Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
20 Сентября 2021, 09:13:18
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1934-1941 НКВД
| | |-+  «Я предупреждал Сталина о войне.»
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] 2 3 ... 6 Вниз Печать
Автор Тема: «Я предупреждал Сталина о войне.»  (Прочитано 36890 раз)
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« : 15 Декабря 2011, 19:52:34 »

«Я предупреждал Сталина о войне.»
 
Имя Василия Андреевича Новобранец стало широко известно по публикациям в журналах Знамя. 1990. № 6. (с. 168—188) и "Военно-Исторический Архив", № 6-7. 2004. В 2009г издательство  "ЭКСМО" выпустило в свет отдельную книгу под броским названием «Я предупреждал Сталина о войне.» (М., 2009,Серия: Война и мы. 480 стр.)
Как явствует из книги  полковник ГРУ В.Новобранец,проанализировал поступающую из- за рубежа информацию,которая накапливалась на определенных направлениях:"...Ее нужно было критически оценить, сопоставить с имеющимися данными, отсеять недостоверные факты и вскрыть возможную дезинформацию («дезу»). Накопленные данные периодически группировались по определенным вопросам и освещались в различных информационных документах, разведсводках, справочниках, описаниях и пр. Мне пришлось начинать с азов. До позднего вечера оставался я в управлении—изучал технику работы, присматривался к людям. Моими товарищами по работе были: заместитель начальника информотдела по Западу полковник (ныне генерал-лейтенант) Онянов, мой подчиненный майор (ныне генерал) Скрынников, майор Лухманов, капитан (ныне полковник) Горценштейн, полковник Дьяков—фамилии других я уже запамятовал.Вскоре в Разведупре произошла «смена кабинета». Генерал-лейтенант Проскуров был снят, а на его место назначен генерал-лейтенант Голиков...
Вновь назначенный начальник Разведупра генерал- лейтенант Голиков прибыл к нам из Львова, где он командовал 6-й армией. Как командовал—не знаю, но начальником Разведупра он был плохим. В Разведупре это был единственный человек, который попал в сети дезинформации немецкой разведки и до самого начала войны верил, что войны с Германией не будет.Близко соприкасаясь по работе, почти ежедневно бывая на докладе, я изучал нового начальника Разведугра. Среднего роста круглолицый блондин, вернее, лысый блондин со светлыми глазами. На лице всегда дежурная улыбка, и не знаешь, чем она вызвана—то ли ты хорошо доложил, то ли плохо. Я не заметил, чтобы он определенно высказывал свое мнение. Давая указания, говорил: «Сделайте так или так...» И я не знал, как же все- таки надо. Если я поступал по своей инициативе или по его указанию, но неудачно, он всегда подчеркивал: «Я вам таких указаний не давал», или; «Вы меня неправильно поняли». Он просто не знал, какие дать указания. Мы его не уважали. Голиков часто ходил на доклад к Сталину, после чего вызывал меня и ориентировал в том, что думает Хозяин; очень боялся, чтобы наша информация не разошлась с мнением Сталина."
Накануне войны,как утверждает  полковник Новобранец, он в обход начальника ГРУ и своего непосредственного начальства, направил Сталину и разослал в войска разведсводку, предупреждавшую о скором нападении немцев на СССР, однако Сталин  полковнику Новобранец не поверил...

Хотелось-бы слышать мнение уважаемых участников форума по данному вопросу...
Записан
Капитан123
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 400


« Ответ #1 : 15 Декабря 2011, 20:52:12 »

Сын отвечает за отца часть 1

 
Александр НОВОБРАНЕЦ,
сын Василия Андреевича НОВОБРАНЦА.

В четырех номерах газеты «Красная звезда» (апрель - май с.г.) некто В. Булатов опубликовал материал под названием «Кто вы, полковник Новобранец?» Это вы в заголовке уже как бы являлось ответом на содержащийся в нем вопрос и столь четко выражало отношение В. Булатова к В. Новобранцу, что в принципе дальше можно было и не читать. Но любопытство взяло верх: ведь не каждый день материал о моем отце публикуется в столь уважаемом издании, как «Красная звезда», причем весьма объемный (его обнаружили в Интернете на сайте этой газеты мои дети и сказали, что большей по размеру информации о полковнике Новобранце в Интернете не появлялось никогда - 64.978 печатных знаков!).
     Второй причиной, заставившей меня дочитать этот материал до конца, стало сверхобильное цитирование В. Булатовым книги отца. Процитировано 50,4 процента текста его публикации в журнале «Знамя» (№ 6 за 1990 г.), привлекшей большое внимание и принесшей отцу широкую известность в стране и за рубежом (ибо тираж журнала «Знамя» в то нелюбимое Булатовым время был ровно миллион экземпляров - страна тогда очень хотела узнать и понять свое прошлоe).
     В самом начале своего «исторического труда» В. Булатов пообещал высказать личное мнение «об этой истории» с Новобранцем, и он делает это в последнем абзаце: «Вывод о роли разведки и важности профессионализма ее сотрудников напрашивается сам собой. Кадровая чехарда в предвоенные годы вынесла на поверхность людей случайных, и, знакомясь с «Воспоминаниями разведчика» Новобранца, в этом убеждаешься лишний раз».
     Поэтому я не могу не ответить Булатову по существу поставленных им в публикации вопросов, адресованных ее полноправному соавтору - моему отцу полковнику Новобранцу Василию Андреевичу. Ведь, к огромному сожалению, сам он уже ответить не может.
     1. В. Булатов как бы сомневается в реальности существования моего отца. Этим пронизан весь его «труд», опубликованный в «Красной звезде».
     Прежде чем начать предъявление своих объяснений и доказательств его существования, честно признаюсь: что я сомневаюсь в существовании самого Булатова. Почему? Да потому, что человек, написавший такой крупный (по размеру) материал, не мог не иметь до этого других публикаций. Мы с сыном поискали по Интернету и нашли лишь одного Владимира Булатова, который неоднократно выступал в печати экспертом по вопросу катастрофического обрушения башен-«близнецов» в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года (От редакции: произошло случайное совпадение фамилий автора публикаций в «Красной звезде» и автора публикаций, касающихся событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке). При этом указывается, что автор публикации в «Красной звезде» - полковник запаса. Похоже, что настоящая фамилия у него другая, а Булатов - это псевдоним. А вот мой отец не пользовался псевдонимом, именно поэтому одни имеют возможность восторгаться его военным и жизненным подвигами, а другие - поливать грязью.
     Главные доказательства существования Василия Андреевича Новобранца - это его семья, в которой четверо детей, трое внуков и четверо правнуков; это его боевые награды, полученные за службу в Советской Армии, - орден Ленина, два ордена Красного Знамени, орден Отечественной войны I степени, медаль «За боевые заслуги» (единственная довоенная награда, полученная за Халхин-Гол), и множество других медалей, в том числе норвежских, полученных за участие в норвежском Сопротивлении; это его воспоминания - необычайно точные, честные, чистые и никогда ни под кого не подстраиваемые.
     Я приведу ниже много документальных доказательств реального существования полковника В.А. Новобранца, но главное из них привел сам «Булатов»: обильно цитируя в своем опусе текст книги отца, он против своего желания рассказал о главных этапах его героической жизни.
 А пока я продолжу перечень вопросов, адресованных «Булатовым» моему отцу.
     2. «Булатов» обвинил моего отца в мании величия и «хлестаковщине»: якобы в своих воспоминаниях В.А.Новобранец утверждает, что свободно общался с большими генералами, давал им советы, возражал начальнику РУ и даже лично докладывал начальнику Генштаба.
     Этим обвинением «Булатов» проявляет собственную некомпетентность в работе, которой занимался мой отец, и непонимание уровня должности, которую он занимал в Разведуправлении. C августа 1940 по май 1941 года В.А. Новобранец был заместителем начальника Информационного отдела Разведуправления Генштаба Красной Армии (РУ). Без преувеличения можно сказать, что это был «выходной отдел» РУ, который собирал и обрабатывал все виды информации, полученной от легальной и нелегальной резидентур и всех других источников, анализировал ее и выдавал в виде оперативных сводок высшему руководству РККА и страны. Поэтому предшественниками отца на этой должности были бригадный инженер Панфилов Михаил Федорович (с 1943 г. генерал-майор), полковник Пугачев Григорий Петрович (затем он исполнял обязанности начальника Информотдела, а с сентября 1940 г. стал начальником Отдела военно-технической и экономической информации РУ Генштаба). Генерал-майор Дубинин Николай Иванович с сентября 1940 г. - начальник Информотдела, позже он начал болеть, даже попал в психиатрическую лечебницу, судя по воспоминаниям отца (ибо других сообщений по этому поводу нет), поэтому с ноября 1940 г. по май 1941 г. обязанности начальника Информотдела исполнял Новобранец В.А.. В начале мая он сдал дела назначенному начальником Информотдела генерал-майору Дронову Николаю Сергеевичу и в июне был отправлен в отпуск (вторично в том году) в одесский Дом отдыха (некоторые называют его санаторием) Разведупра.
     Из всего этого следует, что с августа 1940-го по май 1941 года мой отец занимал генеральскую должность, поэтому свободно общался с генералами, которые использовали его информацию (в числе их были Шарохин, Рыбалко, Мордвинов и другие, а также руководство Генштаба - Василевский, Ватутин и даже Мерецков).
     К этому надо добавить, что очень многие крупные советские военачальники были товарищами отца по учебе в Академии им. Фрунзе и Академии Генерального штаба. На одном курсе с ним учились и были однокашниками по выпуску 1934 года из Академии им. Фрунзе будущие Маршалы Советского Союза Баграмян, Конев, Толбухин, будущие маршал бронетанковых войск Рыбалко, маршал артиллерии Казаков, генерал армии Жадов. В одно время с ним учились в той же академии и состояли в одной парторганизации Буденный (вып. 1932 г.), Говоров (вып. 1933 г.), Еременко (вып. 1935 г.), Гречко (вып. 1936 г.), Апанасенко (вып. 1932 г.), Плиев (вып.1933 г.) и другие лица, имена которых занесены на скрижали истории.
     Новобранец - выпускник Академии Генштаба (1939 г.), питомцы которой становились ведущими военачальниками страны: из первого выпуска (1938 г.) - Антонов, Баграмян, Василевский, Ватутин, Захаров, Казаков, из второго (отцовского) - маршал бронетанковых войск Рыбалко и др.
     Я уже не говорю о том, что во время учебы отца Академию им. Фрунзе возглавлял Маршал Советского Союза (тогда еще командарм 1 ранга) Шапошников, а Академию Генерального штаба - генерал-лейтенант Мордвинов (тогда еще комдив), тот самый, по поводу которого «Булатов» съехидничал: «То ему звонит начальник Военной академии Генштаба, которому бравый подполковник рекомендует гнать «разных докладчиков», выступавших на тему советско-германских отношений, «ко всем чертям». Если бы «Булатов» удосужился полистать пару книг или посидел бы часок-другой в Интернете, то узнал бы и фамилию этого начальника академии, и то, что именно у него учился еще майором Новобранец. Поэтому их разговор был доверительной беседой Учителя с Учеником. И те, кто прислушались тогда к, может быть, грубоватым по форме советам Новобранца, 22 июня 1941 года встретили врага совсем не так, как те, кто ими пренебрег.
 3. «Булатов» выразил сомнения относительно психического здоровья моего отца. Словно опытный психиатр, он даже установил диагноз его заболевания: мания величия. И тут же выразил полное понимание начальника РУ генерал-лейтенанта Голикова, своевременно (за месяц до начала войны!) освободившегося «от неуправляемого работника, да еще страдающего манией величия».
     До чего же это похоже на перекопский эпизод из фильма «Служили два товарища», когда белый полковник в ответ на опасения поручика (роль которого исполнял В. Высоцкий), что красные могут пройти через Сиваш, ехидно говорит: «Каждый поручик мнит себя Наполеоном» - буквально за минуту до того, как это произойдет. Так что с неладами в чьей-то психике в предвоенные месяцы еще предстоит разбираться. А отец мой, пройдя через все круги ада, остался абсолютно нормальным - блестящим военным, и хотя в последние годы службы преподавал тактику, был весьма силен и в стратегии, и в аналитике. Не зря написал еще и замечательную книгу.
     По поводу диагноза «Булатова» хочется заметить, что было бы логичней для него заподозрить подполковника Новобранца в мании преследования, ведь в последние предвоенные месяцы отец непрерывно повторял, что немцы на нас нападут, хотя один очень крупный и влиятельный в то время «психолог» полагал, что этого не будет.
     4. «Булатов» сделал прозрачный намек на непрофессионализм моего отца (да и разведки в целом), заявив в последнем абзаце своего опуса: «Конечно, минувшую войну уже не «переиграть», но вывод о роли разведки и важности профессионализма ее сотрудников напрашивается сам собой». Этим обобщением он предваряет уже приведенную выше фразу о вынесенных на поверхность случайных людях, в чем его якобы убедили «Воспоминания разведчика».
     Ну, о том, какую мой отец имел профессиональную подготовку, свидетельствуют записи в его послужном списке. В военных учебных заведениях он учился шесть раз и в общей сложности 11 лет, окончив Школу червоных старшин им. ВУЦИК (Харьков, 1925 г.), которая была центральным военным училищем Советской Украины; Первую военную школу летчиков (Кача, 1928 г.), авторитет которой был настолько высок, что руководители страны, начиная со Сталина, посылали туда сыновей; Военную Академию им. М.В. Фрунзе (Москва, 1934 г.) - главное высшее военное учебное заведение страны; Академию Генерального штаба РККА - элитарное высшее военное учебное заведение страны, готовящее высших военачальников (Москва, 1939 г.); Курсы усовершенствования командиров стрелковых дивизий при Академии им. Фрунзе (Москва, 1947 г.).
     В некоторых публикациях о Новобранце ошибочно указывается, что он будто бы второй раз обучался в Академии им. Фрунзе. Это воспринимается так, что после плена ему якобы приказали пройти повторный курс обучения. На самом деле в 1946 году при Академии им. Фрунзе открылись Курсы усовершенствования командиров стрелковых дивизий, и подполковник Новобранец был направлен именно на них. Это значит, что его готовили на должность командира дивизии! А в 1941 году при всем своем «непрофессионализме» именно он в числе немногих сумел понять истинные намерения немецких войск, расположенных вблизи советско-германской границы. Большего по этому вопросу и не скажешь.
     По поводу его учебы в 1928-1929 годах, к сожалению, нет никаких данных, кроме записи в военном билете («слушатель») и фотографии выпуска. Судя по тому, что на снимке командиры разных родов войск, а следующая запись в послужном списке - «политрук роты», можно предположить, что в 1929 году он окончил военно-политическое учебное заведение или курсы, а значит, был неплохо подкован и политически.
     Вот таким «случайным непрофессионалом» был мой отец! Может быть, именно поэтому некоторые знающие о Новобранце чуть-чуть побольше, чем «Булатов», «доверчивые военные историки принимают его послевоенные утверждения за истину в последней инстанции», как обиженно заметил автор «суперпрофессионального» опуса о моем отце.
     5. «Булатов» обвинил отца в вопиющей недисциплинированности, чуть ли не граничащей с должностным преступлением. Как можно говорить такое о человеке, рисковавшем ради безопасности своей страны не только карьерой, но и жизнью?! Это все равно что обвинить летчика, совершившего таран вражеского самолета, в преднамеренной порче боевой техники, а солдата, закрывшего своим телом амбразуру вражеского дзота, в порче казенного имущества - шинели и гимнастерки!
     6. «Булатов» обвинил моего отца в «аналитической слабости», в том, что он дезинформировал высшее военное и политическое руководство страны, завышая количество немецких дивизий, сосредоточенных на советско-германской границе. Он пишет: «Самое опасное в завышении советской разведкой численности сил вермахта у границ СССР состояло в том, что Сталин и военное командование психологически свыкались с ситуацией концентрации сил противника». Уж не хочет ли он сказать, что Заявление ТАСС от 13 июня 1941 года стало результатом этого завышения? И не по результатам ли подготовленных Новобранцем «дезинформирующе завышенных» сводок появились в этом Заявлении успокоительные слова: «Слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы, а происходящая в последнее время переброска германских войск, освободившихся от операций на Балканах, в восточные и северо-восточные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям»?
     Поразительно, что «Булатов», так же как в свое время и рьяно защищаемый им начальник РУ генерал-лейтенант Голиков, предпочитает арифметику. Но, складывая и вычитая количество дивизий, они не заметили главного, того, что понял тогда мой отец и о чем докладывал начальству: независимо от количества дивизий по их расположению, комплектации и проводимой в них боевой подготовке ясно, что они здесь отнюдь не отдыхают после боев на Балканах, а готовятся к удару по СССР!
     Чего стоит лишь один «булатовский перл»: «Если оценивать эти выводы с позиции нашего времени и имеющейся сегодня исторической информации, то надо признать, что начальник Разведуправления Генштаба, по существу, оказался прав. Весной - 15 мая, как планировал первоначально Гитлер, - нападения на СССР не последовало».
     В чем же Голиков оказался прав? В том, что 15 мая нападения не было? Но Новобранец никогда дату не называл, он описывал угрозу и утверждал, что удар немцами будет нанесен в самое близкое время, «как только подсохнут дороги», как он ответил Мерецкову при докладе. И низкая боеготовность частей Красной Армии в первый день войны - во многом результат того, что большинство их командиров выполняло указания высшего командования. Но те, кто понял истинную суть сводок, подготовленных Информотделом РУ, возглавлявшимся В.А. Новобранцем, либо сам дошел до такого же понимания ситуации, в первый день встретили врага жестоким встречным боем.
     Должен отметить также ряд ошибок и неточностей в публикации «Булатова», являющихся результатом то ли незнания им материала и нежелания ликвидировать эти пробелы, то ли торопливостью при склеивании огромных кусков чужого материала.
     1. «В архивах военного ведомства, по официальным данным, сведений о Василии Новобранце якобы не сохранилось», - пишет «Булатов». Это неправда, я никогда не видел заявления об этом какого-либо представителя военного ведомства, а то, что «Булатов» по теме «Новобранец» даже не приближался к архивам, видно хотя бы по тому, что в его публикации нет ни единого нового факта, имени, документа и т.п. (впрочем, как и его собственных размышлений). Все заемно.
     2. По утверждению «Булатова», написанные В.А.Новобранцем и опубликованные в журнале «Знамя» № 6 «воспоминания прошли редакторскую правку и увидели свет уже после смерти автора в 1990 году». Это ложь, ибо по поручению моей матери готовил эту публикацию в 1990 году лично я. Ни единого исправления в отцовском тексте не было сделано, лишь в том месте, где отец ошибочно назвал Василевского заместителем начальника Генерального штаба, была сделана редакционная сноска о том, что он был зам. начальника Оперативного управления. Так что, «поймав Новобранца» на этой ошибке, «Булатов» продемонстрировал, что воспоминания отца в журнале «Знамя» № 6 он, скорее всего, не читал, а ознакомился с ними по фрагментам, опубликованным в Интернете. Об этом же свидетельствует и то, что он называет воспоминания отца «Воспоминаниями разведчика», хотя публикация в журнале «Знамя» называлась «Перед войной», а в журнале «Военно-исторический архив» - «Воспоминания военного разведчика».
     Кстати, об упомянутой ошибке отца. Причина ее, скорее всего, в том, что с началом финской войны Василевский выполнял обязанности выехавшего на фронт первого заместителя начальника Генерального штаба Смородинова, а с 1 августа 1941 года генерал-майор Василевский был назначен заместителем начальника Генштаба - начальником Оперативного управления. Поэтому через 17 лет - и каких! - ошибиться в точном наименовании его должности было очень легко.
     3. А вот еще один «шедевр» - результат поиска исторической правды о полковнике Новобранце: «Неизвестно даже, проходил ли он на самом деле службу в центральном аппарате военной разведки».
     Не знаю, каким образом «Булатов» выяснял: известно это или неизвестно. Во всяком случае, я сделал это так: раскрыл книгу В.М. Лурье и В.Я. Кочик «ГРУ: дела и люди» и там в «Именном указателе» среди 596 сотрудников ГРУ, работавших в нем за годы Советской власти с 1917 по 1945 год, отыскал строку с именем своего отца - «Новобранец Василий Андреевич», а затем нашел информацию (18 строк) о нем. Скупо, но в этой книге именно в таком объеме сказано почти обо всех сотрудниках РУ-ГРУ. Есть мелкие неточности, я скажу о них ниже, но главное - эта статья повторяет почти все моменты послужного списка, приведенного в военном билете отца, который хранится у меня дома, в том числе отражает работу в РУ ГШ КА в должности зам. нач. Информационного отдела (август 1940 - май 1941).
     4. О достоверности и профессионализме «Булатова» свидетельствует анализ лишь одного абзаца из его опуса: «Надо заметить, что вопреки утверждениям Павла Судоплатова в центральном аппарате военной разведки перед Великой Отечественной войной существовало специальное структурное подразделение, офицеры которого занимались обобщением и анализом информации, которая поступала в Центр из зарубежных резидентур. Им руководил бригадный инженер А. Панфилов, окончивший Военно-техническую академию РККА (после начала войны, когда генерала Ф.И. Голикова направили во главе военной миссии в Великобританию и США, он некоторое время возглавлял Разведуправление Генштаба)».
     Сколько же в этом абзаце неточностей и ошибок: Информационный отдел РУ не входил в число его специальных подразделений, это видно из структуры центрального аппарата РУ и списка его сотрудников по периодам; в период 1940—1941 гг. он так и назывался: «Информационный отдел», хотя, как и все другие, имел и номер (отдел № 5). В тот период в нем работали не «офицеры», а «командиры» (термин «офицеры» появится лишь в 1943 году одновременно с введением погон). Бригадный инженер А. Панфилов в Информотделе РУ не работал, там работал бригадный инженер М.Ф. Панфилов, который был заместителем начальника Иформационного отдела, а затем начальником Отдела военно-технической и экономической информации (с 23.10.43 г. - генерал-майор техслужбы). Генерал-майор танковых войск А.П. Панфилов в указанный период являлся заместителем начальника РУ, а с ноября 1941 г. по август 1942 г. - начальником РУ РККА. «Булатов» привел целый абзац, чтобы уличить В.А. Новобранца в недостоверности, а уличил в этом себя.
     Я думаю, что на этом в анализе опуса «Булатова» можно поставить точку. Завершая эту неприятную тему, впервые возникшую относительно воспоминаний моего отца, хочу от всей нашей семьи поблагодарить «Булатова», ибо еще никто и никогда в своей публикации не рассказал так много о героической жизни отца, столь обильно цитируя его воспоминания. Я благодарен ему и за то, что он просто не оставил мне другого варианта, как выступить с этим опровержением. Впервые за много лет я был вынужден сесть за написание рассказа о жизни отца и подобрать для публикации ряд документов и фотографий, которые до этого лежали под спудом.

http://www.redstar.ru/2009/06/24_06/6_02.html
 


* Новобранец.jpg (24.5 Кб, 986x234 - просмотрено 1460 раз.)

* Новобранец.jpg (24.5 Кб, 986x234 - просмотрено 1463 раз.)
Записан
Капитан123
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 400


« Ответ #2 : 15 Декабря 2011, 20:56:02 »

Сын отвечает за отца часть 2

 
Александр НОВОБРАНЕЦ, сын Василия Андреевича НОВОБРАНЦА.
 
 Хочу поправить накопившиеся за много лет неточности, ошибки и легенды относительно жизни и боевой работы моего отца; сказать то, о чем по разным причинам еще никогда не говорилось (кроме «Записок военного разведчика» В.А. Новобранца, опубликованных в журнале «Военно-исторический архив» в 2004-2005 гг. мизерным тиражом 1.000 экз.), и впервые привести ряд убедительных свидетельств в подтверждение истинности воспоминаний полковника Новобранца и моих утверждений.
     Почему-то ни в одной публикации о моем отце, кроме «ВИА», никогда не сообщалось, где и в какой семье он родился. Василий Андреевич Новобранец родился 30 декабря 1904 года на Украине в Николаеве, в рабочей семье. Учебу в школе оплачивал его отец.
     Восемнадцатилетним юношей поступил в сентябре 1922 года в центральное военное училище Советской Украины - Школу червоных старшин имени Всеукраинского ЦИК (в переводе с украинского - Школу красных командиров) в Харькове, выпускниками которой были генералы А.Л. Гетман, Ф.Ф. Жмаченко, М.П. Кирпонос и немало других советских военачальников.
     Окончив школу в 1925 году, отец два года командует взводом, а в 1927 году поступает в Первую военную школу летчиков имени тов. Мясникова в городе Кача. По завершении учебы (обучение в ней было тогда одногодичным) он по неизвестной причине не был переведен в авиацию, а вновь в течение полугода командовал взводом. На его фото, сделанном в момент окончания учебы, есть надпись: «На память о пребывании на чертовой «Каче» - гробнице всех лучших стремлений и порывов, гробокопательнице летных перспектив. 9/IV -28 г.». Написано это, скорее всего, жене. Авиационная судьба отца, видимо, не сложилась: ее угробили лихачество в воздухе и ссора с начальством.
     Далее Новобранец целый год учится (скорее всего, в военно-политическом учебном заведении), после чего почти два года служит политруком роты. Затем в 1931—1934 годах - учеба в Академии имени Фрунзе. По окончании академии служит в штабах - бригады и Ленинградского военного округа, которым тогда командовал командарм 1 ранга Б.М. Шапошников. Не исключено, что именно по его представлению отец в 1937 году был направлен во второй набор Академии Генштаба, которую окончил в 1939 году. Здесь он встретил своего товарища по Академии им. Фрунзе полковника И.Х. Баграмяна, который в 1938 году окончил ее и был оставлен в ней преподавателем. Отец рассказывал, что у Баграмяна из-за службы в первые послереволюционные годы в армии дашнакского правительства, а также из-за ареста его брата создалось в 1940 году очень трудное положение. Он даже хотел уйти из армии и уехать на родину в Армению. Отец, переведенный в то время после боев на Халхин-Голе в Разведуправление Генштаба РККА, посоветовал ему обратиться с письмами во все инстанции, даже в ВЦСПС, чтобы доказать свою невиновность. Баграмян прислушался к его советам и был направлен начальником оперативного отдела штаба в 12-ю армию Киевского военного округа, а в ноябре 1940 года переведен на такую же должность в штабе округа, где и встретил войну.
     Сразу по окончании Академии Генштаба отца направили на восток начальником тылового отделения фронтовой группы. Он принял участие в завершающей стадии боев на Халхин-Голе и был награжден медалью «За боевые заслуги». В апреле 1940 года Новобранца перевели в Москву в Информационный отдел 5-го Управления РККА (так называлось Разведуправление до июня 1940 г.), который возглавлял его товарищ по Академии Генштаба полковник Пугачев, и августе назначили заместителем начальника этого отдела. Зимой 1940 года (по воспоминаниям отца), т.е. в ноябре-декабре, а по книге «ГРУ: дела и люди», в сентябре 1940 года Пугачева cменил генерал-майор Дубинин, однако он много болел, и врио начальника Информационного отдела Разведуправления Генштаба был назначен мой отец.
     Именно в тот период и произошла история с декабрьской оперативной сводкой № 8. Я понимаю это так: сводка была составлена на декабрь на основании имеющихся к его началу данных, ибо делать в декабре сводку за декабрь - это все равно, что во время езды на автомашине ночью светить фарами назад.
     Поскольку начальник РУ генерал-лейтенант Ф.И. Голиков постоянно занижал данные о количестве немецких дивизий в подготовленных Информотделом сводках о сосредоточении немецких войск, отец разослал сводку № 8 руководству армии и страны, а также в войска без ведома начальника Разведуправления. По непонятной причине его не только не арестовали, но даже не отстранили от должности, и он работал до мая 1941 года, пока не был назначен новый начальник Информационного отдела РУ генерал-майор Дронов, а отец в начале июня вторично (в 1940—1941 гг.) отправлен в отпуск в дом отдыха Разведуправления под Одессой.
     Здесь 22 июня отец узнал о начале войны. В своих воспоминаниях он написал, что уже в обед «директор дома отдыха принес мне радиограмму из Москвы - приказ Разведупра: «Немедленно выехать к месту новой службы город Львов начальником разведотдела шестой армии. Кондратов» (я проверил по книге «ГРУ: дела и люди», оказалось, что начальником отдела кадров РУ в июне-июле 1941 года действительно служил полковник Кондратов). Отец в тот же день убыл к новому месту службы, отправив с кем-то из возвращавшихся в Москву записку жене, которую она бережно хранила как последнюю весточку от отца: «Милая, дорогая жена! Моя боевая подруга! Развернувшиеся события не дали нам возможность встретиться. Еду к месту новой службы. Крепись, береги детей. Я уверен, что победа будет за нами. Уверен также, что мы с тобой увидимся. Всего хорошего, дорогая. Целую крепко-крепко. Поцелуй от меня детей. В. 22.6.41г.».
На обратной стороне: «Новый адрес напишу с места новой службы, если нужно, держи связь с Разв. управ. через Пугачева, Малышева или просто по телефону 27—49 - вызывать Сорокина».
     Я не буду цитировать страницы воспоминаний отца, на которых он рассказывает о первых днях и неделях войны, а приведу отрывки из воспоминаний встречавшегося с ним в те дни человека, хорошо известного в нашей стране, - поэта Eвгения Долматовского. Это отрывки из напечатанной в журнале «Октябрь» (№ 8 за 1978 год) его автобиографической документальной повести «Зеленая брама», где описаны первые дни и недели войны (это настоящий документ, так как пометки и комментарии по тексту были сделаны рукой отца). Итак, Долматовский писал:
     «Когда я прибыл в 6-ю армию, штаб ее находился под Львовом. Почти одновременно со мной туда явился с назначением быстрый в движениях черноглазый подполковник. Мы познакомились. Он назвался Василием Андреевичем Новобранцем и сказал, что назначен начальником разведки 6-й армии. Я оценил, насколько важно такое знакомство для корреспондента. И не ошибся: в последующем многим был обязан Новобранцу. Он не только держал меня в курсе быстро меняющейся обстановки, но и помогал разобраться в происходящем вокруг. От него я узнал в те дни, что против нас действуют 1-я танковая группа Клейста и 17-я полевая армия в полном составе и, как выразился Новобранец, «в большом кураже».
     Что же касается нашей 6-й армии, то война застала ее в процессе формирования: в строю - лишь половина личного состава, большой некомплект материальной части; в механизированных частях преобладали устаревшие танки Т-26, БТ-5, БТ-7; машины новейших образцов KB и Т-34 исчислялись единицами. (От редакции. Е.А. Долматовского, видимо, подвела память: 6-я армия была достаточно боеспособным объединением; в ее состав входили 6-й и 37-й стрелковые, 4-й и 15-й механизированные, 5-й кавалерийский корпуса. Только 4-й механизированный корпус, считавшийся одним из самых оснащенных и подготовленных в РККА, имел на вооружении, по состоянию на 10 июня 1941 года, 979 танков, в том числе 101 КВ и более 300 Т-34).
     Когда подполковник В.А. Новобранец раскладывал на столе свою рабочую карту, честно говоря, мне становилось не по себе. Карта свидетельствовала, что на нашем направлении у врага пятикратный перевес.
     Но, странное дело, вместе с ознобом и каким-то спокойным предчувствием собственной гибели я испытывал чувство гордости: вот в рядах какой армии я нахожусь! Будто исчезли у людей, окружавших меня, извечный страх, инстинкт самосохранения.
     Землю свою мы теряли, но сопротивлялись яростно. Враг продвигался к Подвысокому пять недель. Если подсчитать, получается не более пяти - семи километров в сутки. А ведь гитлеровские генералы рассчитывали, что их танки будут проходить в день по 50 километров. Каждый шаг дорого стоил врагу.
     Память вновь возвращает меня в Подвысокое.
     Седьмого августа, уже на шестой неделе войны, произошла очередная моя встреча с начальником разведотдела 6-й армии. Могу теперь признаться: я полагал в тот раз, что мы больше уже не увидимся на этом свете. И Новобранец был такого же мнения. Возбужденно сверкая своими украинскими черными-пречерными глазами, он сказал:
     - Мы набили их превеликое множество, но вырваться из капкана вряд ли удастся. Будем драться до смерти.
     Мне запал в душу образ этого человека, сохранилась в памяти не совсем обычная фамилия. Долгое время я был убежден, что Новобранец погиб там, у Зеленой брамы, но через многие годы после тех трагических событий неожиданно, как выражаются военные разведчики, «вышел на него».
     Вот эта история из серии «очевидное - невероятное».
     Был я в командировке в Норвегии, на краю Европы, за Полярным кругом, в местах, погруженных в нескончаемо долгую ночь, расцвеченную северным сиянием. Меня пригласил в гости старый рыбак, член Общества дружбы с Советским Союзом. Придя в его домик, стоящий на скале у фиорда, я уютно устроился в кресле, застеленном оленьей шкурой, и стал рассматривать семейный альбом. На фотографиях - женщины в накрахмаленных чепчиках, мужчины в воскресных сюртуках, благочестивые пасторы, младенцы в колыбелях, наконец, король Хокон.
     Старый рыбак комментировал:
     - Да, это наш король. Когда после войны правые требовали запрещения компартии, король с ними не согласился, сказал: «Коммунисты тоже мои подданные!»
     Рядом с портретом короля - еще один портрет.
     Человек средних лет, в вязаной фуфайке, в суконной шапочке. Может, каменщик, может, моряк... А глазищи-то нездешние! Где я их раньше видел, эти пронзительные черные глаза?
     - Простите, это кто?
     - Товарищ Базиль. Немцы содержали его под особой охраной в штрафном концлагере в скалах. Но он сумел связаться с нами, через нас устраивал побеги своим товарищам, переправлял ваших солдат в партизаны или в нейтральную Швецию. Когда началось освобождение, пленные избрали его своим главным.
     Его даже король принимал и благодарил русских за мужество. Вот потому и портрет его в альбоме рядом с портретом короля.
     Уезжая на родину, Базиль оставил записку. Мне показали потускневший листок из школьной тетради в косую линеечку. Там было написано: «Спасибо вам, норвежские друзья. Василий Новобранец». И тут же адрес: Москва, 2-я Извозная.
     Боже мой! Неужели мне предстоит новая встреча с Василием Новобранцем, да еще и на той улице, где стояли наши метростроевские бараки?
     Вернувшись в Москву, я поспешил в Дорогомилово. Извозной улицы там нет, она теперь Студенческая. Но номера дома и квартиры совпадают. Мне открыл дверь Василий Андреевич Новобранец собственной персоной. Уже не подполковник, а полковник.
     Я передал ему приветы: один - из Норвегии от северных друзей, а другой - из сорок первого года, из Зеленой брамы».
     Эти отрывки - свидетельство Е.А. Долматовского о том, что В.А. Новобранец:
     - в июне-августе 1941 года был начальником разведотдела 6-й армии;
     - геройски сражался, считался погибшим;
     - был в немецком концлагере в Норвегии, участвовал там в подпольном движении, а когда начались бои с немцами за ее освобождение, возглавил боевые части из бывших советских военнопленных, встречался с вернувшимся в Норвегию королем и чтится участниками норвежского Сопротивления.
     Долматовский также подтвердил, что лично встречался с подполковником Новобранцем в 1941 году и с полковником Новобранцем в 1960-е годы и это один и тот же человек!
     Отца, подчеркну, сочли погибшим в бою в августе 1941-го, матери и детям - трем моим сестрам даже назначили пенсию, которую мать получала всю войну. Отец же в это время проходил круги ада фашистских лагерей. Он назвался майором-интендантом Одерий-Новобранцем (прибавил к своей фамилию жены), это не позволило немцам узнать о его настоящей работе. Последний год он провел в Норвегии в лагере с особо жестким режимом. Установив связь с местным движением Сопротивления, заключенные подняли восстание, освободились и, сгруппировавшись в батальон, стали освобождать другие лагеря. Cоздалась небольшая армия, основу которой составляли русские, ее возглавил мой отец - подполковник Новобранец. Вместе с повстанцами-норвежцами еще до капитуляции Германии они освободили значительную часть страны.
     После окончания войны бывшие военнопленные всех стран стали разъезжаться по домам. В июле 1945-го наконец прибыл корабль и из СССР, а с ним представитель командования генерал-майор Ратов - соученик отца по одной из академий. Он дал очень благоприятные сведения об отце и возглавляемых им вооруженных отрядах Сопротивления. Тем не менее их повезли не по домам, а на проверку в лагерь. Конечно, это была трагедия, но надо честно признать, что в публикациях об этом периоде жизни отца очень много передержек.
     Первая из них - госпроверка якобы проводилась в северных лагерях. Это неправда, они находились в лагере Суслонгер, расположенном в Марийской АССР между Казанью и Йошкар-Олой. Проверяемым даже разрешили переписку с семьями. Хотя случались и эксцессы, в основном из-за оскорблений бывших военнопленных проверяющими и охраной: так, например, на одного из них конвоир крикнул: «Ну, ты, изменник, шевелись!» Тот кинулся на него и замахнулся лопатой, второй конвоир дал очередь из автомата и застрелил его.
     Подобный случай был и с отцом - во время допроса следователь назвал его «предателем Родины». Отец кинулся на него, но тот успел нажать кнопку звонка. Ворвались несколько человек и жестоко избили отца.
     Вторая - «проверка», а на самом деле каторжная работа, якобы затянулась на долгие десять лет и Новобранец с товарищами по норвежским лагерям и Сопротивлению вышел на свободу одновременно с пленными немцами в 1955 году. Это неверно. На самом деле отец находился «на проверке» всего четыре месяца и вернулся в Москву в октябре 1945 года.

http://www.redstar.ru/2009/07/01_07/4_06.html
Записан
Капитан123
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 400


« Ответ #3 : 15 Декабря 2011, 20:58:38 »

Сын отвечает за отца часть 3

 
Александр НОВОБРАНЕЦ, сын Василия Андреевича НОВОБРАНЦА.
 
 После начала войны с Японией участников норвежского Сопротивления стали по одному вызывать и предлагать заполнить отпечатанный бланк: «Прошу отправить меня на войну с Японией, т.к. я кровью хочу искупить свою вину перед Родиной». Отец категорически отказался писать такое заявление, сказав, что за ним нет никакой вины, а если он нужен, пусть его призовут в Красную Армию, в которой он состоит с 1922 года.
     8 октября 1945 года он пишет письмо жене: «Здравствуй, Русалка! Последнее твое письмо получил, где ты спрашиваешь, когда я буду дома? К большому сожалению, ничего не могу сказать по этому вопросу. Проверка затянулась. Болтуны из Москвы приезжают, изредка обещают златые горы и уезжают, а воз и ныне там. Самочувствие мое и всех нас - нехорошее. Пока жив-здоров, но что будет дальше, не знаю.
     Писать о своей жизни не могу, да и смысла нет. Кроме того, у меня нет ни бумаги, ни конвертов, и достать это нельзя. Я был бы счастлив, если бы ты писала мне много-много, чтобы я ежедневно читал твое письмо, это облегчило бы мне мое миражное состояние. Пиши, как ты там живешь. Что нового в Москве? Пиши о наших общих знакомых.
     Где Пилипенко? Сохранился ли мой диплом? Сейчас основная задача - раздобыть мой послужной список и направить сюда, в штаб. Вопрос стоит так: действительно ли я Новобранец или я какой-нибудь жулик типа Остапа Бендера. Это может сделать только Ильичев в управлении, где я раньше работал. Если документов нет, то мне нужно подтверждение двух офицеров, но я не знаю адресов моих товарищей. Я хотел бы получить адрес Пилипенко, Баграмяна. Попроси Канюкова и Сидорова, если они там, пускай напишут подтверждение сюда в адрес п/почты 83340-«В» - мне лично. Нам разъясняют, что все дело теперь в документах, подтверждающих, кто мы?
     Вот пока все. До свидания. Целую крепко тебя и детей.
     8 октября. Cуслонгер.
     Мой адрес: п/почта 83340-В.
     Есть ли у меня дома обмундирование? Марок не клей, письма идут без марки».
     В архиве отца сохранилось письмо двух его друзей по Академии Генштаба, вернувшее его к жизни. Вот его текст: «Прилагаю при этом фотографию майора Новобранца Василия Андреевича. Личность тов. Новобранца подтверждаю знанием его по совместной службе в Красной Армии. С тов. Новобранцем учился в Академии Генерального штаба с ноября 1937 г. по август 1939 г. За этот период времени тов. Новобранец показал себя скромным и дисциплинированным офицером, хорошим товарищем. Принципиален в решении деловых вопросов. Был активным в общественной жизни.
     Генерал-майор Сидоров. 19.10. 45.
     Подтверждаю сказанное тов. Сидоровым. Генерал-майор артиллерии Канюков. 23.10.45».
     Заверено печатью Высшей военной академии им. К.Е. Ворошилова.
     Отец вернулся в Москву в октябре 1945 года и после радостной встречи со своими любимыми женщинами - Русалкой и тремя дочками - начал хождения по поводу трудоустройства. Засветила работа преподавателем в каком-то техникуме, его долго мурыжили, но, ознакомившись с документами, так и не взяли. Ничего не вышло и с «тепленьким местечком» истопника в котельной. Он попытался подрабатывать на вокзале носильщиком, но его жестко предупредили местные носильщики, что там все «схвачено» (по современной терминологии). И тогда он поступил так, как поступали в крайнем случае многие люди в нашей стране - он написал письмо, на конверте которого было только три слова: «Москва, Кремль, т. Сталину». Коротко описал свою судьбу и заявил, что находится на грани: мол, решайте, что со мной делать, - или давайте работу, или сажайте!
     Через некоторое время в дверь позвонили. Мать в большом волнении открыла и увидела человека в военной форме. Мать решила, что пришли ее Васю забирать, но оказалось, что это был фельдъегерь. Он вручил отцу запечатанный пакет. Его, как выяснилось, вызывали в Наркомат обороны. Он был восстановлен в рядах Красной Армии с сохранением звания подполковника, ему выдали полный комплект формы и начали платить жалованье. Полгода он находился «в распоряжении НКО» (то ли ему был предоставлен оплачиваемый отпуск сразу за 4 года войны, то ли он все это время писал отчеты о своей деятельности в годы войны и обо всем, что ему за это время удалось увидеть, узнать и надумать).
     С апреля 1946 года В.А. Новобранец - младший преподаватель Академии имени Фрунзе, а с мая он зачислен слушателем первого набора Курсов усовершенствования командиров стрелковых дивизий при этой академии. Попасть на эти курсы было непросто, значит, кто-то наверху заступился за отца - подполковника, пробывшего четыре года в немецком плену. Встает вопрос, кто? Может быть, вспомнили о сбывшемся предсказании сводки № 8? Проявили уважение к военному аналитику, оказавшемуся перед войной не только дальновидным, но и смелым? Или кто-то из бывших соучеников Новобранца замолвил словечко, например Конев или Баграмян?
     А возможно, подполковника кадровики спросили: «Чего бы вы хотели? Поедете комдивом?» И он честно ответил: «Намотался я. Мне бы на преподавательскую работу и поближе к дому». И тогда ему предложили: Солнечногорск, офицерские курсы «Выстрел», преподаватель тактики. Он немедленно согласился. И начался новый период жизни. Целую неделю отец жил в Солнечногорске, приезжал домой только по воскресеньям и на праздники. А летом вся семья переезжала на три месяца в Солнечногорск.
     В 1948 году у супругов Новобранец наконец-то появился сын Александр, то есть я. Для отца это была огромная радость - наследник!
     Отец оказался замечательным преподавателем (по записи в военном билете видно, что он был преподавателем тактики и руководителем учебной группы): разностороннее военное образование, огромный боевой, штабной и жизненный опыт, невероятная работоспособность и доскональность в любом деле давали удивительные плоды. При сдаче выпускных экзаменов приемной комиссии все его питомцы по всем предметам получали только одну оценку - «отлично». Причем несмотря на то, что система сдачи экзаменов на курсах «Выстрел» была обезличенной - под номерами (нечто вроде современного ЕГЭ, который предстоит вскоре держать юному Васе Новобранцу - внуку Василия Андреевича, моему сыну).
 Вначале это вызывало всеобщее удивление и восхищение, но потом стало вызывать недовольство и даже зависть у коллег. Тем более, что отец в период службы на курсах «Выстрел» был несколько раз награжден - двумя орденами Красного Знамени и орденом Ленина. А в 1952 году, когда для выпускников военных академий были введены нагрудные знаки, на груди отца появились сразу два ромба, да каких! Более того, отца назначили заместителем начальника цикла тактики.
     Чаша терпения завистников переполнилась. Обстановка вокруг него стала взрывоопасной. Можно представить, какие разговоры вели его коллеги, типа «Мы всю войну на фронтах, а этот просидел в плену!» Как бы то ни было, его вызвал к себе начальник курсов и сказал: «Вокруг вас нетерпимая обстановка, поэтому вам тут не работать. А будете работать в других местах - и там будут проблемы (может быть, из-за того, что отца вернули в армию по личной резолюции Сталина? - А.Н.). Поэтому давайте договоримся так: я добиваюсь присвоения вам звания полковник, и вы выходите в запас с соответствующей пенсией». Отец вынужденно согласился. В июне 1954 года полковник Новобранец ушел в запас.
     Так выглядит семейная легенда, которую я знаю от матери, ибо мне в то время было всего 6 лет, а впоследствии отец не любил распространяться на эту тему. Но вот, готовя эту публикацию, пересматривая фотографии и документы отца, я обратил внимание, что есть снимки выездов отца в поле на курсах «Выстрел» зимой. Отец в полушубке и папахе! Значит, он уже был полковником.
     Но это же ноябрь 1953 - март 1954-го! Значит, семейная легенда не соответствует действительности. Внимательно рассмотрев документы, я обнаружил, что удостоверения на право ношения нагрудных знаков военных академий выданы в один день - 24 мая 1952 года - полковнику Новобранцу Василию Андреевичу и подписаны начальником курсов «Выстрел» генералом армии Г.Ф. Захаровым. Это еще одно подтверждение недостоверности семейной легенды, ибо из этого следует, что полковником отец стал по крайней мере на два года раньше и еще при жизни Сталина. Захаров знал отца со времени учебы в Академии Генштаба и очень его уважал.
     Итак, летом 1954 года полковник Новобранец вышел в запас. Теперь он мог заняться воспитанием сына и своими любимыми занятиями: чтением книг, рыбалкой и шахматами. Но этому могучему человеку было только 50 лет, он весь кипел и бурлил. Отец не мог не высказать всего, что в нем накопилось. Поэтому берется за перо и совершает свой третий подвиг - создает книгу, в которой рассказывает о всей своей жизни, но главное в ней - честное описание предвоенных событий в сферах высшего эшелона советского военного командования. Из его описания однозначно следует, что истинным виновником удара, полученного 22 июня 1941 года Красной Армией, был не кто иной, как сам Сталин. Отец, наверное, был не единственным, кто понял это, но он, видимо, был первым, кто об этом написал. Я думаю, что в этом истинная причина нынешних нападок на отца и его воспоминания.
     Я нашел в его архиве два письма, точно указывающие, когда он начал писать свои воспоминания и когда завершил работу над ними. Первое письмо отец получил от Ивана Ивановича Каминского из Таганрога. Оно датировано 10 ноября 1958 года и начинается словами: «Получив Ваше письмо...», а заканчивается так: «Против участия в написании книги не возражаю». Из этого ясно, что отец приглашал Каминского принять участие в написании книги, значит, она еще только была задумана.
     Во втором же письме из Грозного Хамид 18 апреля 1967 года сообщает: «Рукопись производит потрясающее впечатление. И, по-видимому, Вам ее удастся напечатать. Таким образом, выйдет, что книгу Вы печатаете с конца: сначала «Норвегия», потом «Плен», и в зависимости от благоприятных ветров - первую часть».
     «Норвегией» автор письма из Грозного называет изданный в 1964 году сборник воспоминаний «Норвежские были» (Изд-во «Международные отношения», Москва). Привожу аннотацию: «В книге советские и норвежские патриоты рассказывают о совместной антифашистской войне». В нем были напечатаны и воспоминания отца. К сожалению, не могу привести выдержки из них, так как последний домашний экземпляр после смерти отца был передан матерью в город Актюбинск по адресу: ул. Мира, 43 а, школа № 26, клуб «Поиск», музей боевой славы им. Д.М. Карбышева.
     После издания книги «Норвежские были» рукописные воспоминания «Записки военного разведчика» В.А. Новобранца с 1967 года путешествовали по многим редакционным изданиям. Читались на ура и передавались из рук в руки. Возможно, одним из читавших отцовскую рукопись (или даже имевших ее копию) был писатель Игорь Бунич, который позже не только без ссылки на воспоминания отца, но даже без упоминания самого факта их существования в своих книгах о начале войны пересказывал их, порою довольно свободно интерпретируя. Но зато его книги с их большим тиражом (например, «Операция «Гроза». Ошибка Сталина») сделали имя «упрямого подполковника Новобранца» известным. Однако это имело и отрицательные последствия для отца: поскольку Бунич не давал ссылок на источники информации, его книги воспринимались как художественно-исторические, поэтому ставили в тот же разряд и события со «сводкой № 8», и ее автора подполковника Новобранца.
     Но все это было уже после смерти отца, а при его жизни ничего, кроме упомянутого отрывка о Норвегии, больше не было опубликовано, так как в те времена издание воспоминаний, идущих вразрез с официальной версией, мягко говоря, не приветствовалось. Однако в 1990 году кто-то вспомнил о «Записках разведчика». Редакция журнала «Знамя» связалась по телефону с моей матушкой (уже вдовой В.А. Новобранца ) и попросила разрешить напечатать в журнале отрывок из воспоминаний. Я с ее волеизъявления передал редакции журнала материал. Так в журнале «Знамя» № 6 за 1990 год появился отрывок из воспоминаний В.А. Новобранца под названием «Накануне войны», где была описана история его перевода в 1940 году в Разведуправление РККА и выявления советской военной разведкой истинных намерений Гитлера, в том числе обстоятельств появления знаменитой «сводки № 8».
     Самая полная публикация воспоминаний отца «Записки военного разведчика» была осуществлена журналом «Военно-исторический архив» (№ 4-12 за 2004 г. и 1-3 за 2005 г.). Ни в одной публикации не воспроизводились документы отца - сегодня это делается впервые. Привожу послужной список отца - его военный билет, полученный им в 1954 году при выходе в запас.
     Раздел III. Прохождение службы
     1922/9 - 1925/8 Курсант
     1925/8 - 1927/3 Командир взвода
     1927/3 - 1928/4 Слушатель
     1928/4 - 1928/10 Ком. взвода
     1928/10 - 1929/8 Слушатель
     1929/8 - 1931/5 Политрук роты
     1931/5 - 1934/5 Слушатель
     1934/5 - 1935/2 Пом. нач.5-го отдела штаба бригады
     1935/2 - 1936/5 Нач.5-го отделения штаба бригады.
     1936/5 - 1937/11 Пом. нач.2-го отделения 1-го отдела штаба округа.
     1937/11 - 1939/8 Слушатель
     1939/8 - 1940/4 Нач. тыл. отделения штаба фронтовой группы
     1940/4 - 1940/8 В распоряжении
     1940/8 - 1941/5 Зам. нач. отдела
     1941/5 - 1941/8 Нач. разведотдела
     1941/8 - 1945/7 В плену
     1945/7 - 1945/10 На госпроверке
     1945/10 - 1946/4 В распоряжении
     1946/4 - 1946/5 Мл. преподаватель
     1946/5 - 1947/1 Слушатель
     1947/1 - 1947/4 В распоряжении
     1947/4 - 1949/9 Преподаватель такт., рук. уч. гр.
     1949/9 - 1953/11 Преподаватель такт.
     1953/11 - 1954/6 Пом. нач. цикла тактики.
     Раздел IV. Участие в Великой Отечественной войне с Германией и в войне Японией
     1941/6-1941/8 Нач. развед. отд. штаба 6-й армии
     Таким был мой отец, Василий Андреевич Новобранец. Надо ли ставить под сомнение его честную жизнь, и не заслуживает ли он памятника - для начала в виде отдельного издания его книги?

http://www.redstar.ru/2009/07/08_07/6_02.html
Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #4 : 15 Декабря 2011, 21:26:58 »

 Уваж.Капитан 123
Ну то,что сын Новобранец написал -это одно.А Ваше личное мнение после прочитанного? Мог-ли, например, в то предвоенное время и.о. нач.ИнфО ГРУ п/п-к В.Новобранец через "голову" начальства писать Сталину или разослать информсводку в войска по своему личному решению?  Честно говоря лично у меня после прочтения его книги сложилось впечатление,что  Новобранец,как и Быстролетов -слишком нажимают на "Я"- легенда за легендой...


* Novobranec0.jpg (19.86 Кб, 378x600 - просмотрено 1443 раз.)
« Последнее редактирование: 17 Июня 2014, 14:41:44 от Alex » Записан
Балтиец
Рядовой
*
Offline Offline

Сообщений: 9


« Ответ #5 : 17 Декабря 2011, 10:48:22 »

История показывает, что через голову писали все, кому не лень. И часто достигали цели. Классический пример: младший офицер из запаса, физик, написал Сталину в 42-м году, что обнаружил тенденцию в иностранных научных журналах - из них исчезли все материалы по атомной тематике. И сделал вывод - идет создание атомного оружия. Результат: в СССР тоже начались такие работы. Этим офицером был будущий академик Г.Н.Флёров.
Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #6 : 17 Декабря 2011, 22:25:33 »

Уваж.Балтиец
Спасибо.Согласен.
Как известно,программа ликбеза в Советском Союзе позволила многим людям овладеть не только чтением,но и грамматикой.Люди стали писать письма не только друг другу,но и письменно жаловаться в НКВД,горкомы,обкомы и ЦК партии.Многие  на прямую обращались  в высшие органы власти,а то лично к Сталину.Стоит заметит,что письма(даже анонимные) направленные Сталину никогда без ответа не оставались.Одни за это получали "места нестоль отдаленные", другие-  "по голове",а третьи- правительственные награды...

Однако вернемся к основной теме.
Как писал в свое время А.М. Некрич ("1941,22 июня") "...В 60-е годы по рукам бродила рукопись советского разведчика полковника В.А. Новобранца. Мне посчастливилось прочесть ее тогда целиком, и авторы "Утопии у власти" даже ссылаются на нее. Так бы о рукописи и не узнали, если бы генерал П.Г. Григоренко не рассказал в своей замечательной книге "В подполье можно встретить только крыс" об одном из эпизодов, имеющих прямое отношение к информации о готовящемся нападении гитлеровской Германии на Советский Союз. Речь шла о знаменитой разведсводке № 8..."
-------------------------------------------
Сделаю небольшое юмористическое отступление: как позднее утверждал генерал-диссидент П.Григоренко, он на основании полученной  сводки №8,перед войной смог "рассчитать" дату начала войны с Германией -14 июня 1941г.Вот ведь как-оказывается, не только мальчик( московский экстасенс) дневник которого нашли в конце 80-х- дату начала войны знал,ее оказывается еще можно было и "рассчитать"...
-------------------------------------------


Далее Некрич писал:" Недавно журнал "Знамя" опубликовал как раз этот отрывок из мемуаров В.А. Новобранца. Достойно сожаления, что редколлегия журнала не сочла необходимым упомянуть книгу генерала Григоренко, в которой впервые была предана гласности эта удивительная история. Суть ее заключается в том, что Новобранец, в то время начальник информационного отдела ГРУ, вошел в конфликт с главой ГРУ генералом Голиковым из-за того, что сведения о количестве немецких дивизий, сосредоточиваемых против СССР, постоянно занижались Голиковым в разведсводках, предназначенных для Сталина и других ответственных лиц в руководстве. Делал он это, по мнению Новобранца, да и не только его, в угоду убеждению Сталина, что Германия нападать на СССР не собирается, а все эти данные всего лишь дезинформация, исходящая от англичан. Те только спят и видят, как бы спровоцировать войну между СССР и Германией. Случилось так, что при подготовки очередной сводки в декабре 1940 г. Голиков "срезал" немецкую группировку на 15 дивизий. Тогда Новобранец сам составил сводку, указав реальную группировку немецких войск против СССР (около 110 дивизий), подписал ее и разослал в войска. Вскоре Новобранец был из Разведупра уволен. Такова история, рассказанная Новобранцем. Среди других деталей он упоминает, что Г.К. Жуков в своих мемуарах сообщает, что по данным Генштаба от 4 апреля 1941 года, т. е. через 5 месяцев после сводки № 8,против СССР находилось 72-73 дивизии и 10 в Румынии..."

Как известно,перед войной,должность начальника ИНФО РУ РККА,куда стекалась вся важная информация 1-го,2-го,наконец 7-го отделов РУпоследовательно исполняли:
                                                                   - 05. 1939 - 12.1940г. -полковник Пугачев Г.П
                                                                   - 12. 1940 - 01.1941г  -генерал-майор Дубинин Н.И.      
                                                                   - 01. 1941-  04. 1941г -врио нач.п/полковник Новобранец В.А.
                                                                   - 04. 1941             -генерал-майор Дронов Н.С.  
Из воспоминаний Новобранца,известно,"...Назначенный зимой 1940 года вместо Пугачева начальником Информотдела генерал-майор Дубинин по ряду причин,среди которых не последнее место занимали военные приготовления на границе отнюдь не в духе мирного договора, заболел и попал в психиатрическую лечебницу.Голиков назначил врио начальника Информотдела меня. К тому времени я закончил «Мобилизационные записки» по восточным странам. Все их Голиков утвердил и отправил в Генштаб.Новая работа в таких огромных масштабах, как Информотдел, меня пугала. Заместителем по Западу был полковник Онянов, и я пытался вместо себя выдвинуть его, тем более что он был выше меня по званию. Однако Голикову почему-то захотелось на должность начальника Информотдела посадить именно меня, и он настоял на своем..."

На мой взгляд очень странная кадровая расстановка предпринятая Голиковым.Человек занимается восточным направлением, не проявляя при этом (см.ниже) особого служебного рвения  и вдруг -раз... ВРИО начИнформотдела.Впрочем эту должность Новобранцу долго занимать не пришлось.В апреле 1941г.он был отстранен от служебных обязанностей и отправлен на отдых...

Некрич приводит "факты имеющие место",согласно которым Новобранец был отстранен от ВРИО нач.ИНФО РУ:"А вот и финал: донесение Берии Сталину от 21 июня 1941 года: "Начальник Разведуправления, где еще недавно действовала банда Берзина, генерал-лейтенант Ф.И. Голиков жалуется... на своего подполковника Новобранца, который тоже врет, будто Гитлер сосредоточил 170 дивизий против нас на нашей западной границе... Но я и мои люди, Иосиф Виссарионович, твердо помнили Ваше мудрое предначертание: в 1941 г. Гитлер на нас не нападет!.."

Из всего  прочитанного (Григоренко,Некрич,Бунин,Новобранец и др.) создается впечатление,что в Кремле сидели какие-то недалекие,"пришибленные" люди в том числе Молотов,Берия во главе со Сталиным,не понимающие и отрицающие (вплоть до начала войны) реальные доклады советской разведки. Но Хрущев,по мнению Новобранца,прояснил картину "... на 20-м съезде КПСС в 1956 году и затем на Пленуме ЦК в постановлениях от 30 июня 1956 года указали на Сталина как главного виновника поражений 1941 года, и можно было говорить правду о поражениях..."
А правда по  Новобранцу,заключалась в том,что Голиков Ф.И. занимая должность нач.РУ ГШ (о Проскурове -отдельная тема авт.), ничего не понимал в разведке,только то и делал,что другим "лечил мозги" и сам скрывал истинное положение приготовления Германии к войне.А вот 37-летний п/полковник Новобранец, который "...О разведке не думал.Больше того, работать в разведке я просто не желал и старался быть от нее подальше..." все видел,знал и ничего не скрывал...
Здесь,думаю стоит оговориться. С моей стороны никакой задачи, подвергать сомнению жизненный и боевой путь,ветерана Великой Отечественной войны, кавалера боевых наград Василия Андреевича Новобранца,а уж тем более оскорблять  этого человека ( который в силу обстоятельств вероятно был уверен в своей правоте) -не ставилось.Речь идет  только о   значении  некоторых исторических фактов, которые привел Новобранец в своих воспоминаниях. Что касается появления рукописи  полковника Новобранца,  в период хрущевской оттепели,то думаю,что это было вызвано чисто конъюктурными соображениями,не более того...


Надеюсь,что все участники форума прочитали ответ сына В.А.Новобранец на статью Владимира Буланова "Кто вы,полковник Новобранец" (рублика "анатомия мифа" КЗ от 29.04.2009г).Предлагаю, данные статьи в "Красной Звезде" пока не комментировать,а обратиться  непосредственно к документам и в частности сводке №8 РУ РККА ,авторство которой якобы принадлежит Новобранцу...

« Последнее редактирование: 18 Декабря 2011, 00:13:14 от alex » Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #7 : 17 Декабря 2011, 22:38:16 »

Так что представляла собой пресловутая разведсводка №8 РУ ГШ РККА? Привожу текст полностью.Ввиду большого объема,текст  сводки разделен на части.
 
      Из разведывательной сводки №8 (по Западу) 1940 г. Разведуправление ГШ РККА
     ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
      Декабрь 1940 г.
      Германия
      Изменения в стратегическом развертывании германской армии.

      Неудачные попытки подготовить решительные десантные операции против Англии
      и возросшая активность английской авиации вынудили германское командование
      отложить наступление на острова на неопределенное время и искать новых
      направлений для развертывания своих сухопутных вооруженных сил против
      Британской империи, ограничив действия против островов в основном лишь
      воздушной войной и блокадой.
      По имеющимся сведениям, Германия совместно с Италией решила нанести удар
      Англии путем захвата ее ближневосточных колоний (Ирак, Египет). В связи с
      этим центр военных действий, по-видимому, будет перенесен в бассейн
      Средиземного моря. Об этом свидетельствуют также происходящие в настоящее
      время перегруппировки германских и итальянских войск в направлении Балкан,
      ввод германских войск в Румынию, проникновение немцев в Болгарию, а также
      ведущиеся уже военные действия Италии против Греции.
      Эти мероприятия являются не чем иным, как захватом удобных стратегических
      баз на Балканах и в Средиземном море для развития дальнейших действий в
      направлении Ближнего Востока.
      Кроме того, установлено увеличение германских войск против наших западных
      границ. Это требует к себе серьезного внимания, так как общее количество
      германских сил на Востоке во многом превосходит силы, необходимые для
      охраны границ1.
      Общая группировка германских войск на 15 ноября 1940 г.
      Общее количество соединений германской сухопутной армии составляет 229—242
      дивизии, в том числе 15—17 танковых дивизий и 8—10 моторизованных.
      Германские войска распределяются следующим образом (схема 1)2.
      На 1 ноября 1940 г. установлено 6 000 оставшихся на территории Финляндии
      германских войск, главным образом принадлежащих к авиационным (летные и
      аэродромные), зенитным и саперным частям. Кроме того, отмечается наличие
      частей неустановленной численности в финских портах Ботнического залива,
      через которые продолжается дальнейшая транспортировка германских войск в
      Норвегию.
      В Восточной Пруссии и на территории бывшей Польши имеется 76—79 дивизий,
      которые находятся под общим командованием генерал-фельдмаршала Лист.
      Находившаяся в начале октября 1940 г. в Галиции и Моравии группа
      генерал-полковника Бласковиц в составе 15—17 дивизий в течение октября и
      ноября в основной своей части переброшена в Румынию.
      В Болгарии отмечаются части и штабы l-2 германских дивизий, из которых
      одна якобы моторизованная.
      В Богемии, Австрии и Баварии под командованием генерал-фельдмаршала
      Рейхенау количество дивизий составляет 27—30.
      На германо-итало-швейцарской границе под командованием
      генерал-фельдмаршала Лееб находятся 6—8 дивизий, предназначенных якобы к
      переброске в Италию для совместных действий в колониях.
      Количество германских дивизий, переброшенных в Италию, определяется 5
      пехотными и одной танковой; из них якобы 2 пехотные дивизии и одна
      танковая отмечаются в Ливии.
      На франко-испанской границе под командованием генерал-полковника Дольман
      сосредоточено 12 пехотных дивизий и 2 танковые. Эти войска предназначены
      якобы для действий против Гибралтара.
      В оккупированной части Франции находятся 12 пехотных дивизий и одна
      танковая.
      На северо-западном побережье Франции, в Бельгии и Голландии из
      группировки, предназначавшейся для действий против Англии, после
      произведенных германским командованием в сентябре 1940 г. перебросок на юг
      и юго-восток Германии осталось под командованием генерал-фельдмаршала
      Клюге и генерал-полковника Буш 36 пехотных дивизий и 2 танковые.
      В собственно Германии имеется 20 пехотных и 1—2 танковые дивизии.
      В Дании — 3 пехотных дивизии.
      В Норвегии — 10—11 пехотных дивизий, из которых 4 на севере и 6—7 на юге.
      Группировка германских войск в Восточной Пруссии
      и на территории бывшей Польши на 15 ноября 1940 г.
      На 15 ноября 1940 г. в Восточной Пруссии и на территории бывшей Польши
      установлено 60—62 пехотных дивизий, 6 моторизованных дивизий, 7—8 танковых
      дивизий, 3 горно-стрелковые дивизии, кавалерийских полков — 21 (схема 2)3.
      Из них:
      а) В Восточной Пруссии установлено 13 пехотных дивизий, одна мотодивизия,
      до 2 танковых дивизий и 3 кавалерийские бригады.
      б) В северной половине Генерал-губернаторства в Польше (граница с юга:
      (иск.) Влодава, (иск.) Пулавы, (иск.) Радом) против ЗапОВО установлено до
      19 пехотных дивизий, до 3 танковых, до одной мотодивизии и 7 кавалерийских
      полков.
      в) В южной половине Генерал-губернаторства в Польше (против КОВО)
      установлено 23—25 пехотных дивизий, 3 горно-стрелковых дивизии, 4
      мотодивизии, 3 танковых дивизии, 7 кавалерийских полков.
      г) В глубине, в районе Данциг, Торн, Познань, установлено до 5 пехотных
      дивизий (2 армейских корпуса), кавалерийский полк.
      Всего в Восточной Пруссии и на территории бывшей Польши установлено 76—79
      дивизий.
Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #8 : 18 Декабря 2011, 15:37:10 »

  Состояние германского военно-морского флота
      на 1 сентября 1940 г.1
 К началу войны Германия имела в составе флота следующее количество  кораблей.
----------------------------------------------------------------------------------------------------
 Класс кораблей..............В строю.................... В постройке............Запланировано
-----------------------------------------------------------------------------------------------------
Линейных кораблей .......... 7(2)............................. .3..........................-..............

Тяжелых кораблей..............2..................................3..........................-.............
 
Легких крейсеров...............6..................................4...........................-.............

Эсминцев.........................30..................................5...........................-.............

Миноносцев.....................22.................................17............................/3/...........
 
Подводных лодок.............71.................................25.........................../70/.........
 
Торпедных катеров..........20.................................27........................../30/.........

Сторожевых кораблей......22..................................-..............................-............

Тральщиков..........................80..................................16........................-............
 
Авианосцев............................-....................................1..........................1..........
  _____________
      1 По данным Первого Управления ВМФ. — Примечание Разведуправления ГШ РККА.
      2 Считая 2 старых. — Примечание Разведуправления ГШ РККА.

За год войны Германия потеряла: линкор («Адмирал Граф Шпее»), тяжелый крейсер («Блюхер»), 2 легких крейсера («Карлсруэ» и «Кенигсберг»), 12  эсминцев, около 35 подводных лодок, 6 миноносцев и 10 торпедных катеров.
 
Линейные корабли. Линейные корабли «Бисмарк» и «Тирпиц» водоизмещением по  35000 т спущены на воду весной 1939 г. С началом войны темп постройки и  был ускорен, и в августе 1940 г. оба линкора приступили к ходовым  испытаниям, которые, предположительно, должны были закончиться в конце  сентября этого года. Третий линкор «Дейчланд», строящийся в Гамбурге на верфи «Блом и Фосс», спущен на воду в августе 1940 г. Линкор «Шарнгорст»,получивший повреждения, находится в ремонте. Линкор «Лютцов» в норвежской  операции был тяжело поврежден, подорвавшись на мине и попаданием  авиабомбы. Линкор был приведен на буксире в Киль и до середины августа находился там в ремонте. Теперь он вновь вошел в строй. Линкор «Гнейзенау в норвежской операции получил попадание бомбы в носовую мачту (был сбит главный дальномерный пост), из-за чего находился около месяца в ремонте.
      Линкоры «Шлезиен» и «Шлезвиг-Гольштейн» как учебные артиллерийские корабли
      плавают все время в Балтийском море, базируясь на Готенгафен. «Адмирал
      Шеер» находится в Киле, предположительно в ремонте.
      Крейсера. Тяжелый крейсер «Зейдлиц» находится в достройке, а крейсер
      «Принц Эйген» — в состоянии приемки. По имеющимся данным, 9 августа в Киле
      во время налета англичан «Принц Эйген» получил тяжелое повреждение в
      кормовую часть и встал на ремонт. В кормовую часть легкого крейсера
      «Лейпциг» во время норвежской операции попала бомба. В результате этого
      была разбита кормовая башня, и корабль 31/2 месяца находился в Данциге и
      Киле в ремонте. 9 августа он вновь вступил в строй.
      4 легких крейсера, запланированные к постройке в 1938 г.,
      предположительно, строятся, но где и каков процент их готовности —
      установить не удалось.
      Таким образом, на 1 сентября 1940 г. в строю находились крейсера: «Кельн»,
      «Лейпциг», «Нюрнберг», «Хиппер», «Эмден»; в ремонте — «Принц Эйген»; в
      постройке — Зейдлиц» и 4 легких крейсера водоизмещением по 7000 т.
      Эскадренные миноносцы. По официальным данным, Германия к началу войны
      имела в строю 22 эскадренных миноносца. Можно считать, что действительное
      количество их составляло около 30. За год войны Германия потеряла 12
      эскадренных миноносцев, и в наличии, таким образом, их осталось 18. Кроме
      них, к настоящему времени в строй вошли 5 эскадренных миноносцев,
      находившихся ранее в постройке.
      Миноносцы. Нужно считать, что за время войны Германия достроила 17
      миноносцев и теперь имеет в строю, с учетом потери 6 миноносцев, примерно
      33 корабля этого класса.
      Подводные лодки. За год войны Германия потеряла около 35 подводных лодок.
      Следует учесть, что с началом войны темп строительства новых подводных
      лодок значительно усилился и воспроизводство их превышает в значительной
      мере убыль.
      Темп строительства подводных лодок за время войны (1940 г.) виден из
      следующей таблицы:

Январь-4
 Февраль-5
 Март-6
 Апрель-7
 Май-8
 Июнь-10
 Июль-12
 Август-15
 За 8 меся-цев-67

      Таким образом, общее количество подводных лодок в строю на 1 сентября 1940
      г. должно было составлять примерно 103—105. Общее количество стапелей в
      Германии, которые могут быть использованы для строительства подводных
      лодок, составляет около 120, однако, учитывая, что действующий флот
      нуждается в постоянном аварийном и среднем ремонте, можно предполагать,
      что в настоящее время лишь 90 стапелей заняты строительством новых
      подводных лодок. Средний срок строительства подводной лодки составляет
      теперь около 5—6 месяцев. По плану в сентябре должно было быть сдано не
      менее 20 подводных лодок.
      Торпедные катера. По мнению германских офицеров, в Германии недооценивали
      значения торпедных катеров. Операции и Норвегии и особенно в Ла-Манше дали
      полное представление о силе и роли торпедных катеров в борьбе с
      английскими конвойными судами. Поэтому в последние месяцы Германия
      интенсивно начала строить торпедные катера. В настоящее время немцы имеют
      в составе флота около 150 торпедных катеров, оперирующих главным образом в
      водах Ла-Манша.
      Пополнение флота Германии за счет побежденных стран
      Установлено, что флот Дании немцами не используется, флот Голландии
      находится в колониях, частично уведен в Англию и частично уничтожен.
      Состояние германского Военно-морского флота на 1 сентября 1940 г.


Классы кораблей
 Число кораблей в начале войны
 Потоплено
 Построено вновь
 Трофейные
 В строю
 
Линейных кораблей
 7
 1
 -
 -
 6(1)
 
Тяжелых кораблей
 2
 1
 1
 -
 2
 
Легких крейсеров
 6
 2
 -
 -
 4
 
Эсминцев
 30
 12
 5
 -
 23
 
Миноносцев
 22
 6
 17
 -
 33
 
Подводных лодок
 71
 35
 67
 -
 103
 
Торпедных катеров
 20
 10
 140
 -
 150
 
Сторожевых кораблей
 22
 *
 -
 10(2)
 *
 
Тральщиков
 80
 *
 -
 -
 *
 
   _____________
      1 Включая 2 учебных линкора.
      2 Старые норвежские миноносцы.
      * Неизвестно

      Кроме указанных кораблей в таблице, на 1 сентября 1940 г. находилось в
      постройке 2 авианосца. Готовность одного из них составляла 80 %.
      Надо полагать, что количество сторожевых кораблей и тральщиков немцами
      значительно увеличено после захвата норвежского флота и мобилизации
      германского торгового и рыболовного флотов, но цифры их наличия не
      выявлены.
« Последнее редактирование: 09 Августа 2016, 00:42:52 от Alex » Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #9 : 18 Декабря 2011, 15:39:48 »

 Финляндия
      Мобилизационные мероприятия
      Командование финской армии в последнее время провело и в настоящее время
      проводит ряд мероприятий по мобилизационной подготовке вооруженных сил
      страны.
      С 1 октября 1940 г. проведен переучет военнообязанных 1894—1920 гг.
      рождения и призыв части ополчения 2 класса 1904—1917 гг. рождения. С 15
      октября в Финляндии проведен призыв резервистов в возрасте от 20 до 45
      лет. До 15 октября должны были быть взяты на учет все мужчины в возрасте
      до 49 лет.
      В стране создаются запасы сена, соломы и овса для нужд армии и в связи с
      усиленным строительством оборонительных укреплений проводится сбор
      железного лома.
      <...>
      Норвегия
      Немцы в Норвегии
      С окончанием боевых действий на территории Норвегии германское
      командование начало форсированную переброску новых войск в важнейшие
      пункты страны.
      Транспортировка войск производилась и продолжается: на юг страны — через
      Данию в Осло, а на север — морским путем вдоль западного побережья
      Норвегии в северные порты и по железным дорогам через Швецию.
      По данным, требующим уточнения, общая численность германских войск в
      Норвегии на 1 ноября 1940 г. достигла 200 000 человек.
      Отмечаются две основные группировки германских войск в Норвегии: южная —
      охватывающая район Тронхейм, Осло, Ставангер, Берген, с главным штабом в
      Осло, в составе 6—7 пехотных дивизий; северная (командующий генерал
      Диттель) — охватывающая район Киркенес, Гаммерфест, Тромсе, Нарвик, с
      главным штабом, предположительно, в Тромсе, в составе 4 пехотных дивизий
      (схема 21)4.
      <...>
      Румыния
      Группировка румынской армии на 15 ноября 1940 г.
      По данным разведывательных отделов округов и ряда других источников,
      румынская армия на 15 ноября 1940 г. имела следующую группировку (схема
      23)5.
      <...>
      Таким образом, против Киевского Особого военного округа было
сосредоточено:
      пехотных дивизий — 4
      горно-стрелковых бригад — 1
      <...>
      Bcего против Одесского военного округа было сосредоточено:
      пехотных дивизий — 21
      кавалерийских дивизий — 2
      мотомехбригад — 1
      отдельных танковых полков — 2
      горно-стрелковых бригад — 2
      К группировкам частей, сосредоточенных против СССР, следует отнести и
      части, находящиеся в районе Брашов, Питешти, Тырговиште и Плоешти, где
      засечены 3 пехотные дивизии (8, 36, 13) и горно-стрелковая бригада.
      Таким образом, против Советского Союза на 15 ноября 1940 г. было
      сосредоточено:
      пехотных дивизий — 28
      кавалерийских дивизий — 2
      горно-стрелковых бригад — 4
      мотомехбригад — 1
      танковых полков — 2
      Наиболее сильная группировка на восточном фронте отмечалась в районе Яссы,
      Роман, Бакэу, ст. Красна (9 пехотных дивизий, 1 кавалерийская дивизия и 1
      мотомехбригада).
      Южный фронт
      <...>
      Всего:
      пехотных дивизий — 5
      кавалерийских дивизий — 1
      отдельных пехотных бригад — 1
      отдельных кавалерийских бригад — 1
      отдельных танковых полков — 2
      Западный фронт (Южная Трансильвания)
      <...>
      Всего:
      пехотных дивизий — 6
      кавалерийских дивизий — 1
      Общий состав румынской армии
      Общий состав румынской армии на основе приведенных данных определяется
      следующим количеством соединений:
      пехотных дивизий — 39
      кавалерийских дивизий — 4
      горно-стрелковых бригад — 4
      мотомехбригад — 2
      отдельных танковых полков — 4
      отдельных пехотных бригад — 1
      отдельных кавалерийских бригад — 1
      <...>
      Других конкретных данных, подтверждающих фактическое развертывание
      указанного количества соединений и армий, не имеется, а поэтому нет еще
      полного основания считать состав румынской армии доведенным в июле-августе
      до 50 пехотных дивизий и до максимального количества прочих соединений.
      Учитывая далеко не полные сведения о наличии войск в Трансильвании и
      Валахии (количество соединений в этих районах, по данным, требующим
      проверки, в июле-августе 1940 г. определялось: пехотных дивизий — 13,
      кавалерийских дивизий — 1 и горно-стрелковых бригад — 3), следует
      полагать, что общий состав румынской армии должен был быть к тому времени
      все же выше 38 пехотных дивизий и выявленного количества прочих
соединений.
      Мобразвертывание частей и подразделений
      <...>
      Основываясь на вышеприведенных данных, можно считать, что на 1 ноября 1940
      г. в Румынию было переброшено:
      пехотных дивизий — 10—12
      учебных дивизий — 1
      моторизованных дивизий — 1
      танковых дивизий — 1
      кавалерийских дивизий — 1
      воздушных дивизий — 1
      полков ПВО — 1
      саперных полков — 1
      Следовательно, общая численность прибывших в Румынию германских войск
      составляла около 225 000 человек.
      Основная масса германских войск расположена в районе Питешти, Плоешти,
      Джурджу.
      Кроме прибытия в Румынию сухопутных войск и частей ВВС, отмечалась также
      переброска германских подводных лодок.
      По агентурным данным, требующим проверки, в Румынию, кроме германских
      частей, переброшены и итальянские части (до 2 пехотных дивизий).
      20 октября 1940 г. министерством национальной обороны Румынии издан приказ
      № 149, согласно которому офицеры румынских частей и подразделений, в
      которых в качестве инструкторов работают германские и итальянские офицеры,
      должны подчиняться последним.
      Германские офицеры находятся и в румынских пограничных частях.
      <...>
      Болгария
      Мобилизационное развертывание болгарской армии
      По агентурным данным, заслуживающим доверия, мобилизационное развертывание
      болгарской армии будет происходить следующим образом (схема 24)6.
      <...>
      Имеющиеся людские ресурсы военнообученных в количестве 350—400 тыс.
      человек позволяют произвести отмобилизование не более 17 пехотных дивизий,
      включая специальные, технические части и тыловые учреждения.
      Последние мобилизационные мероприятия Болгарии в основном подтверждают
      вышеизложенный принцип развертывания болгарской армии. В частности, 4
      пехотная дивизия, дислоцированная в районе Варна, Разград, Шумен,
      развернула 12 пехотную дивизию в составе 31, 46 и 48 пехотных полков. В
      настоящее время происходит отмобилизование 11, 14 и 15 пехотных дивизий в
      1,5 и 6 дивизионных областях.
      Группировка болгарской армии на 15 ноября 1940 г.
      По тем же данным, Болгария сосредоточила на своих южных границах 9
      пехотных дивизий и кавалерийскую; из них: на болгаро-турецкой границе — 2,
      3, 4, 5, 6 пехотные дивизии и 2 кавалерийская дивизия, а на
      болгаро-греческой границе — 1, 7, 8 и 10 пехотные дивизии.
      Кроме того, предполагается наличие 2 германских моторизованных дивизий,
      штабы которых находятся, предположительно, в Елхово и Харманли.
      В северной части Болгарии оставлены: кадровая пехотная дивизия (9), 1
      кавалерийская дивизия и 2 резервные пехотные дивизии (12 и 15). Западную
      границу Болгарии будут прикрывать формируемые 11 и 14 пехотные дивизии
      (схема 25)7.
      <...>
      Италия
      Состав и группировка итальянской армии
      на 15 ноября 1940 г.
      Состав армии (без колониальных войск)
      Армейских командований — 10
      Армейских корпусов — 27
      в том числе:
      пехотных — 23
      мотомеханизированных — 1
      подвижных — 1
      автоперевозимых — 1
      альпийских — 1
      Дивизии 76
      в том числе:
      пехотных — 55 (из них одна отдельная)
      механизированных — 3 (из них одна отдельная)
      моторизованных — 2
      подвижных — 3
      автоперевозимых — 3
      альпийских — 6
      чернорубашечников — 4
      Полков 143
      в том числе:
      пехотных. — 111 (из них три гвардейских)
      кавалерийских — 13 (из них семь отдельных)
      берсальерских — 12 (из них семь отдельных)
      танковых — 7 (из них четыре отдельных)



      8 армейский корпус (22 и 44 пехотные дивизии) дислоцирован в районе
      юго-восточнее Турина.
      Из частей бывшего западного фронта 132-я механизированная, 101 и 102-я
      моторизованные дивизии возвращены в пункты своей дислокации мирного
      времени; 2 армейских корпуса невыясненной нумерации и состава переброшены
      в район Бари, Бриндизи в состав южной группы армий; до 5 пехотных и 2
      альпийских дивизий переброшено на итало-югославскую границу в состав
      группы армий генерала Гросси. Сведений о местонахождения отдельных 4—6
      дивизий, входивших в состав бывшего западного фронта, не имеются.
      Всего в составе 7-й армии на итало-французской границе имеется 8 пехотных
      дивизий.
      Армейская группа генерала Гросси, значительно усиленная за счет частей,
      перебрасываемых с бывшего западного фронта, состоит из трех (2, 6 и Крутой
      армий.
      Опубликовано: Разведывательная сводка № 8 (по Западу). М.: РУ ГШ РККА,
      1940. С. 3—9, 32, 41—46, 55—56, 72—73.

   Фонд А. Н. Яковлева
Записан
Страниц: [1] 2 3 ... 6 Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU