Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
24 Августа 2017, 03:29:20
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1946-1953 МГБ - МВД
| | |-+  СЛЕДАКИ ВАЖНЫХ ДЕЛ.
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 [3] Вниз Печать
Автор Тема: СЛЕДАКИ ВАЖНЫХ ДЕЛ.  (Прочитано 22019 раз)
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2583


« Ответ #20 : 25 Марта 2012, 20:36:24 »

Дмитрий,приветствую.
Думаю к вопросу функционирования СЧ и личности следователей по ОВД еще не раз вернемся.Сейчас внимательно читаю документы, опубликованные в новой книге О.Б.Мозохина,в соавторстве с А.Ю.Поповым "Политбюро и дело Берия".Сборник документов,большая часть которых  ранее не публиковались...   
Записан
vhfpbc
Сержант
**
Offline Offline

Сообщений: 28


« Ответ #21 : 15 Июня 2014, 16:05:41 »

Михаил Дмитриевич Рюмин (1913-1954)
родился в селе Кабанье Пермской губернии в семье богатого крестьянина. В годы Гражданской войны семья Рюминых поддержала белых, впоследствии Михаил Дмитриевич это обстоятельство скрывал.

Получил среднее образование, несколько лет работал бухгалтером. Пытался получить высшее образование, но безуспешно.

В 1935г. призван в армию, службу проходил в штабе Уральского военного округа, а после демобилизации вновь работал бухгалтером. В 1941г. просил отправить его на фронт добровольцем, но был отправлен учиться в Высшую школу НКВД, после которой стал следователем ГУКР «СМЕРШ» Архангельского военного округа. Быстро продвигался по службе: старший следователь, заместитель, потом – начальник следственного отделения. В 1945г. переведен на службу в Центральный аппарат ГУКР «СМЕРШ», затем – в Центральный аппарат МГБ: на него обратил внимание министр госбезопасности В.С.Абакумов, которому Рюмин понравился своей военной выправкой и подтянутостью.

В 1946г. М.Д.Рюмин был уже заместителем начальника 2го отделения 6го отдела 3го Главного Управления МГБ СССР, в 1949г. был назначен старшим следователем Следственной части по особо важным делам МГБ.

Однако появились и проблемы. Рюмин стал выпивать, проводить время с женщинами легкого поведения. После очередной пьянки, М.Рюмин потерял в автобусе папку со следственными материалами по одному из «контрольных» дел, – дел, находившихся «на контроле» руководства МГБ. Рюмин отделался строгим выговором, но к его личности стали присматриваться более внимательно. Выяснилось, что Рюмин скрыл от «органов» то, что его отец был кулаком, что вместе с тестем отец служил у  Колчака, что его родные брат и сестра были ранее судимы за  кражи. Сокрытие таких фактов могло повлечь за собой не только увольнение, но и репрессии. Однако произошло иное: от М.Рюмина стали требовать выполнения «грязной» работы – и он вынужден был согласиться. Им собирались сведения, компрометирующие  Г.К.Жукова и И.А.Серова; он избивал подследственных: С.А,Худякова, В.Н.Гордова, П.Е.Брайко, А.Е.Кузнецова, и других. Его прозвали «кровавым карликом».

В июле 1951г. М.Д.Рюмин был вызван помощником Г.М.Маленкова Д.Н.Сухановым, который  предложил ему написать рапорт на имя Сталина с обвинениями  в адрес министра госбезопасности В.Абакумова. Д.Н.Суханов напомнил Рюмину об имеющемся в отношении него компромате, и дал понять, что в случае отказа компромату будет дан ход, в случае же согласия Рюмин мог рассчитывать на дальнейший карьерный рост. М.Д.Рюмин согласился, и подал рапорт на имя Сталина. Через несколько дней В.С.Абакумов и несколько десятков его сотрудников были арестованы, а Рюмин пошел на «повышение»: в октябре 1951г. он стал заместителем министра госбезопасности С.Д.Игнатьева, членом Коллегии МГБ и  начальником Следственной части МГБ по особо важным делам.

Попав в высшие сферы «придворной политики», М.Рюмин стал заложником  творившихся там интриг, и с октября 1951г. его гибель становилась вопросом времени. В 1952г. Сталин поручает Рюмину ведение «Мингрельского дела»: речь шла о земляках и приближенных Л.П.Берии, и о самом Лаврентии Павловиче. С.Д.Игнатьев, зачинщик этой интриги, оставался в тени, а вся тяжесть «ответного удара» Берии должна была прийтись на Рюмина. Михаил Дмитриевич вновь стал уходить в запой. Его мучили страшные головные боли.

Между тем, Л.Берия нанес ответный удар – «метил» он в Игнатьева: М.Д.Рюмину поручалось Политбюро ЦК ведение «Дела врачей», а заодно – и «дело» В.С.Абакумова. Рюмину пришлось этими «делами» заниматься, и он жестоко избивал своего бывшего начальника, Абакумова,  требуя от него «признания» в том, в чем тот был невиновен – в  участии в «сионистском заговоре в МГБ», в работе на  ЦРУ и МИ-6.  Нескольких месяцев Рюмину хватило, чтобы превратить Абакумова в инвалида, – но тот упрямо отказывался признать себя «сионистом» и «заговорщиком».  Тогда Рюмин принялся за арестованных врачей: от них требовалось «признания» в убийстве не только А.А.Жданова, но и А.С.Щербакова, В.В.Куйбышева, М.И.Калинина, и многих других.  Но тут дело приняло неожиданный оборот: обыск, проведенный в доме арестованного профессора Виноградова, обнаружил у него большие суммы в инвалюте, золотые слитки, а также паспорта иностранных государств, оформленных на его имя. Вопрос стоял если и не о государственной измене, то о коррупции как минимум. После того, как М.Д.Рюмин доложил о результатах обыска министру МГБ С.Д.Игнатьеву, он был без объяснения причин переведен в Министерство госконтроля и уволен из МГБ.

17 марта 1953г. М.Д.Рюмин был арестован и помещен в Лефортовскую тюрьму. Вначале следствие по его делу вел Л.П.Берия, обещавший помилование в случае полной выдачи всего, что ему известно. После устранения Берии от Рюмина стали требовать показаний уже на него. Рюмин охотно рассказывал, что «во всем виноваты Берия, Гоглидзе, Кобулов, Влодзимерский». Тогда он уже просил ЦК КПСС казнить его как можно скорее, и избавить от мучений.

М.Д.Рюмин был расстрелян 22 июля 1954г. Не реабилитирован.


* Ryumin.jpg (46.12 Кб, 220x344 - просмотрено 282 раз.)
Записан
BM
Модераторы
Полковник
****
Online Online

Сообщений: 426


« Ответ #22 : 16 Июня 2014, 09:25:29 »

Откуда статья?
Записан
nazri
Сержант
**
Offline Offline

Сообщений: 42


« Ответ #23 : 16 Июня 2014, 10:18:59 »

...к прискорбию, Рюмин далеко не первый и не последний, кто из за своего примитивного морального уровня (развратник, алкоголик, клеветник, садист) становился откровенным врагом государства...
Записан
vhfpbc
Сержант
**
Offline Offline

Сообщений: 28


« Ответ #24 : 20 Июня 2014, 16:08:50 »

В ожидании приговора Военной коллегии бывший заместитель министра госбезопасности Рюмин делился с охранниками впечатлениями от процесса и обреченно итожил: «…Меня все равно расстреляют, да это и лучше, если мне дадут 25 лет лагерей, то меня там задушат, так как трудно будет скрыть, кто я такой, поскольку в газетах было объявлено».
Приговор пришлось ждать долго, почти 5 часов. Рюмин то терял терпение, то вдруг снова начинал на что-то надеяться: «Что же так долго суд составляет приговор, все равно моя судьба была предрешена до суда. Единственная надежда, если суд переквалифицирует состав преступления на ст. 193-17«а», то тогда меня освободят, а по ст. 58-7 обязательно расстреляют». Мелькнувшая мысль об освобождении тоже страшила. Ему уже не мыслился иной жизненный исход: «Если бы меня освободили, и то бы меня на свободе евреи на куски разорвали». Особенно Рюмина восхитили прозвучавшие на суде показания свидетеля Маклярского: «Если суд полностью поверит этим показаниям, то меня расстреляют». Бывший чекист (а к моменту ареста в 1951-м — сценарист) Маклярский рассказал, как он, будучи обвиненным в участии в «сионистском заговоре в МГБ», заявил на допросе, что он честный работник, преступления перед Родиной не совершал, проработал в органах более 20 лет, начав карьеру еще при Менжинском. На это Рюмин ему заявил, что «Дзержинский и Менжинский ничего из себя не представляли», что «они наводнили органы шпионами» и что «теперь приходится разбираться и освобождаться от них», что «история органов начинается с нас».
Расстрельный приговор, вынесенный 7 июля 1954-го, Рюмин встретил спокойно. Тут же попросил лист бумаги и в зале суда написал прошение о помиловании в Президиум Верховного Совета СССР.
Имя Рюмина теснейшим образом связано с поздними сталинскими репрессиями, на первый взгляд необъяснимыми в своей параноидальной иррациональности. По его инициативе и при активной поддержке Сталина возникло «Дело врачей», дело о «сионистском заговоре» в МГБ и другие дела явно антисемитской направленности. Недолгое время Рюмин был не только выдвиженцем, но и фаворитом Сталина в системе МГБ. Чем он мог заслужить расточаемые вождем похвалы в свой адрес, волею каких обстоятельств? Строчки его биографии мало что объясняют.

В Москву — за фальсификацию

Михаил Дмитриевич Рюмин родился в сентябре 1913-го в селе Кабание Шадринского уезда Пермской губернии в семье крестьянина-середняка. Окончил восемь классов школы. С мая 1929-го работал счетоводом в сельхозартели в родном селе, затем бухгалтером райотдела связи. Обучался на бухгалтерских курсах, затем на курсах связи в Шадринске. С 1931-го бухгалтер в управлении связи в Свердловске, одновременно учился в комсомольском отделении комвуза. В сентябре 1935-го призван в армию, был рядовым в штабе Уральского ВО, затем там же — бухгалтером-экономистом. По окончании службы стал главным бухгалтером Свердловского облуправления связи. Летом 1937-го над Рюминым нависла угроза — его обвинили в неправильном расходовании денежных средств и в том, что он пользовался покровительством начальника облуправления связи, арестованного к тому времени как «враг народа».
Рюмин поступил толково. Он понял, как спастись. Тут же снялся с места и уехал в Москву. Здесь, после месяца поиска работы, он 13 сентября 1937-го устроился бухгалтером-ревизором в управление речных путей Наркомвода, а с сентября 1938-го и вплоть до начала войны работал главбухом и начальником планово-финансового отдела управления канала Москва — Волга в Тушине. Здесь в 1939-м его приняли в кандидаты в члены ВКП(б).
После начала войны Рюмин вместо армии в июле 1941-го был направлен на учебу в Высшую школу НКВД. Уже в сентябре он окончил ускоренный курс и был направлен следователем в Особый отдел НКВД Архангельского ВО. Постепенно дорос до начальника следственного отделения отдела контрразведки того же округа. Рос и в званиях: от младшего лейтенанта госбезопасности (28.12.41) до майора (03.03.44). В 1943-м был принят в члены партии. Здесь, в контрразведке, Рюмин осваивал искусство фальсификации дел. В конце концов его, на свою беду, заметил главный армейский контрразведчик Абакумов, весьма нуждавшийся в профессиональных выбивателях показаний. Ведь не все же самому избивать подследственных. Надо и смену растить.
В Архангельске Рюмин вел следствие по делу арестованного в декабре 1944-го фотокорреспондента газеты «Патриот Родины» И.П. Ермолина, поводом для ареста которого была лишь сводка наружного наблюдения, что он посетил английскую военно-морскую миссию. Абакумов заинтересовался делом. Как показал позднее на допросе Рюмин: «Когда я прибыл с делом Ермолина в Москву, в Главное управление контрразведки был доставлен и сам арестованный. На первом же допросе у Абакумова Ермолин заявил, что дал вымышленные показания в результате избиений. Абакумов вызвал меня, и я рассказал ему, как было сфальсифицировано дело Ермолина. Абакумову, видимо, понравилась моя откровенность, потому что, когда на его вопрос: «Сильно ли били Ермолина?» — я ответил: «Били, сколько было сил», он усмехнулся и сказал, чтобы я явился к начальнику следственного отдела Главного управления контрразведки Леонову, который объявил мне, что я остаюсь в центральном аппарате на правах прикомандированного».
Так Рюмин стал старшим следователем СМЕРШ уже непосредственно под крылом у Абакумова. После того как Абакумова назначили министром госбезопасности, не был забыт и Рюмин. С мая 1946-го он занял должность заместителя начальника 2-го отделения 6-го (следственного) отдела 3-го главного управления МГБ. В 1948-м Рюмин участвовал в затеянном Абакумовым по приказу Сталина следствии по делу «Маршал» — по подготовке материалов для ареста Георгия Жукова. Он вел дело арестованного Героя Советского Союза майора П.Е. Брайко, избивая, принудил его подписать показания в отношении «одного из Маршалов Советского Союза». Также, добиваясь показаний на Жукова и Серова, прижег язык папиросой арестованному бывшему кладовщику Берлинского оперсектора НКВД А.В. Кузнецову.
В общем, «работал с огоньком», старался. 19 марта 1948-го ему присвоили звание подполковника. Улучшились и жилищные условия. Причем вполне традиционным для того времени образом. Примерно в 1949-м Рюмин перебрался в более просторную квартиру № 4 в доме № 4 по Старопименовскому переулку, которую раньше занимал отправленный на понижение в Крым замначальника следчасти Родос.
В сентябре 1949-го Рюмина перевели на должность старшего следователя в следственную часть МГБ, и он принял участие в допросах арестованных по «Ленинградскому делу». Избивал арестованного Соловьева (бывшего председателя Ленгорисполкома, а к моменту ареста секретаря Крымского обкома). В своих оправдательных заявлениях в Военную коллегию в 1954-м Рюмин прямо указал, что, как и в ряде других случаев, команду «побить Соловьева» дал сам Сталин, следивший за ходом следствия.
Вместе с тем Рюмин оставался в должности старшего следователя. Его карьера, несмотря на все старания, как-то буксовала. А в мае 1951-го дала сбой. Как показал на следствии Рюмин: «Управление кадров МГБ СССР заинтересовалось неправильными сведениями, которые я давал о своих родственниках. От меня потребовали объяснений — почему я скрываю известные мне о них компрометирующие данные». Оказалось, Рюмин скрыл истинное имущественное положение отца (а он был весьма зажиточным), кроме того, отец жены Рюмина служил в армии Колчака. Ну и, наконец, Рюмин потерял в автобусе следственное дело. Помимо этого, ему объявили партийный выговор за то, что не зафиксировал показания арестованного врача, профессора Я.Г. Этингера, умершего под следствием у Рюмина.
В общем, положение было почти безвыходное. Рюмин решил перейти в наступление и спасти себя. Подал заявление в ЦК ВКП(б) с обвинениями против министра Абакумова. На следствии он рассказал о мотивах этого поступка: «Обдумывая создавшееся положение, я пришел к выводу, что дело Этингера может послужить для меня удобным и убедительным поводом для того, чтобы, с одной стороны, выступить в роли разоблачителя Абакумова и уйти таким образом от ответственности за совершенные мной преступления, а с другой — застраховать себя на будущее от каких-либо более серьезных неприятностей, чем объявление мне выговора за то, что я не зафиксировал показаний Этингера о его преступных высказываниях и связях».

Ва-банк

Заявление Рюмина, датированное 2 июня 1951-го, совпало с желанием Сталина устроить серьезную кадровую чистку в МГБ. В заявлении Рюмина содержался ряд обвинений против Абакумова — он «погасил» очень «перспективное» дело арестованного Этингера, который мог дать показания о «врачах-вредителях», скрыл от ЦК важную информацию о недостатках в контрразведывательной работе в Германии на предприятиях «Висмута», где добывалась урановая руда и, наконец, грубо нарушал установленные решениями партии и правительства правила ведения следствия. В заявлении Рюмин назвал Абакумова «опасным человеком» на важном государственном посту.
Политбюро 5 июля 1951-го, рассмотрев заявление Рюмина, создало комиссию для проверки изложенных в нем фактов. В ночь с 5 на 6 июля Сталиным в Кремле были приняты Рюмин и руководители МГБ: Абакумов и его первый заместитель Огольцов. Присутствовали Молотов, Булганин, Берия и Маленков. Сталин точно продумал сценарий встречи. Сначала в присутствии членов Политбюро в кабинет ровно в час ночи был приглашен Абакумов, и лишь после того, как Сталин имел возможность выяснить у него все интересующие вопросы, в 1.40 в кабинет вызвали Рюмина. Все было обставлено как очная ставка разоблачителя с разоблачаемым. Огольцова же пригласили лишь за пять минут до конца аудиенции. Вероятно, для того чтобы объявить, что на него возлагается временное исполнение обязанностей министра госбезопасности.
7 июля Абакумов написал объяснительную записку по выдвинутым против него обвинениям. В записке рассказывалось об обстоятельствах дела Этингера: в ноябре 1950 года Абакумов направил Сталину в Сочи записку с просьбой дать санкцию на арест Этингера; Поскребышев переадресовал Абакумова к Булганину, который и дал санкцию. Этингер был арестован 18 ноября 1950-го и, по уверениям Абакумова, никаких существенных показаний не давал, у него были частые сердечные приступы и, в конце концов, в результате допросов, проводимых Рюминым, он умер. Все обвинения Рюмина в связи с делом Этингера Абакумов отметал, заверяя Сталина в своей личной преданности. Тем не менее 12 июля 1951 года Абакумов был арестован и доставлен в «особую тюрьму». Следствие по его делу было поручено вести Прокуратуре СССР.
Днем раньше, 11 июля, Политбюро приняло специальное решение «О неблагополучном положении в МГБ», в котором в адрес Абакумова добавились новые обвинения: «обман партии» и затягивание следственных дел. Текст постановления «закрытым письмом» был разослан для ознакомления руководителям партийных органов и органов МГБ. Следом за Абакумовым 13 июля была арестована верхушка следственной части МГБ — начальник А.Г. Леонов и его заместители М.Т. Лихачев и Л.Л. Шварцман.
Рюмин торжествовал. Его назначили временно исполняющим обязанности начальника следственной части МГБ, и через несколько месяцев, 4 октября 1951-го, ему присвоили звание полковника. Останавливаться на достигнутом он не стал и в начале октября 1951-го направил Сталину новое разоблачительное письмо, став инициатором очередной волны арестов в аппарате МГБ. Позднее на следствии Рюмин утверждал, что идею написания этого письма ему подсказал Игнатьев: «Вместе с тем, поскольку предложение Игнатьева отвечало моим намерениям — «доказать» наличие вредительства в работе органов МГБ СССР, я написал от себя письмо И.В. Сталину, в котором тенденциозно использовал материалы проверки 2-го Главного управления и не заслуживающие доверия следственные данные, облил грязью группу руководящих работников в основном 2-го Главного управления и принес это письмо Игнатьеву». Игнатьев, по словам Рюмина, посоветовал ему отправить письмо с таким расчетом, чтобы оно поспело  аккурат к его предстоящему визиту к Сталину.
В середине октября 1951-го министр госбезопасности Игнатьев отправился на юг для встречи со Сталиным. Здесь Сталин подробно расспрашивал Игнатьева о работе МГБ и, в частности, о том, хорошо ли работают Е.П. Питовранов, Ф.Г. Шубняков и другие высокопоставленные чекисты. Игнатьев ответил, что в настоящий момент «чекисты работают лучше», а те, о ком Сталин спрашивает, — «честные люди». Выслушав его, Сталин заявил: «Слепой вы человек, ничего не видите, что вокруг вас делается» — и дал Игнатьеву прочитать письмо Рюмина с обвинениями против Питовранова и других. И тут же, по ходу дела, Сталин дал указание «убрать всех евреев» из МГБ. Игнатьев, недоумевая, спросил: куда? И вождь изрек: «Я не говорю, чтоб вы их выгоняли на улицу. Посадите и пусть сидят», добавив фразу, которой суждено стать крылатой: «У чекиста есть только два пути — на выдвижение или в тюрьму».
На этой же встрече Сталин в категоричной форме потребовал назначить Рюмина не только начальником следственной части, но и заместителем министра госбезопасности. Игнатьев пробовал возражать, сославшись на то, что начальником следственной части МГБ уже утвержден решением Политбюро А.Н. Кидин (работавший первым секретарем Владимирского обкома). Сталин отреагировал довольно резко, заявив: «Я такого не знаю». Конечно, он прекрасно знал всех первых секретарей обкомов, но, получив письмо от Рюмина с новыми разоблачениями, раздумал назначать Кидина и твердо решил двигать Рюмина. Решение Сталина о начальнике следственной части было неукоснительно выполнено. Постановлением Совета Министров СССР № 4010-1837сс от 19 октября 1951-го Рюмин был утвержден заместителем министра госбезопасности, членом Коллегии МГБ и начальником следственной части МГБ.
Да, таких взлетов система госбезопасности давно не видела. Разве что в 1937—1938 годах, когда аресты высокопоставленных чекистов освобождали многочисленные вакансии. И вот история повторилась. Но почему именно Рюмин?
До июня 1951-го Сталин о нем понятия не имел. Нет, конечно, он читал направляемые ему из МГБ протоколы допросов важнейших арестованных, мог видеть подпись Рюмина под отдельными из них. Но кто он такой, этот следователь, чем особенным знаменит? Так… один из многих. Теперь звезда Рюмина сияла в полном блеске. В период с июля 1951-го по ноябрь 1952-го он пять раз был принят Сталиным в кремлевском кабинете. Непосредственно из уст «кремлевского горца» получал указания, как вести дела, кого и с какой интенсивностью допрашивать, кого круглосуточно держать в наручниках, кого бить и пытать. А ведь были еще и многочисленные телефонные указания Сталина.
В этой головокружительной карьере Рюмина прежде всего угадывается типичная для Сталина вера в «маленького человека», способного разоблачить «вражеские махинации» зарвавшихся чинуш из околокремлевского слоя управленцев, гасящих народную инициативу. Главное — поддержать такого маленького разоблачителя сверху, протянуть ему руку помощи непосредственно из Кремля. И вместе с ним пытать, громить, сокрушать вчерашние авторитеты.
Да, биография Рюмина проста и незатейлива, а стаж и опыт в чекистской работе невелики. Но разве в этом главное. Для Сталина он «маленький человек», не побоявшийся выступить против начальства и разоблачить «вражеские происки». Об особо трепетном отношении Сталина к Рюмину писал в объяснительной записке в марте 1953-го бывший министр госбезопасности Игнатьев: «В один из воскресных дней (вечером) в конце августа 1952 г. товарищ Сталин вызвал меня на Ближнюю дачу и после очень резкого разговора о том, что чекисты разучились работать, ожирели, растеряли и забыли традиции ЧК времен Дзержинского, оторвались от партии, хотят встать над партией, — взял в руки записку о результатах экспертизы по препарату сердца товарища Жданова, спросил, кто проявил эту инициативу, и на мой ответ, что проделал это Рюмин со своими работниками, товарищ Сталин сказал: «Я все время говорю, что Рюмин честный человек и коммунист, он помог ЦК вскрыть серьезные преступления в МГБ, но он, бедняга, не находит среди вас поддержки, и это происходит потому, что я назначил его вопреки вашему возражению. Рюмин молодец, я требую, чтобы вы прислушивались к нему и приблизили его к себе. Имейте в виду — старым работникам МГБ я не очень доверяю».

Последний парад

Несмотря на постоянное давление Сталина, Игнатьев и Рюмин не могли добиться желаемого результата. Как показал Рюмин: «К сентябрю 1952 г., несмотря на фальсификацию следствия и другие ухищрения, стало очевидным, что дело сотрудников проваливается, так как ни от кого из арестованных, кроме Шварцмана, не удалось получить нужных нам показаний о корнях вредительства, о которых говорилось в их «показаниях». Тогда я и Игнатьев пошли на крайнее средство и добились разрешения на применение к арестованным мер физического воздействия. 4 ноября я вместе с помощником начальника следчасти Гришаевым выехал в Лефортовскую тюрьму и приказал избить резиновыми палками и плетками группу арестованных чекистов, однако и эти меры не дали никаких результатов».
Точно так же было форсировано следствие по «Делу врачей». В ночь с 12 на 13 ноября 1952-го Рюмин особо свирепствовал. Он лично принял участие в избиении профессора В.Х. Василенко. Об этом эпизоде Василенко рассказал в подробностях во время суда над Рюминым:
«Рюмин тогда пришел ко мне в камеру, приказал одеть на меня наручники и перевести в другое помещение. Меня привели в какое-то специальное помещение, где Рюмин спросил меня — буду ли говорить правду. Я ответил, что все мои показания, данные следствию, являются правдой и другой правды я не знаю. Тогда Рюмин меня ударил, а его помощники свалили на пол и стали избивать. Я потерял сознание. Рюмин опять требовал, чтобы я сознавался в совершении преступлений. Так как я свои показания не менял, то процедура избиения была совершена еще дважды. <…> Рюмин бил меня руками по лицу, а его помощники резиновыми палками по телу, причем Рюмин все время кричал, чтобы били сильнее. <…> После избиения, на следующий день, Рюмин пришел в кабинет к следователю, и я тогда заявил ему, что буду подписывать о чем угодно и что сильно боюсь Рюмина».
Рюмин усердствовал, но было поздно. Сталин внезапно разочаровался в нем. Милость диктатора быстро сменилась гневом. Решением Сталина 13 ноября 1952-го Рюмин был снят с должности заместителя министра госбезопасности и начальника следственной части МГБ за то, что «не добрался до корней дела» и «не способен выполнить» указания правительства по расследованию дел Абакумова — Шварцмана и «врачей», которые «все еще остаются нераскрытыми до конца».
Итак, Рюмин внезапно оказался не у дел. Он написал в тот же день Сталину покаянную записку, где корил себя, что недостаточно прислушивался к указаниям Сталина о применении «крайних мер» при допросах, и заверял: «Ваше учение, ваши личные указания, каждое слово, а их я получал немало, для меня были ежеминутно путеводной звездой в практической работе». Действительно, указаний Сталина такого рода Рюмин получал немало. При аресте у него нашли блокнот с их записями. Весной 1952 г. Сталин инструктировал Рюмина, как вести следствие арестованного по «Мингрельскому» делу П.А. Шарии:
«<…> 3. Шария безусловно шпион, завербован Гегечкори в лесу во время выпивки. Он трус, иметь это в виду.
4. Встретить Шария в штыки, коротко выслушать, что он хотел сказать, а затем активно допрашивать.
5. Выяснить какие обязательства дал Шария Гегечкори. Если будет вилять…
Кроме того, запугать его, заявив: «Хочешь жить — говори всю правду о своих преступлениях, иначе повесим».
И хоть Рюмин впал в немилость, наказывать его Сталин не собирался. Через месяц, 13 декабря 1952-го, секретариат ЦК КПСС рассматривал вопрос о назначении Рюмина заведующим Новосибирским областным финотделом, но решение не принял. До января 1953-го Рюмин получал зарплату в МГБ, пока 2 февраля его не приняли на должность старшего контролера Министерства госконтроля. Здесь он и трудился вплоть до ареста. Его былая служба была отмечена лишь орденом Отечественной войны 2-й степени (31.07.44), орденом Красной Звезды (13.09.45) и медалями.

Расплата

Незадолго до смерти Сталина над Рюминым стали сгущаться тучи. В феврале 1953-го некая гражданка П. пришла на прием к первому заместителю министра госбезопасности Гоглидзе с жалобой на «недостойное поведение Рюмина». История, с ней приключившаяся, вполне типична. В октябре 1951-го был арестован муж, и через месяц она, добившись аудиенции Рюмина, просила за него. Рюмин обещал разобраться, но одновременно стал настойчиво набиваться к ней в гости. Дальше случилось то, что теперь принято называть сексуальными домогательствами. Гоглидзе обещал дать делу ход, и все это было оформлено официальным заявлением П. от 24 февраля 1953-го.
Став после смерти Сталина во главе МВД, Берия тут же заинтересовался этой историей. Еще бы! Такой замечательный материал против сталинского фаворита, ответственного за «Мингрельское» и другие дела, в ходе которых шли гонения против людей Берии. Тут же, 14 марта 1953-го, П. была вызвана на прием к Берии, и в тот же день ее рассказ был оформлен протоколом. Она рассказала о визите к ней на квартиру Рюмина 1 марта 1952-го: «Выпив четыре стопки по сто грамм, Рюмин сильно опьянел, стал приставать ко мне, повалил на тахту и пытался овладеть мною. Как следует это у Рюмина не получилось, и он только испачкал мне белье. После этого он проспал у меня до 11 часов утра». Наведался Рюмин и во второй раз — 22 марта 1952-го: «…Рюмин приехал ко мне в новом костюме, и, когда я обратила на это внимание, он стал кокетничать, кривляться и спрашивать мое мнение — идет ли к нему костюм, хорошо ли он пошит и т.п.».
17 марта 1953-го Рюмин был арестован, а в МВД под руководством Берии готовилась реабилитация арестованных врачей. Она была подана со всесоюзным размахом. В апреле 1953-го в передовице газеты «Правда», посвященной этому событию, конечно, не назывался главный организатор дела — Сталин, но вот ответственный за фабрикацию дела Рюмин был назван «презренным авантюристом», а Игнатьев — проявившим «политическую слепоту ротозеем». Рюмина активно допрашивали в МВД и особенно пристрастно — о бывшем министре Игнатьеве. Берию не устраивало, что его лишь исключили из ЦК КПСС. Он очень хотел видеть Игнатьева в тюрьме.
Арест Берии, еще вчера могущественного руководителя, вызвал смятение в умах. Хотя дело Берии на время отодвинуло Рюмина в тень, следствие шло. 12 сентября 1953-го МВД направило Маленкову и Хрущеву докладную записку о завершении расследования дела Рюмина с предложением приговорить его к 25 годам тюремного заключения. Почему-то Кремль решил помедлить, а к весне 1954-го пришла пора передавать дело в суд, и теперь было решено Рюмина расстрелять.
На суде Военной коллегии, проходившем со 2 по 7 июля 1954-го, Рюмин отказался от своих показаний, данных на предварительном следствии, заявил, что сам подвергся «невыносимым пыткам», содержался около 40 суток в карцере, а все его показания на следствии были искажены. В свое оправдание он представил суду два пространных ходатайства, в которых требовал заново произвести ряд следственных действий. Суд их отклонил, но они были приобщены к ходатайству Рюмина о помиловании.
На что надеялся Рюмин, когда говорил о возможной переквалификации судом вмененной ему статьи 58-7 (вредительство) на статью 193-17«а» (превышение власти или преступная халатность)? Да очень просто. За превышение власти он получил бы максимум 10 лет. В этом случае его срок подлежал бы сокращению вдвое (по амнистии, объявленной 27 марта 1953-го), то есть до 5 лет, а при этом сроке, все по той же амнистии — выпускали. На 58-ю статью амнистия не распространялась, так что Рюмин был прав, в этом случае — обязательно расстреляют. Так и случилось — 7 июля был вынесен расстрельный приговор, 19 июля отклонено ходатайство о помиловании, и 22 июля 1954-го в 21.05  Рюмина расстреляли. Его тело было предано кремации в тот же день в десять часов вечера. Прах захоронен в могиле для «невостребованных прахов» на Донском кладбище. Там же, где были похоронены и многие его жертвы.

"НГ". Cпецвыпуск «Правда ГУЛАГа» от 27.10.2010 №18 (39)
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2583


« Ответ #25 : 01 Марта 2016, 18:57:40 »

"— У моего мужа никогда не было денег.
 Он всегда у меня на папиросы брал..."

Из показаний арестованной в 1937г. Марьясиной - жены председателя правления Госбанка СССР.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Продолжая тему о "следаках по ОВД" НКВД-МГБ нельзя оставить без внимания и таких "легендарных" следователей как А.Г.Хват и А.Я.Свердлов.В период горбачевской "гластности-перестройки",в период "открытых  госархивных дверей и формировании т.н. "частных" архивов (Яковлев,Волкогонов и др.), Свердлов, Хват и ряд вышеупомянутых следователей  были не раз представлены в ряде СМИ Эдакими супер злодеями,с руками палача "по локоть в крови",которые "росчерком пера" отправляли невинных людей под "кровавый сталинский каток"... Не смотря на то,что их имена стали нарицательно популярными еще в средине 50-х, в связи с реабилитацией политзаключенных,об этих людях- мало что известно,даже сегодня,в период "развитого инетсообщества". Имя Хвата,всякий раз упоминается с делом академика Вавилова,а имя Свердлова-навсегда "впечатано" в воспоминания Лариной...

Хват, Свердлов, как и многие другие сотрудники, были направлены в НКВД, по так называемому бериевскому призыву" в 1938г."Ежовская метла" запущенная в 1937г. основательно "подчистила" чекистские ряды.Органы нуждались в новых силах.Именно в этот период, согласно постановления ПБ ЦК,для работы в НКВД-ГБ  были направлены выпускники военной академии,а партийные органы и комсомол рекомендовали своих передовых людей.К большому сожалению (что характерно для того времени)многие кандидаты на вакантные должности в  органах не имели ни специального, ни высшего образования.Биография А.Г.Хвата является типичной:


ХВАТ АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ(11.12.1907-18.09.1993)

Родился  под г. Санкт-Петербургом в семье школьного сторожа. Русский. Образование среднее.
По окончании 9 классов школы 2-й ступени, с июня 1925 – чернорабочий, с  января 1926 – рабочий-рамщик лесопильного завода «Ленинский призыв» (г. Бологое Новгородской губернии). С 6.05.1926 чернорабочий 5-го участка  службы пути станции Бологое Октябрьской железной дороги. С февраля 1927 управляющий делами, председатель райбюро ДКО—бюро пионеров Бологовского горкома ВЛКСМ
9.01.1928г.принят в ряды ВКП(б).
С ноября 1928 секретарь РК ВЛКСМ ст. Угловка Окт.ЖД. С октября 1929 смазчик вагонного депо, а с февраля 1930 – секретарь узлового комитета ВЛКСМ ст. Бологое ОктЖД. С сентября 1930 секретарь Бологовского РК ВЛКСМ и культпропагандист Бологовского РК ВКП(б). С августа 1932 заместитель заведующего Орготделом Ленинградского обкома ВЛКСМ. С марта 1933 председатель облбюро ДКО, заведующий Пионерским отделом Ленинградского обкома ВЛКСМ. С сентября 1935 секретарь Псковского горкома, а с марта 1937 – окружкома комсомола.С августа 1937 заместитель начальника, а с января 1938 – начальник Орготдела ЦС ОСОАВИАХИМ в Москве.
      
В мае 1938г.по решению горкома партии  направлен на работу в органы НКВД. С 1.06.1938 зачислен на  должность оперуполномоченного во 2-е отделение 6-го Отдела 1-го УГБ НКВД  СССР. С октября 1938 оперуполномоченный 6-го Отдела ГУГБ НКВД СССР.С января 1939 следователь СЧ НКВД СССР, а с 4.09.1939 – следователь, а с  марта 1940 – помощник начальника СЧ ГЭУ НКВД СССР.
С 7.03.1941 помощник начальника 1-го отделения СЧ НКГБ СССР.
С 7.08.1941 начальник 4-го отделения и заместитель начальника 5-го Отдела ГЭУ по следственной работе.
С 5.12.1941 – заместитель начальника СЧ ЭКУ НКВД СССР.
С 4.12.1942 помощник начальника СЧ по особо важным делам НКВД–НКГБ СССР.
С 9.10.1943 начальник СЧ УНКГБ по Бобруйской области.
С 1.01.1945 – СЧ НКГБ БССР (гг. Гомель, Минск),дновременно- начальник опергрупп НКВД/НКГБ 48-й и 19-й армий, 2-го Белорусского фронта.
С 28.03.1947 врио помощника начальника, старший пом.нач. Инспекции при Министре ГБ СССР.
С 20.08.1947 помощник начальника СЧ ОВД МГБ СССР.
С 20.05.1948 начальник Отдела «Т» МГБ СССР.
      

В марте 1953г.Хват был откомандирован в штат ПГУ МВД СССР,а 15.03.1953г.был прикомандирован для работы СЧ по ОВД МВД.
25.09.1953г. освобожден от должности и направлен в распоряжение УК МВД СССР.
3.01.1954г.командирован в распоряжение УМВД МО на должность заместителя начальникаИнспекции Управления милиции г.Москвы. 9.03.1955 уволен из органов милиции в запас Советской Армии по сокращению штатов. С мая 1955 начальник 1-го Отдела Отделения (Института) прикладной математики АН СССР. С сентября 1958 начальник Отдела и секретарь партбюро Управления Министерства средмаша СССР.
31.12.1958г.уволен по служебному несоответствию с применением ограничения в пенсионном обеспечении, предусмотренного Постановлением СМ СССР № 2509 от 24.09.1953.
7.09.1962 «за грубейшее нарушение советской законности в бытность на работе в органах НКВД–МГБ СССР» решением КПК при ЦК КПСС исключен из партии (п.б.№1876455 обр 1936г-анулирован)
с 1962г. на пенсии.Проживал в Москве: ул. Горького, 41, кв. 88.
18.09.1993 скончался. Похоронен в Москве.

Звание:  Младший лейтенант ГБ (25.09.1938), старший лейтенант ГБ (14.03.1940, произведен из младшего лейтенанта ГБ), капитан ГБ (26.12.1941),  подполковник ГБ (11.02.1943), полковник ГБ (4.09.1944).
    
Награды: Красного Знамени (21.04.1945: за очистку тыла Красной Армии), Отечественной войны 2 степ. (5.11.1944: за выполнение заданий в тылу врага); «Красной Звезды» (20.09.1943: «за выполнение заданий правительства в годы Отечественной войны); медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Москвы» (1944), «За освобождение Варшавы» (1945), «За взятие  Кенигсберга» (1945), «За победу над Германией» (9.05.1945), «ХХХ лет  Советской Армии и Флота» (22.02.1948), «В память 800-летия Москвы» (20.09.1947).


Продолжение следует.
      


* Хват А Г.jpg (10.96 Кб, 154x217 - просмотрено 224 раз.)
« Последнее редактирование: 01 Марта 2016, 19:05:45 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2583


« Ответ #26 : 02 Марта 2016, 23:18:33 »

Работа Хвата в должности следователя началась с  дела арестованных руководящих работников Кабардино-Балкарской АССР, обвинявшихся в принадлежности к антисоветской организации, возглавляемой 1-м секретарем обкома ВКП(б)  Б.Э.Калмыковым.

Справка.
Калмыков Бетал Эдыкович (24.10.1893 - 27.2.1940)
Родился в семье горца- с. Куба Нальчикского окр. Терской обл. С 1907 работал батраком.Образование-низшее. В 1913 был одним из руководителей восстания горцев против местной аристократии.
В 1915-16 создал и руководил нелегальной крестьянской организацией "Карахалк" ("Беднота").Вёл революционную работу среди горцев с 1912. Участвовал в организации и руководстве революционно-демократическим союзом горской бедноты «Карахалы» («Беднота»). Подвергался репрессиям со стороны царских властей. В марте 1918 вступил в РКП.В 1918 делегат всех пяти съездов народов Терской области, член Терского народного совета; руководил работой 1-го съезда Нальчикского округа, провозгласившего Советскую власть в Кабарде и Балкарии (март 1918); член Терского СНК — чрезвычайный комиссар Кабардино-Балкарии, затем комиссар по национальным делам.С авг. 1918 чрезвычайный комиссар Кабардино-Балкарии и комиссар по Делам национальностей Терской области. В 1919 командовал партизанскими отрядами, затем полком, дивизией. С марта 1920 пред. ревкома, облисполкома Кабардино-Балкарии.
Как пишет К.А.Залесский:" В 1921-24 руководил карательными операциями на Кавказе, когда под видом борьбы с бандитизмом уничтожались все подозрительные для новой власти люди."
С 1930 1-й секретарь Кабардино-Балкарского обкома ВКП(б).С 1937 депутат Верховного Совета СССР.

 12.11.1938  арестован органами НКВД.Осужден Военной коллегией Верховного cуда СССР по обвинению в создании контрреволюционной организации в Кабардино-Балкарии и в подготовке терактов. Приговорен к ВМСЗ 26 февраля 1940 года.Приговор приведен в исполнение 27 февраля 1940 года. Реабилитирован 18 декабря 1954 года, определением ВК ВС СССР. Место захоронения Донское кладбище. АСД хранится в ЦА ФСБ РФ.

Сегодня,достаточно трудно определить был ли  Калмыков на самом деле "пламенным революционером борющийся за чаяние кабардино-балкарского народа"...
Однако,с уверенностью можно сказать,что абрек- революционер с гор,по фамилии Калмыков-избранный в 1920 г. председателем Кабардино-Балкарского ревкома,затем облисполкома,а позднее  будучи избранным 1-м секретарем Кабардино-Балкарского обкома ВКП(б)страдая неким вождилизмом, довольно быстро прибрал к своим рукам всю полноту власти в К-Б автономной области (КБ АССР).О его бурной деятельности в КБ АССР в период репрессий 1937г. лучше всего говорится в справке Прокуратуры СССР 27 октября 1989 г. № 13/ 1575-89 за подписью ст.пом.Генпрокурора В.Илюхина: «… выявлено, что Калмыков, участвуя в заседаниях «тройки» НКВД КБ АССР подписал ряд протоколов, по которым было репрессировано более 3000 человек».

Замечу,что аресту Калмыкова предшествовала "кадровая перетасовка" НКВД затеянная Берия в конце
1938г. НКВД КБ АССР не был исключением.В результате инспекторской проверки ЦА ( Иванов и Яношпольский) в октябре 1938г.в работе НКВД КБ АССР вскрылись вопиющие факты- под арестом оказалась значительная часть сотрудников НКВД КБ АССР,в том числе и нарком ВД Антонов,который на следствии показал,что он являлся с 1933г.ставлеником Калмыкова,которому служил "верой и правдой"...

Из показаний Антонова: «Кабардино-Балкария, с ее порядками, скорее была похожа на вотчину, на удельное княжество с безраздельной властью, обосновавшейся здесь в течение многих лет, группы лиц во главе с Калмыковым, где вся работа руководителей учреждений строится в расчете на то, что скажет о ней «наш Бетал»,  «наш Калмыков»...«В лице Калмыкова я видел своего защитника, а он в моем лице – своего человека,который его не предаст и всегда сделает то, что от меня потребует. Он шел на все, чтобы меня задобрить, подарил скакуна, добился через Ягоду машины в мое личное пользование, лестно отзывался обо мне. Это меня подкупало»...

Интересно отметить то,что допросы Антонова проводил сам Берия и с каждым новым визитом к подследственному получал исчерпывающую информацию о реальных делах Калмыкова.

Думаю,здесь будет уместно процитировать выдержку из  рапорта начальника 1-го отделения 4-го отдела УГБ НКВД КБАССР, сержанта ГБ Нестеренко Н.Ф. от 19 ноября 1938 года: «На допросах главных обвиняемых присутствовал Калмыков, лично сам допрашивал их, обещая договориться в Москве о сохранении жизни, если признаются… После суда участников буржуазно-националистической организации, Калмыков и Антонов, видимо, остались недовольны приговорами Военной коллегии по делам буржуазных националистов Шандирова и Кожаева, которые были осуждены на 10 лет тюремного заключения каждый…Антонов постарался их физически уничтожить… Аресты производились по предложению Калмыкова».

Калмыков был арестован,по ордеру за подписью Берия,  12.11.1938г.(по другим сведениям 15 ноября)после пленума обкома партии.Позднее будут арестованы его жена Калмыкова Бакаца и дочь 1931г. которые проживали г. Нальчике..(жена осуждена  Постановлением ОСО при НКВД СССР 23 августа 1939 г.,  к ссылке в Казахстан вместе с ребенком сроком на 5 лет. Реабилитированы 12 февраля 1955 г. определением ВК ВС СССР).
 

Следствие по делу Калмыкова проводил Б.В.Родос.Не знаю какими "недозволенными методами" пользовался Родос,но думаю,что следствию удалось достаточно быстро и без особого применения "ручного труда" сформулировать типовое обвинительное заключение,подводящее Калмыкова под расстрельную статью: «В 1927 году организовал и возглавил антисоветскую, националистическую организацию. А в последующие годы - антисоветскую организационную связь с Бухариным, Енукидзе и другими, являлся руководителем филиала правотроцкистской организации в Кабардино-Балкарии, вербовал в антисоветскую организацию других лиц».
По приговору Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 28 февраля 1940 года Калмыков был расстрелян.В Сталинском списке Калмыков шел 123.(АП РФ, оп.24, дело 377, лист 121).

Допрашивать Калмыкова-Хвату не довелось.Ему было поручено вести другие дела арестованных: быв. зампред-ов СНК КБ АССР Х.Б.Хабурова,А.П.Булычева и др.хозяйственных лиц обвиняемых в различных экономических преступлениях и проявлении враждебного отношения к Советской власти.

Как писал О.Смыслов (см. Генерал Абакумов. Палач или жертва?):
" Уже в ноябре 1938-го Хват участвовал в следствии по делу арестованных руководящих работников Кабардино-Балкарской АССР, обвинявшихся в принадлежности к антисоветской организации, возглавляемой 1-м секретарем обкома ВКП(б) Б. Э. Калмыковым. На допросах у Хвата заместитель председателя СНК КБАССР Х.Б. Хабуров, первоначально отрицая свою вину, признался в итоге в причастности к вышеназванной организации, хотя потом отказался от признательных показаний и заявил, что оговорил себя и других после применения к нему физического воздействия".

Замечу,что О.Смыслов с первых страниц вышеуказанной книги уделяет много внимания теме о "незаконных методах ведения следствия",в частности применения к подследственным мер физического воздействия со стороны различных сотрудников СЧ НКВД-ГБ.Следует думать,что основания для этого у него есть. Дело в том,что в период хрущевской оттепели,в процессе внесудебной реабилитации  политзаключенных было официально "доказано" что практически все 100% сотрудников НКВД-ГБ
использовали незаконные методы ведения следствия:
"В 1938 году подверглась аресту группа руководящих работников Кабардино-Балкарской Республики. Возглавил группу вчерашний  секретарь обкома Калмыков Б. Э. На первых допросах арестованные отрицали предъявленные им обвинения. Но когда дело переходило в руки Хвата А. Г., признавали вину, оговаривали других.При рассмотрении дела на Военной коллегии Верховного Суда СССР подсудимые отказывались от признаний, дававшихся, когда применялись меры физического воздействия.Выяснилось, что Хват А. Г. не включал в дело протоколы, опровергавшие его обвинения.
( Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3 томах.

Вот так.И уже никому не важно,что А.Г.Хват мирно беседуя с подследственным кабардинцем, быв.Наркомом просвещения и зам. Председателя СНК КБАССР (осужден Постановлением ВК ВС СССР 26.08. 1940 к ЛС сроком на 10 лет) выяснил,что Калмыков Б.Э., имея всю полноту верховной власти в КБАО- лично изменив утвержденный текст Постановления ВЦИК РСФСР от 16 января 1922г.об условиях и принципах объединения Кабарды и Балкарии.Помимо этого,Калмыков счел необходимым разработать и утвердить новое положение об объединении( противоречащее Постановлению ВЦИК РСФСР)не согласовав его с представителями Балкарии,чем превысил свои полномочия-совершив  таким образом  серьезное государственное преступление.Нарушение территориальной целостности Балкарии послужило поводом для волнения балкар в 1925г.

« Последнее редактирование: 02 Марта 2016, 23:56:33 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2583


« Ответ #27 : 04 Марта 2016, 01:16:52 »

Стоит заметить,что в Кабардино-Балкарском вопросе было все далеко не просто.Впрочем,как и в других автономно-территориальных образованиях.Но главное,финальная точка в наведении социалистической законности в КБАССР была поставлена в 1939г.-в этом есть и маленькая точка поставленная рукой Хвата.Обнаглевшие сов.парт.чиновники  и сотрудники НКВД КБАССР ( Юдин А.Д.,Нестеренко А.Д.и др.)преступившие закон были справедливо наказаны.Не ушел от ответственности и бывший нарком КБАССР майор ГБ Н.И. Антонов-Грицюк- по приговору ВК ВС СССР 22.02.1939г. он был расстрелян.Позднее,в период Хрущева,по определению ВК ВС СССР Антонов-Грицюк будет реабилитирован.Но это уже другая история.

Писать о т.н. деле академика Вавилова,в котором непосредственное участие в ходе следствия принимал Хват- не буду.На сегодняшний день,это дело наиболее полно раскрыто для общественности.Повторятся не имеет смысла.Приведу лишь обвинительное  заключение от 5.07.1941 подготовленное  Хватом...
  
«УТВЕРЖДАЮ»

НАРКОМ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СССР

КОМИССАР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ 3 РАНГА  И. Серов(*)

5 июля 1941 года
 
                                    ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По следственному делу № 1500 по обвинению ВАВИЛОВА Николая Ивановича в преступлениях, предусмотренных ст. ст 58-1 «а», 58-7, 58 п. 9 и 58-11 УК РСФСР.

В 1940 году в НКВД СССР были получены материалы о том, что быв. директор Всесоюзного института растениеводства, академик ВАВИЛОВ Николай Иванович, являясь одним из руководителей контрреволюционной организации, на протяжении ряда лет проводит вредительскую работу по подрыву оборонной и хозяйственной мощи СССР и ведет шпионскую работу в пользу иностранных разведок.

На основании этих данных 7 августа 1940 года ВАВИЛОВ Н.И. был арестован.

В процессе следствия установлено, что ВАВИЛОВ, будучи враждебно настроен к существующему строю, с 1925 года являлся одним из руководителей контрреволюционной организации «Трудовая Крестьянская партия» и проводил вредительскую работу, направленную на подрыв колхозного строя и ослабление социалистического земледелия в СССР.
(т. 2 л. д. 43, 44, 45, 46; т. 3 л. д. 50, 54, 60, 61, 118, 119, 210, 219, 227, 230, 249, 302, 346).

В 1925-1926 гг. при организации Всесоюзного института прикладной ботаники, на руководящие посты в институте выдвинул своих единомышленников, — активных участников «Трудовой Крестьянской Партии».
В 1926-1929гг. выполняя антисоветские установки «ТКП», опытно-полеводческое дело поставил на службу интересам кулацкого хозяйства.
Совместно с активными участниками «ТКП» — ТАЛАНОВЫМ (умер) и ПИСАРЕВЫМ (осужден), создал из крестьян-кулаков сеть опытников, которых снабжали улучшенными семенами и обеспечивали необходимой агротехнической помощью. (т. 2 л. д. 46, 47; т. 3 л. д. 60, 61, 141, 240, 360). В 1930 году через быв. Наркома Земледелия ЯКОВЛЕВА установил связь с антисоветской организацией правых и, пользуясь своим служебным положением Президента Всесоюзной Сельско-Хозяйственной Академии, а затем директора двух институтов Рас­тениеводства и Генетики, продолжал вести вредительскую работу в сельском хозяйстве.
(т. 1 л. д. 95, 110, 121, 122, 214; т. 2 л. д. 50, 53).
 В 1930-31 г.г. из числа контрреволюционно настроенных специалистов сельского хозяйства ВАВИЛОВ создал во Всесоюзном институте растениеводства антисоветскую группу и во вредительских целях в руководимом им институте растениеводства проводил линию на отрыв научно-исследовательской работы от практических задач по развитию социалистического хозяйства, что выразилось:
а) в срыве обеспечения сети селекционных опытных станций Союза ценным сортовым материалом;
б) во вредительском районировании сельско-хозяйственных культур;
в) в задержке размножения и уничтожении ценного сортового семенного материала, приобретенного в Европе и Америке;
г) игнорировании дела внедрения в колхозы и совхозы местных, отечественных сортов сельско-хозяйственных культур.

При непосредственном участии ВАВИЛОВА во вредительских целях было создано ряд нежизненных узкоспециализированных научно-исследовательских институтов в Москве (институт сои, цикория и др.), и около 30 так называемых институтов социалистической реконструкции сельского хозяйства на периферии, оторванных от практической работы по оказанию непосредственной помощи социалистическому сельскому хозяйству. В результате произошло распыление научных кадров и непроизводительно были израсходованы государственные средства.

При непосредственном участии ВАВИЛОВА была ликвидирована областная сеть вполне оправдавших себя опытных полеводческих станций.
(т. 1 л. д. 214-219; т. 2 л. д. 53, 54, 55, 57, 59, 64; т. 3 л. д. 3, 38-40, 63, 156, 168, 179, 180, 197, 345, 346, 365, 366, 368, 384, 388).

Большую вредительскую работу ВАВИЛОВ провел в руководимом им Всесоюзном Институте растениеводства:
1. Значительное количество семенных материалов разных сортов и культур, приобретенные в странах Западной Европы и Америке, было доведено до потери всхожести.В результате задержки репродукции погибли сотни ценных образцов семян, приобретенных за границей на золотую валюту и был нарушен правильный сортообмен соответствующих культур.
2. Большой сортовой материал по кормовым травам, собранный в СССР и за границей, своевременно размножен не был и вследствие вредительского отношения к этому делу в значительной мере потерял всхожесть.
3. Ценный новый сортовой материал по хлопчатнику был смешан, а также была смешана и загублена часть сортов семенных плодовых деревьев, вывозимых из Западной Европы. Разбазарен сортовой материал по цветочным культурам, приобретенным в Европе и Америке.
4. Будучи директором ВИР'а ВАВИЛОВ игнорировал практически ценные местные советские сорта по ряду культур, которые, как правило, до 1938 года не включались в конкурсные сортовые испытания, несмотря на их большую практическую ценность.
5. ВАВИЛОВЫМ в массовом масштабе в нечерноземную полосу Европейской части СССР продвигалась яровая пшеница, сорт «Цезиум III», несмотря на ее большую поражаемость пыльной головней.
6. Умышленно задерживал культивирование хлопчатника в районах Украины и Северного Кавказа и продвижение ценных сортов египетского хлопчатника в Азербайджан и южные районы Средней Азии.
(т. 1 л. д. 220-223; т. 2 л. д. 65-69; т. З л. д. 30, 103, 104, 105, 160, 162, 163; 180, 181, 182, 187, 188).

Кроме того, ВАВИЛОВ проводил шпионскую работу в пользу иностранных разведок, будучи связан с заграничными белоэмигрантскими кругами и поддерживая неофициальные связи с представителями иностранных консульств и иностранцами, проживавшими на территории СССР(**).
По указанию БУХАРИНА, ВАВИЛОВ осуществлял непосредственную антисоветскую связь с заграничными белоэмигрантскими кругами, используя для этой цели свои выезды за границу в научные командировки.
(т. 3 л. д. 50, 51, 52, 53, 54, 57, 119, 120, 191, 263-268, 378, 379). ВАВИЛОВ Н. И. признал себя виновным в связях с 1925 г. с участниками к. р. организации «Трудовая Крестьянская Партия», а также в принадлежности с 1930 г. к антисоветской организации правых и проведении вредительской работы в сельском хозяйстве СССР.

В шпионаже виновным не признал. Во вражеской работе ВАВИЛОВ изобличается показаниями: МУРАЛОВА А.И., ДОМРАЧЕВА Д.В., МАРГОЛИНА Л.С., ЧАЯНОВА С.К., ВАРЕЙКИСА И.М., МЕЙСТЕР Г.К., ТУЛАЙКОВА Н.М., ГАЙСТЕРА А.И., АБДУЛОВА Н.П., ЗАМОТАЕВА И.И., САВИЧ В.М., СИЗОВА П.В., БОРДАКОВА Л.П. ДАВИД Р.Э., СОЛЯКОВА П.А., БАЙДИНА А.И., КУЛЕШОВА Н.Н., ПИСАРЕВА В.Е., ТРИФОНОВА В.А., АЛЕКСАНДРОВА А.Б., ПЕРЕВЕРЗЕВА Н.С., АРТЕМОВА П.К., ЛАПИНА А.К., КЛЕЙМЕНОВА П.Д., ТАЛАНОВА В.В., ГАНДЕЛЬСМАНА Ф.Е., ТЮНТИНА К.А., ТЕЙТЕЛЬ А.В., НАУМОВА Н.Г., МУРАВИНА Б.Е., КОЛЬ А.К., УШАКОВОЙ А.П., КОТЛЯРЕВСКОГО С.А., КУЗНЕЦОВА И.В., ГОРЕЦКОГО Г.И. (осуждены), показаниями ПАНШИНА Б.А., БОНДАРЕНКО А.С., ГОВОРОВА Л.И., КАРПЕЧЕНКО Г.Д., ЗАПОРОЖЕЦ А.К., очными ставками с 5-ю последними. Показаниями свидетелей: СИДОРОВА Ф.Ф., ЗИХЕРМАН Х.Я., ИОРДАНОВОЙ И.К., БЕЛИЛОВОЙ X.З.–Ш. Материалами НКГБ(***) и документами. (т.3).
На основании вышеизложенного:

ВАВИЛОВ Николай Иванович, 1887 года рождения, урож. гор. Москвы, русский, гр-н СССР, сын быв. крупного московского купца, беспартийный, до ареста — директор Всесоюзного института Растениеводства, вице-президент сель. хоз. Академии Наук им. Ленина и член Академии Наук СССР, —

Обвиняется в том, что:
1. С 1925 г. являлся одним из руководителей к.р. организации «Трудовая Крестьянская партия», а с 1930 г. — активным участником антисоветской организации правых в системе Наркомзема СССР.
2. Занимался шпионажем в пользу иностранных разведок и имел антисоветскую связь с заграничными белоэмигрантскими кругами.
3. Проводил диверсионно-вредительскую работу, направленную на подрыв колхозного строя и ослабление социалистического земледелия в СССР, т.е. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-1 «а» 58-7, 58 п. 9 и 59-11 УК РСФСР.

Следствие по делу № 1500, по обвинению ВАВИЛОВА Николая Ивановича закончено и подлежит направлению в Прокуратуру Союза ССР, для передачи по подсудности.

ПОМ. НАЧ. I ОТДЕЛА НКГБ СССР
СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ  А.Хват.

СОГЛАСНЫ: ЗАМ. НАЧ. СЛЕДЧАСТИ НКГБ СССР
МАЙОР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ Л.Шварцман.

 НАЧ. СЛЕДЧАСТИ НКГБ СССР
МАЙОР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ П.Е.Влодзимирский.

С п р а в к а:
Обвин. ВАВИЛОВ Николай Иванович арестован 7 августа 1940 г., содержится во Внутренней тюрьме НКГБ СССР. Вещественных доказательств по делу нет.

ПОМ. НАЧ. I ОТДЕЛА СЛЕДЧАСТИ НКГБ СССР
СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ А. Хват

ЦА ФСБ России, № Р-2311, т.1, л.446-453. Машинопись.

Подписи — автограф.

Прим.
(*) Здесь было напечатано: «(МЕРКУЛОВ)»
(**)Слова «Материалами НКГБ» подчеркнуты ручкой неизвестного и внизу поставлен вопросительный знак.
(***) Многие фамилии в этом абзаце подчеркнуты или обведены карандашом. Внизу пометка рукой неизвестного: «Фляксбергер».
« Последнее редактирование: 04 Марта 2016, 01:47:43 от Alex » Записан
Страниц: 1 2 [3] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU