Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
24 Ноября 2017, 02:21:11
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Разное
| |-+  Карательная система Союза ССР
| | |-+  Письма репрессированных чекистов
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] 2 3 4 Вниз Печать
Автор Тема: Письма репрессированных чекистов  (Прочитано 23560 раз)
mrodos
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 554


« : 15 Ноября 2012, 15:11:31 »

Решил открыть пост «Письма репрессированных чекистов».
Первые два письма – это письма заключенной Ухтижемлага НКВД А.А.Андреевой-Горбуновой, до ареста майора госбезопасности, помощника особоуполномоченного НКВД СССР, дважды награжденной знаком «Почетный работник ВЧК-ОГПУ».


Народному Комиссару Внутренних Дел СССР
   
з/к Андреевой-Горбуновой
 Александры Азарьевны
            Ухтижемлаг НКВД ОЛП №7.

Прошу извинения, это я по личному делу отрываю Ваше внимание от важнейших государственных дел.
Только крайне тяжелое состояние моего здоровья и' неуверенность выжить эту зиму диктует мне обратить¬ся к Вам за помощью.
Я в лагере уже 5 лет. Нечего говорить о мучениях физических и предельно мучительных моральных пере¬живаниях за эти годы.
Я терпеливо ждала 5 лет пересмотра моего дела, т. к. уверена, что разоблачение фашистского гнезда при¬несет мне освобождение и полную политическую реабилитацию. Но мне кажется, что теперь не время для пересмотра.
Если за мной была хоть какая-нибудь прежняя вина перед Партией и Советской властью, я не осмеливалась бы писать Вам.
Я не буду писать здесь по существу предъявленных мне обвинений. На суде это формулировалось, как выполнение вредительских директив преступного руководства. Меня судили по ст. 58 п. 7.
Я все продумала, все тяжело пережила. Я все время и здесь живу интересами Партии, интересами нашей Родины, иных у меня нет.
Лаврентий Павлович! Вам нетрудно представить, до какой степени тяжело мне, члену партии с 1905 г., всегда активному, быть устраненной от жизни и осо¬бенно теперь, и брошенной в стан врагов Советской власти, в стан преступного мира.
Особенно тяжело в лагере мне, чекисту, работав¬шему 18 лет по борьбе с политическими врагами Соввласти. Члены а/с политических партий и особенно троцкисты знали меня по моей работе в ВЧК-ОГПУ. Встретив меня здесь, создали для меня невыносимую обстановку. А т. к. я и здесь не переставала вести с ними борьбу (я выступала на суде свидетелем по делу троцкистов в Ухте в 1942 г.), то мое дело дошло до угроз физической расправы.   
Теперь я как полный физический инвалид, актиро¬вана в июле этого года. Решения об освобождении меня как инвалида до сих пор нет.
Я знаю, что одного Вашего слова достаточно, чтоб меня освободили как инвалида актированного. Семья моя живет в Москве. Естественно, что в таком физичес¬ком состоянии, в каком я теперь, я хотела бы быть в родной семье. Но если это невозможно, я прошу после освобождения разрешить мне жить в Свердловс. области, Сухоложный район, село Нов. Тышма, где вре¬менно находится мой муж  - Л.А.Горбунов, эвакуиро¬ванный из Москвы в 1941 г.

А. Андреева-Горбунова.
Ухтижемский лагерь НКВД, ОЛП № 7. 23/11-43 г.

Заместителю Народного Комиссара
Внутренних дел СССР
з/к Андреевой-Горбуновой
Александры Азарьевны
осужд. Воен. Колл. Верх. Суда
                                                                                           СССР по ст. 58 п. 7 и прим 17
                                                                                           пп 8 – 11 к 15 г. ИТЛ и 5 г п/п

Я арестована 5 декабря 1938 года, до ареста я была на пенсии как инвалид 2 группы. Ряд прежних неизлечимых заболеваний в условиях Севера и мо¬ральное потрясение в связи с арестом настолько ухуд¬шило состояние моего здоровья, что медицинской комиссией в июле 1943 года я была актирована как полный физический инвалид. На основании директив НКВД - я подлежала освобождению, но оно теперь за¬держано.
За все 5 лет 8 месяцев пребывания в лагере, если я не находилась в лазарете, работала, не считаясь ни со здоровьем, ни со временем. Я изучила швейное дело, имею 5 разряд мастера, была зав. амбулато¬рией.
Своей работой и поведением я старалась искупить недостаточн. бдительность, поставленную мне в вину как выполнение вредительских директив преступного руководства Ежова.
Теперь состояние моего здоровья настолько ухуд¬шилось, что я с трудом выполняю легкую работу и пере¬нести еще одну зиму вряд ли смогу.
Я прошу Вас запросить акт о состоянии моего здо¬ровья и характеристику о моем поведении и пересмот¬реть вопрос о моем освобождении, как инвалида.

Андреева-Горбунова
Ухтижемкомбинат Н.К.В.Д., гор. Ухта,  п/я 226/7
25.8.1944 г.


Андреева-Горбунова (наст. фам. – Ашихмина) Александра Азарьевна

1888 г.р., уроженка деревни Кельчино Сарапульского уезда Вятской губернии (по другим данным – г. Сарапула). Из семьи священника Азария Андреевича Ашихмина (умер в 1916 г.). Русская. Русская. Окончила 8-ми классную женскую гимназию в г. Сарапуле (1905 г.) и высшее медицинское училище в г. Юрьеве Лифляндской губернии. Член КП с октября 1905 г.
1905 – на подпольной работе в г.г. Перми, Екатеринбурге, Уфе и Златоусте: с января 1906 г. член Уральского подпольного областного комитета РСДРП(б), и одновременно в марте – июне 1906 г. член Вятского подпольного комитета РСДРП(б)
20.09.1907 г. арестована полицией и 21 февраля 1909 г. решением Казанской судебной палатой  за вступление «…в организацию /имеется ввиду – Военную организацию РСДРП(б) - mrodos/ партии, имея в своем распоряжении склад взрывчатых веществ в виде 50 патронов динамита», за проживание по подложному паспорту на имя дочери священника Ю.М.Порубовой и за то что «…вела переписку о доставке партийной литературы в Нижне-Тагильский завод» приговорена к заключению в крепости на 1 год. Срок наказания отбывала в Екатеринбургской губернской тюрьме
1911 – на подпольной партийной работе в г. Санкт-Петербурге
1912 – статистик Симбирской губернской земской управы
1914 – находилась на иждивении родителей, болела, проживала в селе Зюздино Слободского уезда Вятской губернии
1915 – на подпольной партийной работе в г. Екатеринбурге
1916 – не работала, болела, проживала в г. Слободской  Вятской губернии
1917 – работала в народном доме в г. Слободском Вятской губернии, затем заведующая о Слободским уездным отделом труда
1919 – сотрудница  Регистрационного Управления Полевого штаба РККА
10.1921 – сотрудник СО ВЧК-ГПУ
12.06.1922 – помощник начальника СО ГПУ РСФСР (по следствию)
15.01.1924 – заместитель начальника СО ОГПУ СССР
01.12.1929 – помощник начальника СО ОГПУ СССР
14.03.1931 – начальник Секретариата (в дальнейшем секретарь) СПО ОГПУ СССР
03.12.1931 – помощник начальника СПО ОГПУ СССР
15.07.1934 – помощник начальника СПО – 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР
02.04.1937 – помощник особоуполномоченного НКВД СССР
05.06.1938 – уволена в отставку по болезни
Майор ГБ (05.12.1935 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1927 г., 1932 г.), боевое оружие от  Коллегии ОГПУ СССР (1925 г.).
До декабря 1938 г. – пенсионерка ГУГБ НКВД СССР (инвалид 2-й группы), проживала в г. Москве, улица Серафимовича, Дом правительства, квартира 204.
Арестована 5 декабря 1938 г. и 4 мая 1939 г. ВК ВС СССР по ст.ст. 58-7, 17-58-8 и 58-11 УК РСФСР приговорена к 15 годам лишения свободы.
Из приговора ВК ВС СССР от 4 мая 1939 г. в отношении Андреевой-Горбуновой А.А.: "Предварительным и судебным следствием установлено, что АНДРЕЕВА-ГОРБУНОВА являлась участницей а/с заговорщической террористической организации, действующей в органах НКВД СССР, находилась в организационной связи  с руководящими участниками названной организации МОЛЧАНОВЫМ, АГРАНОВЫМ, КУРСКИМ, БУЛАНОВЫМ, по заданию которых, работая помощником начальника СПО НКВД СССР по полит-изоляторам занималась вредительской деятельностью, направленной на сохранение право-троцкистских кадров, путем создания для заключенных условий, при которых они и в изоляции продолжали свою к/р работу, глушила сигналы о существовании в Москве к/р военно-фашистского заговора в Особом совещании, умышленно представляла дела на сокращение сроков наказания право-троцкистским кадрам».
Срок наказания отбывала в Ухто-Ижемском ИТЛ – Ухтоижемском комбинате НКВД-МВД, с 1948 г. – в Минеральном особом ИТЛ МВД. В лагере работала портнихой в Центральной пошивочной мастерской, сотрудницей в отделе снабжения, заведующей складом пошивочных мастерских, с 1942 г. – инвалид, находилась в инвалидной команде лагеря.
   Словесный портрет (из личного дела заключенной А.А.Андреевой-Горбуновой)

Рост – высокий (171-180 см.)                     Брови – прямые, узкие
Фигура – худощавая                                    Нос – малый, тонкий, спинка носа - прямая
Плечи – горизонтальные                             Рот - малый
Шея – длинная                                             Губы - тонкие
Цвет волос – седые                                      Подбородок – прямой
Цвет глаз – серые                                         Уши – большие, мочка уха - сросшаяся
Лицо – овальное
Лоб – высокий

А.А.Андреева-Горбунова умерла  17 июля 1951 г. в стационаре лагерного пункта № 2  лагеря. Похоронена на кладбище поселка Абезь Коми АССР /на могиле поставлен столбик с надписью «Литер № И-16/. Реабилитирована ВК ВС СССР 29 июля 1957 г.
« Последнее редактирование: 18 Ноября 2012, 18:43:56 от mrodos » Записан
BM
Модераторы
Полковник
****
Offline Offline

Сообщений: 461


« Ответ #1 : 15 Ноября 2012, 18:32:13 »

А существует полный текст письма Питовранова Сталину? Там где он ругает начальников разведки и предлагает меры против еврейских националистов?
Записан
Chekist 84
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 450



« Ответ #2 : 16 Ноября 2012, 12:30:43 »

Фото  с дочерью. 1925 год.
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #3 : 17 Ноября 2012, 23:05:53 »

Уваж.mrodos
Тема довольно интересная.Однако,в приведенном Вами тексте меня смутила следующее предложение:
Арестована 5 декабря 1938 г. и 4 мая 1939 г. ВК ВС СССР по ст.ст. 58-7, 17-58 и 58-11 УК РСФСР приговорена к 15 годам лишения свободы.Статьи УК 58-7 и 58-11 мне предельно понятны,а вот 17-58 вызывает вопрос.
И еще.Удивительно то,что по приговору ВК ВС Андреева-Горбунова была осуждена на 15 лет с конфискацией,
а не попала под ВМН согласно ст.ст. 58-7,58-11.Вероятно роль смягчающих обстоятельств сыграли ее болезнь
а возможно и ее прежние заслуги..

PS.Никита,спасибо За  Фотографию. 
« Последнее редактирование: 17 Ноября 2012, 23:08:32 от alex » Записан
mrodos
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 554


« Ответ #4 : 18 Ноября 2012, 19:09:33 »

Статьи УК 58-7 и 58-11 мне предельно понятны,а вот 17-58 вызывает вопрос.
И еще.Удивительно то,что по приговору ВК ВС Андреева-Горбунова была осуждена на 15 лет с конфискацией, а не попала под ВМН согласно ст.ст. 58-7,58-11.Вероятно роль смягчающих обстоятельств сыграли ее болезнь а возможно и ее прежние заслуги..
В текст закралась ошибка, правильно – 17-58-8 УК РСФСР (от 1926 г.). Статья 58-8 УК РСФСР – это «совершение террористических актов, направленных против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих (так в тексте – mrodos) и крестьянских организаций и участие в выполнении таковых актов, хотя бы и лицами, не принадлежащими к контрреволюционной организации». По этой статье полагался – расстрел, а при смягчающих обстоятельствах - понижение до лишения свободы сроком не ниже трех лет.
Статья 17 УК РСФСР – меры социальной защиты подлежат применению одинаково как в отношении лиц, совершивших преступление – исполнителей, так и их соучастников – подстрекателей и пособников. Я так понимаю, что Андреева-Горбунова проходила по категории «пособник», т.е. содействовала «…выполнению преступления советами, указаниями, предоставлением средств и устранением препятствий или же сокрытию преступника или следов преступления». Потому и дали всего 15 лет лишения свободы.  А «…болезнь и прежние заслуги» тут никакой роли не играли. Я, во всяком случае, так считаю. Да и главных свидетелей (и их организаторов) «преступлений»  Андреевой-Горбуновой уже не было в живых – Молчанов (расстрелян), Агранов (расстрелян), Курский (покончил жизнь самоубийством), Буланов (расстрелян).

Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #5 : 18 Ноября 2012, 23:26:46 »

В текст закралась ошибка, правильно – 17-58-8 УК РСФСР (от 1926 г.).

Уваж. mrodos
Спасибо.Все как говорится встало на свое место.
Кстати сказать, ст.17 включена  в третий раздел УК РСФСР- "Общие начала уголовной политики РСФСР".Ее применение оговорено в постатейном материале законодательные и ведомственные постановления по применению отдельных статей кодекса.В этой связи интересны размышления А.Вышинского:
"Есть мнение среди криминалистов,что для наличия соучастия требуется общее согласие и умысел каждого из преступников,из сообщников на каждое из преступлений.Но это точка зрения-неправильная.Она не может быть нами принята и никогда не применялась и не принималась.Она узка и схоластична.Жизнь шире этой точки зрения.Жизнь знает примеры,когда результат общей преступно деятельности достигается самостоятельным участием в этой деятельности сообщников,объединенных лишь единой,общей для всех преступной задачей".

Вот так умел выражать свои мысли  Главный Прокурор Страны Советов.Заумно?  Да! Однако...хорошо и вовремя было сказано.
Записан
mrodos
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 554


« Ответ #6 : 19 Ноября 2012, 11:18:30 »

Секретарю ЦК ВКП(б) и предсовнаркома С.С.С.Р. Сталину
от осужд.[енного] по ст. 58,7,8,15 сроком на 20 лет
и ныне отбывающего наказание в  в Норильском
Исправит.[ельном] трудом лагере НКВД
(пос. Норильск, Красноярский край)
ЦИНМАНА ЛЬВА АБРАМОВИЧА

Заявление

Я, бывш. член ВКП(б) с 1921 г., капитан госбезопасности и Нач-к IV Отдела НКВД Азербайджанской С.С.Р. арестован 28/XI-1937 г. и осужден 19/II-1939 г. на 20 лет исправит.-трудов. Лагерей как якобы участник право-троцкистской организации в гор. Баку.
Как в процессе следствия, так и после суда категорически утверждал и утверждаю сейчас, что ни в чем не виновен и мое осуждение есть результат вражеской клеветы.
В порядке реабилитации мною подан ряд заявлений в высшие советские судебные инстанции, прокуратуру и органы НКВД. 
Независимо от того, как решится вопрос о моей реабилитации я заявляю, что был, есть и остаюсь до конца большевиком, членом партии Ленина-Сталина.
Сегодня меня, как и всем трудящимся Таймыра стало известно, что Гитлер и фашистская свора – пошли войной на С.С.С.Р., на мою родину.
В Вашем лице – я прошу партию и Советское государство разрешить мне вместе с миллионами граждан СССР, советских патриотов – встать в ряды Красной Армии, которая не только будет защищать Родину, но и «развеет в прах» озверелый фашизм.
Прошу доверить мне оружие и зачислить в любую воинскую часть Действующей армии в качестве рядового бойца.

23/VI-41 г.  ЦИНМАН

P.S. В 1928 г. я окончил Высшую Пограничную школу с 1921 – по 1937 г. (по день моего ареста) работал в органах ЧК-ГПУ-НКВД и погранохране на оперативно-командных должностях.

Цинман Лев Абрамович (1902 - 05.03.1952). Уроженец мест. Бреслав Новоалександровского уезда Ковенской губернии. Из семьи служащего. Окончил ВПШ ОГПУ СССР (1928 г.). Член КП с 1921 г. В пограничных войсках ВЧК-ОГПУ с 1921 г. С сентября 1925 г. инспектор и ответственный секретарь 43-го Геоктапинского погранотряда ОГПУ (Азербайджанская ССР), с июня 1926 г. помощник коменданта Старинской погранкомендатуры ОГПУ. В феврале 1927 – марте 1928 гг. слушатель ВПШ ОГПУ СССР, затем комендант погранучастка 42-го Джебраильского погранотряда ОГПУ (Азербайджанская ССР), начальник 3-го отделения 1-го отдела УПО и войск ПП ОГПУ по Закавказью. С мая 1933 г. на работе в оперативных подразделениях ПП ОГПУ по Закавказью – УГБ УНКВД ЗСФСР по Азербайджанской ССР – УГБ НКВД Азербайджанской ССР. В январе - апреле 1937 г. заместитель начальника 4-го (СПО) отдела УГБ НКВД Азербайджанской ССР, затем начальник 4-го отдела УГБ НКВД Азербайджанской ССР. Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (1937 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.). 28 ноября 1937 г. арестован и 16 февраля 1939 г. ВТ внутренних войск НКВД Московского округа приговорен к ВМН. 8 мая 1939 г. постановлением Президиума Верховного Совета СССР ВМН заменена на 20 лет лишения свободы. До 1948 г. срок наказания отбывал в Норильском ИТЛ НКВД – МВД, затем в Горном особом ИТЛ МВД (Красноярский край). Решением ОСО при МВД СССР от 10 июня 1946 г. «за высокие производственные показатели и отличное поведение в быту» срок наказания был снижен на 1 год. Умер в местах лишения свободы Красноярского края (причина - остановка сердечной деятельности, по другим данным - погиб в результате несчастного случая (попал под поезд)). Не реабилитирован.


Записан
Chekist 84
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 450



« Ответ #7 : 19 Ноября 2012, 17:07:42 »

Спасибо! Очень познавательно!
Записан
mrodos
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 554


« Ответ #8 : 20 Ноября 2012, 20:36:17 »

Решил опубликовать письмо А.Х.Артузова. Оно вообще известно, и уже публиковалось, правда, делалось это без примечаний.  В 1937 г. Артузов написал несколько писем в разные инстанции, но полностью опубликовано только данное письмо. Частично отдельные выдержки из писем Артура Христиановича публиковались в книгах покойного Т.К.Гладкова – «Награда за верность – казнь» и «Артузов».

Март 1937 г.

                             Дорогой Николай Иванович[1]!

Вчера мне не удалось получить второй раз слово, чтобы ответить тов. Слуцкому[2]. Сейчас только мне стало ясно, как он, этот самый ловкий и самый умный из вчерашних генералов т. Ягоды и самый первый, кто прямо намекнул на политическую нечестность своего вчерашнего бога, — тонко подал мои ошибки.
Вот уже три месяца я очень больно переживаю, провал нашей польской работы, ночами думаю о его причинах и корнях, стыжусь, что в разведке дал себя обмануть полякам, которых бил, работая в контрразведке, глубоко понял, что должен быть недоволен мною, и возмущен тов. СТАЛИН, который послал меня в Разведупр[3] — исправлять работу. Особенно тяжело сознание, что я его подвел перед военными, ведь он надеялся, что я буду сталинским глазом в Р.У.
Пока еще я не знал, почему меня сняли с Разведупра, я написал ему письмо (если разрешите, представлю копию этого письма) — отчет о моей работе там; я думал, что военные товарищи меня выперли, пользуясь тем, что Вам, занятому троцкистами, не до меня. Безуспешно я пытался тогда попасть к Вам.
После разговора с т. Фриновским[4] я понял, какое несчастье случилось в НКВД по польской работе, понял свою ответственность, считал, что моя собственная судьба и моя работа — мелочь по сравнению со случившейся бедой, что ЦК поступил со мной чрезвычайно бережливо.
Из разговора с вами мне было горько только одно. В том, что вы не ответили мне на мою просьбу помочь раскрыть польский узел, проглянуло законное недоверие: Артузов постарается смазать свою вину вместо действительной чекистской помощи — подумали Вы, вероятно.
Вы не знаете еще, конечно, что завета Дзержинского[5] — не лгать, не прятать своей вины я никогда не нарушал. Он приучил меня к тому, что при провалах ругать нужно только за то, что не доделано, скрыто работником. Как мудрый хирург — он скальпелем своего диалектического анализа разбирал провал, а работник, у которого случился провал, помогал ему, как ассистент, знающий обстоятельства и детали болезни. Ему не боялись работники рассказывать (как Ягода[6]) о провалах и не боялись также идти на производственный риск в работе, особенно в вербовках, зная, что распекать за неудачу его не будут.
Я надеюсь, что, узнав меня поближе, вы будете мне верить, как верят мне все чекисты, которые меня знают.
Тов. Слуцкому я не могу не ответить, потому что он говорил, как карьерист, а не как большевик:
1) действительно, на товарищеском ужине с чекистами т. СТАЛИН, поднимая тост за каждого из нас, — мне в частности в полушутливой форме сказал: «Ну, как, ваши источники (или как вы их называете) все вас дезинформируют?». Смутившись от неожиданности, ответил, что постараюсь избежать дезинформации.
Подробнее т. Сталин не сказал. Я и т. Слуцкий действитель¬но решили, что, видимо, замечание относится к польской работе, именно политической информации, так как сводки Илинича[7] координально расходились и с взглядами НКИД и, особенно с взглядами зав. БМИ[8] т. Радека[9], утверждавшего, что Польша идет на искреннее сближение с СССР («поворот, а не маневр в сторону СССР» — тезис Радека).
Сводки Илинича утверждали, что готовится сближение Польши с Германией, а СССР поляки стараются убаюкать просоветским маневром.
Проанализировав нашу агентуру, я не нашел других источников, на которые мог бы намекать т. СТАЛИН, и поставил под сомнение источник Илинича, имея намерение разоблачить его перекрытием другими материалами.
Однако вскоре события показали, что наша официальная точка зрения на польскую политику (НКВД) оказалась неверной (т. Антонов-Овсеенко[10] снят с поста посла в Польше), а позиция Радека напоминала позицию польского агента, трубящего на все лады о концепции, приготовленной в действительности в шпионских кабинетах поляков.
Информация агента Илинича полностью подтвердилась.
Когда т. СТАЛИН послал меня в Разведупр, он констатировал — в разговоре со мной об источнике Илинича, о некоторых важных фактах он нас предупреждал заранее (польско-германский договор — подготовка 36-ти германских дивизий и др.).
Это все говорит, конечно, о глубине и тонкости работы поляков против нас, усугубляя нашу вину, так как особенно опасно держать возле себя умного врага, который зарабатывает наше доверие, не стесняясь делать нам одолжение во время мира с тем, чтобы больнее укусить во время войны. Разоблачение Илинича становилось очень трудным.
Не мог ли сказать тов. Слуцкий, что я сознательно нарушил указание т. СТАЛИНА по этому конкретному вопросу? Совести не надо иметь, чтобы это сказать на активе. Я не говорил о доле ответственности тт. Слуцкого и Б. Бермана[11] в деле Илинича. Но ведь они, а не я, сидели в Берлине, когда Илинич один или вместе с т. Баранским[12] вербовал там людей. Или эти товарищи боялись меня, как Ягода, и не решались внести коррективы в работу Илинича? Никто этому не поверит. Когда надо было, они сносились через мою голову с т. Ягодой достаточно часто, а т. Слуцкий много потрудился, чтобы доказать Ягоде необходимость избавиться от меня, как человека, откровенничающего с т. Акуловым[13]! Он, Слуцкий, дирижировал на партконференции всей техникой недопущения меня в партком.
2) я посадил Сосновского[14] в тюрьму для того, чтобы сделать его потом своим помощником, утверждал Слуцкий.
Дело Сосновского было не маленькое дело в ВЧК. За него я получил орден. Я знаю, что Дзержинский советовался с Лениным по этому делу. За последние лет десять я отношения к Сосновскому не имел (с тех пор, как ушел из КРО). А ревизовать Слуцкому то, что было до него, не к лицу, т. к. он слышал обо всем этом только краем уха.
В 1920 году во время войны я поймал Сосновского, который был главным резидентом польского штаба на советской территории. Во что бы то ни стало я должен был добиться от него показаний и выдачу его большой сети польских офицеров и прочих шпионов.
При аресте эти молодые польские патриоты отстреливались и не сдавались живыми (так был убит помощник Сосновского. Его мы выследили еще до поимки Сосновского). Сосновский был первый, которого т. Карин[15] при аресте неожиданно схватил за руку и не дал ему возможность стрелять. От показаний Сосновского зависела судьба военной польской разведки во время войны 1920 года.
И добился показаний. Причем пошли не угрозы (они не действовали), а сила аргументов Ленинской партии.
Дзержинский разрешил обещать Сосновскому — не стрелять идейных пилсудчиков из его людей, а выпустить в Польшу под честное слово — не заниматься больше шпионажем против нас.
     При этом условии Сосновский дал свои показания.
Мы сыграли на его революционном романтизме и сняли польскую сеть. Обещание приказано было выполнить. Несколько польских офицеров было выпущено в Польшу после политической обработки.
Т. Фриновский мне сказал: русских стреляли, поляков выпускали по этому делу. Считаю такое утверждение — клеветой на т. Дзержинского.
В 1920 году это было политическое дело. Обращение Сосновского к польской пеовяцкой (ПОВ) молодежи разбрасывалось нашей авиацией над польскими войсками. За раскрытие плана польских диверсантов — помешать эвакуации штаба Тухачевского из Минска — Сосновскому был присужден орден Кр. Знамени.
За время войны 1920 года Сосновский принес вред Пилсудскому[16].
Дзержинский предложил и дальше использовать Сосновского (не на польских делах) и посадить в аппарат.
Мой заместитель т. Пиляр[17] протестовал, имел конфликт с Дзержинским и уехал после этого на нелегальную работу в Польшу (Верхняя Силезия).
В момент моего ухода из КРО Сосновский был начальником 6-го («белогвардейского») отделения. К польской работе я его не допускал. 
Моя вина: с изменившейся обстановкой в Польше, после установившейся относительной стабилизации там режима Пилсудского, когда надежда на скорую революцию там исчезла, надо было Сосновского, экспансивного романтика, плохо понимавшего большевизм, перевести на другую, не столь острую работу. Это обязательно сделал бы Дзержинский, если бы жил. Я должен был поставить этот вопрос при жизни Менжинского[18] (Ягода к моим предложениям не прислушивался).
Обстановка в последние годы в ОГПУ, а также окружение «Гаевскими корешками»[19], в Особом отделе не способствовали укреплению в большевизме неустойчивого Сосновского, он стал явно разлагаться. Заявление т. Слуцкого, который знает, что я около 10 лет отношения к Сосновскому не имею, а повлиять на т. Ягоду не мог — недобросовестно.
3) Я нарушил якобы указание ЦК в деле Фалевича[20].
Я знал, что по жалобе НКИД решено было для удовлетворения турецкого посла дать Фалевичу условный приговор (за неудачную вербовку одного турка). Я лично виделся с этим турком в период его вербовки и убедился, что его напугало заявление Фалевича, сделанное по инструкции т. Славатинского[21] о том, что Фалевич говорил с турком от имени ОГПУ. Помогать Советской власти (а не ОГПУ) турок был уже склонен. Конечно, я смазал сознательно вербовку после этого, но жалобы испуганного турка избежать не удалось. О том, что ЦК запретил нам иметь дело с Фалевичем, я ни от кого не слышал. Может быть, об этом забыл т. Ягода, у которого я получал разрешение использовать Фалевича, как агента, в Разведупре. В поисках подходов к полякам меня прельщала одна прошлая очень удачная вербовка Фалевича (Бураковского[22], провалившегося впоследствии и повешенного поляками).
Т. Слуцкий негодует и возмущается. Почему же он раньше не протестовал, если он знал решение ЦК? Ведь он никогда не пропускал случая, чтобы разоблачить мою ошибку. Этого он никогда не боялся, так как крыть Артузова считалось хорошим тоном в НКВД.
Зачем т. Слуцкий подкрашивает факты? Ведь не посмеет же он сказать, что и я больше, чем политически недальновидный работник?
Боюсь, что в действиях т. Слуцкого сквозят еще старые его методы. Надо понять т. Слуцкому, что новое время требует новых песен.
Тов. Слуцкий очень осторожен в делах. Он предпочитает отказаться от любой агентурной комбинации, если последняя опасна. Он не послал бы провокатора Витковского, чтобы поймать Штурм де Штрема[23], так как в случае срыва могла быть неприятность.
Вам не мешало бы, Николай Иванович, посмотреть, что сделано т. Слуцким по полякам. Ведь Илинич был только один агент. Сделаны ли были за 2 года попытки найти новую агентуру? Ведь т. Баранский, которого т. Слуцкий уволил, помогал мне поймать Штурм де Штрема. т. Баранский честный человек.
Если не в аппарате, то в агентуре придется прибегать к полякам. Если т. Слуцкий хочет работать в Польше только через евреев, которых там не пускают ни в армию, ни в интересующие нас другие ведомства. Не думаю, чтобы он добился успехов по этой линии.
В работе я всегда наступал и дерзал, Николай Иванович. После смерти Менжинского мне не с кем было делить ответственность за работу.  Т. Ягода, как и т. Слуцкий, не любил рисковать. На всякий случай, против всех решительных предложений он возражал, а если когда-нибудь и соглашался, то в случае беды забывал об этом. Поэтому получить санкцию Ягоды на агентурную комбинацию было просто бесцельно. Я не боялся брать ответственность на себя. Конечно, это неправильно, это анархический принцип, но что же было делать, когда у нас и по более важным делам, чем агентурные комбинации, не привыкли ходить в ЦК.
Меня очень тяготит, Николай Иванович, что я не имею возможности перед авторитетным товарищеским чекистским судом изложить все, что наболело, в частности, по польским делам.
Только Дзержинский придавал исключительное значение разбору на коллегии (или лично у него) провалов и неудач в работе. На них он учил чекистов. Я бы очень хотел, чтобы и вы признали этот метод полезным.
А мне каждый вечер приходится засыпать под гнетом мысли о том, что в случившейся большой беде я виноват, но меня конкретно никто не обвиняет, ничем не помогает в беде. Больших усилий мне стоит новая работа тихая, спокойная и при других обстоятельствах для меня крайне подходящая (я очень устал и изнервничался за последние 3 года, работая в Разведупре).
В самом деле, не назначите ли вы авторитетного разбора польского провала с привлечением меня и всех причастных в качестве ответчиков? Я бы очень об этом просил.

22.III.37 г.                   АРТУЗОВ


(Резолюция Н.И. Ежова - mrodos)
Ознакомить т. Агранова[24], Фриновского, Бельского[25] и Бермана[26]. 2. Мысль Артузова о разборе провалов и в частности провала по польской работе мне кажется правильной при условии квалифицированного предварительного анализа осведомленного добросовестного товарища.

ЕЖОВ

ПРИМЕЧАНИЕ

          1. Ежов Николай Иванович (1895 – 1940). В 1936-1938 гг. нарком внутренних дел СССР. Расстрелян. Не реабилитирован.
           2. Слуцкий Абрам Аронович (1898 – 1938). В органах ГБ  в 1921 -1922 гг., и с 1926 г. В 1930-1931 гг. помощник, в дальнейшем заместитель начальника ИНО ОГПУ СССР. С июля 1934 г. заместитель начальника ИНО ГУГБ НКВД СССР, с мая 1935 г. начальник ИНО – 7-го отдела ГУГБ НКВД СССР. Комиссар ГБ 2-го ранга (1935 г.). 17 марта 1938 г. скоропостижно скончался в служебном кабинете (по одной из версий - умер в результате сердечного приступа, по другой - был якобы отравлен М.П. Фриновским и Л. М.Заковским).
           3. Разведупр, РУ – Разведывательное Управление Штаба РККА
           4. Фриновский Михаил Петрович (1898 – 1940). В органах ГБ с августа 1919 г. В 1930-1933 гг. председатель ГПУ Азербайджанской ССР, затем начальник ГУПО и войск ОГПУ СССР. С июля 1934 г. начальник ГУПВО НКВД СССР. С октября 1936 г. заместитель наркома внутренних дел СССР, с апреля 1937 г. 1-й заместитель наркома внутренних дел СССР, и одновременно в апреле 1937 – июне 1938 гг. начальник ГУГБ НКВД СССР. С июня 1938 г. 1-й заместитель наркома внутренних дел СССР, и по совместительству начальник 1-го Управления НКВД СССР. В сентябре 1938 – апреле 1939 гг. нарком военно-морского флота СССР. Комкор (1935 г.), командарм 1-го ранга (1938 г.). Расстрелян. Не реабилитирован.
           5. Дзержинский Феликс Эдмундович (1877 – 1926). В 1917-1922 гг. председатель ВЧК, и в 1922-1926 гг. председатель ГПУ – ОГПУ СССР.
           6. Ягода Генрих Генрихович (Иегуда Енох Гершенович (Гиршевич)) (1891 - 1938). В органах ГБ с 1919 г. В 1923-1926 гг. 2-й заместитель председателя ОГПУ СССР, затем 1-й заместитель председателя ОГПУ СССР. С 1931 г. заместитель председателя ОГПУ СССР. В 1934 – 1936 гг. нарком внутренних дел СССР, в дальнейшем нарком связи СССР. Генеральный комиссар ГБ (1935 г.). Расстрелян. Не реабилитирован.
           7. Илинич (Ильинич) Виктор (Винцент) Антонович (1892 – 1937). Уроженец деревни Ковшово Мстиславского уезда Могилевской губернии. Из семьи дворянина. Окончил гимназию в г. Малая Вишера (1910 г.), в дальнейшем на учебе в Санкт-Петербурге. В годы 1-й мировой войны на службе в российской армии: поручик (по другим данным – штабс-капитан) 103-й бригады 8-й армии. С 1918 г. в Польше, на службе в польской армии (капитан). В 1922-1923 гг. вице-министр Кредитного департамента Министерства финансов Польши, в дальнейшем один из руководителей аграрной организации «Союз земледельцев», член Совета и директор Банка польских механиков, владелец ряда игорных заведений в Варшаве и Вильно. В 1923 г. завербован советской военной разведкой, состоял в нелегальной резидентуре (групповод) Разведупра РККА в Польше (руководитель резидентуры М.В.Скаковская). Арестован 5 июня 1925 г. полицией по подозрению в денежных махинациях, в дальнейшем проходил по делу разгромленной польской контрразведкой нелегальной резидентурой РУ РККА в Варшаве. В декабре 1925 г. решением Варшавского окружного суда был приговорен к 6 годам тюремного заключения. В январе 1928 г. в составе группы был обменен на польских граждан, содержащихся в советских тюрьмах по обвинению в шпионаже. С 1928 г. на работе в «Сахаротресте» (г. Москва), затем по предложению сотрудника ИНО ОГПУ К.И.Баранского в 1930 г. был привлечен к сотрудничеству с советской внешней разведкой: нелегальный резидент ИНО ОГПУ-НКВД в вольном городе Данциге (оперативный псевдоним «Лебедев»). Представил в Москву документы, подтверждающие, что им был завербован польский посол в Австрии, переведенный в дальнейшем на аналогичную должность во Францию. В действительности никакой вербовки не было, а документы из польского МИДа Илиничу давал его близкий родственник (муж сестры), мелкий чиновник МИД Стефан Рыттель. Ряд документов польского МИДа были фальсифицированы Илиничем. На получение секретных документов от «липового» польского дипломата советской стороной было потрачено 70 тысяч долларов.  В 1936 г. Илинич отозван из Данцига в Москву, где и был арестован. Расстрелян в августе 1937 г. Не реабилитирован. 
           8. БМИ – Бюро международной информации ЦК ВКП(б).
           9. Радек Карл Бернгардович (Собельзон Кароль) (1885 – 1939). Член КП с 1903 г. Активный участник троцкистской оппозиции. В 1927 г. исключен из партии и по решению Особого Совещания при ОГПУ СССР был приговорён к 4 годам ссылки в Красноярск. В 1930 г. разорвал отношения с троцкизмом. В 1932 - 1936 гг. заведующий Бюро международной информации ЦК ВКП(б), одновременно заведующий международным отделом газеты «Известия». В 1936 г. исключен из ВКП(б) и в 1937 г. ВК ВС СССР приговорен к 10 годам лишения свободы.  Убит в Верхнеуральском тюрьме ГУГБ НКВД СССР. Реабилитирован в 1988 г.
   10. Антонов-Овсеенко (наст. фам. – Овсеенко) Владимир Александрович (1883 – 1938). Член КП с 1903 г. С 1924 г. полпред СССР в Чехословакии, с 1928 г. – полпред СССР в Литве. В 1930-1934 гг. полпред СССР в Польше, в дальнейшем прокурор РСФСР. В 1936 – 1937 гг. генеральный консул СССР в Барселоне. Репрессирован. Реабилитирован.
    11. Берман Борис Давыдович  (1901 – 1939). В органах ГБ с 1921 г. С 1930 г. помощник начальника СОУ ПП ОГПУ по Средней Азии, в 1931-1934 гг. резидент ИНО ОГПУ в Германии, в дальнейшем помощник начальника ИНО ОГПУ СССР. С 1934 г. 2-й заместитель начальника ИНО ОГПУ-ГУГБ НКВД, с 1935 г. 1-й заместитель начальника ИНО ГУГБ НКВД СССР, с 1936 г. заместитель начальника СПО - 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР. В 1937 – 1938 гг. нарком внутренних дел Белорусской ССР, в дальнейшем начальник 3-го (Транспортного) Управления НКВД СССР. Старший майор ГБ (1935 г.), комиссар ГБ 3 ранга (1937 г.). Расстрелян. Не реабилитирован.
           12. Баранский (Кобецкий) Казимир Станиславович (1894–1937). Уроженец деревни Ленчино Петроковской губернии. Из семьи крестьянина. Окончил коммерческое училище. В 1918 -1919 гг. слушатель артиллерийского отделения 1-х Московских командных курсов РККА, затем комиссар дивизиона легкой артиллерии Западной стрелковой дивизии. С 1919 г. на работе в военной разведке: сотрудник регистрационного (разведывательного) отдела штаба Западного фронта, с 1920 г. заместитель начальника регистрационного отдела штаба 3-й армии (Западный фронт). В органах ГБ с марта 1921 г.: сотрудник ИНО ВЧК, в 1921 - 1923 гг. заместитель легального резидента ИНО ВЧК-ГПУ в Польше, затем легальный резидент ИНО ГПУ в Польше (работал под «крышей» 1-го секретаря полпредства СССР в Варшаве). В 1924 г. во время  встречи с агентом задержан польской контрразведкой, был жестоко избит, в дальнейшем был вывезен на лечение в Москву. С 1926 г. уполномоченный ИНО ОГПУ СССР, с января 1930 г. начальник 6-го отделения ИНО ОГПУ СССР, с марта 1933 г. начальник 4-го отделения ИНО ОГПУ – ГУГБ НКВД СССР, в дальнейшем сотрудник для особых поручений при начальнике ИНО ГУГБ НКВД СССР. В июле 1936 – мае 1937 гг. начальник 6-го отделения ТО – 6-го отдела ГУГБ НКВД СССР. Майор ГБ (1935 г.). Расстрелян. Реабилитирован 22 сентября 1956 г. ВК ВС СССР.
           13. Акулов Иван Алексеевич (1888 – 1939). Партийный работник. В 1930 – 1931 гг. заместитель наркома РКИ СССР и член Президиума ЦКК ВКП(б), в дальнейшем 1-й заместитель председателя ОГПУ СССР. С 1932 г. секретарь ЦК КП(б) Украины по Донбассу, с 1933 г. прокурор СССР, с 1935 г. секретарь ЦИК СССР. Расстрелян. Реабилитирован в 1955 г.
   14. Сосновский (Добржинский) Игнатий Игнатьевич (1897 – 1937). До 1920 г. начальник нелегального информационно-разведывательного бюро «ПОВ» по Советской России, в дальнейшем порвал с польской военной разведкой, начал сотрудничать с ВЧК. В органах ГБ с 1920 г. В 1931-1932 гг. начальник 2-го отделения ОО ОГПУ СССР, затем начальник 1-го и 2-го отделения, и по совместительству помощник начальника ОО ОГПУ СССР. С 1934 г. заместитель начальника ОО ОГПУ – ГУГБ НКВД СССР, с 1935 г. 1-й заместитель начальника УНКВД по Саратовскому краю.  Комиссар ГБ 3-го ранга (1935 г.). В 1936 г. арестован, в дальнейшем расстрелян. Реабилитирован в 1958 г.
           15. Карин Федор Яковлевич (Крутянский Тодрес Янкелевич) (1896 – 1937). В органах ГБ с 1919 г. С 1920 г. сотрудник ОО ВЧК, с 1922 г. сотрудник ИНО ГПУ – ОГПУ СССР. В 1928-1931 гг. нелегальный резидент ИНО ОГПУ в Германии, в дальнейшем нелегальный резидент ИНО ОГПУ во Франции. С 1933 г. начальник 1-го отделения ИНО ОГПУ – ГУГБ  НКВД  СССР, с сентября 1934 г. в распоряжении РУ РККА, с 1935 г. начальник 2-го (восточного) отдела РУ РККА. Корпусной комиссар (23.11.1935). В январе 1937 г. откомандирован в распоряжение НКВД СССР. Расстрелян. Реабилитирован в 1956 г.
16. Пилсудский Юзеф (1867 – 1935). В 1918 - 1922 гг. начальник (диктатор) Польского государства. С 1926 г. военный министр и генеральный инспектор вооруженных сил Польши, и одновременно в 1926 – 1928 гг. и в 1930 г. премьер-министр Польши.
           17. Пилляр Роман Александрович (Пилар фон Пильхау Ромуальд Людвиг) (1894 - 1937). В органах ГБ с 1920 г.: особоуполномоченный ВЧК, затем на подпольной работе в Верховной Силезии (Германия), с 1921 г. – вновь на работе в органах ГБ.  В 1925 – 1930 гг. председатель ГПУ Белоруссии и полпред ОГПУ по Западному (Белорусскому) краю, в дальнейшем полпред ОГПУ по СКК. С 1932 г. полпред ОГПУ по Средней Азии, с 1934 г. начальник УНКВД по Средней Азии, с декабря 1934 г. начальник УНКВД по Саратовскому краю. Комиссар ГБ 2-го ранга (1935 г.). Расстрелян. Реабилитирован ВК ВС СССР в 1957 г.
   18. Менжинский Вячеслав Рудольфович (1874 – 1934). Сотрудник органов ГБ. В органах ГБ с 1919 г. В 1920-1922 гг. начальник ОО ВЧК - ГПУ, одновременно с 1921 г. начальник СОУ ВЧК - ГПУ – ОГПУ СССР.  С 1923 г. 1-й заместитель председателя ОГПУ СССР,  с  1926 г. председатель ОГПУ СССР.
   19. Имеется в виду окружение начальника ОО ОГПУ – ГУГБ НКВД СССР Гая  (Штоклянда) Марка Исаевича (Исааковича) (1898 – 1937). В органах ГБ с 1920 г. В 1930-1931 гг. помощник начальника ЭКУ ОГПУ СССР, затем заместитель начальника ЭКУ ОГПУ СССР. С 1932 г. заместитель начальника ОО ОГПУ СССР, с 1933 г. начальник ОО ОГПУ – ГУГБ НКВД СССР, с 1936 г. начальник УНКВД по Восточно-Сибирскому краю. Комиссар ГБ 2-го ранга (1935 г.). Расстрелян. Не реабилитирован.
   20. Фалевич – не установлен.
   21. Славатинский Александр Сергеевич (1892-1939). В органах ГБ с 1922 г.  С 1930 г. начальник 3-го отделения СО ОГПУ СССР, затем помощник начальника 2-го отделения СПО ОГПУ СССР. В 1931-1932 гг. помощник начальника СОУ ПП ОГПУ по Московской области, затем особоуполномоченный ПП ОГПУ по Московской области. В 1934-1936 гг. помощник начальника ИНО ГУГБ НКВД СССР, в дальнейшем помощник начальника ТО – 6-го отдела ГУГБ НКВД СССР. В 1937 – 1938 гг. помощник начальника УНКВД по Саратовской области. Майор ГБ (1935 г.). Расстрелян. Реабилитирован ВК ВС СССР в 1955 г.
   22. Бураковский – не установлен.
           23. Штурм де Штрем Витольд (Витаутас) Иоаннович (1888 – 1933). Уроженец г. Нижнего Новгорода (по другим данным – г. Санкт-Петербурга). Из семьи служащего. До 1919 г. одни из руководителей ППС-левица, в дальнейшем член КП Польши. В 1919-1922 гг. на работе в военном аппарате КП Польши, затем на оперативной работе в Разведупре РККА. До 1933 г. - сотрудник негласной резидентуры РУ РККА в Австрии. В декабре 1933 года бесследно исчез в окрестностях Вены (по другой версии был убит сотрудниками ИНО ОГПУ СССР в связи с опасностью перехода его на сторону противника). Родные братья: Эдвард Штурм  де Штрем (1885 - 1962),. Известный польский статистик и демограф. В 1929-1939 гг. – председатель Центрального Статистического управления Польши; Тадеуш Штурм де Штрем (1892-1968). Один из активных участников партии ППС – ППС-ВРН. Член одной из групп ППС в России. С 1914 г. участник боевой группы ПОВ в царской России. В 1914 г. организовал взрыв на железнодорожном узле в Варшаве и предпринял попытку взрыва памятника семи польским генералам в Варшаве. С 1915 г. на польской территории, оккупированной немецкими войсками, воевал в легионах Ю.Пилсудского. С 1917 г. участвовал в нелегальной деятельности ППС, направленной против немецких оккупационных войск в Польше, с 1918 г. член Главного штаба народной милиции ППС, в дальнейшем участвовал в создании польского Института социологии, работал в статистических органах и в Министерстве финансов Польши. С 1939 г. активный участник подпольной деятельности, состоял в Народной гвардии ППС-ВРН (Вольность, рувность, неподлеглость), с 1945 г. генеральный секретарь ППС-ВРН. В 1946 г. арестован польскими органами госбезопасности и в 1948 г. осужден на 10 лет лишения свободы, в дальнейшем срок наказания сократили до 5 лет. Освобожден в 1952 г. Умер в Варшаве.
            24. Агранов (Сорензон) Яков Саулович (Янкель Шмаев (Шмаевич, Шевелевич)) (1893 – 1938). В органах ГБ с 1919 г. В 1929 – 1931 гг. начальник СО ОГПУ СССР, одновременно в 1930 –1931 гг. помощник начальника СОУ ОГПУ СССР. С 1931 г. начальник СПО ОГПУ СССР, с сентября 1931 г. полпред ОГПУ по Московской области, по совместительству в 1931 –  1932 гг. начальник ОО ОГПУ Московского ВО. С 1933 г. заместитель председателя ОГПУ СССР, с 1934 г. 1-й заместитель наркома внутренних дел СССР, одновременно в 1936 - 1937 гг. начальник ГУГБ НКВД СССР. С 1937 г. заместитель наркома внутренних дел и начальник 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР, с мая 1937 г. начальник УНКВД по Саратовской области. Комиссар ГБ 1-го ранга (1935 г.). Расстрелян. Не реабилитирован
   25. Бельский (Левин) Лев Николаевич (Абрам Михайлович) (1889 - 1941). В органах ГБ с 1918 г. С 1930 г. полпред ОГПУ по Московской области, с 1931 г. начальник Главного управления народного питания (Главнарпит) и член коллегии Наркомата снабжения СССР, одновременно состоял в особом резерве ОГПУ СССР. В 1933 г. возвращен на работу в органы ГБ: полпред ОГПУ по Нижневолжскому краю. С 1934 г. начальник ГУРКМ ОГПУ СССР, затем начальник ГУРКМ НКВД СССР (до 1937 г.) и одновременно с 1936 г. заместитель наркома внутренних дел СССР. С 1938 г. 1-й заместитель наркома путей сообщения СССР, с 1939 г. начальник строительства железной дороги Карталы-Акмолинск. Комиссар ГБ 2-го ранга (1935 г.). Расстрелян. Не реабилитирован.
           26. Берман Матвей Давыдович (1898 - 1939). В органах ГБ с 1918 г. С 1929 г. начальник СОУ и заместитель полпреда ОГПУ по Ивановской Промышленной области, с 1930 г. заместитель начальника УЛАГа ОГПУ СССР. В 1930 – 1932 гг. заместитель начальника ГУЛАГа ОГПУ, в дальнейшем начальник ГУЛАГа ОГПУ – НКВД СССР, одновременно (в 1936 – 1937 гг.) заместитель наркома внутренних дел СССР и начальник Управления Строительства канала Москва-Волга НКВД. С 1937 г. нарком связи СССР.  Комиссар ГБ 3-го ранга (1935 г.). Расстрелян. Реабилитирован ВК ВС СССР в 1957 г.


Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #9 : 21 Ноября 2012, 00:35:16 »

Уваж.mrodos
На мой взгляд,Артузов в своих письмах много чего-то не договаривает.

Cогласно  архивно-следственному делу №612388-Артузов был арестован сотрудниками опер отдела 13мая1937г в своем кабинете,по выдвинутому (ранее на активе) Фриновским обвинению  его в шпионаже.Выемка документов и их опись в кабинете Артузова производилась сотрудниками ОО в присутствии Л.Ф.Баштакова.
Первый допрос Артузова проводили комиссар 3-го ранга Дейч и лейтенант ГБ Аленцев 27.05.1937г.Артузова, как известно,на следствии  никто пальцем не трогал, однако он на первом допросе дал показания, что работая в РУ, особенно доверял  б .сотруднику Штейнбрюку,которому сообщил данные об агенте №270 и полученной от него информации о связи генерала Тургуева с германским ГШ.Впоследствии агент №270 был убит.Под фамилией генерал Тургуев,как известно Германию посещал Тухачевский...
На втором допросе (15.06.1937) б.начальник КРО,ИНО и зам.начальника РУ  Артузов выдает такое,что извините за выражение "волосы на лысине -кучерявится начинают"...

Как известно Дело Артузова  было  пересмотрено в январе 1956г  по заявлению сестры Артузова(которая вернулась из ссылки) и зам.Генпрокурора Варский не найдя состава преступления, отменил обвинительное  заключение тройки от от 21.08.1937г. (состав тройки Ульрих,Бельский,Рогинский).Однако приговор  Артузову объявляла не тройка, а ВК ВС СССР ...
« Последнее редактирование: 21 Ноября 2012, 00:37:37 от alex » Записан
Страниц: [1] 2 3 4 Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU