 28 июля 1906 г. № 14528 были возложены обязанности производства дознаний о всех «преступных действиях» политического характера, «совершенных в полосе отчуждения железных дорог». Пр производстве дознаний начальники отделений подчинялись начальникам местных  ГЖУ. В результате ЖПУ ж.д. стали выполнять функции политической полиции. На железных дорогах был создан также секретно агентурный надзор, что  обязывало ЖПУ ж.д. иметь собственную секретную агентуру29.К 1917 г. в России насчитывалось 75 губернских и областных жандармских управлений, 33 жандармско-полицейских управления железных дорог, в составе  которых входило 322 жандармских отделения: 3 дивизиона, 1 конная жандармская команда, 2 пеших жандармских команды, 2 портовых и 21 крепостная жандармская команда. Общая численность Жандармского корпуса на октябрь 1916 г. достигала 14667 человек. По списку проходило 8 генералов и 28 генерал-лейтенантов, из них 28 чел. уже не занимали должностей в Отдельном корпусе жандармов, а часть их находилась в действующей армии (например,  Джунковский)30.

     


* Вахмистры жандармерии Одесса.jpg (46.97 Кб, 500x330 - просмотрено 1958 раз.)
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2570


« Ответ #2 : 29 Июля 2014, 14:36:37 »

 § 2. Охранные отделения и розыскные пункты
    
Главным звеном политического сыска России с начала XX в. становятся  охранные отделения и специальные розыскные пункты 30а.
Первое охранное отделение было создано в 1866 г. при канцелярии петербургского градоначальника, оно называлось «Отделение по охранению  порядка и спокойствия в столице» Вторым охранным отделением было  Московское, созданное 1 ноября 1880 г. по распоряжению министра внутренних   дел Лорис-Меликова. Оно называлось «Секретно-розыскное отделение при канцелярии Московского обер-полицмейстера» Опыт работы этих отделений предполагалось продолжить при создании в 1882 г. секретной полиции. 3 декабря 1882 г. в Гатчине Александр III утвердил Положение «Об устройстве секретной полиции в Империи»31, которое предусматривало  создание в крупных городах России охранных отделений. В одном из пунктов  «Положения» говорилось, что «могут быть учреждаемы ... особые розыскные  отделения С. 117 в составе жандармских управлений или в ведомстве общей полиции по образцу существующих в столицах отделений по охранению общественного порядка и спокойствия»32.В штат этих учреждений могли командироваться как офицеры Корпуса жандармов, так и гражданские чиновники. Последние, чтобы придать им права
государственных служб, могли причисляться или к Департаменту полиции, или  к управлению общей полиции. «За штат несет ответственность заведующий государственной полицией», — указывалось в Положении. Однако, в §5 этого Положения говорилось: «Ближайшее руководство деятельностью учреждений  секретной полиции, в видах единообразного направления, производимых   розысков, принадлежит особому инспектору секретной полиции», назначенном товарищем министра, заведующим государственной полицией. Там же указывалось: «Инспектор секретной полиции действует по особой, преподанной ему заведующим государственной полицией, инструкции»3 На должность инспектора назначается Г.П. Судейкин. Как пишет Ф.М. Лурье, изучавший карьеру последнего, должность инспектора столичной секретной  полиции была создана специально для Судейкина, отличившегося при разгроме народнических кружков в 1879 г.34 В марте 1881 г. он был рекомендован Александру III военным прокурором В.С.
Стрельниковым. Назначенный на должность инспектора секретной полиции и не дожидаясь «особой, преподанной ему заведующим государственной полицией инструкции»,  он подготовил циркуляр с изложением своих взглядов и методики сыска,который предполагал проводить в жизнь. В циркуляре говорилось: «1)  Возбуждать с помощью особых активных агентов ссоры и распри межу
различными революционными группами. 2) Распространять ложные слухи, удручающие и терроризирующие революционную среду. 3) Передавать через тех  же агентов, а иногда с помощью приглашений в полицию кратковременных  арестов обвинения наиболее опасных революционеров в шпионстве, вместе с тем дискредитировать революционные прокламации и разные органы печати,
придавая им значение агентурной, провокационной работы»35. Это были чисто провокационные методы, которые взял затем на вооружение  Рачковский и которые порой допускал Департамент полиции. В январе 1883 г. была разработана «Инструкция инспектору секретной полиции», утвержденная товарищем министра внутренних дел П.В. Оржевским 29 января 1883 г. В ней повторялся пункт Положения «О руководстве деятельностью секретной полиции». В Инструкции указывалось: «Инспектор С. 118 секретной полиции, впредь до дальнейших распоряжений участвует в розыскной по государственным преступлениям деятельности нижеследующих учреждений, заведующих в настоящее время предметами ведомства секретной полиции: а) Отделений по охранению общественного порядка и безопасности при управлении С.-Петербургского и Московского обер-полицмейстеров и б) жандармских управлений: Губернских — Московского, Харьковского, Киевского, Херсонского и Городского—в Одессе». Начальники этих подразделений «обязаны сообщать инспектору секретной полиции, по его требованию, сведения, как об организации, личном составе... состоящих в их заведовании агентур, так  равно и о ходе розысков». Предполагалось, что все эти сообщения должны
делаться «устно»36. В силу данных ему полномочий инспектор имел право «а) вступать в  непосредственное заведование местными агентурами, б) передвигать часть их личного состава из одной местности в другую подведомственного ему района и в) участвовать в решении вопроса об отпуске на расходы по сим агентурам денежных средств». В случае необходимости он мог командировать в вверенные  ему районы агентов из «смежной местности». Кроме того, он имел право требовать от руководителей районов поименованных» выше, чтобы они «в течение известного времени без соглашения с ним не производили ни обысков, ни арестов, ни вообще гласных следственных действий»37 Однако, намеченные в Положении меры реализованы не были. 16 декабря 1883  г. Судейкин был убит завербованным им агентом С.П. Дегаевым, членом военного центра «Народной воли». Его должность осталась не замещенной, а  новые охранные отделения в этот период созданы не были.Третье охранное отделение было организовано в 1900 г. в Варшаве. Первоначально оно называлось «Отделение по охранению порядка и общественной безопасности в Варшаве»38. В августе 1902 г. в районах наибольшего развития революционного движения создаются розыскные отделения (пункты): в Вильно, Екатеринославе, Казани, Киеве, Одессе, Саратове,  Тифлисе, ХарьковеЗ9. В течение октября 1902 г. создаются еще три отделения: в Перми, Симферополе (Таврическое), Нижнем Новгороде40. 13  августа директор Департамента Лопухин в циркулярном письме начальникам ГЖУ мотивировал создание новых структур тем, что за последние годы шло развитие кружков, занимающихся пропагандой социал-демократических идей в рабочей среде, брожение среди учащейся молодежи и «...наконец,  возникновение революционных организаций, задавшихся целью перенести преступную пропаганду в среду сельского населения для подстрекательства крестьян к устройству аграрных беспорядков»41. С. 11  На эти учреждения возлагалась обязанность осуществления политического розыска на вверенной им территории, ведения наружного наблюдения и руководства секретной агентурой. В Положении о начальниках розыскных отделений, утвержденном днем ранее (12 августа 1902 г.) министром внутренних дел П.К. Плеве, указывалось: «на обязанности начальников отделений лежит приобретение секретных агентов, руководство их  деятельностью, а также выбор и обучение наблюдательных агентов»42. В то же году циркулярно рассылается «Свод правил» для начальников охранных отделений. В них говорилось, что задачей этих отделений является розыск по политическим делам, который производится через секретную агентуру и филерское наблюдение. В обязанность начальников розыскных отделений вменялась вербовка внутренней агентуры. Они должны Пыли хорошо знать историю революционного движения, следить за революционной литературой, а также, по возможности, знакомить с ней своих секретных сотрудников развивая в последних «сознательное отношение к делу службы»43.В 1904 г. было разработано «Временное положение об охранных отделениях», в §8 которого говорилось: Главнейшей обязанностью начальников отделений, в  целях наилучшего обеспечения их служебной осведомленности, является приобретение секретных агентов и руководство таковыми, причем особое внимание должно быть обращено на то, чтобы пни ни в коем случае не  устраивали сами государственных преступлений»44. В том же Положении говорилось о подчиненности, штатах, работе канцелярий, взаимоотношениях с  губернскими жандармскими управлениями, порядке обысков, арестов,   производстве дознаний, порядке предоставления документов. Начальники розыскных охранных отделений подчинялись непосредственно  Департаменту полиции, который давал общее направление деятельности,  распоряжался личным составом отделений.Впоследствии часть розыскных отделений была переименована в охранные отделения45. Это переименование не было связано с изменением их функций. В переписке, предшествовавшей переименованию, указывалось, что начальников розыскных отделений такое название «шокирует... и создает для них, как и для самих учреждений, некоторые неудобства»46. Однако, этот термин продолжает жить. Некоторые из созданных розыскных пунктов и охранных  отделений быстро ликвидируются. Созданные «циркулярно», не законодательным
путем, они то исчезали, то появлялись в зависимости от политического положения в районе их деятельности.Создание сети новых охранных отделений произошло во многом в результате  настойчивости и инициативы, проявленных С. 120 начальником Московского  охранного отделения, затем заведующего Особым отделом Департамента полиции Зубатова Однако, скорая его отставка осенью 1903 г. помешала ему реализовать свои планы в полном объемеПо мере роста числа охранных отделений возникают и усиливаются
соперничество, разногласия и даже вражда между губернскими жандармскими управлениями и охранными отделениями. В своих циркулярах Департамент неоднократно призывает к «взаимопомощи» этих учреждений, обмену сведениями. Конфликтные ситуации возникали из-за того, что хотя функции ГЖУ и охранных отделений были разделены, в действительности, розыскная  деятельность (за которую отвечали охранные отделения) и деятельность наблюдательная, а также проведение дознаний (которыми занимались ГЖУ)
тесно переплетались. На практике отделить одно от другого порой был невозможно. Те руководители охранных отделений, которые проходили по штабу  корпуса жандармов, в строевом отношении были подчинены начальнику ГЖУ. Последний, как правило, был в чине полковника или генерал-майора. Но в служебном отношении, ему порой приходилось подчиняться младшему по чину
начальнику охранного отделения.  В циркулярах и инструкциях указывалось, что критерием успешной деятельности охранного отделения является не количество произведенных ими ликвидации, а число предупрежденных преступлений и процентное отношение
количества арестов к количеству дел, переданных в суд. Все агентурные  разработки охранных отделений, как и жандармских управлений, должны были сообщаться Департаменту полиции С каждым годом число охранных отделений увеличивалось, в феврале 1907 г. их функционировало уже 25 (сноска 47), в декабре было 27. Созданы были Красноярское, Иркутское, Рижское охранные отделения48. Но и этого оказывалось недостаточно. Под руководством Департамента полиции в 1906 — 1907 гг. проводится работа по созданию новых охранных отделений, розыскных частей, расширяется вся сеть учреждений политическою розыска9 февраля 1907 г. Столыпиным утверждается «Положение об охранныотделениях»49. Оно состояло из 45 пунктов.В Положении подробно расписывались подчиненность охранных отделений, порядок назначения  руководящего состава, особо указывалось, что секретные сотрудники «не
могут быть допускаемы к занятию должностей в охранных отделениях». В Положение вошли и пункты, касающиеся взаимоотношений с ЖУ, обмена информацией между охранными отделениями Жандармские и полицейские органы,  получая сведения, относящиеся к роду деятельности охранных отделений, должныС. 121 были сообщать их охранному отделению для разработки, обысков,  выемок и арестов, которые не могли производиться без ведома начальника охранного отделения. В свою очередь, начальники охранных отделений должны были осведомлять ГЖУ об обстоятельствах, интересующих последних в процессе  производимых ими дознаний. Агентурные сведения, имеющие значение для других районов, сообщались охранными отделениями в Департамент полиции и
соответствующим охранным отделениям и жандармским управлениям.Начальники охранных отделений при получении сведений от секретной агентуры должны были тщательно проверять их и основательно разрабатывать наружным  наблюдением, они должны были работать с агентурой и направлять ее и  наружное наблюдение (филеров). Рекомендовалось, чтобы попутно расследованием обстоятельств дела выяснялись и отмечались те факты,  которые в дальнейшем при ликвидации или формальном расследовании могли быть установлены как улики. В Положении указывалось, что и в «интересах розыска начальники охранных отделений, кроме данных агентуры и наблюдения, пользуются всеми имеющимися  в ГЖУ сведениями и с их разрешения могут обозревать дела (в порядке  положения 1035 ст. Устава Уголовного судопроизводства, Положения об охране  и по негласному розыску)». Все получаемые сведения рекомендуется тщательно проверять и «основательно» подтверждать наружным наблюдением. Особо оговаривалось, что розыскные органы должны руководить секретной агентурой  а не наоборотНаряду с охранными отделениями в 1906—1907 гг. в ряде городов создаются более мелкие подразделения — охранные пункты. Прежде всего они организуются в местах, отдаленных от центра, там где в этот период  наблюдается рост «боевых» настроений среди населения. Первые охранные пункты были учреждены: в Благовещенске, Хабаровске, Никольск-Уссурийске,  Пензе, Гомеле, Ковно, Владикавказе, Батуми, Екатеринодаре, Житомире,
Костроме, Полтаве, Курске, Минске, Витебске, Либаве. Они создавались  циркулярами с большой легкостью и также быстро ликвидировались. Одновременно с работой по укреплению и созданию охранных пунктов, по предложению Трусевича, согласно его докладной записке, в системе политического сыска создаются совершенно новые учреждения — Районные охранные отделения.


* 11.jpg (460.16 Кб, 1024x736 - просмотрено 448 раз.)

* 12.jpg (549.87 Кб, 1024x757 - просмотрено 502 раз.)
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2570


« Ответ #3 : 29 Июля 2014, 15:09:30 »

 § 3. Районные охранные отделения (РОО)
      
14 декабря 1906 г. Столыпин утверждает специальное Положение о Районных охранных отделениях50. Создавались они С. 122 в «целях успешной борьбы с революционным движением, выражающимся в целом ряде непрерывно  продолжающихся террористических актов, аграрных беспорядков, усиленной  пропаганды среди крестьян, в войсках и во флоте»51. Положением о РОО на них возлагалась задача объединения всех функционирующих в пределах района (охватывающего несколько губерний) органов политического розыска. Введение РОО, с одной стороны, децентрализовало систему политического розыска, с другой стороны, по мысли их создателей, должно было централизовать и  направить эту деятельность в определенном регионе. Большое внимание
придавалось знанию обстановки на местах, принятию быстрых решений, дружной совместной работе охранных отделений и жандармских управлений, «чтобы деятельность носила более живой и планомерный характер». В одной из  записок в 1913 г. директор Департамента полиции назвал РОО «филиальным отделением» Департамента полиции.Примечательно, что Районные отделения организовывались так, чтобы сфера их  деятельности совпадала (или почти совпадала) с районами действия окружны партийных комитетов РСДРП и других революционных партий. Иначе говоря, это была попытка согласовать географические границы деятельности политической полиции с соответствующей территорией революционных организаций —  областных и окружных партийных комитетов.В циркуляре № 207 от 8 января 1907 г. за подписью Столыпина о создании  Районных охранных отделений говорилось: «В видах усиления деятельности  органов власти, ведающих розыском по делам о государственных  преступлениях, мною признано необходимым существенно изменить постановку политического расследования и создать в Империи несколько центральных розыскных учреждений, предоставив им сосредоточение в своих руках данных агентурного и наружного наблюдения по крупным административным районам, и руководство работой местных учреждений, причем объединяющим и направляющим центром явится, по-прежнему, Департамент полиции»52 Первоначально было создано 8 РОО:
1. Северное — Петербург (губернии — Петербургская, Лифляндская, Псковская, Эстляндская, Новгородская, Олонецкая).
2. Центральное — Москва (губернии — Московская, Тверская, Ярославская, Вологодская, Архангельская, Костромская, Калужская, Тульская, Орловская,  Владимирская, Рязанская, Нижний Новгород, в 1909 г. присоединилась  Смоленская губ.).
3. Поволжское — Самара (губернии — Самарская, Пермская, Вятская, Казанская, Сибирская, Уфимская, Саратовская, С. 123 Оренбургская,  Астраханская, Пензенская, Уральская обл.).
4. Юго-Восточное — Харьков (губернии — Харьковская, Курская, Воронежская, Тамбовская, Донская обл., Черноморская обл., Екатеринославская губ.).
5. Юго-Западное — Киев (губернии — Киевская, Черниговская, Полтавская, Подольская, Волынская).
6. Южное — Одесса (губернии — Херсонская, Таврическая, Бессарабская и все  побережье Черного моря).
7. Северо-Западное — Вильно (губернии — Вильненская, Ковенская,  Гродненская, Могилевская, Минская, Витебская, Смоленская).
8. Прибалтийское — (Рига, Лифляндия, Курляндия)53.
 -Позднее были учреждены Туркестанское, Кавказское, Примисленское, Пермское, Севастопольское,  Сибирское (из которого впоследствии было создано Восточно-Сибирское с центром в Иркутске и Западно-Сибирское с центром в Томске)54.
Во главе Районных охранных отделений стояли начальники. В некоторых  губерниях должность начальника местного охранного отделения совмещалась с должностью начальника РОО. Так было в Москве, Петербурге, Киеве, Харькове, Одессе, Вильно, Риге, Самаре55. Начальники местных охранных отделений непосредственно подчинялись начальнику РОО. Губернские, уездные ЖУ и ЖПУ
ж.д. в вопросах розыска должны были руководствоваться указаниями начальника РОО. Основной задачей РОО являлись организация внутренней агентуры для  «разработки» всех местных партийных организаций и руководство деятельностью агентуры и розыска в границах района. С этой целью начальники РОО имели право созывать совещания офицеров, непосредственно ведущих политический розыск. Они также должны были информировать высшие  розыскные учреждения о положении дел в революционном движении в районе, помогать в деле политического розыска соответствующим учреждениям других районов. Требования начальника РОО о производстве обысков и арестов были обязательными для железнодорожных управлений, охранных отделений и органов общей полиции. Офицеры РОО могли пользоваться всеми следственными и агентурными материалами жандармских управлений и охранных отделений. В случае необходимости им должны были быть известны и секретные сотрудники — агенты, находящиеся в ведении того или иного офицера жандармского  управления и охранного отделения.Охранные отделения и ГЖУ должны были представлять в РОО все агентурные сведения, по которым в РОО составлялись общие обзоры и сведения для Департамента полиции.С. 124 Если агентурные сведения касались не только района, но и других областей России, охранные отделения и жандармские управления должны были  их сообщать одновременно и району, и в Департамент полиции56. РОО призваны были не заменить местные органы, а направлять их деятельность. В то же время они не должны были подменять Департамент полиции, обеспечивая лишь более оперативное ведение розыскного дела В основном начальниками РОО назначались молодые офицеры, прошедши подготовку в деле политического розыска. Было очевидно, что эти назначения не вызовут энтузиазма у старых кадров — начальников ГЖУ и ЖПУ ж.д. И почти  каждому начальнику ГЖУ из Департамента полиции шло письмо с личным обращением за подписью Трусевича. Как бы оправдывая свои действия,  директор писал: «В силу особых условий последнего времени и постепенного усовершенствования розыскного дела события выдвинули из подведомственных  Департаменту учреждений целый ряд лиц, которые специализировавшись в своих обязанностях, сделались ныне в силу обстоятельств, а отчасти и личных своих качеств, несомненно наиболее сведущими и опытными в сфере розыска и потому призваны теперь к занятию должностей начальников районных охранных отделений, не взирая на некоторое, быть может, несоответствие их чинов этому служебному положению. Однако же серьезность переживаемого
государством исторического момента, когда наряду с заботами высшего правительства об упорядочении государственного и общественного строя,республиканские и оппозиционные элементы непрерывно ведут отчаянную по замыслу и приемам борьбу в видах разрушения существующих порядков, не  допуская возможности ставить успех дела в зависимость от одного соответствия служебного положения отдельных представителей власти ссуществом возлагаемых на них прав и обязанностей, поэтому каждое преданное престолу и отечеству правительственное лицо должно забыть свои вытекающие из табели о рангах преимущества в тех случаях, когда существеннейшие  интересы России вызывают необходимость принимать к руководству указания служебного опыта лиц, хотя и ниже стоящих в чинах, но специально подготовленных в данном деле. Рутина и споры из-за формальных условий дела
ныне неуместны и должны уступить место живой работе и простору для способностей и энергии»5 Извещая местные власти о создании РОО, Департамент предупреждал, что эти сведения должны быть использованы «исключительно для личного соображения»
и должны «сохраняться в безусловной тайне»58. В феврале 1907 г. в РОО были направлены Положения об охранных отделениях, Районных С.125 охранных отделениях, инструкции по организации наружного наблюдения, инструкции филерам, материалы о фотографировании лиц, инструкции по организации и ведению внутреннего секретного наблюдения и предписывалось «немедленно с получением настоящего приложения» приступить к работе59.В период 1908—1910 гг. рядом циркуляров проводилось перераспределение уездов и отдельных местностей, входивших и РОО. В циркуляре за 1910 г.  указывалось: «При введении районных охранных отделений распределение губерний между ними были приноровлено» к тогдашнему делению областей принятому революционными организациями, в настоящее же время это не отвечает создавшемуся положению60. Соответственно шло и перераспределение областей. В циркуляре от 5 мая 1909 г. сообщалось, что в интересах розыска Поволжское (Самарское) районное охранное отделение перенесено из Самары в   Саратов, причем Саратовское (городское) охранное отделение упраздняется, а
должность начальника этого отделения переименовывается в помощника  начальника Поволжского (Саратовского) районного охранного отделения61. Однако, Самара не осталась без надзора и через два месяца в июле 1909 г.был издан циркуляр «Об учреждении Самарского розыскного пункта» в  интересах политического сыска62.Деятельности районных охранных отделений придавал большое значение товарищ министра внутренних дел Курлов. Часто по его личному распоряжению происходило перераспределение местностей, входящих в состав РОО.В циркуляре от 30 июля 1909 г. за № 134116, подписанном только что
назначенным на должность директора Департамента Н.П. Зуевым, говорилось: «Ввиду необходимости наибольшего объединения политического розыска на Крымском полуострове товарищ министра внутренних дел генерал-майор Курлов приказал Таврическую губернию изъять из ведения Одесского Районного  охранного отделения и передать в Севастопольское охранное отделение.
Вследствие настоящего распоряжения Таврическое ГЖУ, Мелитопольское,Севастопольское, Феодосийское охранные отделения, Харьковское ЖПУ ж.д., Бердянское охранное отделение, Екатерининское ЖПУ ж.д. в розыскном отношении по делам политического характера подчиняются начальнику Севастопольского охранного отделения»63.На первом этапе своей деятельности РОО сыграли немалую роль в разгроме партийных организаций, партийных комитетов, координации деятельност сыскных служб на местах. Их успехи подняли престиж розыскной деятельности среди властей, создали иллюзию возможного разгрома революционных
организаций. Их создание, особенно на первых порах, облегчало С. 126 деятельность Департамента полиции, так как появились учреждения, способные  к более быстрым и оперативным действиям.Однако возникли и сложности. По мере роста вмешательства РОО деятельность местных полицейских властей, их взаимоотношения с работниками ГЖУ стали осложняться. Не помогали и периодически издаваемые Департаментом  циркуляры с напоминанием о необходимости совместных усилий в борьбе с  силами революции и обязательной взаимной информации. Чиновники РОО порой   не проявляли тактичности в отношении своих губернских коллег. Жалобы и  недовольство часто приводили к конфликтам и кляузам, которыми приходилось заниматься Департаменту полиции. Циркуляром от 13 июня 1909 г. Департамент предписывал: «... вновь настоятельно напоминаем командируемым на места  офицерам и чиновникам районных охранных отделений, что они не являются инспекторами местных органов, а лишь инструкторами, обязанными всеми  мерами способствовать правильной постановке политического розыска в слабых  местах районов, почему и обязуются не только констатировать замеченные упущения, но и исправлять их по мере возможности немедленно, во всяком   случае указывая совершенно точно и определенно, что нужно сделать, и  показывая, как именно выполнить предъявляемое требование...» 65Периодически чиновники Департамента полиции проводили инспекции и ревизии новых учреждений. Иногда это были высокопоставленные чиновники в чине  вице-директора (Виссарионов) или заведующие Особым отделом. Материалы
ревизий сохранились в Особом отделе. Как правило, проверяющий знакомился с личным составом, с каждым секретным сотрудником в отдельности. Он также интересовался взаимоотношениями в коллективе. Одновременно он проверял ведение делопроизводства, денежную отчетность. В отчетах подобного рода содержалась как общая оценка работы  подразделения, так и его руководителя.
С 1909 г. деятельность РОО ослабевает, что было связано в значительной мере с затишьем в деятельности революционных организаций. Циркуляры Департамента полиции, направляемые в РОО, становятся все более суровыми.  Департамент явно недоволен. Однако, несмотря на указания Департамента, начальники РОО по-прежнему сплошь и рядом превышают свои полномочия, чем
вызывают еще большие нарекания 66. Департамент полиции настаивает на том, чтобы офицеры РОО больше работали с кадрами, обучали их «азам практической работы». Заведующим РОО ставилось в вину, что они не знакомят лиц занимающихся политическим розыском, с «основами С. 127 ведения внутренней агентуры», в связи с чем наблюдается единообразие в приемах розыска.
Указывалось, что те циркуляры, которые посылает Департамент полиции  начальникам РОО, предназначаются «исключительно для личного руководства и для того, чтобы служить конспектом при разъяснении оснований ведени внутренней агентуры лицам, стоящим во а главе розыска»67, а не для изданиих на основе циркуляров РОО. Издание «циркуляров есть прерогатива Департамента» В феврале 1911 г. Департамент издает новый циркуляр, в котором вновь требует более частого и личного общения чинов РОО с представителями  розыска на местах 68. Недовольство ими вызывалось и тем, что в условия  нового революционного подъема они не смогли предотвратить роста влияния  находившихся в подполье революционных организаций. С назначением в январе 1913 г. Джунковского товарищем министра внутренних дел, заведующим полицией встает вопрос о целесообразности существования как охранны отделений, так и РОО. К этому времени Департамент полиции начал упразднять  охранные отделения в тех местностях, «где в таковых не имелось острой необходимости за подавлением революционного движения». Таким образом было  ликвидировано девять охранных отделений (Выборгское, Житомирское Казанское, Кишиневское, Красноярское, Полтавское, Симферопольское, Уфимское, Читинское). Восемь охранных отделений были объединены с ГЖУ. Объединение происходило в тех губерниях, где начальник ГЖУ был достаточно подготовлен в деле розыска. Проводя эти мероприятия, Департамент полиц обосновывал их «государственной пользой», однако, как считали некоторыечины полиции, Департамент не находил «иного выхода из создавшегося положения», когда между ГЖУ и охранным отделением начинались явно  «ненормальные» отношения 69. В воспоминаниях, написанных уже после Октябрьской революции, Джунковский пишет о своем отношении как к охранным отделения, так и к РОО: «Будучи еще губернатором в Москве, я всегда отрицательно относился к этим, возникшим на моих глазах, районным охраннымотделениям, вообще, и, в частности, к таковому Московского центрального района, наблюдая все отрицательные стороны этого новшества.Так, в Москве, функции РОО возложены были на отделение по охранению общественной безопасности и порядка в г. Москве, т.е. на Охранное отделение г. Москвы. В состав района входил ряд губерний, примыкавших к Московской. Все начальники ГЖУ этих губерний, по делам розыска
подчинялись, таким образом, начальнику Охранного отделения в Москве,  получая от него все приказания и распоряжения. Между тем начальником этим  при мне был подполковник Мартынов (совсем С. 128 молодой офицер), начальниками же управлений были уже не молодые полковники, генерал-майоры, а в самой Москве почтенный генерал-лейтенант Черкасов, все это были люди, может быть, и не всегда безупречные, но с известным стажем. ...Самолюбие их было задето. ...В бытность мною в Нижнем, я окончательно в эт убедился, и не мог не обратить внимания на ненормальность существования самостоятельного Охранного отделения рядом с ГЖУ, ведавшим, по закону, розыском... Это отделение не вызывалось никакой необходимостью, тем более, что находившееся там Жандармское управление было прекрасно поставлено... Все эти районные и самостоятельные Охранные отделения были только
рассадниками провокации; та небольшая польза, которую они, быть может, смогли бы принести, совершенно затушевывалась тем колоссальным вредо который они сеяли в течение этих нескольких лет»7 15 мая 1913 г. за подписью Джунковского был издан циркуляр, которым«совершенно секретно», «срочно», начальники Бакинского, Екатеринославского, Киевского, Нижегородского, Петроковского, Тифлисского, Херсонского и Ярославского ГЖУ, Донского и Севастопольского областных жандармских управлений извещались о ликвидации охранных отделений в  губерниях. В циркуляре указывалось: «Обсудив положение постановки розыска  в текущий момент, в связи с проявлениями революционного движения в Империи и принимая во внимание, что охранные отделения, кроме учрежденных в законодательном порядке (имеются в виду Петербургское, Московское, Варшавское. — З.П.) рассматривались, как учреждения временные, я признал целесообразным, в видах достижения единообразия организации розыскного дела и руководительства им, влить и оставшиеся самостоятельные охранные отделения в составы местных Губернских жандармских управлений». Все  начальники ликвидированных охранных отделений становились руководителями вновь созданных розыскных частей ГЖУ. Во второй части циркуляра Джунковский обращался к начальникам ГЖУ, в ведение которых поступают бывшие руководители и сотрудники охранных отделений: «... на Вас, кроме обязанностей, вытекавших из деятельностиВашей по должности начальника Управления до сего времени, возложены еще более серьезные обязанности руководить, под личной Вашей ответственностью, при помощи заведующего розыском при Управлении офицера, делом розыска повсей территории, обслуживаемой Управлением. Но такое увеличение Ваши обязанностей компенсируется тем облегчением, которое Вы получите в своей работе при своевременном получении сведений, сосредоточение разработки которых в одном учреждении несомненно упростит и ускорит это дело, успех  которого зависит С. 129 главным образом от быстрой интенсивной разработки... При этом считаю необходимым указать, что объединение в Вашем лице деятельности обоих учреждений не должно рассматриваться как унижение служебного достоинства начальника упраздняемого охранного отделения, ибо  установление такого порядка... вызывается не другими какими-либо соображениями, как только интересами важнейших для чинов Отдельного корпуса жандармов обязанностей, путем улучшения условий ведения розыскног дела»71Вслед за ликвидацией охранных отделений Джунковский приступает к подготовке мер по упразднению Районных охранных отделений. По его заданию  директор Департамента Белецкий собирает сведения о деятельности РОО и составляет большую записку, в которой указывает, что за 6 лет  существования РОО, на их работу тратится ежегодно огромная сумма денег, а центральной агентуры как не было, так и нет 72. 22 февраля 1914 г. все РОО  были упразднены, остались лишь: Туркестанское, Кавказское, Восточносибирское. 19 июля 1914 г. были ликвидированы Кавказское и Восточно-Сибирское РОО 73. Остальные действовали до 1917 г. Все дел ликвидированных учреждений были переданы «по принадлежности» в местныегубернские жандармские управления, а для ведения розыска встал вопрос о составлении новых правил и инструкций.С ликвидацией охранных и районных отделений центральным звеном политического сыска на местах в большинстве губерний вновь становятся, как
и ранее (до 1902 г.), ГЖУ.


* Генерал Джунковский.jpg (56.73 Кб, 381x599 - просмотрено 611 раз.)
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2570


« Ответ #4 : 30 Июля 2014, 10:12:28 »

 § 4. Регистрационные бюро
    
Наряду с рассмотренными органами политического сыска па местах, в годы  революции 1905—1907 гг. в структуре местных охранных отделений все чаще  начинают действовать временные подразделения, в задачу которых входило обеспечение личной безопасности высочайших особ» в местах временного их пребывания, отдыха, торжеств, международных встреч. В обязанность отделений входили проверка жителей по пути «высочайшего поезда и  проживания», выяснение их благонадежности, проверка лиц, приезжающих в эту
местность. Постоянно получаемые сведения о подготовке террористическихактов против Николая II, появление в крупных городах России и особенно в Москве и Петербурге большого количества сфабрикованных видов на  жительство, заставляли местные власти усилить контроль за населением и   особенно за приезжающими в город лицами  С. 130 По инициативе петербургского генерал-губернатора Трепова  петербургского градоначальника Н.А. Дедюлина при Петербургском охранном  отделении в 1905 г. был организован «особый отдел» для наблюдения за  лицами, приезжавшими в столицу. Отдел просуществовал до середины 1906 г.
Похожее учреждение было создано в 1907 г. в Москве. Оно было образовано при Московском охранном отделении и вело наблюдение за приезжавшими. В  ходе этой работы были обнаружены не только подложные паспорта, но и оружие, взрывчатые вещества.Хотя эти подразделения просуществовали недолго, их работа признавалась полезной и необходимой, особенно для дворцовых городов74. Впоследствии они были названы «регистрационными бюро»После революционных событий 1905—1907 гг. Николай II практически не
отлучался из Петербурга и Царского Села. Большая поездка с торжественной встречей предстояла лишь летом 1909 г. в связи с 200-летием Полтавской битвы и открытием памятника Петру I.При подготовке к торжествам товарищ министра внутренних дел Курлов выступил инициатором создания Особого регистрационного бюро при Полтавском охранном отделении на время празднования юбилея. Обосновывая необходимость такого рода структуры, он писал: «Из числа действующих в России  революционных организаций наиболее опасной для существующего государственного строя является партия социалистов-революционеров, так как она одним из средств к достижению конечной своей цели ставит убийство государя императора, подготовлением какового акта ныне заняты как представители Боевой организации партии, так и некоторые отдельные из еесреды террористы»75.Представителю Дворцовой охраны полковнику Спиридовичу было поручено разработать Положение об «Особом регистрационном бюро» при Полтавском охранном отделении. В Положении определялись задачи бюро, обязанности заведующего бюро, служащих, занятых непосредственно в бюро, полицейских надзирателей. Положение было утверждено Курловым 31 мая 1909 г.76. Высшими чинами полиции деятельность Регистрационного бюро во время пребывания Николая II в Полтаве оценивалась весьма положительно. По примеру Полтавы  создаются Регистрационные бюро и в других местностях, куда прибывает  царская семья. Организуются они в Севастополе77 и Ялте78 — местах отдыха  императора и его близких, во время поездки в Ригу79, в Спале, куда выезжали Романовы на охоту, а также при посещении Варшавы, Киева, Чернигова. Охрана подобного рода использовалась и за рубежом при посещении
С. 131 Дармштадта, при поездке в Италию. В этих случаях привлекалась и местная полиция  Курлов, сопровождавший императора в его путешествиях, пишет в своих воспоминаниях, что с предлагаемыми им мероприятиями были согласны иностранные коллеги, а «от квестора г. Турина, ведавшего охраной  королевского замка Ракониджи, командированные мною лица почерпнули полезные уроки по регистрации населения. Особую предупредительность и  внимание мы встретили со стороны германских властей», кроме того очень благожелательно» было настроено французское правительство»80. Наиболее опасной считалась поездка в Италию. Опасность исходила не только от эсеровской организации, но и со стороны итальянских анархистов, которые были настроены очень воинственно в отношении русского императора.Постоянно получаемые сведения от заграничной и внутренней агентуры о подготовке террористических актов против императора и великих князей,  разоблачение Бурцевым и самими революционными организациями секретной  агентуры, лишавшие власти источников информации, побуждали их уделять особое внимание регистрационным бюро, совершенствовать методы их  деятельности Регистрационные бюро создавались, как правило, в помощь местной полиции, но предназначались специально «для наблюдения и контроля за населением». Перед приездом императора проверялись дома и население местности, особенно по пути следования. Особое внимание уделялось наблюдению за вокзалами, лицами, приезжавшими в гостиницы и меблированные комнаты, частные дома. Для этой работы создавался штат полицейских надзирателей (которые иногда назывались гостиничными агентами) и филеров. В качестве помощников привлекались конторщики, паспортисты, дворники, швейцары. Создаваемые на короткий срок, регистрационные бюро были теми структурами,  где тесно соприкасались интересы политической и общей полиции. В связи с  этим в качестве непосредственных исполнителей (так называемых  наблюдательных агентов) использовались чины местной общей полиции, а в  качестве руководителей, организаторов и распорядителей — чиновники или офицеры, работавшие в политической полиции. Опыт работы, приобретавшийся в регистрационном бюро, высоко ценился. Как правило, при организации их в данной местности в последующие годы к работе привлекались лица, которые  зарекомендовали себя «ревностной службой» и ответственным отношением   делу.Заведующим регистрационным бюро назначался офицер Отдельного корпуса  жандармов, который утверждался градоначальником С. 132 по соглашению с директором Департамента полиции. Согласно Положению, он находился в прямом подчинении начальника охранного отделения или розыскного пункта, при котором был создан. Все связи, отчетность, которую он вел и представлял в Департамент полиции, шли через начальника Охранного отделения. Вот что писал, например, в начале 1910 г. начальник Московского охранного отделения П.П.Заварзин о деятельности двух регистрационных бюро, организованных в Москве и работавших последовательно примерно по 20 дней. За этот период было зарегистрировано 71.291 человек, собрано 5.800 справок, установлено 666 лиц политически «скомпрометированных». Он считал результаты деятельности бюро «прекрасными» и полагал, что «подобные  учреждения» желательны в таких «крупных центрах как город Москва». «В настоящее время, — полагал он, — когда террористы могут осуществлять свои выступления автономными группами, а агентура, которая, оставаясь могущественнейшим средством при розыскной работе, может совершенно  отсутствовать в этой среде, как указала практика подобных важнейших преступлений в прошлом, регистрационное бюро в столице явятся насущнойпотребностью » 81.В конце 1910 г. встает вопрос о создании регистрационных бюро не на несколько дней, как практиковалось ранее, а на более длительный срок.Прежде всего, такие бюро должны были создаваться в Москве, Петербурге, Варшаве и других местах «особенного» развития революционного движения. Их создание в столицах мотивировалось необходимостью уже не приезда императора, а возможными действиями террористических групп. Так, в «целях наблюдения» за боевой группой Савинкова 21 декабря 1910 г. Департаментом полиции был разослан циркуляр за № 127653, в котором в виде временной меры предлагалось в Москве и Петербурге создать регистрационные бюро 82 Интересно отметить, что дела по организации этих регистрационных бюро были озаглавлены Регистрационное бюро в Петербурге в целях наблюдения за боевой группой Савинкова», «Регистрационное бюро в Москве в целях наблюдения за боевой группой Савинкова»83. Особое большое значение придавалось организации регистрационного бюро в Петербурге, район действи которого распространялся на Царское Село, Петергоф, Гатчину. Там была подготовлена «Временная инструкция чинам Регистрационного отдела включавшая 47 пунктов84, а также специальная подробнейшая «разработка», состоящая из 138 пунктов для работников бюро при проверке паспортов85.Штаты Регистрационных бюро в разных местностях были разные. Штат Петербургского регистрационного отдела составляли: С. 133 заведующий отделом, его помощник, один письмоводитель, 35 гостиничных агентов (один из них старший) и 4 вольнонаемных писца канцелярии. В своей работе сотрудники Бюро руководствовались подготовленными для них инструкциями и положением, а также распоряжениями Департамента полиции и петербургского градоначальника. Петербург был, разделен на 30 районов, в каждом районе один гостиничный цент. Наблюдение за лицами, прибывающими в столицу и  селившимися в гостиницах и меблированных комнатах, было поставлено четко. В сферу наблюдения в Петербурге входили 118 гостиниц и 106 меблированных комнат. Работу с ними вели гостиничные центы путем наружного наблюдения,  проверкой домовых книг, через гостиничную агентуру. Кроме того, велось  наблюдение за населением частных квартир и лицами, временно поселявшимися в них и внушающими подозрение домовой администрации. Такие лица  проверялись по архиву Охранного отделения. Ежедневно чиновники регистрационного отдела промеряли от 7 до 12 тысяч паспортов. При отдел был создан архив поддельных печатей и виз, оттиски отдельных печатей,обнаруженных в разных местах империи, печати правительственных и общественных учреждений. В обязанность надзирателей входила не только работа по проверке записей, выполненных дворниками при прибытии новых жильцов, они должны были также опрашивать вновь прибывших, и у тех, кто вызивал подозрение, выяснять, кто может удостоверить их личность, последний адрес жительства, они также могли отбирать личные документы для  предъявления в участок. Опрос вновь прибывших был важной и ответственной  частью их работы, гак как на этом основывалась вся дальнейшая система наблюдения. При этом могли быть использованы имеющиеся на них негласные
сведения.Надзиратели результаты своей работы докладывали «районному чиновнику»,  те, в свою очередь, офицерам регистрационного бюро, которые вели несколько районов, офицеры — заведующему бюро. Помощник заведующего бюро —
одновременно заведовал канцелярией бюро. Это была не менее важная частью работы, поскольку через него проходила проверочная переписка по запросам,  регистрация населения по видам проживан На всех вокзалах учреждалось непрерывное дежурство полицейских надзирателей и филеров, находившихся в непосредственном ведении полицейских надзирателей, которые, в свою очередь, отбирались из среды опытных и осведомленных людей политического сыска. Надзиратели не только должны были знать в лицо многих революционных деятелей, проходивших С. 1  по наблюдению, но иметь «навык распознавать революционера на основан  специальных особенностей последнего»86. Лицам, ведущим наблюдение напоминали, что необходимо обращать внимание буквально на все: какие газеты читает наблюдаемый, приметы его одежды, «мозолистые» или  «выхоленные» у него руки. Указывалось, что наблюдать надо везде: в  буфетах, парикмахерских, туалетах, особо обращая внимание на встречи переодевания, смены костюма и т.д.87 Разработанная для Петербургского регистрационного отдела инструкция подробно охватывала весь круг деятельности его сотрудников и давала   рекомендации почти на все возможные ситуации.Помимо Петербурга и Москвы регистрационные бюро создаются и в ряде других  мест, и, в первую очередь, там, где и останавливались высокопоставленные лица, было много приезжих.
В конце декабря 1910 г. в Москве вновь было организовано регистрационное  бюро на более продолжительный срок. Оно было создано при Московском охранном отделении, в его состав вошли чины московской столичной полиции и представители политического сыска. Руководство бюро было возложено на ротмистра Отдельного корпуса жандармов Вахнина, его помощником был назначен ротмистр Фиошин. К Регистрационному бюро было прикомандировано 48 околоточных надзирателей, освобожденных от прежних занятий по участку.  Особые инструкции получили приставы. Согласно указаниям охранного отделения, регистрационное бюро должно было обзаводиться секретно агентурой. Кроме того, при бюро была организована «статская команда», состоявшая из 100 человек городовых. Эти лица несли филерскую службу на участках по охране высокопоставленных лиц. Всего штат бюро насчитывал 15человека. Регистрационные бюро выполняли двойные функции, работая на стыкеполитической и общей полиции.
Московское регистрационное бюро финансировалось первое время из средств  Московского охранного отделения, Петербургский регистрационный отдел — из средств Департамента полиции. Перед ними стояли одни и те же задачи, но их инструкции несколько отличались и по стилю, и по подробности изложения что объяснялось, главным образом, спецификой городов. Подписанные  начальником Московского охранного отделения «Руководящие указания Регистрационному бюро по наблюдению за лицами, приезжающими в г. Москву»88) больше внимания уделяли работе на вокзалах. Вокзальным агентампредписывалось тщательно осматривать публику, обращая внимание на «интеллигентный элемент». Те лица, что вызывали подозрения, передавались филеру для «проследки», указывалось, С. 135 что агент должен вести себя крайне конспиративно, поддерживать связь с багажным отделением, конторщиками, с артельными старостами носильщиков багажа, которые должны были обращать внимание на вещи «небольшого объема, на большого веса».Что касается работы в гостиницах, то к вышесказанному можно добавить, что гостиничным агентам предлагалось знать всех постояльцев в лицо, иметь  представление об их багаже. Самая сложная работа была с постояльцами частных квартир. Обращалось внимание на внешность жильцов, их одежду,  соответствие образа жизни с заявленным родом занятий, ношение формы,  замкнутый или открытый образ жизни, наличие прислуги, характер общения с  дворником и швейцаром. Если человек находился под наблюдением, необходимо  было выяснить, получает ли он письма и откуда, посылает ли сам и куда, кто его посещает, уносит ли ключ от комнаты. Наблюдение велось как зароссийскими, так и за иностранными гражданами.
Руководители политического сыска высоко оценивали работу регистрационных бюро, считая, что их деятельность приносит «самые наилучшие результаты и дает возможность подлежащим местным органам быть всегда в полной осведомленности относительно того, с каким элементом им приходится  считаться в данный момент... какие и где следует принимать меры охраны дл наилучшего обеспечения проследования высочайших и высокопоставленныхособ»89.Показателен отчет Московского регистрационного бюро за четыре месяц работы от апреля 1911 г. Только по общему архиву Московского охранного  отделения было проверено почти полмиллиона (467.490) лиц. Число проверенных паспортов и их владельцев было в два раза больше. Согласно отчету, из числа проверенных по делам отделения ранее проходило по документам политического сыска 1.663 человека. Из них по партии социал-демократов 239 человек, социалистов-революционеров — 167, постуденческому движению — 163, по партии анархистов-коммунистов — 13, сионистов — 4, по Бунду — 1, грабителей — 11. Отделом упоминалось 1 человек, срок ссылки которых закончился, 1.048 человек, партийная  принадлежность которых не установлена. Было задержано 78 человек: 5 человек политических, нелегально проживавших  в Москве, 52 — замешанных в уголовных делах, 4 — тех, кому было воспрещено  жительство в столице, 4 —разыскивавшихся полицией, 9 — обвинявшихся по  судебным делам, 2 — уклонившихся от воинской повинности, 2 — состоявших
под надзором полиции90. Было установлено, что некоторые партийные деятели проживали нелегально по подложным паспортам.
С. 136 Подводя итоги работы Регистрационного бюро, начальник московского  охранного отделения писал, что была проведена большая работа, обнаружено  много неблагонадежных лиц, раскрыто несколько общеуголовных преступлений,
но «прямая цель их учреждения — обнаружение нелегально пребывающих в столице боевиков — не достигнута». Поэтому он делает заключение, что Регистрационные бюро не дали еще «результатов, оправдывающих необходимость   дальнейшего их сохранения. Однако нельзя не признать, — добавляет он, — что существование Регистрационных бюро несомненно удерживает многихнелегально проживающих революционеров от попытки проникать в места высочайшего пребывания»91.После убийства Столыпина в Киеве в сентябре 1911 г., где было создан Регистрационное бюро на время пребывания там императора, все чаще начинаюраздаваться голоса о нецелесообразности продолжения их деятельности.  Однако в октябре 1911 г. издается специальный циркуляр Департамента полиции о необходимости создания регистрационных бюро в местах временног  пребывания высочайшего двора92.Одновременно периодически возникала переписка об огромных расходах на содержание бюро и их малой эффективности (так, на содержание Петербургского Регистрационного бюро ежегодно уходило 100.000 рублей). В некоторых документах Департамента полиции указывалось на то, что как учреждения политического розыска регистрационные бюро себя не оправдали.В январе 1912 г. начальнику Петербургского охранного отделения было предложено представить свои соображения о возможных сокращениях личного
состава бюро и даже его упразднении. В октябре 1913 г. по поводу деятельности Петербургского регистрационного бюро состоялось совещание, на котором присутствовал вице-директор Департамента Виссарионов. В своем выступлении он отметил, что регистрационный отдел «не оправдал возлагаемых  на него надежд и обнаружил очень мало нелегальных политических, а междутем при учреждении его преследовались главным образом задачи борьбы  революционными организациями...»93 Тем не менее, созданные на временной основе Регистрационные бюро в Москве и Петербурге были сохранены  просуществовали вплоть до 1917 г.

      Примечания
      1 ПСЗ. Т. 42. № 44956.
      2 ГА РФ. Ф. 110. Оп. 3. Д. 1122.
      3 См.: там же. Ф. 110. Оп. 3. Д. 1415; Оп. 2. Д. 6743; Оп. 2. Д. 6743; Оп.
      4. Д. 918.
      4 Там же. Ф. 110. Оп. 2. Д. 6068.
      5 Там же. Л. 20, 32-36.
      6 Там же. Оп. 2. Д. 10735. Л. 138.
      7 Там же. Оп. 3. Д. 6743.
      8 Там же. Оп. 3. Д. 2760.
      9 Там же. Оп. 3. Д. 2762; Оп. 2. Д. 10194.
      10 Там же. Оп. 3. Д. 2873. Л. 41; Оп. 2. Д. 11312, Л. 20.
      11 Там же. Оп. 3. Д. 2873. Л. 41.
      12 Там же. С. 54.
      13 Там же. Оп. 3. Д. 2589.
      14 Там же. Д. 2-580. Л. 232-380.
      15 Там же. Л. 236об.
      16 Там же. Л. 253об.
      17 ПСЗ, 2-е собр. 1863, отд. 2, № 37289. ГА РФ. Ф. 76. Оп. 1. Д. 8. Л.
      201об. См. также: Савицкий СВ. Систематический сборник циркуляров ДП и
      Штаба ОКЖ, относящихся к обязанностям чинов корпуса жандармов по
      производству дознаний. СПб., 1908.
      18 ПСЗ, 2-е собр. СПб., 1868. Т. 41. Отд. 2. № 44071.
      19 Мартынов А.П. Моя служба в Отдельном корпусе жандармов. Воспоминания.
      С. 178.
      20 Там же. СИ.
      21 Список общего состава чинов Отдельного корпуса жандармов. Л. 189-191.
      22 Мартынов А.П. Указ. соч. С. 10.
      2ЗТам же. С. 11.
      24 Список общего состава чинов Отдельного корпуса жандармов. С. 192-193.
      25 ПСЗ, 2-е собр. СПб., 1863. Т. 36. Отд. 2. № 37289. С. 195-196.
      26 Там же. Т. 41. Отд. 2. № 44071. С. 532.
      27 См. Свод законов. Т. XII. Ч. I. Изд. 1912. Общий Устав Российских ж.д.
      изд. 1906. С. 183-187; Т. П. Общ. Учрежд. губ. Ст. 693.
      28 ГА РФ. Ф. 76. Оп. 1. Д. 8. Л. 201-203. См. также: Савицкий СВ.
      Систематический сборник циркуляров ДП и Штаба ОКЖ, относящихся к
      обязанностям чинов корпуса жандармов по производству дознаний. СПб., 1908.
      29 ГА РФ. Ф. 76. Оп. 1. Д. 2. Л. 170.
      30 Список общего состава чинов Отдельного корпуса жандармов. С. 212-235.
      30а Жилинский В. Организация и жизнь охранного отделения во времена
      царской власти // Голос минувшего. 1917. № 9—10, сентябрь — октябрь;
      Овченко Ю.Ф. Московская охранка на рубеже веков // Отечественная история.
      1993. № 3; Руссиан В.Н. Работа охранных отделений в России. Hoover
      Institution Archives. Collection V. Moravskii. Box 3. Folder: 35. Папка №
      317; Ансимов Н.Н. Борьба большевиков против политической тайной полиции
      самодержавия (1903-1917 гг.). Свердловск, 1989. С. 16-32.
      31 ГА РФ, 3 д-во, 1883. Д. 977. Л. 212.
      32 Там же.
      33 Там же. Л. 212об.
      34 Лурье Ф. Полицейские и провокаторы. СПб., 1992. С. 164. См.: там же.
      Степняк-Кравчинский СМ. Судейкин // Общее дело. 1883.
      35 Богучарский В.Я. Из истории политической борьбы в 70 —80-х годах XIX
      века. М., 1912. С. 311.
      36 ГА РФ. Ф. 102. 3 д-во, 1883. Д. 977. С. 213.
      37 Там же.
      38 Kazynska E., Drewniak D. Ochrana, carska policja politycjrna. Warsawa,
      1993.
      39 ГА РФ. Ф. 102. On. 260. Д. 7. Л. 434-435 ЦДП от 13 августа 1902, № 5200.
      40 Там же. On. 260. Д. 7. Л. 553. 546. ЦДП от 8, 30 октября 1902 г.
      41 Там же. Д. 259. Л. 7.
      42 Там же. Л. 9об.
      43 Там же. Д. 259. Л. 2-5.
      44 Там же. Л. 12об.
      45 Циркуляры о преобразованиях см.: ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 259. Л. 12.
      Циркуляры ДП от 16 сентября 1902 г. № 5800, 3 октября 1902 г. № 6211, 8
      октября 1902 г. № 6311, от 2 и 26 января 1903 г. № 4, 823, от 13 февраля
      1903 г. № 1401, от 5 марта 1903 г. № 2048, от 13 мая 1903 г. № 4596.
      Циркуляр от 13 февраля 1903 г. № 1400 («Розыскные отделения ныне
      переименованы в охранные отделения» — Ф. 102. 00. 1902. Д. 825. Ч. 3. Л.
      Крутой.
      46 ГА РФ. Ф. 102. 00. 1902. Д. 825. Т. 2. Л. 20-22.
      47 Там же. Ф. 102. Оп. 260. Д. 18. Л. 18. ЦДП от 17 февраля 1907 г. № 2523.
      48 ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 18. Л. 18. Д. 15. Л. 35. 49 ЦДП от 20 ноября
      1906 г., № 122009, 15 декабря 1907, № 143265.
      49 Там же. Ф. 102. Оп. 262. Д. 23. С. 1-12.
      50 Там же. Д. 16. Л. 1-8.
      51 Там же. Ф. 102, 00, 1907. Д. 114, Л. 18.
      52 ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 17. Л. 108.
      53 Там же. Ф. 102. Оп. 262. Д. 16. Л. 1; Оп. 260. Д. 15. Л. 49.
      54 Там же. Оп. 260. Д. 88. Л. 10.
      55 Там же. Ф. 102. Оп. 260. Д. 208. Л. 16. Д. 24. Л. 91; Оп. 260. Д. 15.
      Л. 49.
      56 Там же. Ф. 102. Оп. 262. Д. 16. Л. 1-4об.
      57 Там же. Ф. 102. Оп. 260. Д. 256. Л. 2об-3.
      58 Там же. Д. 17. Л. 1а.
      59 Там же. Д. 256. Л. 1.
      60 Там же. Ф. 280. 1910. Д. 5001. Л. 32.
      61 Там же. Ф. 102. Оп. 260. Д. 208. Л. 16.
      62 Там же. Ф. 102. 00. 1909. Д. 263. Л. 1, 7.
      63 Там же. Ф. 102. Оп. 260. Д. 24. Л. 91. См. также: ЦДП от 3 марта 909
      г., № 125256.
      64 Там же. Ф. 102. Оп. 260. Д. 29.
      65 Там же. Д. 37. Л. 256. ЦДП от 13 июня 1909, № 131413.
      66 См. сноску для 96. ЦДП от 19 января 191, № 117102.
      67 ГА РФ. Ф. 102. Оп. 260. Д. 37. Л. 132. ЦДП от 19 января 1911, № 117102.
      68 Там же. Л. 133об.
      69 Там же. Ф. 102, 00. 1913. Д. 366. Л. 26-27.
      70 Джунковский В.М. Воспоминания. Т. 1. М., 1997. С. 217-218.
      71 ГА РФ. Ф. 102, 00, 1913. Д. 366. Л. 30-34.
      72 Записка от 15 ноября 1913. ГА РФ. Ф. 102. 00, 1914. Д. 366 Л. 4-5.
      73 Там же. Ф. 102, 00. 1914. Д. 40. Ч. 1 (Циркуляр от 22 февраля 1914 г. №
      167309) 00, 1914. Д. 321. Л. 29. Циркуляр от 19 июля 1914.
      74 ГА РФ, Ф. 102, 00, 1909. Д. 434. Л. 14. " Там же. Л. 13.
      76 Там же. Д. 406. Л. 2-4; Д. 435. Оп. 1. Д. 18. Л. 22-22об.
      77 Там же. Ф. 102. 00. 1911. Д. 207. Севастопольское Регистрационное бюро
      было образовано при Севастопольском адресном столе и было сравнительно
      небольшим по численному составу.
      78 Там же. Ф. 102. 00. 1909. Д. 406. Ф. 435. Оп. 1. Д. 18. Л. 28.
      79 Там же. Ф. 435. Оп. 1. Д. 4. Л. 75.
      80 Курлов П.Г. Гибель императорской России. Берлин, 1923, С. 118-119.
      81 ГА РФ. Ф. 102. 00. 1910. Д. 190. Л. Зоб.
      82 Там же. Ф. 102. 00. 1910. Д. 360. Лит. Б. Л. 6.
      83 Там же. Д. 360. Лит. Б.; 360. Лит. А. «4 Там же. Д. 360. Лит. Б. Л.
      45-56об.
      85 Там же. Л. 57-76об.
      86 Там же. Ф. 280. 1911. Д. 5001. Т. 3. Л. 3.
      87 Там же. Ф. 102. 00. 1910. Д. 360. Лит. А. Л. 2-8.
      88 Там же. Л. 15-18.
      89 Там же. Ф. 102. 00. 1910. Д. 360. Лит. А. Л. 114.
      90 Там же. Л. 114-115.
      91 Там же. Л. 267-268.
      92 Там же. Ф. 102. Оп. 260. Д. 354. Л. 99.
      93 Там же. Ф. 102. 00. 1910. Д. 360. Лит. Б. Л. 127.


Перегудова З.И. " Политический сыск в России " Москва. Российская политическая  энциклопедия
                            тираж 2000 экз. ISBN 5-8243-0063-1,


      
Записан
Страниц: [1] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU