Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
17 Декабря 2018, 04:24:45
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1941-1946 НКВД - НКГБ - СМЕРШ
| | |-+  Борьба органов государственной безопасности СССР с деятельностью английской раз
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] Вниз Печать
Автор Тема: Борьба органов государственной безопасности СССР с деятельностью английской раз  (Прочитано 177 раз)
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 267


« : 22 Ноября 2018, 20:03:55 »

Борьба органов государственной  безопасности СССР с деятельностью английской разведки с позиций заполярных военно-морских миссий.

      12 июля 1941 г. между Великобританией и СССР было подписано соглашение о совместных действиях в войне против Германии. На состоявшейся в Москве 29 сентября – 1 октября конференции представителей СССР, Великобритании и США были приняты решения о предоставлении Советскому Союзу помощи вооружением и стратегическими материалами и наших поставках в США и Англию сырья для военного производства.
       Осенью 1941 года советское правительство приняло решение о создании в заполярных портах городов Архангельск и Мурманск  военно-морских миссий Англии и США, которые бы курировали вопросы безопасной проводки союзнических конвоев с грузами ленд-лиза.
       Их деятельность должна была охватывать все вопросы, связанные с безопасной про-водкой союзнических конвоев в советские северные порты с вооружением и другими военными грузами.
        В Мурманске были размещены британская миссия и аппарат помощника американского военно-морского атташе. В Архангельске, кроме еще одной своей миссии, поддан-ные Его Величества расквартировали 126-ю базу ВМС и группу ВВС. Представительство англичан было открыто и на базе подводного плавания в Полярном.
В составе миссий и под их прикрытием работали также кадровые разведчики спец-служб союзников. Они вели разведывательную работу по трем направлениям: изучение Северно¬го морского театра военных действий с позиций стратегической разведки; сбор информа¬ции военно-политического характера; идеологическая обработка своих связей в расчете на привлечение их к сотрудничеству в различных формах. Подобная деятельность миссий противоречила союзническим обязательствам.
27 ноября 1941 года НКВД СССР направил в УНКВД Архангельской, Мурманской областей, 3-й отделы Северного флота и Беломорской военной флотилии указание, в ко-тором отмечалось, что английские разведывательные органы внедряли в число официаль-ных военных и экономических представительств в СССР крупных разведчиков, использовавших для сбора шпионских сведений офицеров и унтер-офицеров английской армии и флота, находившихся на территории  СССР. С этой целью каждому доверенному лицу давался конкретный круг вопросов, по которым ему надлежало собирать разведывательную информацию в Советском Союзе. В указании обращалось внимание на то, что нахождение в Архангельске и Полярном британских военно-морских штабов, в состав которых, «несомненно, входят работники разведки, дает возможность англичанам путем использования доверенных офицеров и унтер-офицеров расширить масштаб своей разведывательной работы, в особенности на нашем Севере». Москва требовала дальнейшего улучшения контрразведывательной работы по английской линии. В этих целях необходимо было организовать координацию и взаимодействие между контрразведывательными подразделениями различных ведомств на постоянной, системной основе
Главными направлениями деятельности английской резидентуры были осуществление военной, экономической и политической разведки; пропаганда антисоветской идеологии, создание сети агентурных источников из числа советских граждан.
На разведывательные устремления союзников указывала и штатная численность их представительств, которая явно превышала официально продекларированные функции.      На октябрь 1943 года британская военно-морская миссия в Архангельске состояла из 52 человек: 18 старших и средних офицеров, 34 младших офицера и рядовых. Количество личного состава постоянно менялось, например, в 1942 году штат превышал 80 человек. Аппарат английской 126-й портовой базы состоял из 49 человек: 10 старших и средних офицеров, 39 младших офицеров и рядовых.   
    Обращало на себя внимание, что в составе зарубежных военных миссий было много офицеров, владеющим русским языком, и даже выходцев из России. Контрразведчиками было установлено, что присланные англичанами на работу в Архангельский порт "воен-спецы" в большинстве своем не соответствовали своему назначению, работы по "присвоенным" им специальностям не знают, а поэтому от участия в ремонте вооружения и от консультаций по тем или иным техническим вопросам стараются уклоняться. 
Всего за годы войны контрразведчики на советском Севере выявили около 100 кад-ровых сотрудников союзнических спецслужб, 6 из которых были выдворены из страны.
   Советские контрразведывательные органы, критически оценив имевшиеся недостатки в противодействии британскому шпионажу, разработали комплекс мер по пресечению не-дружественной активности спецслужб Англии. Начали с подъема и «реанимации» по мере необходимости, архивных материалов и оперативных учетов «по английской линии». К лицам,  обоснованно подозревавшимся в шпионаже, «подводилась» квалифицированная агентура с целью ее внедрения в английские разведорганы и перехвата линий их работы против СССР. Тщательно разрабатывались советские военнослужащие и граждане, считавшиеся «подозрительными связями англичан».  Предписывалось (с санкции НКВД СССР) вербовать «просоветски, благожелательно настроенных к нам» британцев.
      Наблюдения за первыми шагами гостей с берегов Темзы и Потомака позволили советским контрразведчикам сделать вывод, что им предстоит большая работа. Зарубежные военные миссии сразу же были оснащены сетью радиостанций и аппаратурой для радиопе-рехвата. В районе Полярный - Мурманск - Архангельск советской контрразведкой были выявлены 4 постоянно действующие британские радиостанции, через которые почти круглосуточно (по 8-10 сеансов в день) осуществлялась связь между миссиями, а также с Москвой и Лондоном. В добытом контрразведчиками отчете помощника военно-морского атташе США Фрэнкеля своему шефу в Москве отмечалось, что перехватываемые англичанами "неприятельские сообщения направляются в Адмиралтейство с целью использования их для расшифровки кодов противника. В связи с этим радиостанции обслуживания советские военно-морские власти время от времени закрывают, по общему признанию, действуя по инструкции из Москвы". 
     В феврале 1942 года НКВД СССР издал специальный приказ, регламентирующий меры по активизации агентурно-оперативного обслуживания английских военного и морского штабов в Архангельске и их аппаратов на территории области, команд прибывающих в Архангельский порт английских и американских транспортов и военных кораблей, а также следующих через Архангельский порт дипломатических работников и членов иностранных военных миссий. Вся агентурно-оперативная работа по англичанам и американцам была сосредоточена в КРО УНКВД по Архангельской области.
        Поэтому особым отделам Архангельского военного округа и Беломорской военной флотилии было предписано передать в областное управление все разработки и агентуру по англичанам и американцам, не связанные с разработкой военнослужащих Красной Ар-мии и ВМФ и только по согласованию с КРО проводить мероприятия по связям советских военнослужащих с иностранцами. Кроме того, был увеличен штат 3-го отделения КРО УНКВД по Архангельской области.
     В первую очередь англичане занимались легальной разведкой, осуществляя личное наблюдение. Контрразведка неоднократно фиксировала попытки английских офицеров проникать под разными предлогами на территорию военно-морского и торгового портов, аэродромов и расположения воинских частей. Отмечены случаи, когда во время таких попыток англичане делали фотоснимки отдельных объектов, фотографируя городские учреждения, частные дома и отдельные местности. Все это свидетельствовало о сборе британской разведкой сведений о промышленности, транспорте и коммуникациях области, а также изучении возможности проведения операций по агентурной связи.
       Другим основным источником получения разведывательной информации было проведение опросов "втемную" советских граждан, работающих на предприятиях, в учреждениях и воинских частях, связанных с разгрузкой, сборкой, ремонтом и отправкой прибывающего из-за границы вооружения. Поэтому естественно, что любое ограничение официальных контактов было не в их интересах. Так, когда иностранцам было объявлено о том, что все деловые вопросы со штабами воинских частей Архангельского военного округа, а также с общественными организациями города они могут разрешать только через представителя Отдела внешних сношений Наркомата обороны, офицеры 126-й портовой базы полковник Кеннет Годфри Эксем и полковник Айвор Кертис Берд даже подготовили официальное представление командованию округа с требованием упразднить институт офицеров связи. Руководство британской миссии также потребовало предоставить своим офицерам связи отдельные кабинеты в здании штаба военного округа, одновременно рекомендовав туда для работы своих офицеров-переводчиков, знающих военную и морскую терминологию.
    Активно использовались и контакты с местным населением - эта категория источников постоянно расширялась. В числе связей англичан были люди, занимающие самое различное служебное положение - от инженеров заводов, врачей больниц и госпиталей и командиров Красной Армии до чернорабочих местных промышленных предприятий, уборщиц учреждений, подростков-школьников, - и, что особенно примечательно, много жен командиров Красной Армии и ВМФ, несомненно, представлявших для англичан интерес как источники оперативной информации. По данным контрразведки на 1 сентября 1943 года, из 1000 советских граждан, чьи контакты с иностранцами были зафиксированы наружным наблюдением, 90% составляли женщины. Имели место и факты вербовки англичанами советских граждан для выполнения специальных разведывательных заданий.
    К разведывательной работе на Севере британская спецслужба привлекала и своих моряков, в большом количестве прибывавших в советские порты на торговых и военных судах. За период с августа 1941 года по сентябрь 1943 года в северных портах СССР побывало несколько тысяч иноморяков, 1474 человека находились в октябре 1943 года в Архангельском и Молотовском (Северодвинск) портах. Разведывательной деятельности способствовали условия пребывания иноморяков в советских портах.
           Британцы хорошо понимали, что их деятельность тщательно контролируется, по-этому уделяли большое внимание организации внешней контрразведки. Вот почему все чаше советские контрразведчики фиксировали попытки англичан нащупывать советскую агентуру.
     Все попытки агентуры мурманских контрразведчиков получить обычно практиковавшимся способом (при уборке помещений миссии) хотя бы часть черновиков составляемых Диксоном документов результатов не дали. Для разработки английского разведчика советскими чекистами был выработан план по проникновению в сейф миссии.
   Всего в результате успешно проведенной операции в распоряжении советской контрразведки оказались 10 фотографий и 183 документа, в числе которых были отчет о работе миссии за октябрь 1943 года, указания старшего британского офицера миссии по сбору информации разведывательного характера.
       Контрразведывательная работа в Полярном и Ваенге, где находилась британская военно-морская миссия, госпиталь и подразделения английских ВВС, целиком возлагалась на подразделения отдела контрразведки (ОКР) «Смерш» Северного флота. Иностранные военные представительства в Мурманске и Архангельске «курировали» органы наркомата госбезопасности СССР. Данные миссии, функционировавшие вплоть до июля 1945 года, представляли собой внушительные центры английской и американской разведок. Под видом сотрудников официальных представительств, офицеров, матросов, летчиков, врачей и переводчиков иностранные разведорганы направляли в Советский Союз беспрепятственно и в большом количестве лучшие кадры своих «русских отделов».
    Совместные боевые операции на Севере и, как следствие, необходимость передачи англичанам и американцам военной информации, давали возможность иностранным разведкам собирать ценные сведения о Северном флоте.
       Только в составе британских миссий и учреждений в Полярном и Ваенге находилось около 250 человек, что явно не соответствовало официально очерченному кругу их задач. Кроме того, за период войны более 35 тысяч военнослужащих ВМФ СССР посетили пор-ты США и Англии в составе команд кораблей, передаваемых нашей стране по ленд-лизу. Все это требовало усиления контрразведывательных мер по обеспечению безопасности наших военно-морских баз, личного состава и гражданского персонала флота.
  Осенью 1943 г. начальник УКР «Смерш» НКВМФ П.А. Гладков, выступая на совещании оперативного состава, заявил, что на Северном флоте находится большое количество иностранных военнослужащих и специалистов, находившихся там по линии союзнической деятельности. При этом Гладков отметил, что в Отделе контрразведки СФ выработалась практика либерального отношения к иностранцам на том основании, что англичане, находившиеся на Севере, – это союзники. Начальник УКР «Смерш» НКВМФ заявил, что заявления «по линии дипломатической, по линии государственного порядка», объявления в газете, что СССР и Англия являлись дружественными государствами, не относятся к деятельности советской контрразведки. Он подчеркнул, что в СССР никогда не объявляли, что «советская контрразведка и английская разведка являлись друзьями. Такого пункта нигде не писалось, что разведки дружат, – не собираемся пока»
          Контрразведывательная работа против английской разведки строилась в основном по двум направлениям: выявление среди сотрудников военно-морских миссий британских разведчиков, установления их связей и пресечение возможной противоправной деятельности на объектах Северного флота. Англичане по роду своей служебной деятельности и в быту имели многочисленные контакты с военнослужащими воинских частей Красной армии и Северного флота, а также с гражданским населением. Флотские контрразведчики старались взять под контроль все контакты англичан с советскими гражданами, выявляя среди них потенциальных источников информации английской разведки. При этом была недостаточна лишь фиксация встреч советских военнослужащих с англичанами. Важно было выяснить характер этих связей, а также понять, какую информацию пытались собрать иностранцы.
    Всего во время Великой Отечественной войны чекистами Северного флота выявлено 59 разведчиков, действовавших в составе иностранных миссий. Добыты и систематизированы ценные материалы, которые раскрывали устремления английской и американской разведки на Севере.
     Вместе с тем сами контрразведчики признавали, что на этом направлении были допущены просчеты, к которым можно отнести оборонительную тактику в противодействии разведывательным устремлениям англичан, боязнь, в силу союзнических отношений, проведения сложных оперативно-розыскных мероприятий, слабое использование других, кроме агентурных, средств и методов оперативной работы.
Записан
Страниц: [1] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU