Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
25 Ноября 2017, 09:44:30
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1946-1953 МГБ - МВД
| | |-+  "Сионистский заговор в МГБ" или дело Абакумова-Шварцмана.
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] 2 Вниз Печать
Автор Тема: "Сионистский заговор в МГБ" или дело Абакумова-Шварцмана.  (Прочитано 14495 раз)
Минин
Сержант
**
Offline Offline

Сообщений: 41


« : 03 Мая 2012, 13:38:35 »

 Хоть тема уже стара и закрыта, но приведу несколько строк из переписки Валентины и Тамары Ереминых - дочерей репрессированного чекиста Н.Ф. Еремина, характеризующих личность Виктора Абакумова. После освобождения из лагеря Еремин написал личное письмо Абакумову с просьбой пересмотреть его дело. Валентина Еремина покинула место ссылки в Караганде, выехала в Москву и пыталась попасть на прием к министру, чтобы лично передать письмо отца. Несколько раз осенью 1950 года она доходила до приемной министра, но все безрезультатно. Но свершилось чудо, Валентина, совершенно случайно встречает Абакумова на улице. Вот как описывает она этот случай  в письме:
«…Я повезла письмо в приемную, полковник прочел его и  говорит, надо бы написать об отце ведь он все же работал у нас. Я ответила, что министр об этом знает. Он отдал мне письмо и говорит, что (нужно) зайти через несколько дней, т.к. министр еще в отпуске, а у себя я держать письмо не имею права. Я ушла.
   …И вдруг встречаю Виктора (Абакумов В.С.). Он очевидно узнал меня. Мы остановились, и он спрашивает: -  Как ты живешь(?). В одну секунду я выпалила, что очень плохо, что я не могу к нему попасть и спрашиваю – ты меня примешь(?) Приму - отвечает он – 14-го числа. – Нет, это поздно – говорю я. - Ну хорошо тогда 11-го, позвони  мне по этому №… А что у тебя случилось (?)- Потом - только ответила я, попрощалась и всё.
   11-го я позвонила ему. Он сейчас же мне велел идти. На улицу вышел человек и провел  меня к нему. Сколь взволнованная я всегда ходила по всем повесткам, столь теперь я шла совершенно спокойная.. Он спросил, а где Томочка, как она живет… Всё расспросил про папу, говорит хорошо, что папа жив. Спросил, с какого года папа в партии, и не был ли в каких оппозициях. Я ответила, что нет. Спросил, сильно ли постарел папа. Когда я сказала что да он говорит что это за годы с 39 по 43. Я сказала, что папа много раз обращался по поводу своего дела, но ему не отвечали. Он говорит что Василь. Василь. (Чернышев В.В. – зам мин НКВД) его хорошо знает. Я ответила, что (с) 1921 г. Мы целый час говорили, и знаешь, папа я ни о чем не просила, и он ни чего не обещал. Я просто все рассказала. Я сказала, как ко мне стали относиться друзья в связи с  обострением дела и показала, как у Игоря дрожали зубы, когда я пришла. Он расхохотался и говорит – боятся тебя, да ты много пережила за эти годы. В конце концов, он мне так сказал – я сегодня же возьму твои бумаги, разберусь и сообщу тебе. Я говорю, а вдруг ты забудешь, и ко мне придут да отправят. Ну, тогда вернем – засмеялся он.
   Знаешь, папа сейчас у меня в сердце появилась надежда, что все кончится. Какой Виктор оказался порядочный человек. Одно то, что он принял меня, вселило в меня силу.
   Ну, посмотрим, что будет дальше… Валя 14.X.»
 Абакумов взял письма и пообещал разобраться. Пошли месяцы ожидания решения судьбы Николая Федоровича, но тут, в июле 1951 года, самого Абакумова неожиданно снимают с должности и арестовывают. Валентина об этом сообщает Тамаре в письме с соблюдением всех правил конспирации:
«…Томочка, Виктор А. не работает, он заболел той же болезнью, которой болел папа, пять лет. Как мне все же повезло. Не болтай об этом, а то доброжелатели опять возьмутся за меня, и теперь мне не у кого лечиться».
Надо сказать, что Валентина Еремина, очень рисковала, встречаясь с Абакумовым. Известен факт, что в период следствия по Абакумову Рюмин выделил группу следователей, разыскивающих женщин, знакомых Абакумова, начиная с тридцатых годов, с целью использования их в интересах следствия. Находили женщин, с которыми Абакумов перебрасывался только парой слов. (Источник: Милованов С.В. «Наши сердца не зарастут бурьяном» Краснодар, 2010)
« Последнее редактирование: 04 Июля 2016, 14:05:05 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #1 : 13 Июня 2014, 14:05:54 »

"Сионистский заговор в МГБ" или дело Абакумова-Шварцмана.

Реставрация темы: "Поговорим о деле В.С.Абакумова"  (Прочитано 15136 раз)

Учитывая число просмотров данной темы (июнь 2014г.),что говорит об определенном интересе гостей,а возможно и участников форума к теме Абакумова, решил восстановить ее содержание.  Данная тема была открыта  10.05.2010г и в начале активно обсуждалась.Однако в дальнейшем,по мере ухода некоторых участников с форума(что сопровождалось с их стороны удалением личных постов)данная тема оказалась  "битой",утратив первоначальное содержание (за исключением моих личных постов)при этом был потерян весь смысл разговора...
Началом дискуссии по "делу Абакумова-Шварцмана" послужили отсканированные материалы предоставленные уважаемым тов.Мозохиным,"гвоздем"разговора стал вопрос: " Что побудило И.В.Сталина резко изменить свое отношение к Абакумову? Как вам кажется, где на самом деле "прокололся" Виктор Семенович?"

Как известно,"дело Абакумова-Шварцмана" началось с ДЗ ст.следователя по особо важным делам МГБ СССР  
подполковника М.Д.Рюмина  на имя И.В.Сталина.

      2 июля 1951 г.
      Сов. секретно
      
      Товарищу СТАЛИНУ И.В.
      
      от старшего следователя МГБ СССР подполковника Рюмина М.Д.
      В ноябре 1950 года мне было поручено вести следствие по делу арестованного
      доктора медицинских наук профессора Этингера.
      На допросах Этингер признался, что он являлся убежденным еврейским
      националистом и вследствие этого вынашивал ненависть к ВКП(б) и советскому
      правительству.
      Далее, рассказав подробно о проводимой вражеской деятельности, Этингер
      признался также и в том, что он, воспользовавшись тем, что в 1945 году ему
      было поручено лечить тов. Щербакова, делал все для того, чтобы сократить
      последнему жизнь.
      Показания Этингера по этому вопросу я доложил заместителю начальника
      следственной части тов. Лихачеву, и вскоре после этого меня и тов.
      Лихачева вместе с арестованным Этингером вызвал к себе тов. Абакумов.
      Во время «допроса», вернее беседы с Этингером, тов. Абакумов несколько раз
      намекал ему о том, чтобы он отказался от своих показаний о злодейском
      убийстве тов. Щербакова. Затем, когда Этингера увели из кабинета, тов.
      Абакумов запретил мне допрашивать Этингера в направлении вскрытия его
      практической деятельности и замыслов по террору, мотивируя тем, что он -
      Этингер - «заведет нас в дебри». Этингер понял желание тов. Абакумова и,
      возвратившись от него, на последующих допросах отказался от всех своих
      признательных показаний, хотя его враждебное отношение к ВКП(б)
      неопровержимо подтверждалось материалами секретного подслушивания и
      показаниями его единомышленника арестованного Ерозолимского, который,
      кстати сказать, на следствии рассказал и о том, что Этингер высказывал ему
      свое враждебное отношение к тов. Щербакову.
      Используя эти и другие уликовые материалы, я продолжал допрашивать
      Этингера, и он постепенно стал восстанавливаться на прежних показаниях, о
      чем мною ежедневно писались справки для доклада руководству.
      Примерно 28-29 января 1951 года меня вызвал к себе начальник следственной
      части по особо важным делам тов. Леонов и, сославшись на указания тов.
      Абакумова, предложил прекратить работу с арестованным Этингером, а дело по
      его обвинению, как выразился тов. Леонов, «положить на полку».
      Вместе с этим я должен отметить, что после вызова тов. Абакумовым
      арестованного Этингера для него установили более суровый режим и он был
      переведен в Лефортовскую тюрьму в самую холодную и сырую камеру. Этингер
      имел преклонный возраст - 64 года, и у него начались приступы грудной
      жабы, о чем 20 января 1951 года в следственную часть поступил официальный
      врачебный документ, в котором указывалось, что «в дальнейшем каждый
      последующий приступ грудной жабы может привести к неблагоприятному
      исходу».
      Учитывая это обстоятельство, я несколько раз ставил вопрос перед
      руководством следственной части о том, чтобы мне разрешили по-настоящему
      включиться в дальнейшие допросы арестованного Этингера, но мне в этом
      отказывалось. Кончилось все это тем, что в первых числах марта Этингер
      внезапно умер и его террористическая деятельность осталась
      нерасследованной.
      Между тем Этингер имел обширные связи, в том числе и своих
      единомышленников среди крупных специалистов медиков, и не исключено, что
      некоторые из них имели отношение к террористической деятельности Этингера.
      Считаю своим долгом сообщить Вам, что тов. Абакумов, по моим наблюдениям,
      имеет наклонности обманывать правительственные органы путем замалчивания
      серьезных недочетов в работе органов МГБ.
      Так, в настоящее время в моем производстве находится следственное дело по
      обвинению бывшего заместителя генерального директора акционерного общества
      «Висмут» в Германии Салиманова, который в мае 1950 года убежал к
      американцам, а затем через 3 месяца возвратился в советскую зону оккупации
      Германии, где был задержан и арестован.
      Салиманов показал, что в мае 1950 года его сняли с работы и он должен был
      возвратиться в СССР, однако этого не сделал и, воспользовавшись
      отсутствием наблюдения со стороны органов МГБ, перебежал к американцам.
      Далее Салиманов рассказал, что, изменив Родине, он попал в руки
      американских разведчиков и, общаясь с ними, установил, что американская
      разведка располагает подробными сведениями о деятельности акционерного
      общества «Висмут», занимающегося добычей урановой руды.
      Эти показания Салиманова говорят о том, что органы МГБ плохо организовали
      контрразведывательную работу в Германии.
      Вместо того, чтобы информировать об этом правительственные инстанции и
      использовать показания арестованного Салиманова для устранения серьезных
      недостатков в работе органов МГБ в Германии, тов. Абакумов запретил
      фиксировать показания Салиманова протоколами допросов.
      Министерством государственной безопасности в разное время арестовывались
      агенты американской и английской разведок, причем многие из них до ареста
      являлись негласными сотрудниками органов МГБ и двурушничали.
      В своих информациях по таким делам тов. Абакумов писал: «Мы поймали, мы
      разоблачили», хотя в действительности нас поймали, нас разоблачили и к
      тому же долгое время нас водили за нос.
      Попутно несколько слов о методах следствия:
      В следственной части по особо важным делам систематически и грубо
      нарушается постановление ЦК ВКП(б) и Советского правительства о работе
      органов МГБ в отношении фиксирования вызовов на допрос арестованных
      протоколами допроса, которые, кстати сказать, почти по всем делам
      составляются нерегулярно и в ряде случаев необъективно.
      Наряду с этим Абакумов ввел практику нарушений и других советских законов,
      а также проводил линию, в результате которой особенно по делам,
      представлявшим интерес для правительства, показания арестованных под силой
      принуждений записывались с недопустимыми обобщениями, нередко искажающими
      действительность.
      Я не привожу конкретных фактов, хотя их очень много, поскольку наиболее
      полную картину в этом отношении может дать специальная проверка дел с
      передопросом арестованных.
      В заключение я позволю себе высказать свое мнение о том, что тов. Абакумов
      не всегда честными путями укреплял свое положение в государственном
      аппарате, и он является опасным человеком для государства, тем более на
      таком остром участке, как Министерство государственной безопасности.
      Он опасен еще и тем, что внутри министерства на наиболее ключевые места и,
      в частности, в следственной части по особо важным делам поставил
      «надежных», с его точки зрения, людей, которые, получив карьеру из его
      рук, постепенно теряют свою партийность, превращаются в подхалимов и
      угодливо выполняют все, что хочет тов. Абакумов.
      РЮМИН
      
      АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 216. Л. 8-11. Подлинник. Машинопись.
    
      Источник: "Лубянка. Сталин и МГБ СССР. Март 1946 — март 1953"
---------------------------------------------------------------------------------      
Стоит отметит один интересный конспирологический момент в этом деле,в частности каким образом ДЗ Рюмина оказалась в руках И.В.Сталина.По утверждению многих исследователей движение было таким: докладная записка Рюмина,ложится (непонятным образом) на стол референта ЦК Суханова, который знакомится с ее содержанием,а затем передают ее Маленкову,Который в свою очередь передает ее-Сталину. 6 июля 1951г.п/полковник Рюмин (чуть позднее ему будет присвоено звание полковник) был лично приглашен на беседу в кабинет Сталина.При этом в кабинете присутствовали Молотов,Булганин,Берия и Маленков.Если верить материалам опубликованным в "Историческом архиве"№1 1997г., то получается так,что выслушав доводы Рюмина,Сталин дает указание вызвать Абакумова и его первого зама Огольцова. Разговор членов Политбюро с Абакумовым начался ровно в 1час ночи и продолжался 40 минут,затем в кабинет повторно приглашается Рюмин вероятно для очной ставки,а уж перед концом разговора в кабинет приглашают Огольцова вероятно для того,что-бы возложить на него исполнение  обязанностей министра МГБ.

      4 июля 1951 г.
       Заявление т. РЮМИНА
  Поручить Комиссии в составе т.т. Маленкова (председатель), Берия,  Шкирятова и Игнатьева
  проверить факты, изложенные в заявлении т. Рюмина и   доложить о результатах Политбюро ЦК ВКП(б).
  Срок работы Комиссии 3-4 дня.
      
      АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 216. Л. 1. Копия. Машинопись. Протокол № 82.
------------------------------------------------------------------------------------------
6 июля 1951г.В.С.Абакумов,решением ЦК был отстранен от должности министра МГБ,а 8 июля 1951г. Абакумов был вызван на допрос к Генеральному прокурору CCCР Сафонову. 11 июля 1951г. выходит постановление ЦК:

     «О неблагополучном положении в Министерстве государственной безопасности СССР»
      
      11 июля 1951 г.
      
      2 июля 1951 года ЦК ВКП(б) получил заявление старшего следователя
      следственной части по особо важным делам МГБ СССР т. Рюмина, в котором он
      сигнализирует о неблагополучном положении в МГБ со следствием по ряду
      весьма важных дел крупных государственных преступников и обвиняет в этом
      министра государственной безопасности т. Абакумова.
      Получив заявление т. Рюмина, ЦК ВКП(б) создал комиссию Политбюро в составе
      тт. Маленкова, Берия, Шкирятова, Игнатьева и поручил ей проверить факты,
      сообщенные т. Рюминым. В процессе проверки комиссия допросила начальника
      следственной части по особо важным делам МГБ т. Леонова, его заместителей
      тт. Лихачева и Комарова, начальника Второго Главного управления МГБ т.
      Шубнякова, заместителя начальника отдела Второго Главного управления т.
      Тангиева, помощника начальника следственной части т. Путинцева,
      заместителей министра государственной безопасности тт. Огольцова и
      Питовранова, а также заслушала объяснения т. Абакумова.
      Ввиду того что в ходе проверки подтвердились факты, изложенные в заявлении
      т. Рюмина, ЦК ВКП(б) решил немедля отстранить т. Абакумова от обязанностей
      министра госбезопасности и поручил первому заместителю министра т.
      Огольцову исполнять временно обязанности министра госбезопасности. Это
      было 4 июля с.г.
      На основании результатов проверки комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) установила
      следующие неоспоримые факты.
      1. В ноябре 1950 года был арестован еврейский националист, проявляющий
      резко враждебное отношение к советской власти, – врач Этингер. При
      допросе старшим следователем МГБ т. Рюминым арестованный Этингер, без
      какого-либо нажима, признал, что при лечении т. Щербакова А.С. имел
      террористические намерения в отношении его и практически принял все меры к
      тому, чтобы сократить ему жизнь.
      ЦК ВКП(б) считает это показание Этингера заслуживающим серьезного
      внимания. Среди врачей, несомненно, существует законспирированная группа
      лиц, стремящихся при лечении сократить жизнь руководителей партии и
      правительства. Нельзя забывать преступления таких известных врачей,
      совершенные в недавнем прошлом, как преступления врача Плетнева и врача
      Левина, которые по заданию иностранной разведки отравили В.В. Куйбышева
      и Максима Горького. Эти злодеи признались в своих преступлениях на
      открытом судебном процессе, и Левин был расстрелян, а Плетнев осужден к 25
      годам тюремного заключения.
      Однако министр госбезопасности т. Абакумов, получив показания Этингера о
      его террористической деятельности, в присутствии следователя Рюмина, зам.
      начальника следственной части Лихачева, а также в присутствии преступника
      Этингера признал показания Этингера надуманными, заявил, что это дело не
      заслуживает внимания, заведет МГБ в дебри, и прекратил дальнейшее
      следствие по этому делу. При этом т. Абакумов, пренебрегая
      предостережением врачей МГБ, поместил серьезно больного арестованного
      Этингера в заведомо опасные для его здоровья условия (в сырую и холодную
      камеру), вследствие чего 2 марта 1951 года Этингер умер в тюрьме.
      Таким образом, погасив дело Этингера, т. Абакумов помешал ЦК выявить
      безусловно существующую законспирированную группу врачей, выполняющих
      задание иностранных агентов по террористической деятельности против
      руководителей партии и правительства. При этом следует отметить, что т.
      Абакумов не счел нужным сообщить ЦК ВКП(б) о признаниях Этингера и таким
      образом скрывал это важное дело от партии и правительства.
      На основании вышеизложенного ЦК ВКП(б) постановляет:
      1. Снять т. Абакумова с работы министра государственной безопасности СССР
      как человека, совершившего преступления против партии и Советского
      государства, исключить из рядов ВКП(б) и передать его дело в суд.
      2. Снять с занимаемых постов начальника следственной части по особо важным
      делам МГБ СССР т. Леонова и заместителя начальника следственной части т.
      Лихачева как способствовавших Абакумову обманывать партию и исключить их
      из партии.
      3. Объявить выговор первому заместителю министра т. Огольцову и
      заместителю министра т. Питовранову за то, что они не проявили необходимой
      партийности и не сигнализировали ЦК ВКП(б) о неблагополучии в работе МГБ.
      4. Обязать МГБ возобновить следствие по делу о террористической
      деятельности Этингера.

      РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 46. Л. 19–21. Копия.
------------------------------------------------------------------------------      

12 июля 1951г.Абакумов был арестован.День спустя были арестованы нач.следственного отдела МГБ Леонов, ст.следователь по ОВД МГБ Лихачев,Шварцман.2 августа 1951г.был арестован начальник секретариата МГБ Чернов И.А.Это факты и думаю,что таковыми будем пользоваться в дальнейшем т.к.к большому сожалению многие писатели и журналисты с художественным даром мышления,пользуясь возросшим интересом общественности к историческим событиям прошлого,внесли немало своего вымысла в дело Абакумова.В этой связи особый интерес вызывают отсканированные документы на сайте О.Б.Мозохина и воспоминания ветеранов спецорганов.

3 августа 1951г Врио министра МГБ С.И. Огольцов направляет письмо Сталину с просьбой о его замене на посту врио министра МГБ в связи с серьезной болезнью крови и предлагает на  должность министра МГБ Е.П.Питовранова.Однако Сталин решает по своему.В начале августа 1951г решением ЦК на пост министра МГБ был назначен С.Д.Игнатьев, занимавший до этого должность завотдела ЦК партийных,профсоюзных и комсомольских органов ЦК ВК(б).Замминистра МГБ были назначены бывшие инспекторы ЦК А.А.Епишев(по кадрам),И.Т.Савченко и бывший управделами Совмина СССР С.В.Евстафьев.

Назначенный в июле месяце 1951г. на должность начальника следчасти по Особо важным делам МГБ, Рюмин
не ограничился одной ДЗ на имя Сталина.В первых числах октября,Рюмин направляет фельдсвязью второе письмо Сталину,который в это время находился на Кавказе,на отдыхе,а копию письма в одном экземпляре,в котором указывает об обнаруженных недостатках в работе 2-го ГУ МГБ СССР(10 октября 1951г.) отправляет на имя Маленкова. Сталин,ознакомившись с письмом(вероятная дата 12-13 октября 1951г)  по телефону вызвал к себе Игнатьева,который прибыл со своим заместителем Н.П.Стахановым. О чем шел разговор Сталина с Игнатьевым доподленно не известно. Позднее,после смерти Сталина Игнатьев напишет объяснительную записку в ЦК (Хрущеву) в которой укажет о состоявшимся визите и разговоре со Сталиным, но и тут конспирология.Возникает вопрос был-ли Игнатьев в своей объяснительной записке искренним? Что касается содержания второго письма Рюмина,то оно опубликовано с большими купюрами... Посему эти факты пока оставим за рамками разговора.


19 октября 1951г.по центральному аппарату МГБ прокатилась волна арестов.В один день были арестованы Палкин,Райхман,Энтингон.27октября 1951г. был арестован Шубняков.Через два дня такая же участь постигла Питовранова,затем- Утехина.2 ноября был арестован Селивановский,а 4 ноября-Блиндерман, Королев и Анцелович.6 ноября был арестован директор Госфильмофонда,бывший сотрудник И.Б. Маклярский  (создатель фильма "Подвиг разведчика"), за ним 19 октября согласно показаниям ранее арестованного Шварцмана был арестован "важняк" Прокуратуры СССР Л.Л.Шейнин.Аресты на этом не прекратились.Как известно в первых числах ноября 1951г возникло еще одно интересное дело связанное со спецслужбами - на этот раз "менгрельское".9 ноября 1951г вышло Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) относительно мздоимства в Грузии  и об антипартийной группе т.Барамия.Но события в Грузии рассматривать не будем т.к. они выходят за рамки темы.С средины октября 1951г. дело Абакумова начало приобретать очень серьезные формы...  


Вот здесь,мы почти вплотную подходим к вопросу что побудило И.В.Сталина резко изменить свое отношение к Абакумову? При просмотре сканированных листов из подготовленного Игнатьевым обвинительного заключения по делу Абакумов-Шварцман многие участники форума обратили свое внимание на оставленные Сталиным заметки на полях многостраничного документа.Думаю,не требуется подключать графологов для  того,чтобы определить заметки сделаны человеком, который с большой степенью вероятности недавно перенес инсульт.К рассмотрению документа думаю вернемся позднее.

А сейчас рассмотрим кто и как наталкивал Сталина на мысль о наличии в МГБ СССР "сионистского" заговора.
Как известно Сталин не был антисимитом.Более того,известно что многие руководители оборонных отрослей Союза ССР в пред и послевоенный период были по своей национальности евреи и Сталин легко находил с ними общий язык.Да и в самом Политбюро ЦК ВКП(б) некоторые члены были евреи (или были женаты на еврейках) и это до поры  никому не мещало плодотворно трудится. Думается так,что навряд-ли появилось-бы Постановление ЦК КПСС " О неблагополучном положении дел в Министерстве Государственной Безопасности" если-бы до этого не произошел целый ряд некоторых достаточно важных событий...

Самыми "громкими" и важными в политическом отношении в послевоенном Союзе ССР станут события,которые войдут в историю под условным названием "дело ЕАК" и "дело врачей". И как не породоксально может показатся читателю  дело  Абакумова-Шварцмана было в первую очередь тесно связано с "делом врачей".Сталин,перенесший к этому времени два инсульта, не мог не знать,что Лечсанупр в свое время не оказал адекватную помощь серъезно больным А.Щербакову,затем Жданову.И первом,и во втором случае пациентов постигла смерть.У самого И.В.Сталина здоровье в этот момент было никуда не годное.Начатое по "делу врачей"следствие МГБ зашло в тупик после внезапной смерти арестованного Этингера.  Доверять врачам и надеятся на их  помощь, после невыясненных смертей партийных соратников, Сталин по понятным причинам уже не мог.Возможно сказался комплекс паранойи, в связи с чем Сталин (по воспоминаниям обслуги) начал пользовался лекарствами  купленными сотрудниками охраны в рядовых аптеках.Если верить тому же Игнатьеву,болезнь Сталина прогрессировала... (в конце 1952г)Сталин  начал проявлять несвойственные ему ранее такие черты как ругань и матерная брань.Но при этом  постоянные напоминания то Огольцову,то Гоглидзе (Игнатьев в таких случаях отсутствовал) о деле врачей (именно врачей,а не Абакумова).Позднее к этому еще вернемся...

Коротко о событиях,которые предшествовали "делу врачей".

28 августа 1948г., в 3 часа ночи,  врач-кардиолог (с 22-летним стажем работы) ЛечСанУпра Кремля Лидия Федосеевна Тимошук была вызвана на работу для срочного медицинского обследования Секретаря ЦК ВКП(б) А.А.Жданова,который почувствовал резкое ухудшение самочувствия.Группа врачей под руководством начальника ЛСУК профессора П.И. Егорова немедленно вылетела на Волдай,где отдыхал  Жданов. В 12 часов дня, после медосмотра пациента, профессорский консилиум пришел к заключению,что состояние пациента не внушает особого опасения и ему следует продолжить назначенный ранее курс лечения.Однако кардиолог Тимошук после дишифрации снятых кардиограмм  не согласилась с заключением консилиума, настаивая на том,что у  Жданова состояние здоровья соответствует инфаркту миокарда. С таким заключением Тимошук никто изпрофессоров не согласился,более того профессор Егоров и лечащий врач Майоров настаивали на том,что-бы Тимощук изменила свое заключение.Тимошук делать это категорически отказалась,она прекрасно понимала ситуацию с больным,который в то время был вторым человеком  после Сталина.Помимо этого, Тимошук (стаж работы кардиолога -22 года), ранее (до этого случая) снимала кардиограммы у Жданова и прекрасно помнила их.29 августа 1949г. у Жданова резко обострилось состояние.Тимошук снова вылетает на Волдай,однако снимать кардиограммы у больного ей не довелось,она была отстранена от этого по распоряжению Егорова до тех пор пока она не перепишет заключение.Работая долгое время в ЛСУК,Тимощук прекрасно знала заведенный порядок обслуживания высших государственных лиц.Возможно,она помнила дела 1937-38гг. связанные с доктором Казаковым,который лечил Куйбышева.Но так или иначе,Тимошук,   29 августа 1949г.,решает написать письмо на имя начальника ГУО МГБ СССР Н.С.Власика и передает его начальнику охраны Жданова майору МГБ А.М.Белову для вручения Власику.



* М.Д.Рюмин.jpg (18.71 Кб, 255x283 - просмотрено 432 раз.)

* В.С.Абакумов.jpg (11.93 Кб, 400x529 - просмотрено 572 раз.)
« Последнее редактирование: 14 Июня 2014, 17:20:57 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #2 : 13 Июня 2014, 14:11:06 »

Привожу текст первого письма Тимошук.

 Начальнику Главного Управления Охраны МГБ Н.С.Власику.    
28/VIII-c/г. я была вызвана нач. ЛСУК профессором Егоровым к тов. Жданову А.А.
для снятия ЭКГ.      В этот же день вместе с пр. Егоровым, акад. Виноградовым и
пр. Василенко я вылетела из Москвы на самолете к месту назначения. Около 12 ч.
дня сделала А.А. ЭКГ, по данным которой мною диагностирован «инфаркт миокарда в
области левого желудочка и межжелудочковой перегородки», о чем тут же поставила
в известность консультанта. Пр. Егоров и д-р Майоров заявили мне, что это
ошибочный диагноз и они с ним не согласны, никакого инфаркта у А.А. нет, а
имеется «функциональное расстройство на почве склероза и гипертонической
болезни», и предложили мне переписать заключение, не указывая на «инфаркт
миокарда», а написать «осторожно», так, как это сделала д-р Карпай на предыдущих
ЭКГ. 29/VIII у А.А. повторился (после вставания с постели) сердечный припадок и
я вторично была вызвана из Москвы, но по распоряжению акад. Виноградова и пр.
Егорова ЭКГ 29/VIII в день сердечного приступа не была сделана, а назначена на
30/VIII, а мне вторично было в категорической форме предложено переделать
заключение, не указывая на инфаркт миокарда, о чем я поставила в известность т.
Белова A.M.      Считаю, что консультанты и лечащий врач Майоров недооценивают,
безусловно тяжелое, состояние А.А., разрешая ему подниматься с постели, гулять
по парку, посещать кино, что и вызвало повторный приступ и в дальнейшем может
привести к роковому исходу. Несмотря на то, что я по настоянию своего начальника
переделала ЭКГ, не указав в ней «инфаркт миокарда», остаюсь при своем мнении и
настаиваю на соблюдении строжайшего постельного режима для А.А.      29/VIII-48
г. Врач Л. Тимошук.  
   Передано майору Белову А.М.  29/VIII-48 г. в собственные руки.
--------------------------------------------------------------------
Вместе с письмом,Тимошук отправляет (через Белова) Власику копии кардиограмм.Секретарь ЦК ВКП(б) А.А. Жданов в ночь с 30 на 31августа умирает.Тело Жданованикто не собирается перевозить в Москву -делать  вскрытие (как и положено) в таких случаях в связи со смертью государственного деятеля.Более того,на Волдай вызывается из Москвы известный патологоанатом А.Н.Федоров,который производит вскрытие в подсобном помещении дома отдыха, в присутствии прилетевших из Москвы:  секретаря ЦК А.А.Кузнецова,Вознесенского и Попкова.(Интересный факт!) Далее -31 августа,в Москве собирается консилиум светил медицины,что-бы освидетельствовать привезенный с Волдая медпрепарат- сердце Жданова.Консилиум в составе профессора медицины Виноградова В.Н.,Маркова А.М.,Зеленина В.Ф.,Этингера Я.Г.,Незлина В.Е. и П.Н.Егорова подтвердили диагноз " паралич болезненно изменненного сердца при явлении острого отека легких" о чем было доложено Сталину.Никакой вопросов об инфаркте у тов. Жданова на консилиуме не поднималось.Забегая вперед следует сказать,что через некоторое время,профессор В.Е.Незлин после внимательного изучения лент кардиограмм, подтвердит диагноз поставленный Жданову ,врачом-кардиологом Тимошук-инфаркт у Жданова был!События  продолжали развиваться,что называеться по спирали.Майор МГБ Белов передает письмо Тимошук из рук в руки Н.С. Власику,который ознакомившись с его содержанием...передает письмо начальнику ЛСУК -Егорову. 4 сентября 1948г, егоров вызывает Тимошук для беседы,которая протекает в присутствии главврача
кремлевской больницы Брайцева. Далее Егоров собирает собрание (присутствуют профессор Виноградов,доктора Майоров ,Василенко, патологоанатом Федоров) на котором жестко отчитывает приглашенную Тимошук и увольняет ее с работы. Тимощук не дождавшись ответа от Власика,решает обратиться с письмом к секретарю ВКП(б) А.А.Кузнецову.

Привожу текст второго письма Тимошук.

  
        СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. А. А. КУЗНЕЦОВУ

        28/VIII с/г по распоряжению начальника Лечебно-Санитарного Управления
Кремля, я была вызвана и доставлена на самолете к больному А.А. Жданову для
снятия электрокардиограммы (ЭКГ) в 3 ч.
В 12 час. этого же дня мною была сделана ЭКГ, которая сигнализировала о
том, что А.А. Жданов перенес инфаркт миокарда, о чем я немедленно доложила
консультантам академику В.Н. Виноградову, проф. Егорову П.И., проф. Василенко
В.X. и д-ру Майорову Г.И.
Проф. Егоров и д-р Майоров заявили, что у больного никакого инфаркта
нет, а имеются функциональные расстройства сердечной деятельности на почве
склероза и гипертонической болезни и категорически предложили мне в анализе
электрокардиограммы не указывать на инфаркт миокарда, т.е. так, как это сделала
д-р Карпай на предыдущих электрокардиограммах.  Зная прежние электрокардиограммы
тов. Жданова А.А. до 1947 г., на которых были указания на небольшие изменения
миокарда, последняя ЭКГ меня крайне взволновала, опасение о здоровье тов.
Жданова усугубилось еще и тем, что для
него не был создан особо строгий постельный режим, который необходим для
больного, перенесшего инфаркт миокарда, ему продолжали делать общий массаж,
разрешали прогулки по парку, просмотр кинокартин и пр.
         29/VIII, после вставания с постели у больного Жданова А.А. повторился
тяжелый сердечный приступ болей, и я вторично была вызвана из Москвы в Валдай.
Электрокардиограмму в этот день делать не разрешили, но проф. Егоров П.Ив. в
категорической форме предложил переписать мое заключение от 28/VIII и не
указывать в нем на инфаркт миокарда, между тем ЭКГ явно указывала на
органические изменения в миокарде, главным образом, на передней стенке левого
желудочка и межжелудочковой перегородки сердца на почве свежего инфаркта  
миокарда. Показания ЭКГ явно не совпадали с диагнозом  "функционального
расстройства".
 Это поставило меня в весьма тяжелое положение. Я тогда приняла решение
передать свое заключение в письменной форме Н.С. Власик через майора Белова А.М.
- прикрепленного к А.А. Жданову - его личная охрана.
Игнорируя объективные данные ЭКГ от 28/VIII и ранее сделанные еще в июле
с/г в динамике, больному было разрешено вставать с постели, постепенно усиливая
физические движения, что было записано в истории болезни.
29/VIII больной встал и пошел в уборную, где у него вновь повторился
тяжелый приступ сердечной недостаточности с последующим острым отеком легких,
резким расширением сердца и привело больного к преждевременной смерти.
 Результаты вскрытия, данные консультации по ЭКГ профессора Незлина В.Е. и др.,
полностью совпали с выводами моей электрокардиограммы от 28/VIII-48 г. о наличии
инфаркта миокарда.
4/IX-1948 г. начальник ЛечСанупра Кремля проф. Егоров П.И. вызвал меня к
себе в кабинет и в присутствии глав. врача больницы В.Я. Брайцева заявил - "Что
я Вам сделал плохого? На каком основании Вы пишете на меня документы. Я
коммунист, и мне доверяют партия и правительство и министр здравоохранения, а
потому Ваш документ мне возвратили. Это потому, что мне верят, а вот Вы,
какая-то Тимашук, не верите мне и всем высокопоставленным консультантам с
мировым именем и пишете на нас жалобы. Мы с Вами работать не можем, Вы не наш
человек! Вы опасны не только для лечащих врачей и консультантов, но и для
больного, в семье которого произвели переполох. Сделайте из всего сказанного
оргвыводы. Я Вас отпускаю домой, идите и подумайте!".
Я категорически заявляю, что ни с кем из семьи тов. А.А. Жданова я не
говорила ни слова о ходе лечения его.
 6/IХ-48 г. начальник ЛечСанупра Кремля созвал совещание в составе
академ. Виноградова В.Н., проф. Василенко В.X., д-ра Майорова Г.И.,
патологоанатома Федорова и меня. На этом совещании Егоров заявил присутствующим
о том, что собрал всех для того, чтобы сделать окончательные выводы о причине
смерти А.А. Жданова и научить, как надо вести себя в подобных случаях. На этом
совещании пр. Егоров еще раз упомянул о моей "жалобе" на всех здесь
присутствующих и открыл дискуссию по поводу расхождения диагнозов, стараясь
всячески дискредитировать меня как врача, нанося мне оскорбления, называя меня
"чужим опасным человеком".
В результате вышеизложенного, 7/Х-48 г. меня вызвали в отдел кадров
ЛечСанупра Кремля и предупредили о том, что приказом начальника ЛечСанупра с 8/Х
с/г я перевожусь на работу в филиал поликлиники.
        Выводы:
        1) Диагноз болезни А.А. Жданова при жизни был поставлен неправильно, т.
к. еще на ЭКГ от 28/VIII-48 г. были указания на инфаркт миокарда.
        2) Этот диагноз подтвердился данными патолого-анатомического вскрытия
(д-р Федоров).
        3) Весьма странно, что начальник ЛечСанупра Кремля пр. Егоров настаивал
на том, чтобы я в своем заключении не записала ясный для меня диагноз инфаркта
миокарда.
        4) Лечение и режим больному А.А. Жданову проводились неправильно, т. к.
заболевание инфаркта миокарда требует строгого постельного режима в течение
нескольких месяцев (фактически больному разрешалось вставать с постели и проч.
физические нагрузки).
        5) Грубо, неправильно, без всякого законного основания профессор Егоров
8/IХ-с/г убрал меня из Кремлевской больницы в филиал поликлиники якобы для
усиления там работы.
        7/IХ-48 г.
 Зав. кабинетом электрокардиографии Кремлевской больницы врач Л. Тимашук".
 --------------------------------------------------------------------------        
Ответа от секретаря ЦК Кузнецова, на отправленное Тимошук письмо, не последовало.Обеспокоенная Тимошук звонит в приемную Кузнецова выяснить дошло-ли письмо до адресата.Ответ:"... письмо получено, ожидайте ответ".Но время шло,а ответа не было.7 января 1949г,Тимошук вновь обращается в секретариат ЦК с просьбой попасть на прием к Кузнецову.Однако попасть на прием не удается.28 января 1949г.,А.А.Кузнецов был отстранен от обязанностей секретаря ЦК ВКП(б).Тимощук,после безрезультатных попыток перестает куда-либо обращатся...

Скоропостижная смерть А.А.Жданова,которого 70-летний Сталин называл своим приемником "смешала все карты.Как известно в состав Политбюро ЦК ВКП(б) в начале 1948г. входили: Сталин,Жданов,Молотов, Ворошилов,Коганович,Берия, Маленков,Микоян, Булганин ,Андреев, Хрущев,Вознесенский.Косыгин был-кандидатом в члены Политбюро.  В состав секретариата ЦК ВКП(б) входили: Сталин,Жданов,Маленков, Кузнецов,Попов,Понамаренко и Суслов.Состав Правительства и созданных Министерств (на базе НК) постоянно обновлялся новыми опытными кадрами которые на "своих плечах вынесли всю тяжесть войны"- Вознесенский,Маляшев,Сабуров,Ефремов и т.д.Некоторые исследователи склонны считать,что в период 1947-50гг. в СССР шла ожесточенная борьба за власть между различными политическими группировками. Рассматривать различные надуманные версии при отсутствии документального сопровождения думаю не стоит.Каждый автор вправе высказывать свое личное  мнение. Громкое "Ленинградское дело" на время приглушило следствие по делу ЕАК,а после смерти Жданова пошла на убыль развернутая компания против "безродных космополитов". Задуманная Сталиным реформа МГБ СССР медленно,но двигалась вперед.30 мая 1947г.согласно Постановления СМ № 1789-470сс. в рамках МГБ (создается Управление Комитета Информации.Доклады министра МГБ Абакумова о проделанной работе поступали на стол Сталина почти ежедневно:17 июля 1947г. Абакумов посылает Сталину отчет о следственной работе аппарата МГБ,а 17 сентября выходит Постановление Политбюро "О наблюдении за работой Министерства Государственной Безопасности" (сборник "Лубянка. Сталин и МГБ СССР.март 1946-март 1953г").Если судить по опубликованным документамможно сделать вывод,что дела у Абакумова шли неплохо, вплоть до появления 2 июля 1951г. злосчастного письма п/полковника Рюмина. Однако это не так.По воспоминаниям генерала П.А.Судоплатова,Сталин с ноября 1950г. отказывал в приеме министру МГБ.Более того,31 декабря 1950г.вышло Постановление Политбюро "О руководящих  работниках Министерства Государственной Безопасности",в котором сделан акцент на повышение бдительностисо стороны руководства.Возникает вопрос,что произошло? Почему Сталин так резко изменил свое отношение к Абакумову которого хорошо знал?Строить догадки не будем.История как известно не допускает сослагательного наклонения.Пусть факт о котором поведал Судоплатов,остается фактом...
В начале 1950г. в связи с обострением международной обстановки дело ЕАК "всплыло на поверхность". 18 ноября 1950г.сотрудники МГб арестовали профессора 2-го мединститута,врача-терапевта (консультант) ЛСУК профессора Я.Г.Этингера.Напряженный кадровый вопрос вновь обострился.Добровольных помощников, стремящихся сообщить "органам о вопиющих фактах",было достаточно.МГБ чутко реагировал на "сигналы трудящихся". Компромат собирался очень быстро ("...был-бы человек,а статья найдется!"). Через некоторое время,Этингер дает показания следователю по ОВД МГБ Рюмину,что он в 1945г. вредительским лечением"  убил секретаря ЦК Щербакова.   Рюмин тут же ставит в известность Абакумова, который вполне возможно не воспринимает этот факт серьезно,но тем неменее дает команду проверить лечебные учреждения.4 июля 1950г. Абакумов, направляет на имя Маленкова Г.М. спецсообщение....


 
                  4 июля 1950 г.
                
                  Совершенно секретно
                  Экз. № 1
                  ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ВКП(б)
                  товарищу МАЛЕНКОВУ Г.М.2
                  По имеющимся в МГБ СССР данным, в результате нарушения
                  большевистского принципа подбора кадров в клинике лечебного
                  питания Академии медицинских наук СССР создалась обстановка
                  семейственности и групповщины. По этой причине из 43
                  должностей руководящих и научных работников клиники 36
                  занимают лица еврейской национальности, на излечение в
                  клинику попадают главным образом евреи. Заместитель директора
                  Института питания БЕЛКОВ А.С. по этому вопросу заявил:
                  «Поближе ознакомившись с аппаратом клиники, я увидел, что
                  75–80% научных работников составляют лица еврейской
                  национальности. В клинике при заполнении истории болезни
                  исключались графы «национальность» и «партийность». Я
                  предложил заместителю директора клиники БЕЛИКОВУ включить эти
                  графы, так как они нужны для статистики. Они были включены, но
                  через пять дней Певзнером снова были аннулированы».
                  По существующему положению в клинику лечебного питания больные
                  должны поступать по путевкам Министерства здравоохранения СССР
                  и некоторых поликлиник Москвы, а также по тематике Института
                  лечебного питания Академии медицинских наук СССР. В
                  действительности в клинику поступают в большинстве своем лица
                  еврейской национальности по тематике Института питания, то
                  есть с разрешения директора института Певзнера и заведующего
                  приемным покоем Бременера.
                  Старшая медицинская сестра клиники ГЛАДКЕВИЧ Е.А., ведающая
                  регистрацией больных, заявила:
                  «Характерно отметить, что большинство лечащихся в клинике
                  больных это евреи. Как правило, они помещаются на лечение с
                  документами за подписью Певзнера, Гордона или Бременера».
                  По материалам проверки личного состава клиники установлено,
                  что из 43 руководящих и научных работников в отношении 10
                  имеются компрометирующие материалы. Так, заведующий  отдел.  
  
                  клиники Левитский Л.М., 1892 года рождения, уроженец Киевской
                  области, беспартийный, еврей, в феврале 1934 года [был] выслан
                  в Казахстан на три года за антисоветскую деятельность.
                  По показаниям арестованного в 1949 году за антисоветскую
                  деятельность КОГЕН Б.Е., в Киевском медицинском институте
                  Левитский «в 1923 году разделял троцкистские взгляды и
                  голосовал за резолюцию троцкистов»; проводил в жизнь
                  националистическую политику, был связан с украинскими
                  националистами ГРИНЬКО, ЛЮБЧЕНКО и ШУМСКИМ.
                  Старший научный сотрудник клиники Ачаркан А.И, 1890 года
                  рождения, беспартийный, из торговцев, еврей, получил
                  медицинское образование в Берлинском университете. Его брат
                  Ачаркан Я.И. в 1924 году выслан в Нарым; другой брат – в
                  Польше содержал обувную фабрику; в США проживает его сестра. С
                  братом и сестрой Ачаркан в настоящее время поддерживает
                  письменную связь.
                  Младший научный сотрудник клиники Машевицкая С. Г., 1898 года
                  рождения, беспартийная, еврейка, в 1923 году нелегально
                  перешла границу СССР со стороны Польши; с 1916 по 1921 год
                  состояла в Бунде.
                  Заведующий отделением Лимчер Л.Ф., 1888 года рождения,
                  беспартийный, еврей, подозревается в связях с иностранцами. В
                  записной книжке американского резидента Джона Хазард[а],
                  учившегося с 1934 по 1937 год в Московском Государственном
                  университете и приезжавшего в 1939 году в СССР в качестве
                  интуриста, оперативным путем была обнаружена запись телефона,
                  принадлежавшего Лимчеру.
                  МГБ считает необходимым предложить Министерству
                  здравоохранения СССР принять меры к оздоровлению и очистке
                  кадров клиники лечебного питания.
                                                           АБАКУМОВ
                  

                  На документе резолюция: «На ознакомление вкруговую: тт.
                  Пономаренко П.К., Суслову М.А., Хрущеву Н.С., Шкирятову
                  М.Ф.
                  1) ознакомить секретарей ЦК и т. Шкирятова.
                  2) т. Макарову. Доложите предложения на заседании
                  Секретариата ЦК. Г. Маленков, 05.07.50».
                  РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 119. Д. 12. Л. 90–92. Подлинник.
-------------------------------------------------------------------------
Поводом для ареста Этингера послужили показания арестованного в 1948г. бывшего ответственного секретаря ЕАК Фефера И.С,который на допросе 22 апреля 1949г. сообщил о том,что врач Этингер является "главой буржуазных еврейских националистов в медицине",активно проталкивает крымскую идею и т.д.Понятное дело,что после такого заявления Этингер попадает под пристальное внимание МГБ.Все телефонные разговоры Этингера с этого момента были взяты напрослушивание и очень скоро появились компроментирующие материалы для обвинения его в антисоветской агитации...
 5 мая 1950г. Секретарь Ленинградского ОК-ГК ВКП(б) Андрианов В.М. направляет на имя Маленкова записку с просьбой "...дать указания министру здравоохранения т.Смирнову заняться наведением порядка в медицинских учереждениях г.Ленинграда...". 11 августа 1950г. состоялось заседание Секретариата ЦК ВКП(б) на котором был рассмотрен вопрос о кадрах  клиники лечебного питания и принято следующее решение "...  Поручить Административному отделу ЦК ВКП(б) совместно с Министерством здравоохранения СССР проверить работу клиники лечебного питания Научно-исследовательского института питания  АМН СССР и принять необходимые меры по укреплению клиники  кадрами. О результатах доложитьСекретариату ЦК ВКП(б). ( РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 119. Л. 85. Копия. ).

      
      Из записки Административного отдела ЦК ВКП(б) Г.М. Маленкову о кадрах
      клиники лечебного питания
      02.08.1950
      
  Министр государственной безопасности СССР т. Абакумов сообщает, что по имеющимся в МГБ СССР данным, в результате нарушения большевистского принципа подбора кадров в клинике лечебного питания Научно-исследовательского института питания АМН СССР создалась обстановка  семейственности и групповщины.В работе клиники и ее  заведующего проф.Певзнера М.И. имеются серьезные  недостатки в подборе и расстановке кадров.До последнего времени некоторые должности научных сотрудников в ряде отделов замещены по представлению  проф. Певзнера политически сомнительными лицами, скомпрометировавшими себя в прошлом, имеющими связь с родственниками, живущими за границей.
-Проф. Певзнер, происхождение из купцов,1872 года рождения, беспартийный, в течение ряда лет подолгу проживал за границей, имеет родственников во Франции.
-Зав. отделением проф. Гордон О.А., 1898 года рождения, беспартийный, в Париже проживает его тетка, занимающаяся торговлей. Жена — Рашевская, исключена из рядов ВКП(б) как выходец из партии анархистов.
-Зав. отделением проф. Берлин Л.Б., 1896 года рождения, беспартийный, брат проживает в Англии.
-Старший научный сотрудник Левитский Л.М., 1892 г[ода] р[ождения], исключен из ВКП(б) в 1932 г., арестовывался в 1938 г.
-Старший научный сотрудник Тарнапольская П.Д., 1899 года рождения,  беспартийная, проживала за границей разные сроки в 1928, 1929 и 1930 гг., в Швеции и Германии.
-Младший научный сотрудник Исаев П.Л. (парторг клиники), 1902 года рождения, член ВКП(б), из мещан, в 1938 г. арестовывался. В Америке проживают брат и два дяди.
-Младший научный сотрудник Пессикова Л.Н., 1903 года рождения, член ВКП(б), имела строгий выговор за связь с троцкистами.
-Заведующие отделениями клиники питания в течение 15–20 лет работают вместе с проф. Певзнером, безоговорочно и активно поддерживают его во всех его мероприятиях.
[...] Обращает на себя внимание, что контингент больных, принимающихся через поликлинику Института питания, подбирается односторонне, по принципу знакомства.
[...] Считали бы необходимым поручить Министерству здравоохранения СССР проверить работу клиники лечебного питания и укрепить кадрами. О  результатах доложить в ЦК ВКП(б).
      
      Заведующий Административным отделом ЦК ВКП(б) В.Е. Макаров
      Заместитель заведующего сектором здравоохранения
      Административного отдела ЦК ВКП(б) В.И. Маевский

      РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 119. Д. 12. Л. 86–87. Подлинник
------------------------------------------------------------------


* А.А.Жданов.jpg (49.22 Кб, 431x512 - просмотрено 452 раз.)

* Смирнов минздрав.jpg (25.62 Кб, 382x512 - просмотрено 499 раз.)
« Последнее редактирование: 14 Июня 2014, 15:57:52 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #3 : 13 Июня 2014, 14:17:23 »

После проведенных (комиссия при Административном отделе ЦК ,в состав комиссии были включены сотрудники МГБ) проверок  многие врачи как еврейской,так и других национальностей лишились руководящих должностей,а многие были уволены с работы.Например в ЦНИИ судебной психиатрии были уволены 14 человек, во 2-м медицинском институте  5 человек,во главе с академиком Штерном Л.С. Некоторые главврачи,допустившие служебные нарушения были арестованы. Например  директор Ленинградского НИИ физической культуры  Зелексон.27 сентября 1950г. состоялось заседание Секретариата ЦК ВКП(б),на котором были рассмотрены вопросы по работе комиссии Административного отдела ЦК  " О серьезных недостатках и злоупотреблениях в Министерстве здравоохранения РСФСР". На заседании Секретариата присутствовал  министр здравоохранения Смирнов Е.И. назначенный на этот пост в 1947г.Забегая вперед следует сказать,что 9 декабря 1952г. Смирнов будет снят с должности министра с формулировкой"неудовлетворительное руководство и политическая беспечность".

Как известно,Этингера арестовали 18.11.1950г .Постановление об аресте подписали Прокурор СССР Сафронов и министр МГБ Абакумов. За месяц до  ареста Я.Г.Этингера сотрудники МГБ арестовали приемного сына Этингера-студента исторического факультета МГУ. Следствие по делу  Этингера проводила группа следователей под руководством старшего следователя по ОВД МГБ п/полковника Рюмина.В состав группы входили капитан Меркулов, майор Чечуров,п/полковник Полянский. Другая группа следственной части МГБ по ОВД, в которую входили полковники Родованский,Носов,Герасимов  вела дело ЕАК.          
  
В начале следствия по делу Этингера, вопросы следователей носили скорей безобидный характер-уточнялись в какое время и кого лечил (консультировал) Этингер.Вопросы касались лечения политдеятелей Комминтерна: Вильгельма Пика,Дмитрова,Тольятти и советских руководителей.Постепенно наводящие вопросы следователей переросли в обвинительные. Этингеру больше ничего не оставалось как  признавать или отрицать свою вину.В результате длительных допросов Этингер признал,что в 1945г. "вредительски лечил" тов.Щербакова в результате чего тот умер.По понятным причинам следственное дело Этингера не доступно для широкой общественности.По этой причине приходится воспользоватся  материалами которые в свое время опубликовал Я.Я. Этингер имевщий в 1999г доступ
ознакомится со следственным делом своего приемного отца.Однако эти материалы  без сомнения(личное впечатление) носят черты  субьективного мнения...2 марта 1951 года в Лефортовской тюрьме ,после очередного допроса от сердечного приступа умирает подследственный Этингер.По утверждению Я.Г.Этингера, Рюмин вел допросы так,что его приемный отец в период следствия перенес 29 острых сердечных приступа из них "10 прямо в кабинете Рюмина".Смерть Этингера изменила ситуацию по ходу расследования,она приняла угрожающий характер(в первую очередь для самих сотрудников следчасти МГБ) т.к. контроль за следствием осуществлялся ЦК . По факту смерти Этингера,Рюмин в объяснительной записке (которая будет также передана Сталину) на имяначальника  следственной части по ОВД МГБ генерал-майора Леонова А.Г. укажет обстоятельства приведшие к смерти Этингера,выделив при этом фразу, что он "недозволенных приемов к подследственному не допускал...". Кульминацией этих событий стало письмо написанное  п/подполковником Рюминым  в адрес Сталину.Здесь имеет смысл повторить фрагмент из письма Рюмина:

- "...В ноябре 1950 года мне было поручено вести следствие по делу арестованного
доктора медицинских наук, профессора Я.Г. Этингера. На допросах Этингер
признался, что он является убежденным еврейским националистом, вследствие этого
вынашивал ненависть к ВКП(б) и советскому правительству. Этингер признался также
и в том, что он, воспользовавшись тем, что в 1945 году ему было поручено лечить
тов. Щербакова, делал все для того, чтобы сократить последнему жизнь.
   За время "допроса", вернее, беседы с Этингером тов. Абакумов несколько раз
намекал ему о том, чтобы он отказался от своих показаний о злодейском убийстве
тов. Щербакова. Затем, когда Этингера увели из кабинета, тов. Абакумов запретил
мне допрашивать Этингера в направлении вскрытия его практической деятельности и
замыслов по террору, мотивируя тем, что он - Этингер - "заведет нас в дебри".
Примерно 28-29 января 1951 года меня вызвал к себе начальник следственной части
по особо важным делам тов. Леонов и, сославшись на указания тов. Абакумова,
предложил прекратить работу с арестованным Этингером...."
-------------------------------------------------------------------------
Как многие исследователи утверждают письмо было написано в приемной Маленкова накануне 2 июля 1951г. в присутствии секретаря. В руки Сталина письмо попало  из рук Маленкова.Позже по решению Политбюро была создана комиссия,которая кропотливо расследовала все факты указанные Рюминым в письме.В ходе расследования были допрошены начальник следчасти по ОВД Леонов,его заместители Лихачев и Комаров,начальник 2-го ГУ МГБ СССР Шубняков и его заместитель Тангиев,Путинцев, заместители министра МГБ Огольцов и Питовранов.По непонятным причинам документы комиссии (в частности протоколы допросов вышеупомянутых персон)  до сих пор недоступны для общественности. Постановление ЦК ВКП(б) обязало МГБ возобновить следствие  по делу о террористической деятельности Этингера. Здесь пожалуй уместно напомнить, почему Сталин так пристально следил за ходом следствия по делу Этингера.После смерти Жданова, 2 июля 1949г в санатории "Барвиха" неожиданно умирает Георгий Дмитров (в то время избранный Генсеком Болгарской компартии) перенесший в январе острую кишечную инфекцию. Лечили его врачи ЛСУК, которых консультировал Этингер.После его признания о "вредительском лечении т.Щербакова"- начальник ЛСУК Бусалов, директор санатория "Барвиха" Рыжиков и лечащий врач Щербакова- доктор Ланг были арестованы. Далее события развивались в следующем порядке: 14 июня 1951г. сотрудники МГБ арестовали врача-кардиолога ЛСУК Карпай.Постановление (ордер) на арест подписали замГлавного военного Прокурора Вавилов и врио министра МГБ СССР Огольцов. 16 июля 1951г. сотрудники МГБ арестовали жену Этингера- Р.К.Викторову.Однако большого толка от этого ареста  не было, впрочем как и от ареста приемного сына Этингера -Якова. 17 мая 1951г. особое совещание при МГБ СССР вынесло приговор Якову Этингеру 10 лет лишения свободы в ИТЛ за антисоветскую агитацию и недоносительство о вредительской деятельности отца (освобожден 30.11.1954г).Викторова была приговорена к 10 годам тюремного заключения (освобождена 15.10.1954г).
В ходе следствия, Викторова,отвечая на вопросы следователя о причинах заставивших ее уволиться из клиники ЛСУК,пояснила,что у нее все время были трения по работе с врачом Тимошук,при этом обмолвилась, что она в курсе письма, которое написала Тимошук о смерти Жданова.На вопрос -откуда ей это стало известно,ответила из разговора с профессором Виноградовым ...

Думаю,уместным будет привести здесь небольшую выдержку из работы "Социально-политическое развитие и борьба за власть в послевоенном Советском Союзе. (1945-1953 гг.)" автором которой является Р.Пихоя.  


"... В конце августа 1948 г. Жданов отдыхал в специальном санатории для  высших
государственных и партийных руководителей на Валдае. 28 августа туда была
вызвана заведующая кабинетом электрокардиографии  Кремлевской больницы
М.Ф.Тимашук. В 12 часов того же дня М.Ф.Тимашук   сняла кардиограмму и поставила
диагноз, что у Жданова - "инфаркт   миокарда в области передней стенки левого
желудочка и   межжелудочковой перегороди".   Этот диагноз вызвал резкие
возражения со стороны врачей, постоянно  наблюдавших за здоровьем Жданова.
Профессор Егоров, академик  Виноградов и врач Майоров посчитали, что изменения
на кардиограмме   были вызваны "функциональным расстройством" на почве склероза
и   гипертонии. Врачи отмечали их и раньше. В результате консилиума от
Тимашук потребовали переписать заключение. На следующий день у  Жданова
случился новый сердечный приступ, Тимашук снова была вызвана из Москвы и от нее
вновь потребовали изменить заключение по электрокардиограмме, что она и сделала
по требованию своего пря   начальника - профессора Егорова. Положение Тимашук
было отчаянным -    она, не будучи лечащим врачем Жданова, сделала слишком
ответственное  заявление, поставившее под сомнение опыт людей, годами лечивших  
  своего пациента, а затем письменно отказалась от собственного диагноза. Для
нее было совершенно ясно, что результаты неудачного  лечения будут получат
 политическую оценку, а в случае удачного  будут значить для нее по меньшей
мере утрату места в Кремлевской  больнице из-за конфликта с ее начальством.
И тогда она пытается застраховаться - 29 августа она подала жалобу на имя
начальника  Главного Управления охраны МГБ СССР Н.С.Власика, в
которой сообщила  о своих разногласиях в оценке состояния здоровья Жданова,
вручив  свое письмо начальнику охраны Жданова А.Л.Белову.
 На следующий день 30 августа Жданов умер. В тот же день, 30 августа  министр
госбезопасности Абакумов доложил Сталину заявление Тимашук,  отметив в
сопроводительном письме, что, "как видно из заявления Тимашук, последняя
настаивает на своем заключении, что у товарища  Жданова инфаркт миокарда..., в
то время как начальник Санупра Кремля  Егоров и академик Виноградов предложили
ей переделать заключение, не указывая на инфаркт миокарда". На документе имеется
виза Сталина "В архив".
 Сама Тимашук не знала о судьбе ее жалобы. Ответа не было.Среди врачей,
лечивших Жданова, продолжались споры о правомерности диагноза Тимашук, 7
сентября 1948 г. ее перевели по приказу  начальника Лечебно-санитарного
управления П.И.Егорова из Кремлевской больницы в филиал поликлиники, та
продолжала отстаивать свою правоту, вновь жаловалась - секретарю ЦК КПСС
А.А.Кузнецову. Ответа по-прежнему не было. Кремлевские власти вспомнили о ней
только летом 1952 г...
            
Источник: МИЖ. Архив: N6, ноябрь-декабрь 1999: Аналитические исследования в  
исторической науке: Социально-политическое развитие и борьба за власть в
послевоенном Советском Союзе. (1945-1953 гг.)  
-----------------------------------------------------------------

После смерти Жданова,жизнь в стране не остановилась,хотя политические страсти вокруг творчества писателей  на время затихли.Авторитет Сталина в стране был непоколебим,помимо старых членов ПолитбюроМаленкова,Берия, Хрущева и т.д. на политическом небосклоне страны взошли звезды Вознесенского и Кузнецова.Группа сравнительно молодых,опытных партийцев из Ленинграда быстро набирала политический вес.В 1946г Сталин поручает А.А,Кузнецову помимо выполнения своих прямых обязанностей по партлинии,еще и кураторство спецслужб.Вознесенский был первым заместителем Сталина на посту Председателя Совета Министров и бессменно возглавлял Госплан СССР фактически с довоенного времени по 5 марта 1949г.Великолепный экономист,Председатель Госплана Н.А.Вознесенский сумел сплотить вокруг себя председателя Совета министров РСФСР  Радионова и представителей ленинградской парторганизации Попкова,Капустина,Турко,Михеева,Лазутина.Помимо служебных отношений у многих коллег сложились неплохие дружественные отношения.Это хорошо было известно как
Маленкову,который в то время занимался в ЦК кадровой работой,так и  самому Сталину.Уж чего как говорится греха таить-многих высокопоставленных руководителей МГБ держало на прослушке и не по тому,что им не доверяли- просто время было такое (начало холодной войны).В 1947г.Вознесенский (год рождения 1903) становится членом Политбюро (кандидат с 1941г).По своей  должности Вознесенский курировал практически все отрасли народного хозяйства и ВПК,Госбанк и ряд Управлений и Комитетов до поры и времени четко распределяя план,не допуская разбалансировки материальных ресурсов,финансов и трудовых резервов.Скрывать нечего-успехи были,приписки фактически отсутствовали.В 1947г Сталин в своей речи допустил мысль,что возможно после него пост ПредСовмина займет по праву Вознесенский.Это не могло пройтинезамеченным со стороны Маленкова,Берия и того же Хрущева.Каждый из них знал цену власти.Однако возражать против сказанного Сталиным никто из них не стал...Раз уж мы коснулись конца 40-х,то стоит заметить,что 14 мая 1948г.было официально объявлено об образовании государства Израиль.Советскоеправительство в ряду с другими странами признало Израиль де-юро.Государству
Израиль,население которого с первого дня образования было вовлечено в военный конфликт с странами Арабской Лиги,Советский Союз оказал военную техническую помощь.С согласия Сталина,через Чехословакию и Югославию был организован поток поставок боевой техники,включая тяжелое артвооружение и танки.3 сентября 1948г.в Москву,в качестве посла нового государства Израиль прибыла Голда Меир(МеЙерсон).Первым делом Меир посетила синагогу,вручив при этом ценный подарок и денежную сумму (3,5 тыс.руб). Замминистра МИД СССР тут же обратился с письмом в МГБ,к Абакумову выяснить при возможности прошлые связи Меир с советскими гражданами.4октября по случаю празднования еврейского Нового года,очередной приезд Меир в синагогу вызвал небывалое столпотворение,подобное повторилось еще 13 октября по случаю праздника Судного дня и еще раз.Особое недовольство Меир было вызвано тем,что по случаю празднования 31-й годовщиныОктябрьской революции  в посольство Израиля были приглашены советские служащие,в числе которых находилась Полина Жемчужная (жена В.М.Молотова). После приема в израильском посольстве,вечером того же дня Голда Меир,Жемчужная присутствовали на торжественном банкете в МИД СССР устроенныйВ.М.Молотовым для аккредитованных в Москве  иностранных дипломатов по случаю 31-й годовщины Октябрьской революции.Понятное дело,что за гостямипристально наблюдали,при этом было отмечено,что обе дамы держались непринужденно и общались между собой на идиш.О чем шла их беседа доскональноне известно,но данный факт был взят на "карандаш" МГБ,которое уже располагало довольно подробной характеристикой на Меир.Информация была получена изразличных источников,в том числе от первого советского резидента в Тель-Авиве-Вертипороха В.И.Было выяснено,что Меир переселилась в Палестину в
1921г.из США,активно участвовала в профсоюзном и политическом движении,являлась профессиональным пропагандистом,была настроена проамерикански и добилась высокой популярности среди советских евреев,особенно среди бывших сотрудников ЕАК.Стоит напомнить,что и в органах МГБ было много сотрудников еврейской национальности (или как Судоплатов были женаты на еврейках).Понятно,что руководство МГБ не предавало этом событиям и фактам особого внимания т.к. до поры и времени это никому не мешало.Однако здесь не стоит забывать,о накале противостояния двух политических систем и великих держав СССР-США в конце 40-х годов.Идеи высказанные Меир оказались далеко идущими,однако осенью 1948г. на приеме в посольстве Чехословакии происходит крупный скандал в присутствии журналистов между Меир и Эренбургом,который не остался незамеченным И.В.Сталиным...  
« Последнее редактирование: 13 Июня 2014, 17:12:55 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #4 : 13 Июня 2014, 14:19:36 »

Неудивительно и то,что персона П.Жемчужной очень быстро оказалась под "колпаком" МГБ.
  

      27 декабря 1948 г.
      

                             Товарищу Сталину И.В.
      
      По Вашему поручению мы проверили имеющиеся материалы о т. Жемчужиной П.С.
      В результате опроса ряда вызванных лиц, а также объяснений Жемчужиной
      установлены следующие факты политически недостойного ее поведения.
      После постановлений Политбюро ЦК ВКП(б) от 10 августа и 24 октября 1939
      года, которыми она была наказана и предупреждена за проявленную
      неосмотрительность и неразборчивость в отношении своих связей с лицами, не
      внушающими политического доверия,4 Жемчужина не выполнила этого
      постановления и в дальнейшем продолжала вести знакомство с лицами, не
      заслуживающими политического доверия.
      В течение продолжительного времени вокруг нее группировались еврейские
      националисты и она, пользуясь своим положением, покровительственно
      относилась к ним, являлась, по их заявлениям, советником и заступником их.
      Часть этих лиц, оказавшихся врагами народа, на очной ставке с Жемчужиной и
      в отдельных показаниях сообщили о близких взаимоотношениях ее с
      националистом Михоэлсом,5 который враждебно относился в советской власти.
      На очной ставке с Жемчужиной 26 декабря с.г. бывший ответственный
      секретарь Еврейского антифашистского комитета Фефер И.С.6 заявил:
      «Жемчужина интересовалась работой Еврейского антифашистского комитета и
      еврейского театра... Михоэлс говорил мне, что „у нас есть большой друг“ и
      называл имя Жемчужиной... Жемчужина вообще очень интересуется нашими
      делами: о жизни евреев в Советском Союзе и о делах Еврейского
      антифашистского комитета, спрашивала, не обижают ли нас. Характеризуя
      отношения Жемчужиной к евреям, а также свое мнение о ней, Михоэлс сказал:
      „Она хорошая еврейская дочь“... О Жемчужиной Михоэлс отзывался
      восторженно, заявляя, что она обаятельный человек, помогает, и с ней можно
      посоветоваться, по комитету и по театру».
      Такое же заявление сделал на очной ставке с Жемчужиной бывший
      художественный руководитель Московского еврейского театра Зускин В.Л.7:
      «Михоэлс говорил, что у Полины Семеновны с ним большие дружественные
      отношения. Мне известно, что когда у Михоэлса возникали трудности, то он
      обращался за помощью к Жемчужиной... Михоэлс часто встречался с
      Жемчужиной, звонил ей по телефону, встречался на приемах».
      Такие же показания дал арестованный МГБ СССР Гринберг З.Г.,8 бывший член
      Еврейского антифашистского комитета:
      «Обращаясь в Правительство с разного рода вопросами, Михоэлс, как он сам
      говорил среди близкого своего окружения, предварительно обсуждал эти
      вопроси с Жемчужиной и получал от нее необходимые советы и наставления...
      В результате всего этого, связь Михоэлса с Жемчужиной для нас, окружающих
      Михоэлса, имела важное значение, так как мы видели в Жемчужиной нашего
      заступника и покровителя».
      Что действительно это так, подтверждается следующими фактами.
      Первый факт. На основании опроса Фефера на очной ставке с Жемчужиной
      установлено, что через нее было передано подписанное Михоэлсом на имя
      товарища Молотова9 письмо о якобы допускаемых местными советскими
      органами, в особенности Украины, притеснениях евреев. В этом письме, как
      заявил Фефер, излагался также протест против распределения среди
      трудящихся других национальностей подарков, присылаемых в СССР еврейскими
      организациями Америки. За этим письмом Жемчужина посылала свою автомашину
      с нарочным на квартиру Михоэлса, это письмо было от него получено и
      доставлено ей, а затем Жемчужина передала его по назначению.10
      Второй факт. В 1947 году, когда в партийных в советских органах имелись
      данные о политически вредной линии в работе Еврейского антифашистского
      комитета, Михоэлс и Фефер решили путем обращения в правительственные
      органы поставить вопрос об укреплении комитета. И на этот раз они прибегли
      к помощи Жемчужиной: Михоэлс связался по телефону с ней и она послала
      своего брата к Феферу в Еврейский антифашистский комитет, и письмо было
      передано ею в правительственные органы.11
      Третий факт. В 1944 году, после возвращения Михоэлса и Фефера из
      командировки в Америку, они занялись составлением письма в Правительство,
      в котором выдвигали проект создания на территории Крыма еврейской
      республики. Эту свою националистическую затею, возникшую под влиянием
      еврейских реакционеров США, Михоэлс и Фефер решили продвинуть каким-либо
      путем через Жемчужину.12
      Фефер по этому вопросу на очной ставке с ней заявил:
      «Михоэлс говорил мне, что у нас есть большой друг и назвал имя Жемчужиной:
      „Я все-таки об этом посоветуюсь с ней, стоит ли лезть с таким вопросом
      сейчас или временно отложить“. Спустя два дня, Михоэлс мне позвонил и
      сказал, что он должен меня видеть. Я поехал к нему в театр и он сказал,
      что советовался о Жемчужиной и она положительно относится к этому проекту,
      считает реальным и советует взяться за этот вопрос».
      Четвертый факт. При очной ставке Фефера и Зускина с Жемчужиной, а также
      показаниями Гринберга установлено, что Жемчужина в 1939 г. приняла
      непосредственное участие в ускорении разрешения вопроса о награждении
      артистов Еврейского театра и переводе его в театр союзного значения.
      Вот что заявил Фефер:
      «В 1939 году, когда театр праздновал двадцатилетие и Комитет по делам
      искусств подал ходатайство в Правительство о награждении работников
      театра, то получилась заминка. Тогда Михоэлс поехал к Жемчужиной просить
      ее содействия и она обещала оказать поддержку. В дальнейшем награды были
      получены. В этом помогла Жемчужина».
      Зускин сообщил следующее:
      «Переводу театра в категорию союзного значения помогла Полина Семеновна...
      Жемчужина бывала в театре и знала его нужды».
      В дополнение к приведенным фактам о близкой связи Жемчужиной с Михоэлсом,
      следует отметить, что она вообще старалась всячески популяризировать его
      лично, а также путем докладов Михоэлса популяризировать круги американских
      евреев. Стремясь показать свою поддержку Михоэлсу, Жемчужина после
      возвращения его из Америки предоставила ему возможность выступить в клубе
      по месту ее работы с докладом об Америке. После смерти Михоэлса, – чем
      можно объяснить, как не особой ее близостью к Михоэлсу, – Жемчужина
      посетила театр, где был установлен его гроб. Ее посещение стало достоянием
      еврейских кругов, и по этому поводу говорили, что Жемчужина сожалеет о
      большой утрате. В этих кругах было широко известно, что она интересуется
      судьбой семьи Михоэлса, проявляет особую заботу, чтобы жена и дети не были
      покинуты.
      При очных ставках с Жемчужиной также установлено, что, находясь у гроба
      Михоэлса в еврейском театре, в беседе с Зускиным она говорила, что Михоэлс
      убит. Зускин на очной ставке о своем разговоре с Жемчужиной заявил
      следующее:
      «Вечером, 13 января 1948 года я стоял у гроба и принимал венки от всех
      организации и в это время увидел Полину Семеновну, поздоровался с ней и
      выразил ей печаль по поводу смерти Михоэлса. Во время беседы Полина
      Семеновна спрашивает: „Так вы думаете, что здесь было – несчастный случай
      или убийство?“ Я говорил: „На основании того, что мы получили сообщение от
      т. Иовчука,13 Михоэлс погиб в результате автомобильной катастрофы, его
      наши в 7 часов утра на улице, невдалеке от гостиницы“. А Полина Семеновна
      возразила мне и сказала: „Дело обстоит не так гладко, как это пытаются
      представить. Это убийство“… Из разговора с Жемчужиной, и, в частности, ее
      заявления о том, что Михоэлс убит, я сделал вывод, что смерть Михоэлса
      является результатом преднамеренного убийства».
      Что действительно такой разговор Жемчужиной имел место, подтверждается и
      заявлением на очной ставке Фефера, которому Зускин в этот не день сообщил
      о своем разговоре с Жемчужиной:
      «Первое, что она мне сказала, – сообщил Зускин, – „какой же этот мерзавец
      Храпченко,14 не мог послать другого человека в Минск вместо Михоэлса“.
      Потом, после паузы. Жемчужина покачала головой и говорит: „Это не
      случайная смерть, это не случайность. Его убили“. Я спросил у Зускина:
      „Кто убил?“. „Она не говорила кто“, – ответил Зускин. Ну, видимо, убили
      его специально. При этом он сказал такую фразу: „Не то обезглавили, не то
      голову сняли“. Такого же мнения и Жемчужина, - заключил Зускин. Я вновь
      спросил, кто же обвиняется в этом деле. Зускин ответил, что из разговора с
      Жемчужиной у него сложилось мнение, что речь шла о советских органах».
      Подобное поведение Жемчужиной дало повод враждебным людям подтверждать
      распространяемые ими провокационные слухи о том, что Михоэлс был
      преднамеренно убит.
      На очной ставке Фефер заявил также, что Жемчужина обещала оказать
      всяческую помощь в увековечении памяти Михоэлса:
      «Зная, что Михоэлс поддерживал все время связь с Жемчужиной, советовался и
      что она доброжелательно к нему относилась, я решил позвонить Жемчужиной и
      просить ее помощи в продвижении вопроса об увековечении памяти Михоэлса.
      Дело в том, что среди артистов театра шли разговоры, почему до сих пор нет
      правительственного сообщения о смерти Михоэлса и увековечений его памяти,
      и это расценивалось как определенная линия в национальной политике к
      евреям… Жемчужина мне сказала, что „да, я вас помню“. Затем она сообщила:
      „Я только что из театра, только успела раздеться, я простояла в глубокой
      печали у стены в течение 40 минут, меня просили представители театра пойти
      в почетный караул, но я была так разбита и просто не могла идти. Такой
      замечательный, такой крупный человек, великий артист, друг“. Я продолжал,
      что я хочу побеспокоить по такому поводу, чтобы вы помогли в увековечении
      памяти Михоэлса. Она мне ответила: „Я все сделаю, все, что в моих силах“».

      Недостойное поведение Жемчужиной, как члена партии, зашло настолько
      далеко, что она не только участвовала в похоронах Михоэлса, афишируя перед
      еврейскими кругами свое соболезнование этому человеку, политически
      враждебное лицо которого теперь достаточно изобличено, но и присутствовала
      на траурном богослужения в синагоге 14 марта 1945 года. Этот факт
      установлен заявлениями на очной ставке о Жемчужиной Фефера, Зускина и
      Слуцкого,15 которые ее лично видели в синагоге.
      Приводим заявление Фефера:
      «14 марта 1945 г. в синагоге было богослужение по погибшим евреям во
      второй мировой войне. Там было много народу, в том числе артист Рейзен,16
      Хромченко,17 Утесов,18 были академики, профессора и даже генералы. Там же
      я видел Жемчужину с братом. И я был, сидел в 5 или 6 ряду, смотрел на
      амвон, женщинам по религиозному обычаю полагается сидеть наверху, но в
      исключительных случаях, когда речь идет о больших, весьма почетных людях,
      допускается отступление, и оно было допущено в отношении Жемчужиной. Я
      видел слева брата ее, полного человека, а с ним сидела Жемчужина».
      Зускин но этому вопросу сообщил следующее:
      «Во всем мире в этот день отмечался траур по шести миллионам погибших
      евреев. Мы получили в антифашистском комитете несколько приглашений и в
      синагоге я был и Фефер, стояли мы у барьерчика. Там я увидел Полину
      Семеновну, она сидела сбоку… Я увидел Полину Семеновну и поздоровался с
      ней».
      На вопрос «Она ответила на ваше приветствие?» Зускин сказал: «Да,
      ответила».
      Слуцкий, член «двадцатки» (руководства) синагоги, на очной ставке заявил:
      «14 марта 1945 года был общееврейский траурный день по убитым и сожженным
      фашистами евреям. На этом богослужении присутствовало очень много народа.
      Синагога не могла вместить всех желающих, и поэтому толпы людей стояли на
      улице. Я, как один из распорядителей, следил за порядком. В вестибюле я
      увидел Жемчужину с двумя родственниками - женщиной и мужчиной, говорили,
      что женщина это ее сестра. Я направился к Жемчужиной и помог ей пройти в
      зал (их хотели направить наверх, где обычно находятся женщины). Она прошла
      в зал, ее усадили на амвоне».
      На поставленный Слуцкому вопрос «Раньше вы знали Жемчужину, ошибиться не
      могли?» он ответил: «Да, я видел ее и раньше, до ее посещения синагоги. Я
      даже, помню, сказал: „Полина Семеновна, проходите“. И она пошла садиться
      со своими родственниками».
      На очных ставках по всем вопросам мы неоднократно спрашивали Фефера,
      Зускина и Слуцкого, сообщают ли они правду, не оговаривают ли Жемчужину.
      Но каждый из них утверждал, что сообщает только то, что им известно. 19
      Так, Зускин заявил: «Я утверждаю, и зачем мне это выдумывать, я к вам
      всегда хорошо относился». На вопрос о посещении Жемчужиной синагоги он
      сказал: «Многие присутствовавшие знали, что в синагоге на траурном
      богослужении находится Жемчужина».
      Фефер на неоднократно поставленный ему вопрос говорил: «Мне никакого
      интереса нет говорить то, чего я не знаю. Я отвечаю за свои слова». На
      другой вопрос: «Вот вы теперь видите Жемчужину, – это то же лицо, что вы
      видели в синагоге?» – Фефер ответил: «Да, я не мог обознаться,
      действительно Жемчужина была в синагоге. И присутствующие в синагоге
      говорили, что вот сидит Жемчужина».
      Как видно из вышеприведенных материалов, установлено, что Жемчужина П.С.
      вела себя политически недостойно.
      В течение длительного времени она поддерживала знакомство с лицами,
      которые оказались врагами народа, имела с ними близкие отношения,
      поддерживала их националистические действия и была их советчиком.
      Жемчужина вела с ними переговоры, неоднократно встречалась с Михоэлсом,
      используя свое положение, способствовало передаче их политически вредных,
      клеветнических заявлений в правительственные органы. Организовала доклад
      Михоэлса в одном из клубов об Америке, что способствовала популяризации
      американских еврейских кругов, которые выступают против Советского Союза.
      Афишируя близкую связь с Михоэлсом, участвовала в его похоронах, проявляла
      заботу о его семье и своим разговором с Зускиным об обстоятельствах смерти
      Михоэлса дала повод националистам распространять провокационные слухи о
      насильственной его смерти. Игнорируя элементарные нормы поведения члена
      партии, участвовала в религиозном еврейском обряде в синагоге 14 марта
      1945 года, и этот порочащий ее факт стал широким достоянием в еврейских
      религиозных кругах.
      При выяснении всех этих фактов и на очных ставках Жемчужина вела себя не
      по партийному, крайне не искренно, и, несмотря на уличающие ее заявления
      Фефера и Зускина, всячески старалась отказываться от правдивых объяснений.
      В то же время Жемчужина признала свою связь с Михоэлсом, получение от него
      письма для передачи в правительственные органы, устройство в одном из
      клубов доклада Михоэлса об Америке и свое участие в его похоронах.
      В результате тщательной проверки и подтверждения всех фактов рядом лиц мы
      приходим к выводу, что имеется полное основание утверждать, что
      предъявленные ей обвинения соответствуют действительности.
      Исходя из всех приведенных материалов, вносим предложение – Жемчужину П.С.
      исключить из партии. При этом прилагаем протоколы очных ставок с Фефером,
      Зускиным и Слуцким.20
      
                                                                 М.Шкирятов
                                                                 В.Абакумов
      Разослано: тт. Сталину, Молотову, Маленкову,21 Кагановичу,22 Берия,23
      Вознесенскому,24 Микояну,25 Булганину,26 Косыгину.27
      

      Источник http://www.hrono.ru/ и http://www.hronos.km.ru/
--------------------------------------------------------------------------------      
                        
      14 января 1948 г.
      Совершенно секретно.
      Товарищу Сталину И.В., товарищу Молотову В.М., товарищу Ворошилову К.Е.,
       товарищу Жданову А.А.

      По сообщению МВД Белорусской ССР, 13 января с.г. в 7 часов 10 минут утра в
      городе Минске, на дороге около строящейся трамвайной линии, ведущей с
      улицы Свердлова на улицу Гарбарная, были обнаружены два мужских трупа.
      Выехавшие на место руководящие работники МВД Беларуси и Управления милиции
      гор. Минска вместе с судебно-медицинским экспертом обнаружили два мужских
      трупа, лежащих лицом вниз. Около трупов имелось большое количество крови.
      Одежда, документы и ценности были не тронуты. Убитыми оказались Михоэлс
      С.М., художественный руководитель Государственного еврейского театра,
      народный артист СССР, и Голубов-Потапов В.И., член московской организации
      Союза писателей. У обоих оказались поломанными ребра, а у
      Голубова-Потапова правая рука в локтевом изгибе. Возле трупов обнаружены
      следы грузовых автомашин, частично заметенные снегом.

      По данным осмотра места происшествия и первичному заключению медицинских
      экспертов, смерть Михоэлса и Голубова-Потапова последовала в результате
      наезда автомашины, которая ехала с превышающей скоростью.

      Приняты меры к установлению автомашины. Ведется следствие.

      Министр внутренних дел СССР С.Круглов.

      Снята одна копия для секретариата МГБ СССР”.

 
---------------------------------------------------------
  
      Из воспоминаний бывшего министра внутренних дел БССР С.С.Бельченко о
      начале официального расследования гибели С.М.Михоэлса:A

      “Рано утром у разрушенного в годы войны стадиона “Динамо” оперативники
      моего ведомства обнаружили трупы Михоэлса и Голубова. Я сам лично выехал
      на место происшествия. Там вовсю шли следственные действия. Был составлен
      протокол осмотра. На трупах и на дороге (был снег) отчетливо виднелись
      отпечатки протекторов шин автомобиля.

      Приехав к себе, я вызвал всех своих заместителей и в жесткой форме
      потребовал в кратчайшие сроки найти машину, послужившую причиной смерти
      этих людей.

      Уже во второй половине дня оперативники МВД обнаружили разыскиваемый
      автомобиль. Когда я стал расспрашивать, как проходил поиск и где
      обнаружили машину, мой заместитель ответил, что автомобиль стоит в гараже
      МГБ республики.

      Заподозрив неладное, я позвонил министру внутренних дел СССР С.Н.Круглову
      и доложил об этом происшествии. Он был страшно удивлен и приказал мне
      активизировать розыск преступников.

      Меня вызвали в ЦК, и один из секретарей попросил принять все меры по
      розыску убийц. Вскоре приехал и Цанава. Я его хорошо знал, и поэтому его
      поведение меня
      удивило. Он был слишком любезен со мной. Цанава взял меня под руку, отвел
      в сторону и сказал: “Я знаю, что твои люди были у меня в министерстве в
      гараже. Это была не слишком хорошая идея. Я прошу тебя не производить
      больше каких-либо действий против моих людей. Делом занимайся, убийц ищи,
      но не лезь, куда тебя не просят”.

      Из министерства я снова позвонил Круглову и доложил о том, что в гараже
      МГБ Беларуси обнаружена машина, переехавшая Михоэлса и Голубова. Министр
      выслушал меня и сказал, чтобы поиск преступников продолжали, но не
      особенно популяризируя это дело. “Вы, в общем, не особо там копайте”, —
      сказал министр и положил трубку телефона”.

 
------------------------------------------------------------

      ОП
      Из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б)
      29 декабря 1948 г.
      276. Сообщение тт. Шкирятова и Абакумова о Жемчужиной П.С.
      1. Проверкой комиссии партийного контроля установлено, что Жемчужина П.С.
      в течение длительного времени поддерживала связь и близкие отношения с
      еврейскими националистами, не заслуживающими политического доверия и
      подозреваемыми в шпионаже; участвовала в похоронах руководителя еврейских
      националистов Михоэлса и своим разговором об обстоятельствах его смерти с
      еврейским националистом Зускиным дала повод враждебным лицам к
      распространению антисоветских провокационных слухов о смерти Михоэлса;
      участвовала 14 марта 1945 года в религиозном обряде в Московской синагоге.
      2. Несмотря на сделанные П.С.Жемчужиной в 1939 году Центральным Комитетом
      ВКП(б) предупреждения по поводу проявленной ею неразборчивости в своих
      отношениях с лицами, не заслуживающими политического доверия, она нарушила
      это решение партии и в дальнейшей продолжала вести себя политически
      недостойно.
      В связи с изложенным – исключить Жемчужину П.С. из членов ВКП(б).
      РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 1073. Л. 56. Копия.
      
 --------------------------------------------------------------
      
Постановление ЦК об исключении Жемчужиной (ее настоящая фамилия Карповская Пери Семеновна) зачитывал на Политбюро сам Сталин.Молотов прекрасно знал чем закончится это дело.Позже он вспоминал «...У меня коленки задрожали, когда на заседании Политбюро сам Сталин  стал зачитывать материалы по Полине Семеновне, подготовленные чекистами».29 января1949г. Жемчужина была арестована сотрудниками МГБ.В марте 1949г В.М.Молотов был снят с должности министра МИД СССР.Следствие по  делу Жемчужиной продлилось ровно 11 месяцев.29 декабря 1949г.ОС при МГБ СССР осудило ее к лишению свободы сроком на 5 лет ИТЛ.


* Жемчужина и В.М.Молотов.jpg (50.25 Кб, 343x478 - просмотрено 438 раз.)
« Последнее редактирование: 14 Июня 2014, 12:38:25 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #5 : 13 Июня 2014, 14:24:36 »

ЕАК был распушен еще в ноябре 1948г.Многие сотрудники, в том числе иинициатор создания ЕАК,начальник СовИнформБюро С.А. Лозовский (Дридзо)так или иначе замешанныев деле были арестованы МГБ.Следствие по делу ЕАК продлится до 1952г.

      Из протокола допроса C.А.Лозовского
      Допрос провели Г.М.Маленков и М.Ф.Шкирятов
    
      13 января 1949 г.
      
      Вопрос: По Крыму принимали участие в составлении записки?
      Ответ: Никакого участия в составлении не принимал. Приходили Михоэлс и
      Фефер и поскольку я ведал антифашистскими комитетами, спрашивали меня. Я
      сказал, что это сомнительно, но если вы делаете (не знаю, что из этого
      может выйти), пусть обращаются.
      Вопрос: Показывали Вам письмо?
      Ответ: Не помню, возможно, это было в 1943 году.
      Вопрос: Советовались?
      Ответ: Я сказал, что сомнительно, но если хотят обращаться, пусть
      обращаются. Возможно, письмо показывали.
      Вопрос: Правили письмо?
      Ответ: Не помню, возможно. По существу я не верил. Антифашистский комитет
      не имел права обращаться в Правительство с политическим документом.
      Вопрос: Если Вы считали, то почему не разъяснили?
      Ответ: Видимо, правил.
      Вопрос: Значит, были за?
      Ответ: Нет, но, видимо, были глупости, я правил.
      Вопрос: Значит, Вы положительно относились?
      Ответ: Нет.
      Вопрос: Должна быть логика: если были против, они бы послушались, а если
      правили, значит согласны.
      Ответ: Точно я не помню, но скорее всего да. Приходили Михоэлс, Фефер,
      Эпштейн2 (он умер в начале 1944г.3). ...Я не прав, что не отшил и не
      сообщил. Если я не сообщил, я не должен был и править... Я думаю, что я и
      по существу не правил, а главное, не доложил ЦК.
      Вопрос: По Крыму Вы должны отвечать: вы поправляли и вместо того, чтобы
      отсечь...
      Ответ: Я виноват, что как член ЦК не сообщил.
      Вопрос: Вы же поправляли, имея в виду: ну если откажут, то это
      правительство.
      Ответ: Насколько я помню, я не сочувствовал... По совести говорю, что если
      бы сделал сознательно, то это одно, но если ошибку сделал член партии,
      который отдал всю свою жизнь рев[олюционному] движению, это другое.
      Вопрос: Вы же сочувствовали их стремлениям, Вы же не отсоветовали, приняли
      участие, а идея порочна.
      Ответ: Да, она была мне не ясна, а теперь ясна...
      Вопрос: Вы же правите, чтобы документ лучше выглядел.
      Ответ: Нет, я не сочувствовал, а логически (получается) это так.
      РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 3. Д. 15624. л. 315-316. Копия.
    
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
 
       Справка в ЦК ВКП(б) о подследственном Шимелиовиче Б.А.
    

      30 сентября 1951 г.
      
      МГБ СССР 13 января 1949 года за шпионскую и националистическую
      деятельность был арестован ШИМЕЛИОВИЧ Борис Абрамович, 1892 года рождения,
      уроженец гор. Риги, еврей, член ВКП(б) с 1920 года, бывший главный врач
      Московской городской клинической больницы им. Боткина На допросах
      ШИМЕЛИОВИЧ признал себя виновным в том, что, являясь по своим убеждениям
      еврейским националистом, выходцем из Бунда, он еще в довоенные годы
      установил преступную связь с активным врагом советской власти МИХОЭЛСОМ. В
      1942 году МИХОЭЛС ввел ШИМЕЛИОВИЧА в состав президиума Еврейского
      антифашистского комитета, предварительно посвятив его в свои вражеские
      замыслы об использовании комитета в целях борьбы против ВКП(б) и
      Советского правительства.
      Став в руководстве Еврейского антифашистского комитета, ШИМЕЛИОВИЧ вместе
      со своими единомышленниками – ЛОЗОВСКИМ, ФЕФЕРОМ, МИХОЭЛСОМ, ЭПШТЕЙНОМ и
      другими националистами до дня ареста проводил активную подрывную работу
      против партии и Советского государства.
      В 1948 году ШИМЕЛИОВИЧ послал в Америку так называемое «письмо за океан»,
      представляющее из себя шпионский материал, а в 1945–1946 гг. встречался в
      Москве с американскими разведчиками ГОЛЬДБЕРГОМ и НОВИКОМ, причем
      последнего информировал по ряду интересовавших их вопросов. В 1944 году
      ШИМЕЛИОВИЧ вместе с другими главарями Еврейского антифашистского комитета
      активно добивался образования еврейской республики в Крыму, вражеский план
      создания которой был продиктован американцами.
      В процессе следствия ШИМЕЛИОВИЧ от своих показаний отказался, заявив, что
      они были даны им под влиянием физического воздействия со стороны
      следователя полковника ШИШКОВА. Однако признательные показания ШИМЕЛИОВИЧ
      дал спустя продолжительное время после избиений и другому следователю.
      В проведении вражеской деятельности ШИМЕЛИОВИЧ изобличается показаниями
      ряда арестованных. Так, арестованный бывший ответственный секретарь
      Еврейского антифашистского комитета ФЕФЕР И.С. следующим образом
      охарактеризовал вражескую деятельность ШИМЕЛИОВИЧА:
      «ШИМЕЛИОВИЧ является одним из активных и самых агрессивных членов
      комитета. Он, например, не раз упрекал нас, и в первую очередь МИХОЭЛСА, в
      трусости, нерешительности. Он настаивал на решительных, действиях, которые
      обеспечили бы комитету престиж среди евреев СССР и за рубежом. ШИМЕЛИОВИЧ
      последовательно боролся за проведение националистической работы среди
      евреев в СССР. Он же считал, что надо начать установление связей с
      зарубежными евреями. ШИМЕЛИОВИЧ первый вызвался в этих целях написать
      письмо еврейским врачам США, что и было сделано.
      После меня и ЭПШТЕЙНА1… ШИМЕЛИОВИЧ был первостепенным консультантом
      МИХОЭЛСА по националистической работе. МИХОЭЛС часто говорил: „Надо
      посоветоваться с ШИМЕЛИОВИЧЕМ“».
      ФЕФЕР показал также, что ШИМЕЛИОВИЧ распространял злобную клевету о
      «притеснении» евреев в Министерстве здравоохранения и оскорбительно
      отзывался о некоторых руководящих работниках ЦК ВКП(б).
      Арестованный ЮЗЕФОВИЧ И.С, бывший член президиума Еврейского
      антифашистского комитета, в отношении ШИМЕЛИОВИЧА показал:
      «Большую активность в антисоветской националистической деятельности,
      проводимой Еврейским антифашистским комитетом, проявляли члены его
      президиума – ШИМЕЛИОВИЧ… ШИМЕЛИОВИЧ неоднократно выступал на наших
      сборищах за расширение националистической деятельности комитета, требуя,
      чтобы особое место в нашей пропаганде занимало государство Израиль. В тех
      случаях, когда по тем или иным причинам мы длительное время не могли
      собраться, ШИМЕЛИОВИЧ обрушивался на ФЕФЕРА, требуя от него более активной
      работы. Немалый интерес ШИМЕЛИОВИЧ проявил к еврейским националистическим
      организациям в США, о чем он подробно расспрашивал ГОЛЬДБЕРГА в период его
      пребывания в Москве».
      Об участии ШИМЕЛИОВИЧА во вражеской деятельности, проводившейся главарями
      Еврейского антифашистского комитета, показали также арестованные:
      ЛОЗОВСКИЙ С.А., БРЕГМАН С.Л.2 МАРКИШ П.Д., КВИТКО Л.М., ГАЛКИН С.3. и
      КОТЛЯР С.О.3 Кроме того, показаниями осужденных НАДЖАРОВА А.Е. – бывшего
      заместителя заведующего Московским горздравотделом и ОППЕНГЕЙМА Д,Г.,4
      бывшего директора 1-го Московского медицинского института, ШИМЕЛИОВИЧ
      изобличается в преступной связи с врагом народа КАМИНСКИМ.5
      ВРИО начальника следственной части по особо важным делам МГБ СССР
      подполковник РЮМИН  
      ЦА ФСБ РФ. Архивная коллекция. Копия.
                      
  ------------------------------------------------------                

СПРАВКА. Соломон Абрамович Дридзо (он же Лозовский)

родился 16.3.1878, село Даниловка Александровского уезда Екатеринославской губернии в семье учителя. Еврей.Принимал участие в революционном движении.Выезжал за границу. С июля 1917 секретарь ВЦСПС. В
декабре 1917г.был исключен из рядов РКП(б).В декабре 1919г. вновь был принят в РКП(б).В 1921-37 генеральный секретарь Профинтерна, созданного для организации "пятых колонн" в различных странах.Теоретик профдвижения: "Профсоюзы - приводные ремни советской власти". С 1927 кандидат в члены,с 1939 член ЦК ВКП(б). В 1937-50 депутат Верховного Совета СССР. С 1937 директор Гослитиздата.С 1939 зам.наркома иностранных дел СССР. Одновременно с июня 1941 зам. начальника, в 1945-48гг. нач. Совинформбюро; подавляющее большинство сообщений бюро,особенно в 1941-42, не соответствовало фактам. В 1940-49 руководитель кафедры истории международных отношений и внешней политики в Высшей партийной школе при ЦК ВКП(б).В 1942-1948 гг. по распоряжению Сталина курировал деятельность Еврейского антифашистского комитета.

(Залесский К.А. Империя Сталина,М.,2000г).
----------------------------------------------------------
      Из Обвинительного заключения:
      ЛОЗОВСКИЙ Соломон Абрамович – 1878 года рождения, уроженец села Даниловки,
      Днепропетровской области, еврей, гражданин СССР, бывш[ий] член ВКП(б) с
      1901 года, в 1914 и 1917 гг. исключался из партии; в январе 1949 года
      снова исключен из ВКП(б) за вражескую деятельность; бывший начальник
      Совинформбюро – в том, что занимался шпионажем и был одним из
      руководителей еврейского националистического подполья в СССР. Являлся
      вдохновителем превращения Еврейского антифашистского комитета в центр
      националистической и шпионской работы против СССР. Добившись в 1943 году
      разрешения на посылку в Америку своих сообщников МИХОЭЛСА и ФЕФЕРА, дал им
      задание установить связь с еврейскими реакционными кругами Америки с тем,
      чтобы заручиться их поддержкой в борьбе против советской власти. Снабдил
      МИХОЭЛСА и ФЕФЕРА для передачи американцам шпионскими материалами о
      состоянии промышленности, хозяйства и культурной жизни СССР. Выполняя
      указание американцев, вместе со своими сообщниками домогался передачи
      Крыма евреям, а также организовал сбор и передачу американцам шпионских
      сведений о Советском Союзе. Имел личную шпионскую связь с приезжавшим в
      СССР американским разведчиком ГОЛЬДБЕРГОМ, т.е. в совершении преступлений,
      предусмотренных статьями 58-1 «а», 58-10, ч. 2 и 58-11 УК РСФСР.

20 ноября 1948г.Политбюро ЦК ВКП(б) утверждает решение Бюро СМ СССР:"Бюро Советов министров СССР поручает Министерству Государственной безопасности СССР немедля распустить Еврейскийантифашистский комитет,так как,показывают факты,этот Комитет является центром антисоветской пропаганды и регулярно поставляет
антисоветскую информацию иностранной разведки.В соответствии сэтим органы печати этого Комитета закрыть,дела Комитета забрать.Пока никого не арестовывать..."(РГАСПИ.ф.17.оп.162.д.39.л.140).После изучения материалови дел связанных с деятельностью ЕАК начались аресты. Было арестовано более 200 человек,газета"Эйникайт"которая ранее широким тиражом   выпускалась за рубежом перестала существовать.Переговоры и возня с деловым миром США были разрушены.ЕАК прекратил свою деятельность,которая была весьма популярна у иностранных журналистов сосвободным посещением кабинетов Комитета.Мечтать о создании "Калифорнии в Крыму"(СудоплатовП.А.
"Спецоперации.Лубянка и Кремль"М.,1997г) уже более не приходилось.Куратору ЕАК от ЦК (Суслов) коллеги нашли другое занятие...

Продолжение следует
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #6 : 13 Июня 2014, 21:59:48 »

Следующая "вереница" событий,известные под условным названием "Ленинградское дело",которые по мнению участников форума,могли подорвать доверие Сталина к органам МГБ и в частности к Абакумову произошли в Советском Союзе зимой 1948г.,прямо под Новый 1949г.

25 декабря 1948г.,в Ленинграде состоялась объединенная областная и городская партконференция.Все вродепрошло как обычно,на ответственные хозяйственные и партийные должности города и области были избраны достойные на первый взгляд люди.Однако в первых числах января 1949г. в Политбюро ЦК пришло анонимное письмо,в котором сообщалось,что результаты прошедших выборов руководстваЛенинграда и области были подтасованы.Созданная (Политбюро ЦК) комиссия при проверке быстро выявила факты и виновников подтасовки результатов выборов.Нарушителями оказались Попков,Капустин и Кузнецов которые изменили результаты  в протоколах при подсчете бюллетеней.23 проголосованных бюллетеня против" некоторых кандидатов были сочтены как проголосованные "За".Допустив одно (как потом окажется далеко не первое) серьезное нарушение,ленинградские партийцы умудряются совершить еще одно не менее серьезное.На этот раз хозяйственное нарушение (без согласования с центральными органами и ЦК),которое вскоре обретет значение антигосударственное.14 октября 1948г.на Бюро СМ СССР был поднят вопрос о необходимости реализации со складов товаров народного потребления на сумму 5 млрд. рублей.Спустя месяц Бюро принимает решение на вызоз товаров со складов и об организации межобластных ярмарок.Председатель и Совет министров СССР вообще не были поставлены в известность об этом решении нижестоящего органа,коим являлось Бюро.Тем не менеезаручившись согласием Н.А.Вознесенского, Родионов,Кузнецов и Попков проводят с 10 по 20 января1949г. ярмарку в Ленинграде. Только спустя три дня(т.е.13 числа) Совет министров СССР и ЦК узнаетоб этом событии.Дело начало приобретать угрожающий характер.Помимо нарушения должностных полномочийи дисциплины, просматривалось прямое разбазаривание фондов и незаконность оптовой торговли с затратами государственных средств- учитывая то,что товары  в Ленинград доставлялись не только с окраин РФ,но и союзных республик.Одни убытки от ярмарки (скоропортящиеся продукты) составили порядка 4 млрд. рублей и это в период кризисного года (см.голод ).28 января 1948г.Пленум ЦК снял Кузнецова с должности секретаря ЦК ВКП(б) и назначил секретарем Дальневосточного бюро ЦК которого фактически не существовало.15 февраля 1949г. Политбюро ЦК принимает решение о квалификации всех последних событий как антинародные проявления "антипартийной групповшины".22 февраля 1949г. в Ленинграде состоялся объединенный Пленум обкома и горкомаВКП(б). На Пленуме выступал Г.М.Маленков,который напомнил ленинградцам о фальсификации на выборах и результатах прошедшей ярмарки.Пленум одобрил решение ЦК ВКП(б) о снятии с должности Первого секретаря Ленинградского обкома Попкова,отстранил от должности председателя счетной комиссии Тихонова,объявил строгий выговор Капустину и другим партийцам замешанных в фальсификации выборов.7 марта 1949г.,Кузнецова выводят из состава Оргбюро ЦК. В марте 1949г.Лауреат Сталинской премии за 1948г,Н.А.Вознесенский,за допушенные нарушения в работе был отстранен от всех занимаемых должностей (первого заместителя Председателя СМ СССР и начальника Госплана СССР) и выведен из состава Политбюро.
 
Проверку личных дел ленинградских партийных руководителей проводила комиссия под руководством председателя КПК М.Ф.Шкирятова,следственную группу МГБ возглавил Д.Г.Родионов.Проверка затронула не только партийный и хозяйственный актив Ленинграда и области, но и руководителей Ленинградского УМГБ.В связи с делом Я.Ф.Капустина (который под нажимом улик признался в том,что был завербован сотрудниками  английской разведки) всплыл факт об уничтожении в 1945г. материалов связанных с его командировкой в Англию.Указание на уничтожение компроментирующих  материалов дал начальник Ленинградского управления П.Н.Кубаткин.В 1946г.,40-летний Кубаткин, по предложению Сталина и поддержке переведенного в Москву Кузнецова (Кузнецов как известно в период с 1946 по 1949гг. курировал органы ГБ-МВД) был переведен из Ленинграда в  центральный аппарат МГБ,и несколько месяцев исполнял обязанности начальника ГУ МГБ СССР (15.06.1946- 7.09.1946г.по другим данным до ноября месяца).19 ноября 1946г Кубаткин был снят с должности начальника ГУ МГБ и переведен начальником УМГБ по Горьковской области.В марте 1949г. в связи с возникшими фактами по делу Капустина,Кубаткина по решению Политбюро ЦК увольняют из органов МГБ,с последующим переводом на должность  заместителя председателя исполкома Саратовской области.


Как известно Я.Ф.Капустин являлся вторым секретарем Ленинградского ГК  ВКП(б),при тщательной проверке его личного дела было выяснено,что Капустин в  период 1935- 1936гг.находился в Англии,где проходил стажировку на одном   машиностроительном заводе.Это уже была зацепка.Далее последовал запрос по   разным каналам в МИД,бывшее торгпредство и опрос людей которые вместе с   Капустиным проходили стажировку в Англии. Было выяснено,что в тот период у   Капустина приключилась интересная история с английской замужней барышней,в   следствии чего Капустин был задержан и доставлен в полицейский участок.Через   некоторое время он был отпушен,инцидент кое-как замяли и забыли. Но...Летом   1949г на стол Абакумова легли неоспоримые доказательства в том,что сцена с   ревнивым мужем "замужней женщины" была подстроена специально английской разведкой. Проверить факты существования данной английской супружеской пары и   опросить свидетелей проишествия 10-летней давности для агентов МГБ труда не   составляло.23 июля 1949г Капустин был арестован.На первых же допросах,под   нажимом улик Капустинначинает давать показания и признает,что в Ленинграде   сразу после войны сложилась группа партийных единомышленников во главе заместителем Председателя  Совета Министров СССР Вознесенским, секретарем ЦК   ВКП(б) Кузнецовым,председателем СМ РСФСР Родионовым и первым секретарем  Ленинградского обкома и горкома партии Попковым.Через неделю, Капустин прибавляет к названным персонам имена второго секретаря Ленинградского обкома   и  горкома партии Турко и председателя Ленгорисполкома Лазутина Потянулась   "целая нить из общего клубка".Очень скоро стало известно кто как назначал тех  или иных людей на руководящие должности,начали всплывать отдельные моменты из   военного периода"кому война-кому мать родная",и другие нелицеприятные страницы.Возможно когда-нибудь "ленинградское дело" будет рассекречено,как впрочем и дело Абакумова,тогда общественность узнает " кто был кем",а пока говорить о чем-либо со 100% уверенностью нельзя.Следствие по делу Капустина,Лазутин,Попкова,Закржевской, Михеева,Турко и Кузнецова установило факты кумовства и коррупции в высших эшелонах власти,расхищение госсредств для личного обогащения.Кроме этого вскрылись факты о намерении Родионова создать компартию Российской федерации,которая имела-бы самостоятельность (на примере УССР или БССР) в рамках СССР.Допрос арестованных Кузнецова,Родионова и Вознесенского на первом этапе следствия проводили Маленков,Берия и Булганин.Затем следствие продолжила группа следователей по ОВД МГБ под руководством генерал-майора А.Г.Леонова.Группу следователей возглавили полковники В.И.Комаров,М.Т. Лихачев. Следствие по "ленинградскому делу" продлилось  до сентября 1950г.после чего все дела были направлены в судебные органы.Открытый судебный процесс состоялся в Ленинграде 29-30 сентября 1950г.Уголовные дела подсудимых рассматривала выездная ВК ВС СССР в составе трех генерал-майоров юстиции (председатель -Муталевич И.Р.).В ходе судебного заседания,согласно обвинительного заключения,которое утвердил Главный военный прокурор Вавилов А.П. подсудимые Кузнецов,Попков,Вознесенский и другие признали свою вину полностью.Состав преступлений был квалифицирован по статьям УК РСФСР как "Особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления,должностные(служебные) и хозяйственные преступления. Ночью,1 октября 1950 года,председатель ВК ВС СССР генерал-майор юстиции Муталевич огласил приговор суда:
 "...Кузнецов, Попков, Вознесенский,Капустин, Лазутин, Родионов, Турко, Закржевская, Михеев признаны виновными в том, что, объединившись в 1938 году в антисоветскую группу, проводили подрывную деятельность  в партии, направленную на отрыв Ленинградской партийной организации от ЦК ВКП(б) с целью превратить ее в опору для борьбы с партией и ее ЦК... Для этого пытались возбуждать недовольство среди коммунистов ленинградской организации мероприятиями ЦК ВКП(б), распространяя клеветнические
утверждения, высказывали изменнические замыслы... А также разбазаривали государственные средства. Как видно из материалов дела, все обвиняемые  на предварительном следствии и на судебном заседании  
вину свою признали полностью".                        
-------------------------------------------------
А.А.Кузнецов, Н.А.Вознесенский, П.Е.Попков, П.Г.Лазутин, М.И.Родионов и Я.Ф.Капустин были приговорены к ВМН. И.М.Турко получил пятнадцать лет лишения свободы, Т.В.Закржевская и Ф.Е.Михеев - по десять. Приговор был окончательный и обжалованию не подлежал...Забегая вперед,следует сказать, что Ленинградское дело послужит для обвинения В.С.Абакумова и подчиненных ему следователей по ОВД МГБ СССР в фабрикации уголовных дел,но об этом несколько позже...
                      


* Я.Ф.Капустин.jpg (4.87 Кб, 136x201 - просмотрено 453 раз.)

* П.Н. Кубаткин.jpg (28.01 Кб, 200x256 - просмотрено 426 раз.)
« Последнее редактирование: 14 Июня 2014, 15:51:27 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #7 : 13 Июня 2014, 22:05:24 »

1 августа 1949г. министр МГБ Абакумов направил Сталину служебную записку в которой говорилось:"...есть
веские основания считать Капустина агентом Британской разведки...", а 22 августа 1949г. на стол Сталина будет положена служебная записка Абакумова о пропаже в Госплане СССР сов.секретных документов...
  
Весной 1949г.по Ленинграду прошла череда арестов.Забегая вперед следует сказать,что за период  1949-1952г.в ходе проверки,по различным причинам были отстранены или сняты с работы более 2  тыс.человек партийнохозяйственного
актива.Основная часть этих людей были членами ВКП(б). Репрессивные меры  во многих случаях были далеко не политические.Стоит напомнить,что И.В.Сталин после Победы, отказался от доли золотого запаса Германии в качестве репарации (чем немало удивил американцев),а высказал  предложение- получить репарацию Германии в натуральном исчислении. Начиная с лета 1945г.СССР (по данным ТУ-трофейного управления) получил по репарации 2885
ед.заводского оборудования,96 электростанций,различной ж/д техники(в том числе и пассажирско-товарных вагонов),скота (1млн.335тыс голов),пищевых товаров и т.д..Помимо этого в Германии официально было конфисковано в пользу СССР- 460 тыс радиоприемников,940 тыс.предметов мебели,60 тыс. роялей,190 тыс.ковров,265 тыс
различных  часов,1,2 млн.предметов одеждыи т.д. (приведенные данные М.Семиряга).Все это создало базу для различных махинаций и коррупции.В 1948г. органы Прокуратуры и МГБ СССР  возбудили уголовное дело против известной на всю страну певицы Л.А.Руслановой,генерал-лейтенанта В.В.Крюкова и Телегина. Под подозрение органов попал Маршал СССР Жуков,на даче которого сотрудниками МГБ Был произведен негласный досмотр и составлен список вещей.За многими персонами (которые по тем или другим причинам попали под подозрение) было установлено наблюдение.Помимо партийных руководителей,госслужащих и военного руководства в область незаконной личной наживы были втянуты многие офицеры занимавшие высокие посты в МГБ.

5 марта 1949г. на заседании Политбюро ЦК был рассмотрен вопрос по Госплану СССР.Поводом послужила служебная записка заместителя председателя Госснаба М.Т.Помазнева о занижении отчетности Госпланом СССР. Проведенная проверка КПК подтвердила грубые нарушения в планировании экономики.В результате этого наблюдался дибаланс в выпуске различных товаров.Многим министерствам план сознательно занижался,другим наоборот завышался, нарушалась статистическая отчетность. В итоге на фоне некомпитентности в вопросах экономики просматривалось чуть-ли не прямое вредительство. Решением Политбюро Н.А.Вознесенский был снят с работы и отправлен в отпуск.Многие сотрудники Госплана были отстранены от должности или уволены.(см. ДОКУМЕНТ 1 )После снятия Вознесенского и установления в аппарате Госплана жесткой отчетности и контроля, проверки не прекратились. Неожиданно всплыло дело о пропажи сов.секретных документов....(см. ДОКУМЕНТ 2)

9 сентября 1949г. Председатель КПК Шкирятов направляет служебную записку Маленкову,в которой указывалось о решении КПК об исключении Вознесенского из рядов ВКП(б) за утрату секретных документов и привлечении его к уголовной ответственности.Предложение КПК,путем опроса членов (в том числе присутствовал Хрущев) Политбюро ЦК было одобрено.27 октября 1949г. Вознесенский был приглашен на ближнюю дачу Сталина для беседы.В тот же день он был арестован. Что касается арестов других участников "Ленинградского дела",то следует сказать,что аресты
руководителей партийных органов высокого ранга проводились в последнюю очередь,после того как следственные органы собрали достаточно улик по их делу.Весной 1949г были арестованы Никитин,Закржевская,Левин,Бодаев, Бубнов,Попков,Михеев и другие. П.Н.Кубаткин был арестован в июне 1949г. А.А.Кузнецов был арестован 13 августа 1949г.Следователи по ОВД МГБ продолжали кропотливо распутывать "клубок Ленинградского дела" нити которого
потянулись из Ленинграда в Москву,Горький,Мурманск и другие города Союза ССР.Забегая вперед, стоит заметить,что все следователи по ОВД МГБ(10 человек) принимавшие участие в следствии по "Ленинградскому делу" в период хрущевской оттепели будут осуждены и расстреляны.Впрочем это уже отдельная тема.


                          Выписка из Постановления Политбюро ЦК ВКП(б)

                        "Правительство СССР неоднократно указывало на то, что
                        главнейшей задачей Госплана является обеспечение в
                        государственных планах роста и развития народного
                        хозяйства, выявление имеющихся резервов производственных
                        мощностей и борьба со всякого рода ведомственными
                        тенденциями к занижению производственных планов.
                        Являясь общегосударственным органом для планирования
                        народного хозяйства СССР и контроля за выполнением
                        государственных планов, Госплан СССР должен быть
                        абсолютно объективным и на сто процентов честным
                        органом; в работе его совершенно недопустимо какое бы то
                        ни было вихляние и подгонка цифр, «ибо попытка подогнать
                        цифры под то или другое предвзятое мнение есть
                        преступление уголовного характера»
                        Однако в результате проверки, произведенной Бюро Совета
                        Министров СССР в связи с запиской Госснаба СССР (т.
                        Помазнева) о плане промышленного производства на I
                        квартал 1949 года вскрыты факты обмана Госпланом СССР
                        Правительства, установлено, что Госплан СССР допускает
                        необъективный и нечестный подход к вопросам планирования
                        и оценки выполнения планов, что выражается прежде всего
                        в подгонке цифр с целью замазать действительное
                        положение вещей, вскрыто также, что имеет место смыкание
                        Госплана СССР с отдельными министерствами и ведомствами
                        и занижение производственных мощностей и хозяйственных
                        планов министерств.
                        3. В ходе проверки Председатель Госплан СССР т. Ф
                        Вознесенский, первый заместитель Председателя т. Панов,
                        начальник сводного отдела народнохозяйственного плана т.
                        Сухаревский вместо признания антигосударственных
                        действий, допущенных Госпланом, упорно пытались путем
                        подгонки цифр скрыть действительное положение вещей,
                        показав тем самым, что в Госплане СССР имеет место
                        круговая порука, что работники Госплана СССР, нарушая
                        государственную дисциплину, подчиняются неправильным
                        порядкам, установленным в Госплане СССР.


Список пропавших документов Госплана СССР обнаруженных при проверке комиссией КПК.В числе документов, утраченных в 1944 -49г., значатся:
 
  Государственный план восстановления и развития народного хозяйства на 1945 г.
  (план капитальных работ), № 18104, на 209 листах.
  О расчетах нефтеперевозок на 1945 г., № 128, на 3 листах. В документе
  приводятся данные о пропускной способности нефтепроводов и об объеме перевозок
  по железнодорожному, морскому и речному транспорту.
  Перспективный план восстановления народного хозяйства в освобожденных районах
  СССР, № 1521, одна книга.
  О пятилетнем техническом плане на 1946-1950 гг., № 7218, на 114 листах.
  Об организации производства радиолокационных станций, № 4103; на 6 листах.
  Записка о плане восстановления железнодорожного транспорта в 1946- 1950 г., №
  7576, на 4 листах.
  О покупке в США за наличный расчет оборудования, недопоставленного
  американцами, № 557, на 15 листах.
  Письмо и проект распоряжения об организации производства корпусов морского
  снаряда 152 мм на бывшей немецкой судоверфи в Шихау, № 11736, на 6 листах.
  Перечень вопросов, составляющих государственную тайну и подлежащих
  засекречиванию в аппаратах уполномоченных Госплана СССР, № 3134, экз. № 2.
  Инструкция по ведению секретной и совершенно секретной переписки работниками
  Госплана, № 3132, экз. № 17.
  Заключение по предложениям производственных отделов Госплана об увеличении
  лимита капитальных работ и объема строительно-монтажных работ на 1947 г., №
  6439, на 10 листах. В документе приведено общее количество предприятий,
  занятых производством средств радиолокационной техники.
  Записка о состоянии демонтажа, вывоза и использования оборудования и
  материалов с немецких и японских предприятий, № 3072, на 4 листах.
  Справка о дефицитах по важнейшим материальным балансам, в том числе: по
  цветным металлам, авиационному бензину и маслам, № 6505, на 4 листах.
  Ни один из сотрудников, виновных в утрате государственных документов, не был
  привлечен к суду, как этого требует закон. Абсолютное большинство виновных не
  понесло никакого наказания даже в административном порядке.
  Уничтожение секретных документов производится в Госплане без соблюдения
  установленных правил. В 1944 г. начальник 3-го отделения секретного отдела
  Бесчастнов с группой сотрудников составил акт об уничтожении большого
  количества документов, при этом 33 документа, числящихся по акту
  уничтоженными, оставил у себя и бесконтрольно хранил до конца 1946 г. Среди
  эти документов имелись: пятилетний план восстановления и развития народного
  хозяйства СССР на 1946-1950 гг.; пятилетний план восстановления и развития
  железнодорожного транспорта на 1946-1950 гг.; материалы по балансу и
  распределению фондов электроэнергии, твердого и жидкого топлива, черных и
  цветных металлов на II кв. 1946 г., данные о накоплении в госрезерве
  нефтепродуктов и другие.
  Руководство Госплана не провело никакого расследования этого преступного дела
  и ограничилось объявлением Бесчастному выговора. Более того, Бесчастнов позже
  был выдвинут на должность зам. начальника секретного отдела. В настоящее время
  Бесчастнов уволен из Госплана, причиной к увольнению послужило также и то
  обстоятельство, что он давал противоречивые сведения о своем отце, проживающем
  в США.

Продолжение следует



* Н.А.Вознесенский.jpg (5.23 Кб, 148x200 - просмотрено 350 раз.)
« Последнее редактирование: 13 Июня 2014, 22:07:21 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #8 : 14 Июня 2014, 12:22:10 »

Стоит отметить и еще одно событие,которое по мнению участников форума могло окончательно подорвать доверие Сталина к Абакумову и всему аппарату МГБ.Цитирую мнение  ВМ высказанное в процессе обсуждения темы:
"...Предлагаю обратить внимание еще на две темы, имеющие как мне кажется, прямое отношение к падению В.С. Абакумова. Я имею в виду разгром Главного управления охраны и планы Сталина по реформе МГБ.

Начнем с охраны и фигуры ее начальника - одного из ближайших к Сталину людей генерал-лейтенанта Н.С.Власика. Мощный Главк охраны был создан 25 декабря 1946 года, а уже летом 47-го в охране началось крупное уголовное дело: 23 июня по обвинению в моральном разложении и нарушениях режима секретности был арестован заместитель коменданта дачи в Кунцево подполковник И.И.Федосеев. Следствие по его делу было поручено не МГБ, а 1-му заместителю министра внутренних дел Серову, более того, Сталин приказал вообще не информировать Абакумова об аресте Федосеева. Только год спустя, после завершения следствия, дело все же вернулось в МГБ и 18 апреля 1950 года Федосеев был расстрелян. По-видимому, в этом деле Власик и Абакумов выступили против Серова единым блоком (Н.Петров, "Первый председатель КГБ Иван Серов")

После падения Абакумова пришел черед и Власика. 19 мая 1952 г. было издано постановление ЦК ВКП(б) "О сокращении расходов по Управлению охраны МГБ СССР". Власик был снят с должности, исключен из партии и сослан в Свердловск заместителем начальника Баженовского ИТЛ МВД (в справочнике "Система исправительно-трудовых лагерей в СССР" http://www.memo.ru/history/NKVD/GULAG/index.htm упоминается как начальник, но, вероятно, ошибочно).

Приведу полный текст постановления:

19 мая 1952 г. Строго секретно
358 — О сокращении расходов по Управлению охраны МГБ СССР

ЦК ВКП(б) отмечает, что в результате проверки, произведенной комиссией Политбюро ЦК ВКП(б), выяснилось неблагополучное положение дел в Главном Управлении охраны МГБ СССР и установлено наличие антигосударственной практики в финансово-хозяйственной деятельности и в организации службы Главного Управления охраны МГБ СССР.При проверке выяснилось, что в результате отсутствия надлежащего учета и отчетности, полной бесконтрольности в расходовании средств на заготовку различных материалов, промтоваров и продуктов питания, искусственно раздутого штата снабженческого, заготовительного и другого административно-управленческого
персонала, что ложится непомерно высокими накладными расходами на материалы, товары и продукты питания, заготовляемые Главным Управлением охраны, себестоимость этих материалов, товаров и продуктов в десять и более раз превосходит существующие заготовительные отпускные государственные цены. Начальник ГУО МГБ СССР т. Власик Н.С., его заместители т.т. Лынько B.C., Калинин Н.Н. и Горышев СВ., начальник хозяйственного управления т. Гришков Г.И., начальник отдела спецснабжения т. Кузнецов И.Д., начальник финотдела т. Кошелев Б.М. и некоторые из подчиненных им работников, злоупотребив доверием ЦК ВКП(б) и правительства СССР, перестали заботиться об улучшении работы ГУО МГБ СССР, допустили преступное расточительство и бесконтрольность в расходовании средств,
выделяемых государством на его содержание.Вместо того, чтобы своевременно и честно информировать ЦК ВКП(б) и правительство СССР о крупных недостатках в работе ГУО МГБ СССР, эти работники обманывали ЦК и правительство, скрывали от них действительное положение дел в Управлении охраны и создали таким образом условия для безнаказанного нарушения многими сотрудниками требований службы и для растранжиривания государственных средств.В связи с изложенным выше ЦК ВКП(б) постановляет:

-Власика Н.С. снять с работы начальника Главного Управления охраны, вывести его из состава Коллегии МГБ СССР, исключить из рядов ВКП(б) и направить в распоряжение МВД СССР для назначения заместителем начальника управления лагеря в гор. Асбест Свердловской области;
-Лынькова снять с работы заместителя начальника Главного Управления охраны МГБ СССР, исключить из рядов ВКП(б) и привлечь к ответственности в административном порядке через Особое совещание МГБ СССР;
-Кошелева Б.М. — начальника финотдела ГУО МГБ СССР — исключить из рядов ВКП(б) и привлечь к ответственности в административном порядке через Особое совещание МГБ СССР;
-Горышева СВ. снять с работы заместителя начальника ГУО и начальника отдела кадров, направив его в распоряжение МВД СССР для назначения заместителем начальника управления Усольского лагеря Молотов-ской области;
-Гришкову Г.И. — начальнику ХОЗу ГУО МГБ СССР — объявить строгий выговор с предупреждением, снять с занимаемой должности и направить его в распоряжение МВД СССР для назначения его заместителем начальника управления «Севкузбаслага» в Кемеровской области;
-Ракова A.M. снять с работы начальника 1 Управления ГУО МГБ СССР, исключить из рядов ВКП(б) и направить в распоряжение МВД СССР для назначения его заместителем начальника Управления «Краслага» в Краснодарском крае;
-Кузнецова И.Д. снять с работы начальника отдела спецснабжения ГУО МГБ СССР, исключить из рядов ВКП(б) и направить в распоряжение МВД СССР для назначения его начальником отдела интендантского снабжения Ангарского лагеря;
-Калинину Н.Н. — заместителю начальника ГУО МГБ СССР — объявить выговор.

Назначить временно начальником Управления охраны МГБ СССР министра государственной безопасности СССР т. Игнатьева (по совместительству).
Утвердить:временно заместителем начальника Управления охраны МГБ СССР т. Рясного B.C. — заместителя министра госбезопасности СССР;
начальником отдела охраны Управления охраны МГБ СССР т. Мартынова М.С.;
начальником отдела охраны государственных резервных подмосковных и южных дач Управления охраны МГБ СССР т. Швыркова М.Ф.;
начальником хозяйственно-транспортного отдела т. Евстафиева СВ., освободив его от обязанностей заместителя министра госбезопасности и члена Коллегии МГБ СССР;
заместителем начальника хозяйственно-транспортного отдела Управления охраны МГБ СССР т. Калинина Н.Н.;
начальником отделения кадров Управления охраны МГБ СССР т. Захарченко М.С.

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ВКП(б)
АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 10. Л. 141-143. Копия. Машинопись.
Протокол № 87.
-----------------------------------------------------------------
25 декабря Власик наконец был арестован, находился под следствием до января 1955 года, после чего былприговорен Военной Коллегией к 10 годам ссылки. Были репрессированы и ряд других высокопоставленных сотрудников ГУО: полковник Лынько и майор интнендантской службы Кошелев были арестованы сразу же, в мае, 17 января 1953 года вслед за ними последовал бывший начальник Управления охраны №1 (личная охрана Сталина) генерал-майор С.Ф.Кузьмичев как пособник расстрелянного Федосеева, 5 февраля - бывший начальник оперативного отдела ГУО В.И.Масленников. Судьба упомянутых в Постановлении Горышева, Гришко, Ракова и Кузнецова мне неизвестна.

Дело Федосеева, если вкратце обстояло так: в 1947 году одна из официанток Ближней дачи сообщила (видимоВласику или Кузьмичеву), что комендант дачи генерал-майор С.А.Ефимов и его зам Федосеев устраивали на даче пьянки с проститутками и воровали вино и продукты. При этом "девочки" читали совершенно секретные документы, лежавшие на столе Сталина, что было квалифицировано как шпионаж. Арестован был только Федосеев, следствие поручено Серову Сталин потребовал не сообщать о происшествии Абакумову, однако, Кузьмичев нарушил это указание и все же сообщил министру (будучи арестован сам, мотивировал это недоверием к Серову, которое вполне разделяли Власик и Абакумов). В ходе следствия Кузьмичев написал письмо Сталину с обвинениями против Серова (к сожалению, его текст не обнародован).
========================================================


* Сталин,Молотов в окружении офицеров ГУО.jpg (186.59 Кб, 910x643 - просмотрено 429 раз.)
« Последнее редактирование: 14 Июня 2014, 12:29:49 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #9 : 14 Июня 2014, 12:24:26 »

Однако вернемся к делу Абакумов-Шварцман.5 июля 1951г.Абакумов  был вызван на комиссию созданную ЦК,
где  дал подробное объяснения относительно заявления Рюмина.

      5 июля 1951 г.
      ЦК ВКП(б) Товарищу СТАЛИНУ И.В.
      В связи с поданным на Ваше имя заявлением тов. Рюмина даю Вам свое
      объяснение.
      О необходимости ареста Этингера первый раз вопрос был поставлен перед ЦК
      ВКП(б) 18 апреля 1950 года № 6669/А. В этом документе докладывалось, что
      Этингер антисоветски настроен, является еврейским националистом и
      неоднократно допускал вражеские выпады против вождя, что было
      зафиксировано оперативной техникой. Санкции на арест получено тогда не
      было.
      В ноябре 1950 года, 16 числа за №7278/А я вторично направил записку в гор.
      Сочи с просьбой разрешить арестовать Этингера. Товарищ Поскребышев А.Н.
      мне позвонил и передал, что эту записку смотрел и она направлена в Москву
      товарищу Булганину Н.А., от которого и получите соответствующие указания.
      На следующее утро мне позвонил товарищ Булганин Н.А., сказал, что он
      получил письмо в отношении Этингера, и спросил, как быть? Я ему ответил,
      что Этингер большая сволочь и его следует арестовать, после чего товарищ
      Булганин Н.А. дал согласие на арест, и 18 ноября Этингер МГБ СССР был
      арестован.
      После ареста Этингера я его допрашивал в присутствии начальника 2 Главного
      Управления МГБ СССР тов. Шубнякова Ф.Г. и зам. начальника отделения этого
      Управления тов. Тангиева Н.А., которые подготавливали арест Этингера.
      После того, как я вспомнил, что при этом допросе присутствовали тов. тов.
      Шубняков и Тангиев, я 5 июля их спросил об этом. Они подтверждают, что
      действительно при допросе мною Этингера они присутствовали.
      В процессе допроса я требовал от Этингера, чтобы он правдиво рассказал о
      своей вине. Он отнекивался и заявлял, что не виноват и арестован зря. Я
      продолжал требовать, чтобы он рассказал о своих преступлениях и тогда
      Этингер заявил, что он пользовался доверием, лечил зам. министра
      государственной безопасности Селивановского и даже приглашался для
      консультаций вместе с профессором Виноградовым к больному тов. Щербакову
      А.С.
      В связи с этим я, несколько пошло, Этингеру сказал, что ему следует
      рассказать о своей вине и в этом деле, как он замочил Щербакова. На это
      Этингер заявил, что здесь он ни в чем не повинен, ибо Щербаков А.С. был
      крайне больным человеком, причем Этингер тогда стал объяснять, в чем
      заключалась серьезность болезни Щербакова А.С. и что его основным лечащим
      врачом являлся профессор Виноградов.
      Почему на допросе Этингера я затронул этот вопрос? Мне было известно из
      агентурных сводок и от некоторых сотрудников, кого именно не помню, что
      многие еврейские националисты считали, что якобы по указанию Щербакова
      А.С. удаляли евреев из наиболее важных ведомств. Имея это в виду, а также
      то, что арестованный Этингер сам являлся еврейским националистом и что он
      бывал как врач у Щербакова А.С., я и счел необходимым задать ему этот
      вопрос, желая выяснить, не причастен ли Этингер к каким-либо злонамеренным
      действиям в отношении Щербакова А.С., хотя никаких данных, которые
      подтверждали бы это, у меня не было.
      Далее я спросил, знает ли Этингер, кто его допрашивает. Когда он ответил,
      что не знает, я сказал, что допрашивает его Министр государственной
      безопасности и что у него есть возможность начать правдиво рассказывать
      обо всем, в чем он виноват, – так будет для него же лучше. Этингер
      продолжал отрицать, и я, как помнится, ему сказал – пойдите в камеру,
      подумайте и, когда вас вызовут на допрос, обо всем рассказывайте.
      Вести допрос Этингера в Следственной части по особо важным делам было
      поручено одному из старших следователей – товарищу Рюмину, которому 2-е
      Главное Управление передало разработку и другие имеющиеся материалы на
      Этингера и обязано было, по существующим в МГБ порядкам, ориентировать
      следователя обо всех особенностях этого дела.
      Спустя несколько дней зам. начальника Следственной части по особо важным
      делам тов. Лихачев доложил мне, что арестованный Этингер начинает
      рассказывать о своих антисоветских националистических настроениях. При
      этом тов. Лихачев, насколько помню, сказал, что Этингера недостаточно
      ясно, но говорит, что мог бы лучше лечить тов. Щербакова А.С., после чего
      я предложил тов. Лихачеву вместе со старшим следователем Рюминым привести
      ко мне на допрос Этингера.
      На допросе Этингер действительно стал говорить мне, хотя и недостаточно
      внятно, путано, что у него имелись антисоветские националистические
      настроения, что он заявлял среди своего близкого окружения о существующем
      в СССР притеснении евреев и высказывал намерение выехать в Палестину.
      После этого я потребовал от Этингера рассказать, как он преступно вел
      лечение товарища Щербакова А.С. Этингер в ответ заявил, что ничего
      особенного по этому вопросу сказать не может и что вообще о Щербакове А.С.
      он стал кое-что говорить потому, что у него на следствии требуют показания
      об этом. Я его вновь спросил – говорите прямо, конкретно и приведите
      факты, как вы неправильно лечили Щербакова А.С. Этингер опять-таки, как и
      на первом допросе, заявил, что Щербакова А.С. постоянно лечил профессор
      Виноградов, а он приглашался лишь периодически, вместе с Виноградовым.
      Я потребовал от Этингера, чтобы он повторил те показания, которые давал до
      этого старшему следователю Рюмину. Как заявил Этингер, следователю он
      говорил о том, что мог бы настаивать, чтобы Щербаков А.С. имел больше
      покоя, но на самом деле Щербаков А.С. имел такой покой. Правда, сказал
      Этингер, Щербаков А.С. был не очень послушным пациентом. При этом Этингер
      привел пример, когда 9 мая 1945 года, в День Победы, Щербаков А.С. выехал
      из дома и врачи только после узнали об этом.
      Далее Этингер сказал, что следователю он рассказывал по поводу препарата,
      якобы неправильно применявшегося при лечении Щербакова А.С. На самом же
      деле, как утверждал Этингер, этот препарат не мог принести никакого вреда.
      Тогда же Этингер вновь стал объяснять мне серьезность болезни Щербакова
      А.С., заявляя, что он был болен безнадежно и это подтвердилось
      впоследствии (как я понял, Этингер имел в виду результаты вскрытия).
      После этого я сказал Этингеру – вы не выдумывайте и не крутите, а
      рассказывайте правду, как вы преступно лечили Щербакова А.С. Однако,
      несмотря на мои настояния, Этингер ничего нового тогда не сказал.
      Таким образом, Этингер как на первом, так и на втором допросе ничего
      конкретного не сказал, никаких доводов и фактов не привел, а то, что он
      рассказывал на допросе у следователя Рюмина в отношении лечения Щербакова
      А.С., Этингер объяснил тем, что от него требовали показаний по этому
      поводу. Из поведения Этингера у меня на допросе я понял, что путаные и
      неясные показания, которые он давал тов. Рюмину, появились в результате
      того, что на первом допросе я сам поставил Этингеру вопрос об этом, а
      следователь, очевидно, напрямик его спрашивал. Из всего этого я внутренне
      пришел к выводу, что мои предположения о каких-либо злонамеренных
      действиях Этингера в отношении Щербакова А.С. не оправдались.
      Несмотря на это, после допроса Этингера я дал указание тов. Лихачеву –
      зам. начальника следственной части по особо важным делам (не помню, был ли
      при этом тов. Рюмин) – продолжать усиленно допрашивать Этингера с тем,
      чтобы подробно выявить его преступную деятельность и вражеские связи,
      одновременно стараться выявить в процессе допросов что-либо существенное
      касательно неправильного лечения тов. Щербакова А.С. При этом я указал,
      что допрос Этингера следует вести тщательно, продуманно, чтобы Этингера
      показывал правду и выдавал свои преступные связи, но не смог бы повести
      следствие по неправильному пути, а возможно, я и сказал: «завести в
      дебри».
      Вот как все это было, насколько я помню. В дальнейшем я докладывал, что
      Этингер ничего существенного на допросах не дает, что у него продолжались
      сердечные припадки, которых в общей сложности было больше 20, и что смерть
      его произошла сразу же после возвращения с очередного допроса от тов.
      Рюмина.
      Теперь по поводу заявления т. Рюмина о том, что якобы я намекнул Этингеру,
      чтобы он отказался от показаний. Этого не было и не могло быть. Это
      неправда. При наличии каких-либо конкретных фактов, которые дали бы
      возможность зацепиться, мы бы с Этингера шкуру содрали, но этого дела не
      упустили бы, тем более что я сам на первом же допросе Этингеру поставил
      вопрос, касающийся лечения т. Щербакова А.С. Однако повторяю, Этингер
      никаких фактов и доводов не привел, больше того, он заявил, что начал
      говорить что-то по этому вопросу только потому, что на него нажимали и
      требовали, тогда как в действительности никаких преступных действий в
      процессе лечения Щербакова А.С. он не допускал.
      Что же касается того, что я настойчиво добивался, чтобы Этингер привел
      конкретные факты и доводы, то, мне кажется, я поступил как министр
      правильно. Я должен был знать истину, так как нельзя было основываться на
      его невразумительных и неясных показаниях по такому серьезному вопросу.
      Не располагая проверенными и, по сути дела, не имея никаких данных,
      свидетельствующих о злонамеренных действиях Этингера в лечении Щербакова
      А.С., докладывать в ЦК ВКП(б), как я полагал, тогда было не о чем.
      Не соответствует действительности утверждение тов. Рюмина о том, что я
      якобы заявил, что если Этингер будет давать показания о преступном лечении
      Щербакова А.С., то придется арестовать половину работников Санупра Кремля
      и многих работников охраны. Я этого не мог сказать, хотя бы потому, что
      Этингер не служил в Санупре Кремля. Не мог я говорить и об охране, так как
      охрана никакого отношения к этому делу не имела...
      О том как велось дело Этингера, должен знать и тов. Огольцов, который, как
      первый заместитель министра государственной безопасности, непосредственно
      руководит Следственной частью по особо важным делам, утверждает документы,
      следит за ходом следствия и принимает ежедневно доклады тов. Леонова и его
      заместителей. В частности, по делу Этингера мною было утверждено только
      постановление на его арест, а все остальные доклады по этому делу
      докладывались тов. Огольцову и были им утверждены.
      Должен сказать, что меня удивляет, почему и по каким причинам делает тов.
      РЮМИН подобные заявления... Я не могу понять одного: дело Этингера все
      время находилось на руках у тов. РЮМИНА, никому никогда не передавалось,
      арестованный Этингер числился за этим же следователем, и больше его никто
      не допрашивал, и умер Этингер, придя с допроса от тов. РЮМИНА, – почему же
      тов. РЮМИН написал только теперь о своих сомнениях после смерти Этингера,
      несмотря на то, что со дня допроса мною Этингера по день его смерти прошло
      несколько месяцев...
      Касательно второго вопроса, который описывает в своем заявлении тов.
      РЮМИН, – это об арестованном САЛИМАНОВЕ, бывшем заместителе генерального
      директора акционерного общества «Висмут»...
      В результате проведенных агентурных мероприятий Салиманов прибыл на
      квартиру агента МГБ и затем был схвачен и доставлен в секретном порядке в
      Москву.
      Должен сказать, что меня в Москве тогда не было, я находился в Сочи, и,
      когда мне об этом доложил по телефону тов. Огольцов, я его спросил, верно
      ли все это, и попросил еще раз все тщательно проверить, поскольку я буду
      докладывать об этом товарищу Сталину И.В. ...После того, как мне то же
      самое подтвердили тов. тов. Питовранов и Шубняков, я позвонил товарищу
      Поскребышеву с тем, чтобы он доложил об этом Вам, товарищ Сталин.
      ...Что касается длительного составления протокола допроса Салиманова...
      Следует указать, что в связи с поимкой Салиманова, по линии 2 Главного
      Управления МГБ СССР, имелось в виду продумать возможность организации
      дальнейших агентурных мероприятий против американцев.
      ...В отношении нарушений в следственной работе, о чем указывает тов. Рюмин
      в своем заявлении.
      Как правило, во всех чекистских органах протоколы допросов составляют
      следователи сразу. В Следственной части по особо важным делам МГБ СССР,
      где допрашиваются наиболее важные преступники, допрос их связан с
      известными трудностями по проверке показаний и подбору материалов и
      документов, подтверждающих их показания. В связи с этим действительно, как
      раньше, так и теперь, следователи Следственной части по особо важным
      делам, допрашивая арестованного, составляют необходимые протоколы или
      делают записи какого-либо факта, а затем уже, на основании нескольких
      протоколов и записей, составляют более полный протокол...
      Вчера, при вторичном вызове в комиссию, тов. Рюмин представил новое
      заявление, которое мне зачитывали. То, что им написано в этом заявлении,
      просто-напросто неправильно.
      Во-первых, тов. Рюмин обвиняет работников Следственной части по особо
      важным делам МГБ СССР в том, что они избивают арестованных. Я должен прямо
      сказать, что действительно часто бьют арестованных шпионов, диверсантов,
      террористов с тем, чтобы заставить их рассказать о своих преступных делах
      и связях. Но делается это с умом и только с санкции Министра
      государственной безопасности и его первого заместителя, а в местных
      органах – с санкции начальника органа. Никакого массового побоища и
      каких-либо других нарушений в этом деле нет, тем более что на этот счет мы
      имели разрешение ЦК ВКП(б).
      Во-вторых, тов. Рюмин заявляет, что ему тов. Лихачев будто бы поручал
      допрашивать арестованного Салиманова в отношении тов. Кобулова, а
      арестованного Этингера – в отношении тов. тов. Ванникова и Завенягина.
      <...> Известно лишь, что Салиманов на допросах говорил, что, будучи у
      американцев, он назвал им многие фамилии ответственных людей – кто они и
      где работают, в том числе он указал и о Кобулове, который ранее работал в
      органах государственной безопасности, а теперь находится в Германии. Также
      не было никаких оснований, насколько мне известно, допрашивать
      арестованного Этингера в отношении тов. тов. Ванникова и Завенягина. Во
      всяком случае, мне никто не докладывал, что эти фамилии как-либо
      упоминались в материалах разработки или следственного дела на Этингера. Я
      считаю, что если бы были такие основания, то органы ЧК обязаны были
      допрашивать арестованного, невзирая на лица, в том числе и о Ванникове и
      Завенягине...
      В-третьих, тов. Рюмин утверждает, что мною якобы давались указания
      допрашивать арестованных о руководящих партийных работниках. Непонятно, о
      ком и чем идет речь. Действительно, иногда велись допросы арестованных в
      отношении ряда работников, занимающих ответственные должности, но делалось
      это, как Вы знаете, по специальному указанию. Тов. Рюмин говорит в своем
      заявлении о недостатках в следственной работе Министерства государственной
      безопасности. Это совершенно верно.
      Со своей стороны должен сказать, что недостатков в работе органов МГБ
      гораздо больше, чем об этом пишет тов. Рюмин, и они сводятся, главным
      образом, к следующему:
      Мы еще недостаточно уделяем время работе с чекистскими кадрами...
      Со стороны руководящего состава порой не проявляется достаточно
      требовательности к подчиненным работникам, среди работников органов
      государственной безопасности есть такие, которые нарушают дисциплину,
      руководящий состав не всегда умело и тонко принимает надлежащие меры к
      нарушителям чекистской дисциплины...
      Наши следователи, хотя и много работают, иногда еще недостаточно
      целеустремленно допрашивают арестованных, не всегда умело и тонко
      используют имеющиеся в их распоряжении улики для разоблачения
      арестованных, а получив признательные показания от арестованных, часто не
      умеют как следует четко и ясно записать их в протокол допроса...
      Главным недостатком является то обстоятельство, что не во всех
      представительствах Советского Союза за границей имеются чекистские
      работники по обслуживанию советской колонии.
      Мы никак не может завершить разгром украинских националистов в Западных
      областях Украины, а также националистов в Прибалтийских республиках...
      Эти недостатки я знаю и вместе со своими заместителями всемерно стараюсь
      их устранить...
      Я всегда помню Ваши указания, тов. Сталин, о том, что необходимо быть
      непримиримым к недостаткам в работе с тем, чтобы своевременно выявлять их
      и устранять...
      В то же время я с открытой душой должен сказать Вам, товарищ Сталин, что я
      отдаю все свои силы, чтобы послушно и четко проводить в жизнь те задачи,
      которые Вы ставите перед органами ЧК. Я живу и работаю, руководствуясь
      Вашими мыслями и указаниями, товарищ Сталин, стараюсь твердо и настойчиво
      проводить вопросы, которые Вы ставите передо мной...
      Аналогичное объяснение мною представлено в Комиссию Политбюро ЦК ВКП(б)
      товарищам Маленкову Г.М., Берия Л.П., Шкирятову М.Ф., Игнатьеву С.Д.
       
      АП РФ. Ф. 3. Оп. 58 Д. 216 Л. 40-59. Подлинник. Машинопись.
      Источник: «Лубянка. Сталин и МГБ СССР. Март 1946 — март 1953"
-----------------------------------------------------------------------------

В тот же день объяснительная Абакумова,была  рассмотрена на Политбюро.6 июля 1951г.В.С.Абакумов,по решению ЦК был исключен из рядов ВКП(б),а 12- июля 1951 года бывший министр госбезопасности B.C.  Абакумов был арестован и помещен в  отдельную камеру  (ЗК №15) спецтюрьмы УМВД по ул. Матросская тишина 18 . В связи с арестом, на квартире Абакумова  был произведен обыск. Повторять растиражированный в интернете список изъятых вещей -не намерен.Позже была арестована жена Абакумова бывший сотрудник  отдела военно-морской разведки.Несмотря на то,что на руках Антонины Николаевны был грудной ребенок,она была заключена под стражу...         
 
Продолжение следует
Записан
Страниц: [1] 2 Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU