Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
11 Апреля 2021, 02:04:45
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1953-1991 КГБ - МВД
| | |-+  Начальники 10 отдела -Управления Т ПГУ КГБ СССР
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] Вниз Печать
Автор Тема: Начальники 10 отдела -Управления Т ПГУ КГБ СССР  (Прочитано 17058 раз)
Олег 2
Лейтенант
****
Offline Offline

Сообщений: 134


« : 10 Октября 2012, 20:47:19 »

А открыть эту тему, я хотел бы биографией Рябова Валентина Васильевича, которая опубликована на официальном сайте СВР.

Валентин Васильевич Рябов родился 16 октября 1913 года.
В органах госбезопасности — с 1938 года.
Выполнял разведывательные задания по линии научно-технической разведки в долгосрочных командировках в Эстонии, Дании, Уругвае, Аргентине и Пакистане.
В 1950-1953 годах являлся резидентом вашингтонской резидентуры.
На всех этапах своей оперативной деятельности добивался высоких результатов. Работая в центральном аппарате, занимал руководящие должности в системе НТР.
Заслуги полковника Рябова отмечены орденом Трудового Красного Знамени, многими медалями, а также нагрудным знаком "Почетный сотрудник госбезопасности".
Скончался в 1974 году при исполнении служебных обязанностей.

http://svr.gov.ru/history/rjabov.htm


Был ли Рябов В.В. начальником научно-технической разведки  ПГУ КГБ? Может быть кто-то располагает информацией в отношении указанной персоналии? Заранее благодарен.
Записан
BM
Модераторы
Полковник
****
Offline Offline

Сообщений: 501


« Ответ #1 : 11 Октября 2012, 03:21:28 »

Судя по книге Чертопруда - был.
Записан
Олег 2
Лейтенант
****
Offline Offline

Сообщений: 134


« Ответ #2 : 11 Октября 2012, 12:06:23 »

Судя по книге Чертопруда - был.

Не знаю, что Вас привело к такому заключению...
Записан
Олег 2
Лейтенант
****
Offline Offline

Сообщений: 134


« Ответ #3 : 11 Октября 2012, 12:11:39 »

Судя по книге Чертопруда - был.

Не знаю, что Вас привело к такому заключению...

Просматривая документы, касающихся сотрудничества КГБ СССР и МГБ ГДР, в частности в области научно-технического сотрудничества, мне попалась фамилия Рябов (в этом документе на немецком языке, к сожалению фамилия указана без занимаемой должности). Наравне с этой фамилией упоминается и фамилия Лопатин…можно конечно предположить с некоторой долей достоверности, что в декабре 1969 г., Рябов Валентин Васильевич занимал должность начальника Управления Т ПГУ КГБ, а Лопатин, он же Липатов Михаил Иванович, на тот момент был его заместителем, который впоследствии сменил его на этой должности….


http://www.bstu.bund.de/DE/Wissen/MfS-Dokumente/Downloads/KGB-Projekt/69_11_19_Ablauf_Besuch.pdf;jsessionid=CA0593B31B0E4310B419553CA08501A1.2_cid136?__blob=publicationFile
Записан
BM
Модераторы
Полковник
****
Offline Offline

Сообщений: 501


« Ответ #4 : 11 Октября 2012, 14:49:11 »

Прошу прощения, это не у Чертопруда было, а у Колпакиди: http://lib.rus.ec/b/341107/read#t56

Дат пребывания в должности нет, согласно его же "Энциклопедии внешней разведки" Липатов был начальником НТР с 1969 г. В выложенной в сети более поздней версии книги он не упоминается как начальник Управления "Т", упомянут только резидент в Лондоне М.И.Лопатин (тут первоисточником явно является Гордиевский).

Записан
Олег 2
Лейтенант
****
Offline Offline

Сообщений: 134


« Ответ #5 : 11 Октября 2012, 23:37:19 »

Перечитал еще раз книгу Операция «Турнир» Анатолия Максимова….приведу здесь выжимки касающиеся интересующей темы…
….Летом 1959 года меня вызвали в кадры Особого отдела Северного флота и приказали срочно выехать в трех¬дневную командировку в Москву.
Через несколько дней я входил в помещение прием¬ной Комитета госбезопасности на Кузнецком мосту. Там было малолюдно. Моя черная морская форма резко кон¬трастировала со светлыми летними гражданскими кос¬тюмами.
К этому времени три моих товарища по учебе в воен¬но-морских училищах Ленинграда, контрразведыва¬тельной школе и затем сослуживцы по Северу тоже прибыли в Москву. Нас приняли на площади Дзержинского в 10 отделе Первого главного управления. Отдел этот впоследствии стал основным подразделением научно-технической разведки.
Талантливый разведчик, отличный организатор и большой поклонник нового Валентин Васильевич Рябов побеседовал с каждым из нас….(стр.34)

…Если я правильно понял, речь идет о 1962 годе…

По приезде из Англии я составил подробный отчет о поездке: впечатления от знакомства с агентурно-оперативной обстановкой, справки по объектам разведывательного интереса, среди которых были университеты и корпорация «Ай-Си-Ай». А главное — справки на заведенные среди молодых ученых и студентов связи, имеющие оперативное значение для работы по проблемам химии.
Отчет я должен был доложить заместителю начальника отдела НТР Валентину Васильевичу Рябову. Он принадлежал к числу «чудаков-на-которых-держится-мир». Но это был «чудак» от разведки — умный, проницательный, профессионально грамотный и доброжелательный по натуре. Он терпеть не мог ловкачей, неискренних людей и бездельников. Распознавал он их мгновенно и повышал требовательность и контроль. В то же время Рябов никогда не отрицал права на ошибку, особенно если шел период становления разведчика. Не особенно утруждающие себя работой мстили Рябову, распуская слухи о его «чудачествах». Но Валентин Васильевич был глубоко уважаем большинством из нас. А его «чудачества» на самом деле были поисками новых путей решения разведзадач.
Однажды он повесил на двери своего кабинета циферблат часов, где стрелки указывали, когда он вернется в кабинет. «Группе химии» он поставил задачу создания мелков для постановки сигналов при моментальных, тайниковых и других операциях по связи с агентурой. И один из нас, химик по образованию, изобрел то, что нужно, — цветные мелки, исчезавшие с места их постановки через заданный промежуток времени. Операция по получению материалов через тайник проводится в течение 45–60 минут. Здесь нужно использовать три сигнала: закладки материала, его изъятия или опасности. Метки мелками испарятся, и контрразведка не обратит внимания, кто следует по одному и тому же маршруту за разведчиком. Фиксирование же контрразведкой одних и тех же лиц по месту и времени ведет к провалу.
Рябов первым стал говорить об отставании советской разведки в использовании ЭВМ. Живым памятником этому неординарному человеку стало управление по информационной и научно-исследовательской работе в области разведывательных проблем. Но, как это случается, вложившему душу в дело создания действенной и глобальной АИС — автоматизированной информационной системы — Рябову места в ней не нашлось.
Заниматься вопросами компьютерного учета Рябов начал после того, как именем английской королевы спецслужбы Англии отказали ему во въезде в страну, лишив лондонскую резидентуру талантливого руководителя. (стр. 61-62)




О неизвестном  начальнике НТР…И о ком здесь идет речь?

Событием, определившим мою оперативную судьбу на ближайшие годы, была встреча с начальником НТР, который посетил «Экспо-67».
      Резидент группы сотрудником на «Экспо» сообщил мне, что начальник в шифротелеграмме просил организовать встречу со мной. Он совершал «турне» по резидентурам в Канаде, США и Мексике.
       Этот человек, сменивший легендарного Квасникова в свое время утвердил мое досрочное возвращение из Японии, поверив шефу НТР в токийской резидентуре. И вот теперь я должен был предстать перед ним с отчетом о проделанной на «Экспо» работе. По крайней мере так я представлял ращу встречу.
От нее я не ожидал ничего хорошего. О начальнике ходила слава как о жестоком, безапелляционном и с претензией на бонапартистские замашки. Утверждал он себя в коллективе весьма оригинальным способом.
На одном из совещаний достал Устав вооруженных сил Министерства обороны, по которому мы, чекисты, служили, как военные, и заявил:
 — Судя по Уставу, я являюсь командиром дивизии, несмотря на мое звание полковника. И вас столько, сколько офицеров в полнокровной дивизии...
Ошеломленные чекисты молчали.
 — Властью, мне данной, буду сурово карать за любые неподчинение, проступок и непрофессионализм.
В этих словах, которые мне дословно передали коллеги, сказались в высшей степени амбициозность и неуважение начальника к творческому коллективу разведчиков НТР, который был не только одним из самых крупных в разведывательном ведомстве КГБ, но и общепризнанно самым дружным.
У разведчиков есть такая поговорка: «В разведке, как в бане, все равны». Молодой разведчик в силу различных обстоятельств может добиться результатов, кото¬рые далеко не всегда сопутствуют опытному.
Не хотелось бы поминать недобрым словом моего начальника, но жизнь имеет не только положительные стороны. И хотя преждевременно он сошел в могилу из-за, как мне представляется, чрезмерного честолюбия, нужно несколько слов сказать об этой личности. Были и такие в разведке.
В 50-е годы начальник, тогда оперативный работник, работал в США под руководством одного из талантливых разведчиков НТР. Они дружили семьями. Но в Москве, когда наш герой стал во главе НТР, он удалил из числа своих заместителей своего руководителя по американской резидентуре. С горечью рассказывал мне старый разведчик о том. как поступил с ним его бывший подчиненный:
 - Ведь он называл меня другом и учителем. А потом просто выжил из НТР.
Судьба начальника была трагичной. В начале семидесятых он с женой и сыном выехали на своей автомашине в Карелию отдохнуть на озерах. По пути туда остановились с ночевкой. Сидя у костра, начальник дер¬жал в руках пистолет и. случайным выстрелом убил жену. Был снят с должности, переведен в рядовые со¬трудники НТР, работал «под крышей». Умер, не дожив до пятидесяти лет. Последние годы он был очень одинок в нашем коллективе — люди не могли простить ему не¬уважение к труду рядовых разведчиков.
И вот к этому грозному начальнику я явился на прием (стр. 131-132/39).

О Липатове…

Весной семьдесят первого года, после трех лет работы в Канаде, мы с семьей вылетели в отпуск на Родину. Отдыхали в Пицунде. Дни отдыха пролетели быстро.
И вот последние, визиты в родное управление «Т» — НТР. Отчитался за работу, ознакомился с новыми заданиями и переговорил со своим куратором по оперативным делам о дальнейшей работе с контактами из канадцев.
Тогда я не представлял, что они станут тупиковыми, что после моего отъезда из Монреаля никто из резидентуры их на связь не возьмет. Разве что по линии торгпредства, Например, представителя фирмы, которая закупила у меня три кинофильма: «Белое солнце пустыни», «Бриллиантовая рука» и «Далеко на западе» — об участии советских военнопленных в восстании против немцев на английском острове Джерси.
За неделю до отъезда меня вызвал начальник нашего управления Михаил Иванович Липатов. Приход в разведку его и нашей троицы-североморцев совпали. Тогда Липатов был майором, теперь — генерал-майором.
В органы он был направлен с партийной работы. И хотя Липатов был не один, кто оказался в разведке таким путем, его отличали от других бывших партийцев доброе отношение к людям, искреннее участие в судьбе человеке, забота о подчиненных. Михаил Иванович обладал чертами, которые позволяли людям уважать партийные кадры. (стр.168)

Пролетело лето, отпуск закончился, а я все еще не имел конкретных предложений о дальнейшей работе. В двадцатых числах августа у меня истекал трехмесячный срок нахождения в резерве, после чего мне могли не платить должностной оклад, а выплачивать деньги только «за звездочки» капитана 3-го ранга.
Упрекая в душе кадровиков, коллег из НТР и контрразведки, я вынужден был обратиться к начальнику НТР генералу Липатову. Позвонил ему и попросил принять для личной беседы.
— Михаил Иванович, — начал я, — не у дел оказался, без должности.
— И это ты называешь «личным вопросом»? Разведчик оказался в роли просителя работы… Вот что, альтруист от разведки, твой вопрос давно согласован: пойдешь в Минвнешторг, снова в свое объединение. Это для «Турнира» будет полезно?
— Конечно, именно там легче всего создать нужные условия. Ведь основная, линия в работе с канадцами материальная. С позиции объединения, где у меня много хороших знакомых, легче организовать встречи с канадской спецслужбой.
— Приказ будет. И еще: не обижайся, но чтобы не привлечь к тебе внимание твоих коллег по НТР, звание тебе задержим Но в мае, к Дню Победы, ты его получишь. Как бы на общих основаниях.
Через три дня я был в хорошо знакомом «Теххимимпорте», где все мне напоминало активную оперативную работу.
Снова моим прикрытием для канадцев была работа по Внешторгу, а для моих коллег по разведке — работа по НТР. И хотя начальник НТР и руководство разведки по линии «Турнира» рекомендовало мне считать главной задачей эту операцию, я не мог отсиживаться без дела по линии НТР — это было бы не только подозрительно, но и противоречило моим принципам не работать в полсилы. Кроме того, работа по линии НТР увлекала меня и захватывала до последней жилочки.
Мой профессиональный опыт обогатился и по линии НТР, и по линии Внешторга, а отсюда мое огромное желание принять участие во «взломе» строгого эмбарго пресловутого КОКОМ. Профессионал не имеет право упускать возможности в разведывательной работе, иначе он потеряет профессионализм.
Конец семьдесят второго года ушел на вхождение в круг вопросов по линии Внешторга, восстановление контактов с оперативными связями за рубежом. Снова стал встречаться с японцами, с которыми активно работал до отъезда в Канаду. (стр.219-220)

Может быть вместе здесь попробуем разобраться в этой путанице и внесем некоторую ясность в этот вопрос?
Записан
BM
Модераторы
Полковник
****
Offline Offline

Сообщений: 501


« Ответ #6 : 12 Октября 2012, 02:23:41 »

Судя по явно неприязненной характеристике, "начальник, сменивший легендарного Квасникова" - это не Рябов. То есть был еще кто-то, а Рябов был начальником недолго, между 67 и 69 годами. В 50-е годы находился в США на вторых ролях, умер рано... Кандидатур масса.
Записан
BM
Модераторы
Полковник
****
Offline Offline

Сообщений: 501


« Ответ #7 : 23 Октября 2012, 01:40:04 »

Просматривая документы, касающихся сотрудничества КГБ СССР и МГБ ГДР, в частности в области научно-технического сотрудничества, мне попалась фамилия Рябов (в этом документе на немецком языке, к сожалению фамилия указана без занимаемой должности). Наравне с этой фамилией упоминается и фамилия Лопатин…можно конечно предположить с некоторой долей достоверности, что в декабре 1969 г., Рябов Валентин Васильевич занимал должность начальника Управления Т ПГУ КГБ, а Лопатин, он же Липатов Михаил Иванович, на тот момент был его заместителем, который впоследствии сменил его на этой должности….


http://www.bstu.bund.de/DE/Wissen/MfS-Dokumente/Downloads/KGB-Projekt/69_11_19_Ablauf_Besuch.pdf;jsessionid=CA0593B31B0E4310B419553CA08501A1.2_cid136?__blob=publicationFile


Кстати, я просмотрел документ - а почему вы думаете, что Рябов упомянут в связи с Управлением "Т"?  Там речь идет об Управлении "И" - компьютерном. Возможно, в 1969 г. он перешел на работу туда?
Записан
Олег 2
Лейтенант
****
Offline Offline

Сообщений: 134


« Ответ #8 : 26 Октября 2012, 00:03:22 »

Уважаемый ВМ! Вы совершенно правы….я еще раз, но более внимательно просмотрел документ, в части касающейся повестки дня 13.11.1969 г….о визите делегации МГБ в Управление И..(подвело зрение)… И можно с некоторой достоверностью сказать, что на тот момент Рябов являлся начальником  этого управления…некоторым подтверждением этому служит ранее приведенная выдержка…из книги Операция «Турнир» Анатолия Максимова

…Рябов первым стал говорить об отставании советской разведки в использовании ЭВМ. Живым памятником этому неординарному человеку стало управление по информационной и научно-исследовательской работе в области разведывательных проблем. Но, как это случается, вложившему душу в дело создания действенной и глобальной АИС — автоматизированной информационной системы — Рябову места в ней не нашлось.
Заниматься вопросами компьютерного учета Рябов начал после того, как именем английской королевы спецслужбы Англии отказали ему во въезде в страну, лишив лондонскую резидентуру талантливого руководителя. (стр. 62)

И тогда  определенно проясняется с Лопатиным (опираясь на повестку дня того же документа  - 11.11.1969), что он в ноябре 1969 года, занимал должность начальника Управления Т…

Теперь наверное можно прорисовать контуры его карьеры в КГБ…

Максимов А. Операция «Турнир».

За неделю до отъезда меня вызвал начальник нашего управления Михаил Иванович Липатов. Приход в разведку его и нашей троицы-североморцев совпали. Тогда Липатов был майором, теперь — генерал-майором.
В органы он был направлен с партийной работы. И хотя Липатов был не один, кто оказался в разведке таким путем, его отличали от других бывших партийцев доброе отношение к людям, искреннее участие в судьбе человеке, забота о подчиненных. Михаил Иванович обладал чертами, которые позволяли людям уважать партийные кадры. (стр.168)


Кристофера Эндрю. КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева…

….В Англии Московский центр открыл в семидесятых годах простой способ, который позволял улучшить условия работы. При четырех резидентах подряд – Николае Григорьевиче Багричеве (1962—1964 гг.), Михаиле Тимофеевиче Чижове (1964—1966 гг.), Михаиле Ивановиче Лопатине (и. о. резидента с 1966 по 1967 гг.) и Юрии Николаевиче Воронине (1967—1971 гг.) – резидентура неуклонно расширялась.

…Самое большое количество агентов, завербованных и контролируемых лондонской резидентурой в эпоху Брежнева, было задействовано в научно-технической разведке, особенно в военных отраслях. Главный специалист резидентуры в этой области в середине семидесятых Михаил Иванович Лопатин стал в 1967 году одним из основателей нового Управления Т в составе Первого главного управления, которое занималось научно-технической разведкой и пользовалось услугами сотрудников линии X в зарубежных резидентурах (стр. 519-520)

Калугин О.. – Прощай Лубянка..

По мере того как Крючков осваивался со своим положением, он становился все более нетерпимым к любым замечаниям, предложениям и инициативам, если они не отвечали его представлению о происходящем. Попал в немилость начальник Управления «С» А. Лазарев, осмелившийся покритиковать некоторые шаги руководства. Его направили в Берлин представителем КГБ при МГБ ГДР. Потом дошла очередь до М. Ломатина, возглавлявшего мощное Управление научно-технической разведки. Ему предложили теплое место в Военно-промышленной комиссии

Шебаршин  Л. Рука Москвы
Примечателен  эпизод, рассказанный  мне одним из  его участников. В. А. Крючков  был приглашен  своим  заместителем,  начальником научно-технической разведки,  на ужин по случаю  пятидесятилетия  хозяина.  Когда гости изрядно выпили,  завязался  разговор  на  служебные  темы.  Был  затронут  вопрос  о пришельцах  в  разведку со  стороны. Эту  практику все,  кроме,  разумеется, Крючкова, осудили и недвусмысленно  дали  понять новому начальнику разведки, что непрофессионалам, включая и его самого, в этой деликатной работе  делать нечего. ..


Лопатин (Липатов) Михаил Иванович (р.1925). Генерал-майор.  Был на партийной работе. С 1961 г. – в ПГУ КГБ при СМ СССР.  В 60-х гг. по линии внешней разведки находился в загранкомандировке в Великобритании. Был заместителем резидента по линии «НТР». В 1966-1967 гг. исполнял обязанности резидента КГБ в Лондоне.  В 1969-1975 – начальник Управления Т  ПГУ КГБ СССР. Работал под крышей Военно-промышленной комиссии.




Записан
turkish
Рядовой
*
Offline Offline

Сообщений: 1


« Ответ #9 : 28 Января 2013, 18:25:53 »

Судьба начальника была трагичной. В начале семидесятых он с женой и сыном выехали на своей автомашине в Карелию отдохнуть на озерах. По пути туда остановились с ночевкой. Сидя у костра, начальник дер¬жал в руках пистолет и. случайным выстрелом убил жену. Был снят с должности, переведен в рядовые со¬трудники НТР, работал «под крышей». Умер, не дожив до пятидесяти лет. Последние годы он был очень одинок в нашем коллективе — люди не могли простить ему не¬уважение к труду рядовых разведчиков.

Эту историю слово в слово я слышал от парторга управления НТР, который был уже назначен следующим начальником управления (речь шла о 1968-69 гг.), но после несчастного случая с предшественником этого назначения лишился. В это же время из Лондона вернулся Михаил Иванович Лопатин, который был назначен, по словам этого сотрудника, начальником управления НТР с поддержкой первого зам. нач. ПГУ Федора Мортина, которого с Лопатиным связывали, якобы давняие отношения по совместной работе в партийных органах.

Этот же парторг довольно неодобрительно отзывался об успехах Лопатина в качестве и.о. резидента в Лондоне и говорил, что тот, якобы, думал увольняться из разведки, но получил предложение от Мортина стать начальником управления НТР - здесь, скорее все, говорила неприязнь к коллеге, перехватившему хорошую должность.

К сожалению, фамилию начальника, трагически убившего в отпуске собственную жену, рассказчик не называл.

Записан
Страниц: [1] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU