Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
15 Ноября 2019, 21:48:59
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Разное
| |-+  Курилка
| | |-+  Госдума ужесточила наказание за разглашение гостайны
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] Вниз Печать
Автор Тема: Госдума ужесточила наказание за разглашение гостайны  (Прочитано 1510 раз)
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« : 30 Октября 2012, 19:49:26 »

Lenta.ru
           
      Тайны России защитили скандальным законом
      Дума во вторник, 23 октября, приняла сразу во втором и третьем чтении
      правительственный закон, касающийся уголовного наказания за незаконное
      получение сведений, составляющих государственную тайну. Теперь срок до 20
      лет можно будет получить, к примеру, за оказание "консультационной" помощи
      иностранцам, работающим с целью нанести ущерб российскому государству.
      Более того, простое ознакомление с чужими тайнами грозит обернуться для
      незадачливого гражданина лишением свободы на срок до четырех лет.
      Презумпция виновности
      Законопроект, внесенный в Госдуму правительством РФ еще в декабре 2008
      года, до лета 2012 года пылился в архивах парламента. Но в сентябре 2012
      года документ, подготовленный "на основании анализа деятельности органов
      федеральной службы безопасности", был единогласно принят нижней палатой
      парламента в первом чтении, в октябре прошел через Думу окончательно (не
      голосовала за проект лишь "Справедливая Россия", впрочем, не голосовала
      она и против). Осталось преодолеть кое-какие юридические формальности -
      рассмотрение в Совете Федерации и подпись президента - и в России появится
      очередной репрессивный закон, который будет таковым вне зависимости от
      того, хотели ли с его помощью власти продолжить практику "закручивания
      гаек" либо же лоббисты из ФСБ просто воспользовались случаем, чтобы
      подкорректировать устаревшие нормы и облегчить работу своим коллегам.
      Государство, безусловно, должно бороться с теми, кто передает на сторону
      секреты, имеющие отношение к безопасности страны. Проблема, однако, в том,
      что вместе со шпионами в тюрьму зачастую попадают люди, сомнения в
      виновности которых неоднократно высказывались различными экспертами. Так,
      в 2000-х на всю страну гремели дела физика Валентина Данилова (попал в
      тюрьму по обвинению в шпионаже в пользу КНР, хотя его коллеги называли
      процесс "возмутительным безобразием", а присяжные и вовсе оправдали) и
      завсектором отдела внешнеполитических исследований Института США и Канады
      РАН Игоря Сутягина. Последний был обвинен и осужден за передачу
      спецслужбам США и Великобритании сведений о российских истребителях и
      ядерном вооружении, которые Сутягин собрал через открытые источники (в
      2010 году Сутягин был помилован, и российские власти обменяли его и еще
      трех человек на десять задержанных в США "русских шпионов").
      В 2007 году прокуратура Новосибирской области и вовсе была вынуждена
      извиниться перед завлабораторией кинетики процессов горения новосибирского
      Института химической кинетики и горения Сибирского отделения РАН Олегом
      Коробейничевым. Следователи ФСБ обвинили ученого в публикации секретных
      сведений о разработках ракетного топлива (работа была выполнена на грант
      Исследовательского управления армии США), но после проведения экспертизы,
      признавшей информацию ученого несекретной, дело в отношении Коробейничева
      было закрыто "за отсутствием состава преступления".
      Химика Коробейничева от клейма шпиона спасли коллеги, добившиеся повторной
      экспертизы по его делу. Сам ученый позднее пояснял, что пострадал из-за
      квалификации экспертов, привлеченных ФСБ: первую экспертизу его работ
      поручили военной организации, основным направлением деятельности которой,
      как выяснилось позднее, была подготовка курсантов. В результате в основу
      заключения о выдаче гостайны Коробейничевым легли ошибочные утверждения.
      Ректор государственного университета - Высшей школы экономики Ярослав
      Кузьминов в 2007 году в связи с делом Коробейничева отмечал, что
      значительная часть таких уголовных дел и наносит вред имиджу самой ФСБ, и
      создает атмосферу шпиономании, так как имеет "оттенок искусственности".
      Для исправления ситуации Кузьминов предлагал, среди прочего, расширить
      круг экспертов, которых привлекают в ходе следствия органы, и уточнить
      понятие гостайны, так как ее критерии "очень размыты, нет однозначных
      определений, поэтому суды нередко руководствуются 'вкусовыми суждениями'".
      В ФСБ, впрочем, придерживаются противоположного мнения: сомнения в
      виновности ряда "шпионов", высказываемые журналистами, неоднократно
      критиковались сотрудниками органов. В 2011 году, к примеру,
      генерал-полковник, глава Академии ФСБ Виктор Остроухов в интервью изданию
      общественного совета при ФСБ утверждал, что реакция российской прессы не
      всегда учитывает характер и опасность "изменнической деятельности", а
      российские граждане, осужденные за государственную измену, - "почти всегда
      профессиональные преступники".
      Измена здравому смыслу
      До сих пор госизменой считалась "выдача гостайны либо иное оказание помощи
      иностранному государству, иностранной организации или их представителям в
      проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ". Но
      еще в 2008 году Александр Игнатьев из общественного совета при ФСБ
      пояснял, что статью 275 УК необходимо "деидеологизировать", исключив из
      нее "указание на враждебный по отношению к России" характер преступной
      деятельности. "В сегодняшней реальности переплетены и внешние, и
      внутренние угрозы. Следовательно, надо считать государственной изменой
      угрозу безопасности России", - отмечал эксперт.
      Авторы пояснительной записки к законопроекту о госизмене образца 2008 года
      исходили из похожей логики: в тексте документа говорилось, что действующая
      редакция статьи 275 УК делает госизмену "крайне сложной для доказывания",
      а шпионаж и выдача государственной тайны рассматривались не как формы
      государственной измены, а как разновидности оказания помощи иностранному
      адресату. А то, сетовали авторы законопроекта, адвокаты подсудимых по этой
      статье, ссылаясь на недоказанность наличия в их поступках признаков
      "враждебной" деятельности, стали использовать аргумент "враждебности" в
      качестве основного для освобождения своих подзащитных от уголовного
      наказания.
      Поправки, которые в 2012 году будут внесены в Уголовный и
      Уголовно-процессуальный кодексы РФ, не только устраняют из
      законодательства понятие "враждебной" деятельности, но и предусматривают
      расширение понятий "государственная измена" и "шпионаж". В частности,
      теперь госизменой (наказание - до 20 лет лишения свободы) будет считаться
      выдача иностранному государству, иностранной или "международной
      организации или их представителям сведений, составляющих гостайну", а
      также "оказание финансовой, материально-технической, консультационной или
      иной помощи" иностранным или международным структурам "в деятельности,
      направленной против безопасности РФ" (статья 275 УК).
      В результате внесения поправок в статьи 275 и 276 ("шпионаж"), на смену
      фразе "в ущерб внешней безопасности РФ" придет другая - "против
      безопасности России". Как полагает офис уполномоченного по правам человека
      в России Владимира Лукина, исключение слов "в ущерб внешней безопасности"
      и замена их на слова "против безопасности" опасно расширяет содержание
      составов государственной измены и шпионажа. "Данная поправка исключает
      необходимость доказывания не только такого последствия данных преступлений
      как причинение ущерба безопасности Российской Федерации, но и самой этой
      цели", - отмечается в комментарии, размещенном на сайте омбудсмена.
      Наказуемым же становится предполагаемое намерение совершения
      противоправных деяний, что "подчеркивает отказ от необходимости
      доказывания прямого умысла".
      Кроме того, новая статья 283.1 предполагает введение санкций вплоть до
      лишения свободы на срок до четырех лет за получение гостайны "путем
      похищения, обмана, шантажа, принуждения, угрозы применения насилия" и
      "иным незаконным способом". То же деяние, если оно было совершено с рядом
      отягчающих обстоятельств, наказывается лишением свободы на срок от трех до
      восьми лет. Сделано это было для того, чтобы закрыть возможность
      распространения секретных сведений по информационным цепочкам, но подобное
      новшество с легкостью может привести к вольному трактованию слов "иным
      незаконным способом" следователями и судами.
      На этом новации в законодательстве не заканчиваются - в понятие госизмены
      будет включено крайне спорное положение об оказании помощи международной
      либо иностранной организации или их представителям в проведении
      деятельности, направленной против безопасности РФ (до сих пор
      международные организации не входили в число тех, кому запрещено
      передавать закрытую информацию). Авторы пояснительной записки к
      законопроекту в 2008 году уверяли, что "международные организации" должны
      быть включены в число запрещенных "адресатов" помощи, так как такими
      организациями "неоднократно предпринимались попытки получения сведений,
      составляющих государственную тайну, незаконными способами". Однако все та
      же расплывчатая формулировка содержания понятия "гостайна" ведет к
      расширительному применению статьи о госизмене: при желании в разряд
      "помощи" можно записать какую угодно ерунду. И совсем непонятно, что
      делать человеку в случае, если он собирается оказать консультационные
      услуги зарубежной организации. Требовать от нее справку, что она не
      работает в интересах, к примеру, спецслужб США? Или заранее справляться у
      сотрудников ФСБ, кого еще они собираются причислить к врагам страны?
      Глава комитета по гражданскому уголовному арбитражному и процессуальному
      законодательству Павел Крашенинников перед вторым чтением пакета поправок
      обещал, что документы будут исправлены, чтобы не допустить возможность
      чересчур широкого толкования и связанных с этим злоупотреблений. Но правки
      вышли косметическими: уполномоченный по правам человека в России Владимир
      Лукин полагает, что "представленные ко второму чтению поправки к
      законопроекту не могут изменить оценки законопроекта как противоречащего
      международно-правовым и конституционным принципам уголовного права".
      P.S.
      Проблема здесь не просто в самих поправках в УК, формулировки которых
      оставляют желать лучшего с точки зрения интересов российской
      юриспруденции. Дело еще и в том, какими установками руководствуются
      следователи ФСБ, инициируя уголовные дела в отношении "шпионов" по
      принципу "если и оправдают, то хотя бы насидится так, чтоб другим
      неповадно было". И еще в том, как дела о госизмене и шпионаже
      рассматривают представители судебной системы, дискредитированной
      необъективными приговорами. С принятием поправок, качество которых позорит
      российских парламентариев, в истории российской шпиономании может
      открыться новая глава: при желании в изменники родины можно будет записать
      любого гражданина, поддерживающего связь, к примеру, с западными
      коллегами. Совершить государственную измену в России теперь будет
      значительно проще.
     
     Антон Ключкин
   
      © ООО "Лента.Ру" (1999-2012)
      Лицензия Минпечати Эл No ФС77-42043
     
Записан
Вест-гот
Гость
« Ответ #1 : 14 Ноября 2012, 23:17:05 »

поправки подписаны
http://pravo.gov.ru:8080/page.aspx?26796
Записан
Вест-гот
Гость
« Ответ #2 : 28 Ноября 2012, 08:18:42 »

статья "Незаконное пересечение Государственной границы" чем то не устраивает правительство, будут её менять и подследственность
http://government.consultant.ru/page.aspx?3557964
проект пока не выложили
Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #3 : 06 Декабря 2012, 13:35:11 »

PublicPost

"Мало государственных изменников!"

Сегодня вступили в силу поправки в Уголовный кодекс, вводящие более широкое
понимание госизмены и шпионажа. Теперь обвинение могут предъявить не только
тому, кто работает на иностранные разведки: как госизмена может расцениваться и
оказание помощи международным организациям в том случае, если их деятельность
власти посчитают направленной против безопасности России. Правозащитники не раз
заявляли, что формулировки поправок слишком расплывчаты, что чревато их
произвольным применением и злоупотреблениями. Об этом на недавней встрече с
Владимиром Путиным говорила и член президентского Совета по правам человека
Тамара Морщакова.
 
В интервью PublicPost она рассказала о том, ждет ли Россию волна шпионских
разоблачений и о том, почему поправки в УК и УПК о госизмене входят в
противоречие с Конституцией.
 
Тамара Морщакова, член Совета по правам человека, судья Конституционного суда в
отставке.

— Чем, на ваш взгляд, была продиктована необходимость внесения таких поправок? И
была ли вообще реальная необходимость?
 
Здесь совершенно не надо гадать. Все об этом написано в пояснительной записке к
закону: там приведены два аргумента, мотивированные заинтересованными органами.
Аргумент первый такой, что тот состав преступления, который был прописан —
трудно доказывать. Это написано именно такими словами, не другими. Аргумент
второй, хотя он и вытекает из первого, такой, что, в связи с трудностью
доказывания, очень мало привлеченных к ответственности по данному составу
преступления, т. е. в качестве государственных изменников. Мало государственных
изменников! Очевидно, что это печально: нельзя показать положительные результаты
деятельности органов, которые должны с ними бороться. Есть они или нет — это
другой вопрос. Если есть шесть дел в год — и это тоже приведено в пояснительной
записке — то, очевидно, что никакой объективной потребности вводить какие-то
дополнительные, облегчающие борьбу с этим видом деяний, меры не было. Вот и всё,
вот и все мотивы. Об этом на Совете (президентский Совет по правам человека —
PublicPost) я лично говорила с президентом, тут нет никакой тайны.
 
Утешает только одно обстоятельство: если вы внимательно просмотрите стенограмму
встречи, то в ней найдете слова нашего гаранта о том, что он готов это еще
обсуждать. Так что будем стараться привести ему какие-то аргументы, чтобы он мог
продолжать формировать позицию — свою и законодательной власти — по этому
вопросу.
 
— Какие могут быть практические последствия этих поправок? Ждет ли нас волна
шпионских разоблачений?
 
Прогнозами, как вы знаете, я никогда не занимаюсь, я могу только
проанализировать состав. Он характеризуется крайней неопределенностью со стороны
практически всех элементов: объекта посягательства, объективной стороны,
субъективной стороны...
 
А уж субъект — практически "любой, кто".  Что уж тут говорить. Такой
неопределенный состав всегда, во всех случаях, не только в этом, переносит
тяжесть решения вопроса о том, привлекать или не привлекать, тяжесть
ответственности за введение уголовно-правового запрета, с законодателя на
правоприменителя. С точки зрения любых принципов установления уголовной
ответственности — международно-правовых и конституционных — это недопустимо.
Недопустимо потому, что, во-первых, такие ограничения как уголовно-правовые
запреты могут только самим законом устанавливаться, это общее положение. А
во-вторых, потому, что уголовно-правовой запрет для того, чтобы быть признанным,
присутствующим, сформулированным, должен быть ясным. Иначе нарушается принцип
"нет преступления без закона, нет наказания без закона". Эти принципы и
нарушаются тем, как сформулирован состав. А в таком случае, если вопрос остается
на усмотрение правоприменителя... Мы, конечно, могли бы надеяться на то, что
правоприменитель будет лучше законодателя, но в российской системе координат
такого не бывает. Это не немецкая правовая система, где закон, хоть и очень
старый, но применяется хорошо. У нас таких случаев нет: если наш законодатель
сделал что-то плохо, то это будет только ухудшено правоприменителем, а если
сделал хорошо — тоже будет ухудшено.
 
— Безвыходная ситуация?
 
Она не безвыходная, но нужно настаивать хотя бы на том, чтобы закон был
сформулирован нормально.
 
— Нет ли в этих поправках противоречий с российской Конституцией?
 
Я считаю, что есть. Я вам как раз и привела этот принцип: уголовная
ответственность может устанавливаться только законом.  Без закрепления
уголовно-правового запрета в законе нет никаких оснований для привлечения к
уголовной ответственности. Если можно преследовать за что угодно, это значит,
что нет определенного уголовно-правового запрета в соответствии с теми
требованиями, которые предъявляются к формулированию запретов. Конституционный
суд сто раз написал, что закон неконкретный, неясный, допускающий различные
толкования, это основания для произвола, что противоречит 19-й статье
Конституции. Не говоря уже об особом принципе применительно к уголовной
ответственности, прямо в Конституции сформулированном. Это и есть тот самый
принцип: "нет преступления без его точного описания в законе".
 
— Согласно поправкам, теперь оказание помощи международным организациям может
расцениваться как государственная измена...
 
Да, есть такой момент, я все время его подчеркиваю. Хотя в официальных отзывах
юрслужб Софета Федерации и написано, что нельзя, чтобы это распространялось на
ООН, ЕСПЧ, ПАСЕ или еще что-нибудь... Но говорят это не те, кто читает текст
поправок, а те, кто анализирует политические планы или устремления государства,
страны, власти. В тексте этого нет. Там написано: "оказание помощи международным
организациям". Пусть мне кто-нибудь докажет, что организации, которые я
перечислила, не подпадают под определение международных. Они подпадают.
Следующее уточнение заключается только в том, что эти организации осуществляют
деятельность, направленную против безопасности России. Но ЕСПЧ, к примеру,
принимает решение "Иванов против России". Оно так называется. И мы с вами можем
представить себе положение правоприменителя. Такую формулировку он легко может
использовать и сказать, что "да, это против России". Другое дело, что это не
соответствует действительности. Но не об этом же речь?

--------------------------------------------------------------------------------------

Правозащитники не хотят быть агентами и хотят слушать "Свободу"


Российские правозащитники заявили, что не будут выполнять новый закон об НКО и
не будут регистрироваться в качестве “иностранных агентов”. Кроме того, они
направили письмо в Конгресс США с вопросом, почему было принято решение
прекратить вещание радио «Свобода».

В Независимом пресс-центре прошла совместная пресс-конференция Людмилы
Алексеевой, Льва Пономарева, Лилии Шибановой и Валерия Борщева. Правозащитники
были едины в своем решении: они не подчинятся требованию нового закона об НКО, и
не будет проходить регистрацию в качестве «иностранных агентов». Новый закон они
считают антиконституционным и обещают после первого же его применения против
любого из правозащитников обратиться в суд. Пройдя все инстанции, правозащитники
планируют добраться до Конституционного суда, где оспорят новый закон об НКО.

Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева заявила, что новые
законы об НКО, о клевете, о гостайне, о чувствах верующих обернуться репрессиями
против обычных людей и правозащитников.

Правозащитник Лев Пономарев в своем выступлении не согласился с мнением
Алексеевой, что не надо осуждать тех правозащитников, которые решат подписать
бумагу и стать «агентами». Он считает, что как только правозащитник даст надеть
на себя это клеймо, он сразу лишится любого финансирования, как из-за рубежа,
так и в России, а общество подвергнет его остракизму. Кроме проблемы с новыми
законами Пономарев высказался по поводу прекращения вещания радио «Свобода».
Руководство радио приняло решение о прекращении вещания радио в эфире и в
интернете, увольнении большинства сотрудников московской редакции и назначило
директором Русской службы бывшего главного редактора “Вокруг Света” и автора
недавно изданной в США критической книги о Путине Машу Гессен. Все эти решения
вызвали резкую критику в медийных и правозащитных кругах.
 
 
 
Лев Пономарев, «За права человека»:
 
«Мы написали письмо в Международный комитет Конгресса США Хилари Клинтон,
Бенджамину Кардину в котором протестуем против того, как хамски, неправовым
образом закрыли радио «Свобода». Это был очень важный источник информации для
граждан, особенно в регионах, где не ловит «Эхо Москвы». Мы надеемся, что на
письмо отреагируют, проведут расследование и дадут ответ, каким образом
произошли кадровые перестановки на радио «Свободы» и разрушение радио будет
остановлено.

Второе письмо, что мы отправим – письмо в ПАСЕ о выборах в России, мы считаем,
что выводы в отчете ПАСЕ о выборах в России слишком мягкие, в них много экивоков
в сторону российской власти. Мы считаем, что наблюдатели, люди которые
занимались мониторингом выборов от ПАСЕ попали под чары «Единой России». Они
пишут, что у нас разрешили выборы губернаторов, но молчат о президентском
фильтре, пишут, что многопартийность появилась, но не говорят какая именно.

Кроме этого, у нашего всероссийского движения «За права человека» на днях прошел
съезд на нем мы приняли решение всем движением не исполнять новый закон и не
регистрироваться агентами».
 
 
 
Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинской группы:
 
«Правозащитное сообщество будет стоять плечом к плечу. Пережили советскую
власть, переживем и эту. Репрессии только закаляют. О законе про оскорбление
чувств верующих я скажу отдельно. Например, пройдет человек мимо церкви и не
перекрестится, а другой это увидит и оскорбиться, что его за это судить? Про
чувства в законах писать нельзя».
 
 
 
Лилия Шибанова, ассоциация «Голос»:
«Нас выталкивают из правозащитной политики. Мы не собираемся отказываться от
зарубежного финансирования. Наши юристы изучили этот закон, подготовлено
экспертное заключение. После первого прецедента, первой жертвы закона мы пойдем
в суд и как того требует практика пройдем все этапы до Конституционного суда.
Они хотят, чтобы мы сами пошли и зарегистрировались как иностранные агенты. А
агент это кто? В сознании наших граждан – шпион. Но мы не шпионы». 
 
Валерий Борщев, фонд «Социальное партнерство»:
 
«Закон об НКО – попытка скомпрометировать правозащитников. Это впервые когда
российская власть поступила как Гитлер. Это же закон о жёлтых звездах. В
Германии требовалось добровольно надевать евреям желтые звезды, вот и они хотят,
чтобы мы их добровольно надели. Их не смущают аналогии с гитлеровской Германией.
Это же истерика, это потеря ума! Я занимаюсь тюрьмами с 70-х и даже тогда нас
правозащитников в КГБ, куда нас часто вызывали, не называли иностранными
агентами. Антисоветчиками считали, а иностранными агентами нет.
 
Не все понимают опасность закона о государственной тайне. Я вам скажу, что это
такое, например, в моей области работы: есть масса документов касающихся условий
содержания заключенных в тюрьме под грифом «ДСП» – для служебного пользования.
Все эти документы подпадают под закон о гостайне. Например, приказ 264 о
карцерах, котором написаны размер окон, каким должен быть пол и т.д.  Это все
теперь нельзя разглашать. Условия содержания в тюрьме после принятия этого
закона будет тайной».
--------------------------------------------------------------------------------
Путин решил обсудить закон о госизмене

Москва

12.11.2012 19:59
 

Президент России Владимир Путин готов вернуться к обсуждению законопроекта о
Госизмене, об этом он заявил на первом заседании президентского совета по правам
человека в обновленном составе.

"Давайте еще раз вернемся, подумаем, здесь не должно быть расширенного
толкования - что такое госизмена, - сказал Путин. - Готов еще раз вернуться и
посмотреть повнимательнее (законопроект- прим.)".
 
Закон о госизмене, который усиливает охрану государственной тайны, ужесточает
наказание за ее разглашение и вводит уголовную ответственность за незаконное
получение сведений, составляющих госсекрет, Дума приняла в конце сентября.
Правозащитники назвали этот закон антиконституционным.
 
 
Записан
Вест-гот
Гость
« Ответ #4 : 10 Декабря 2012, 23:55:50 »

в УК появились новые статьи

159.2. Мошенничество при получении выплат
159.3. Мошенничество с использованием платежных карт
159.4. Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности
159.5. Мошенничество в сфере страхования
159.6. Мошенничество в сфере компьютерной информации

http://graph-kremlin.consultant.ru/page.aspx?1635181
Записан
Вест-гот
Гость
« Ответ #5 : 21 Декабря 2012, 22:26:01 »

статья "Незаконное пересечение Государственной границы" чем то не устраивает правительство, будут её менять и подследственность
http://government.consultant.ru/page.aspx?3557964
проект пока не выложили

а вот и проект http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=PRJ;n=100724;dst=0;ts=A76EC86BCF0A918DACC8C9C4F30AF8B9

пояснительная записка http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=PRJ;n=100347;fld=134;dst=4294967295;rnd=0.5184954576860633

паспорт проекта http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=PRJ;n=99936;fld=134;dst=4294967295;rnd=0.11447471840322632
Записан
Зеленый
Гость
« Ответ #6 : 19 Октября 2013, 04:26:23 »

На рассмотрение Государственной думы поступил законопроект, который предлагает наделить Федеральную миграционную службу (ФМС) полномочиями по дознанию. Автором документа выступил первый зампредседателя комитета Госдумы по делам национальностей Михаил Старшинов, сообщается в карточке законопроекта на сайте Думы.

В случае одобрения законопроекта ФМС станет восьмым силовым ведомством, которое может проводить дознание — предварительное расследование по уголовному делу, когда организовывать следствие необязательно. http://lenta.ru/news/2013/10/18/fms/
Записан
Страниц: [1] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU