Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
26 Мая 2018, 19:39:13
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Дополнительные форумы
| |-+  ВОПРОСЫ ИСТОРИИ
| | |-+  Сталин и органы государственной безопасности
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 3 4 [5] 6 Вниз Печать
Автор Тема: Сталин и органы государственной безопасности  (Прочитано 3019 раз)
К. Олег
Прапорщик
***
Offline Offline

Сообщений: 51


« Ответ #40 : 23 Декабря 2017, 08:37:54 »

После того как стало ясно что Гитлер на «Сообщение ТАСС» отвечать не намерен, директивы для КОВО и ПрибОВО подписанные 12 июня и отправили в Ригу и Киев 14 июня вечером. Ведь в КОВО нападение ожидали на 17 июня, а в ПрибОВО на 20 июня – по данным их разведок. При этом в ЗапОВО, Белоруссия, начали вывод своих «глубинных» дивизий – уже  в 7 часов утра 11-го июня. И 15-16 июня первые дивизии и этих округов также начали вывод в свои районы сосредоточения. В этих директивах НКО и ГШ от 11-12 июня было ограничение – приграничные дивизии не поднимать «до особого приказа наркома», однако по этим директивам начали выводить к границе и отдельные приграничные дивизии, расположенные на зимних квартирах далеко от границы.
После 14 июня – были директивы НКО и ГШ на приведение в боевую готовность полная – мехкорпусов (МК). С выводом их в их районы сбора.
Как видите, те соединения – мехкорпуса первого тем более эшелона, которые вместе с приграничными дивизиями должны были принять удар и дать возможность резервам и 2-м эшелонам приграничных округов и тем более – армиям внутренних округов которые начали выводиться еще с конца мая в приграничные круга – свой приказ о ВЫВОДЕ по ПП С ПРИВЕДЕНИЕМ СООТВЕСТВЕНО в боевую готовность, получили – за НЕДЕЛЮ до возможного нападения Германии!!!
Далее ...
14-15 июня КОВО и ПрибОВО получили свои директивы от 12 июня – на вывод 2-х эшелонов и резервов, по некой карте…
С 14 июня начали выводить ближе к границе и авиадивизии округов…
16 июня тот же КОВО запросил – можно ли занимать УРы?
17 июня тот же КОВО давал запрос – что делать с приписными? Им ответили – «сборы» приписных – продлить…
16-17 июня – в ПрибОВО до полков включительно довели директиву по округу – приводить в повышенную боевую готовность ВВС и ПВО, а приграничным дивизиям – занимать чуть не окопы на границе. И директивой по округу сообщается – делается это в виду возможного нападения Германии в ночь на 20 июня! (Как показывает исследователь С.Чекунов в ПрибОВО, после получения директивы НКО и ГШ от 12 июня о выводе вторых эшелонов и резервов по ПП отдавали свои приказы и тот же «приказ № 0052 от 15.06.1941 предусматривал занятие узлов связи по особому указанию, приказ № 00229 от 18.06.1941 – формирование команд связистов для выполнения приказа № 0052. А 19 июня было отдано распоряжение о выполнении приказа № 0052 в части занятия узлов связи».)
В ПрибОВО к 18-19 июня устными распоряжениями командующего округом привели в полную б.г. свои шесть приграничных дивизий (из 9-ти) и вывели по ПП к границе. И даже посадили в окопы те батальоны, которые по ПП там и должны были сидеть в угрожаемый период. Делалось это в связи с ожиданием нападения на 19-20 июня и эти дивизии так и остались на границе до 22 июня. 18-19 июня Кузнецов выдал еще приказы о приведении в б.г. всех войск округа, после чего штаб стал перебираться в Паневежис.
19 июня в этом округе также выдали приказ, в котором приказали немедленно заканчивать работы в предпольях на границе, которые можно будет занимать «только в случае нарушения противником границ». Также требовалось – «Для обеспечения быстрого занятия позиций как в предполье так и основной оборонительной полосе соответствующие части должны быть совершенно в боевой готовности». Приказывалось «усилить контроль боевой готовности, всё делать без шума, твёрдо, спокойно».
И самое важное – приказывалось:
«4. Минные поля установить по плану командующего армией там, где и должны стоять по плану оборонительного строительства. <…>. Завалы и другие противотанковые и противопехотные препятствия создавать по плану командующего армией — тоже по плану оборонительного строительства.
5. Штарм, корпусу и дивизии — на связи КП, которые обеспечить ПТО по решению соответствующего командира.
6. Выдвигающиеся наши части должны выйти в свои районы укрытия. <…>
7. Продолжать настойчиво пополнять части огневыми припасами и другими видами снабжения….» (ЦАМО, ф.344, оп. 5564, д. 1, л. 34-36)
Записан
К. Олег
Прапорщик
***
Offline Offline

Сообщений: 51


« Ответ #41 : 23 Декабря 2017, 08:41:37 »

Была ли для ПрибОВО из ГШ та сама, одна «телеграмма ГШ от 18 июня»? Сложно сказать – без изучения входящих документов в ПрибОВО из ГШ, или исходящих из ГШ – это точно не установишь. Скорее всего, такая «телеграмма» была в ПрибОВО из Москвы раньше – 16 июня еще. Но в любом случае – командование ПрибОВО само по себе, без приказов Москвы такие вещи как то же минирование в приграничной полосе, делать не могло.

18 июня была команда Жукова на запрос КОВО от 16 июня – начинать занимать УРы на новой границе и готовить к заполнению – УРы на старой границе…
............

Сколько приграничных дивизий было приведено в боевую готовность после 18 июня и выведено по ПП?? Только в одном ПрибОВО – два его мехкорпуса и 6 приграничных дивизий по ПП округа – по сухопутной части границы. Из 9-ти прописанных в ПП округа.
В ЗапОВО – ни одной приграничной дивизии по тревоге после 18 июня не подняли и не вывели к рубежам обороны на границу. Кроме дивизий 6-го мк точно. Да и те – через одно место выводились. После чего начсвязи ЗапОВО Григорьев и заявил на следствии – «и даже после директивы ГШ от 18 июня Павлов не привел войска в боевую готовность»… И в данном случае он говорит  о директиве ГШ от 18 июня не «о приведении в б.г.» а о директиве о ВЫВОДЕ приграничных дивизий по Плану прикрытия. Что ОБЯЗЫВАЛО как раз приводить эти дивизии (войска) в боевую готовность автоматом.
Однако в ЗапОВО творились вещи прямо противоположные – по снижению боеготовности и даже по разоружению войск. О чем командиры брестских дивизий отозвались как о предательском саботаже и тот же нш 22-й тд Бреста Кислицын писал Покровскому: «техническая выставка техники и вооружения, состоящих на вооружении Советской Армии. Ее оборудование было закончено 21-го июня, а 22-го июня к 6 часам на ее просмотр должен был явиться весь офицерский состав 4-й армии. На выставке были сосредоточены все виды боевых, специальных и транспортных машин, артиллерийских и минометных систем, снаряды, мины и патроны, военно-инженерное и военно-техническое имущество с полным описанием тактико-технических и боевых свойств. Вся выставка досталась противнику. Трудно понять до сих пор, явилось ли открытие выставки случайным совпадением с первым днем войны, или это была работа врагов».
Т.е. на момент нападения и расстрела Бреста, на полигоне, минимум в Бресте, должны были собраться все офицеры 4-й армии?!
А еще Кислицын четко показал, от кого исходила та «секретная инструкция» по изъятию патронов и боеприпасов из казарм и техники его танковой дивизии в Бресте – из штаба 4-й армии, от Сандалова:
«За две недели до войны (примерно) была получена из штаба 4-й армии совершенно секретная инструкция и распоряжение об изъятии боекомплекта из танков и хранении этого боекомплекта в складе «НЗ». Командиру дивизии генерал-майору ПУГАНОВУ Виктору Павловичу – эти документы докладывал я и просил его немедленно написать командующему армией о нецелесообразности изъятия боеприпасов из танков и хранения их в складе «НЗ» на берегу реки Буг, т.к. это означало, на мой взгляд, ликвидацию боеготовности дивизии». («Пишу исключительно по памяти…», с. 428. Реквизиты ответа Кислицына – ЦАМО, ф. 15, оп. 725588, д.29, л. 39-46)

Записан
К. Олег
Прапорщик
***
Offline Offline

Сообщений: 51


« Ответ #42 : 23 Декабря 2017, 08:43:00 »

18 июня в повышенную боевую готовность приводились ПВО, ВВС приграничных округов и флота – в «готовность №2»…
В ЗапОВО в авиадивизии и полки поступали такие телеграммы:
«Сов. секретно Серия "Г"
РАСШИФРОВАННАЯ ТЕЛЕГРАММА N217
Из Лиды Подана 4-08 21.6.41 Принята 8-00 21.6.41
Поступила в ОШШС 8-05 21.6.41 Расшифрована 8-15 21.6.41г.
Адрес: Командирам АД, нач-кам районов авиационного базирования, к-рам отдельных АП.
Командующий ВВС приказал все части привести в боевую готовность, подвести необходимое количество боеприпасов принять необходимые меры маскировки аэродромов, матчасти и транспорта. Об исполнении донести 21.6.41г. повторяю 21.6.41г. к 18-00.» (ЦАМО, ф. 14 Гв. БАП, оп.178446, д. 2, л. 310 – документ нашел от опубликовал исследователь Г. Спаськов)
В том же ПрибОВО, в приказе №00229 говорится: «Начальнику зоны ПВО к исходу 19 июня 1941 г. привести в полную боевую готовность всю ПВО округа…». Но на самом деле  ввели готовность не №1, а №2 – повышенную б.г.…
19 июня даже замполиты ВВС доводили до комдивов САД (смешанных авиадивизий приданных каждой армии в запокругах) – дату и время возможного нападения – 3.00 22 июня… До авиадивизий доводится указание ГШ – не только рассредоточивать самолеты по аэродромам но и обваловать их, построить полукапониры для защиты от осколков – если нет возможности замаскировать  самолеты. И как показывают командиры, отвечая Покровскому – эти работы выполнялись. Генерал-майор авиации Андреев А.П., командующий ВВС 8-й А ПрибОВО:
«1. О возможности нападения фашистской Германии в ночь на 22.6.41 точно не было известно, но части ВВС 8 армии так же, как и все части ВВС округа, были командованием ВВС округа предупреждены еще примерно 16-17 июня о возможности нападения. Было приказано вывести части на полевые аэродромы, а где этого нельзя сделать – рассредоточить самолеты на основных и окопать их для укрытия от поражения осколками авиабомб. В истребительных частях ввести дежурные эскадрильи по одной на полк, а всему остальному летному и техническому составу находиться в расположении части». Т.е. – после 17 июня ВВС приводили в повышенную боевую готовность. Однако в связи с тем, что весной 41-го нарком Тимошенко провел в ВВС сокращение штата техперсонала и техники с оружейниками одного самолета стали обслуживать три машины, строительство этих капониров было не выполнено.
18-19 июня западные округа получили приказы на вывод штабов округов в полевые Командные пункты. Но если ПрибОВО и КОВО срок был указан – к 22 июня вывести в полевое управление штабы округов, то Минску Жуков дал команду выводить штаб к 23 июня.
Записан
К. Олег
Прапорщик
***
Offline Offline

Сообщений: 51


« Ответ #43 : 23 Декабря 2017, 08:43:43 »

ОдВО вывел свой штаб к исходу 21 июня и был готов работать под руководством нш генерала М.В. Захарова – сам командующий выехал из Одессы в 9 часов вечера в Тирасполь. КОВО штаб вывел не в полном составе – Оперотдел занимающийся приемом и расшифровкой телеграмм ГШ вместе с его начальников И.Х.Баграмяном был оставлен Пуркаевым в Киеве и прибыл в Тернополь только утром 22 июня, к 7 часам.
В ПрибОВО штаб с командованием был в Паневежисе и был готов принимать команды Москвы, но сам командующий Ф.И. Кузнецов «затерялся» где-то в частях 11-й армии Морозова и его потом чуть не сутки найти не могли. Вместо Кузнецова командовать пришлось в эти часы его нш Кленову. В ЗапОВО Павлов часть офицеров штаба (из того же оперотдела – Фомин потом и отвечал Покровскому, что не был в Минске в эту ночь) отправил в полевой КП, но сам штаб остался в Минске. И шифровки ГШ принимать штаб в Минске мог.
19-20 июня пограничники переходят в подчинение командиров приграничных дивизий, там, где приграничные дивизии вышли по ПП в эти дни к своим рубежам по приказу НКО и ГШ (Москвы), в погранзону, и на отдельных участках границы пограничники даже передают свои позиции войскам…

(Примечание: Переход погранзастав в подчинение армейским командирам определялся Постановлением Политбюро – Сталина, от 22 июня 1939 года:
«11. С выходом войск РККА на государственную границу все пограничные части НКВД, расположенные на участке, поступают в оперативное подчинение командующего этим участком.» («Из Постановления Политбюро ЦК ВКП (б) о взаимодействии пограничных войск и частей РККА в пограничной полосе. 22 июня 1939 г. Утвердить с поправками проект директивы НКО и НКВД военным советам округов и армий, начальникам пограничных войск округов о взаимодействии пограничных войск НКВД и частей РККА в пограничной полосе. Секретарь ЦК ВКП(б)…», ЦА ФСК России)
А 16 июня Берия отдал приказ погранвойскам: «С возникновением военных действий перейти в подчинение полевого командования. Свяжитесь с дислоцированным на участке пограничного отряда соединением, установите контакт по взаимоинформации. Исполнение доложить срочно». (Кисловский Ю.Г. Победа зарождалась в боях на границе. М. , 2005г., с. 172) И комдивы и комполков, отвечая Покровскому, показывали – они в предвоенные дни и брали погранцов под свое командование. И до тех пор, пока пограничников не отвели в тыл – с 25 июня поставив им задачи по охране тылов РККА, они воевали вместе с армейскими частями на границе.
Генерал-майор пограслужбы В. Городинский в своей книге «Правда истории или мифология? Малоизвестные страницы служебно-боевой деятельности Пограничных войск НКВД СССР в начальный период Великой Отечественной войны» (М.2016г.) пишет что «в оперативное подчинение командования Красной армии ряд пограничных округов на западной границе перешли не 22 июня, а ещё 12 июня 1941 года20 [20Панарин И. Н. Первая Мировая информационная война. Развал СССР. -СПб. 2010, -с.98; Панарин И. Н. Развал СССР осуществили не США, а Великобритания // Русский вестник.- 2010. -№18 (сентябрь); Берия Л.П. Сталин слезам не верит. Личный дневник 1937—1941. -М. 2011.-с.266.]
Впрочем, это вряд ли – что еще 12 июня пограничники переходить начали в подчинение командирам приграничных дивизий. Но также он пишет, что якобы «за 1-2 суток до начала войны в некоторых пограничных отрядах был даже отменён усиленный вариант охраны государственной границы».…)
Записан
К. Олег
Прапорщик
***
Offline Offline

Сообщений: 51


« Ответ #44 : 23 Декабря 2017, 08:44:48 »

19 июня Балтфлот довел штабу ПрибОВО, что они ввели у себя готовность «№2»…

(Примечание: Тут надо пояснить еще раз один важный момент…
Некоторые «резуны» переживают: «Удивительная вещь – Приказ наркома обороны от 19.06 1941 года – «Вывести к 22-23 06. управление Западного Фронта, сформированного на базе управления ЗаПОВО на полевой КП в район Обуза-Лесна» есть, а Приказа с «Привести в повышенную готовность» – нет.... Мыши в архивах съели? Причем во всех округах (фронтах)».
Увы – даже те, кто понимает что приказа «от 18 июня» не могло не быть т.к. есть его «продолжения» в округах в дивизиях в виде приказов о приведении дивизий в б.г., не совсем понимают что – НЕТ ОДНОГО ЕДИНОГО и НЕ БЫЛО приказа на приведение в б.г. ВСЕХ войск – родов войск «18 июня»! ОДНОГО ОБЩЕГО и ЕДИНОГО ПРИКАЗА НКО и ГШ для ВСЕХ войск запокругов – «Привести войска в боевую готовность» НЕ БЫЛО, и БЫТЬ НЕ МОГЛО в те дни – до 21 июня!
Все было «проще» – ВВС, ПВО и флота получили свои приказы о «готовности №2» в РАЗНЫЕ дни, 16-19 июня, и эти приказы вполне есть. А вот армия, в округах, получали «18 июня» приказы на другое – НЕ ОБ абстрактном  ПРИВЕДЕНИИ войск приграничных округов в «повышенную» б.г., а о – конкретном ВЫВОДЕ по Плану прикрытия своих приграничных дивизий. И уже ВОТ это и ОБЯЗЫВАЛО комдивов приводить свои дивизии СВОИМИ ПРИКАЗАМИ в боевую готовность. Кои сегодня ЦАМО выкладывает в сети. Т.е. – округа приводились в отличие от ВВС, ПВО и флота в повышенную б.г. по другой схеме, не прямым одним приказом.
Ведь в армии к те дни было только две степени б.г. – «постоянная» и сразу «полная». Которая при этом не предусматривала начало мобилизации – даже при вводе полной. Летчики с повэошниками и флотские придумали себе – «готовность №2», на «угрожаемый» период, с которой перейти в «полную» («готовность №1») требуется пара часов в итоге, а Мерецков и Жуков так и не сподобились придумать промежуточную степень б.г. – «повышенную» для армии. И если надо было повысить степень боеготовности армии выше, чем «постоянная» но нельзя еще вводить «полную», то в армию тупо нельзя было отдать «короткую» команду на это – «Привести в повышенную б.г.»! В те дни комдив получив такой приказ просто не понял бы: а что ему делать-то – какие мероприятия выполнять при этом?
Повышенная б.г. от полной и сегодня отличается всего парой положений – выдача патронов на руки и начало мобилизации. А т.к. в те дни мобилизация вообще не связывалась с вводом полной б.г. то комдив теоретически мог получить приказ – «Привести соединение в полную б.г.» и если ему дали бы «дополнение» – «патроны на руки не выдавать», то он теоретически привел бы свою дивизию в повышенную б.г. Но. Степени «повышенная» б.г. хоть и не было, и «разницы» между повышенной и полной комдив не знал в те дни, но получив такой приказ с «ограничениями» он бы конечно понял, что ему надо делать. Однако дать такой приказ ДО 21 июня – о «полной» б.г. (пусть и с «ограничениями») просто НЕЛЬЗЯ было еще – по политическим мотивам! Как и дать приказ «Приступить к выполнению ПП», и на начало мобилизации – формально, в те дни, до момента нападения Германии! Ведь СССР тут же был бы объявлен «агрессором» а заодно мы получаем второй фронт от Японии, а этого допустить Сталин не мог!
 Поэтому повышение «степени» б.г. в армии в те времена, в угрожаемый период, когда нельзя еще ввести сразу «полную», шло через отдельные указания, распоряжении и приказы. И тот же вывод приграничных дивизий по ПП также «обязывал» комдивов повышать степень б.г. своих частей – как это потом писал сам же Жуков.
Так что – надо искать в архивах не мифический, один на всех «приказ от 18 июня» о приведении в боевую готовность, а смотреть – какие приказы и о чем вообще шли в те дни из НКО и ГШ – какие мероприятия повышающие «степень» б.г., повышающие боеготовность шли в округа. Которые и сегодня входят в перечень мероприятий проводимых при вводе «повышенной» боевой готовности. Надо смотреть были ли приказы о выводе приграничных дивизий по ПП – что также обязывало комдивом приводить свои части в боевую готовность.… Ведь при выводе дивизии по Плану прикрытия, в район по ПП, комдив просто ОБЯЗАН приводить свои полки в боевую готовность – «автоматом»!
И в папке исходящих шифровок ОУ ГШ и хранятся – все эти приказы. И в том числе и по ВВС и по ПВО – на ввод «готовности №2», от 17-19 июня, кои на сегодня так, кстати, и не известны в опубликованном виде. И по выводу приграничных по ПП, от «18 июня» там же хранятся… Но – не в ЦАМО, кстати, сия папочка лежит.
Но – как показывал комдив Абрамидзе: «20.6.41 года я получил шифровку от Генерального штаба следующего содержания:
"Все подразделения и части Вашего соединения, расположенные на самой границе отвести назад на несколько километров, т.е. на рубеж подготовленных позиций. Ни на какие провокации со стороны немецких частей не отвечать; пока таковые не нарушат государственную границу. Все части дивизии должны быть приведены в боевую готовность. Исполнение донести к 24.00 21.6.41 года".
Точно, в указанный срок (т.е. в 24 часа 21 июня – К.О.) я по телеграфу доложил Генеральному штабу (кажется Оперативное Управление) о своевременном выполнении указанной шифровки».
Т.е. реально в приказах ГШ о выводе приграничных дивизий по ПП, не занимая сами «рубежи подготовленных позиций», как это было и в том же ПрибОВО, Генштаб дополнительно указывал и это – «Все части дивизии должны быть приведены в боевую готовность»!
Как показывает исследователь С. Чекунов «20 июня Абрамидзе действительно получил шифровку, но только Военного Совета Киевского округа  (отправленную через штаб армии). В этой шифровке речь шла об отводе с границы подразделений, занимающихся оборонительным строительством».
Дело в том, что приказы ГШ отправленные даже «персонально» каким-то дивизиям пойдут через дублирование ВС округов, через штабы армий. И как уточняет Чекунов, Абрамидзе указали – убрать с границы ВСЕ свои части, те, что работают на границе. И тем более те, что там квартируются в имеющемся жилфонде, если таковые есть. И отвести их на рубежи подготовленных позиций по ПП…)
Записан
К. Олег
Прапорщик
***
Offline Offline

Сообщений: 51


« Ответ #45 : 23 Декабря 2017, 08:45:14 »

20 июня была команда Генштаба – согласовать округам свои ПП с флотами – в двухдневный срок…(Балтфлот уже сообщил штабу ПрибОВО что ввел повышенную б.г.. Это также показывает генерал-майор И.П. Макара, начальник кафедры истории войн и военного искусства Военной академии Генерального штаба ВС РФ, к.и.н., член редколлегии Военно-Исторического журнала , в статье «Из опыта планирования стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР на случай войны с Германией и непосредственной подготовки к отражению» – ВИЖ № 6, 2006, с. 3-9): – «Одновременно принимались меры по повышению боевой готовности Военно-Морского Флота. 19 июня решением наркома ВМФ флоты и флотилии были переведены в оперативную готовность № 2. На следующий день командующие Ленинградским, Прибалтийским особым и Одесским военными округами получили от Генерального штаба указание в двухдневный срок отработать вопросы взаимодействия с флотом в соответствии с планом прикрытия.»…)
Записан
К. Олег
Прапорщик
***
Offline Offline

Сообщений: 51


« Ответ #46 : 23 Декабря 2017, 08:46:09 »

Теперь о самом интересном дне – о 21 июня. А то ведь нам его показывают по ТВ и рассказывают различные историки исключительно по мемуарам маршала Жукова. Мы же его рассмотрим и восстановим – по различным «источникам»…

21 июня пришло в Москву сообщение из Минска – и скорее всего и по всей границе, где это имело место быть, от пограничников в том числе – немцы начали снимать колючку на границе. И эти донесения срочно подаются в СНК, Сталину и в МиД, помощнику Молотова Вышинскому. Исследователь С.Чекунов показывает – на этом донесении есть резолюция Ватутина: «Срочно подготовить донесение в Правительство и отдельно Вышинскому».…

Сталин днем 21 июня оповещает партийное руководство Москвы – будет нападение. Дает указание – привести ПВО Москвы в повышенную боевую готовность…
21 июня Жуков около 18-19 часов вечера обзванивает округа и предупреждает их о нападении. О котором ему докладывает разведка… В это же время, вечером 21-го и нарком Тимошенко, отправляя Мерецкова в ЛенВО доводит до него:
«— Возможно, завтра начнется война! Вам надо быть в качестве представителя Главного командования в ЛВО. Его войска вы хорошо знаете и сможете при необходимости помочь руководству округа. Главное – не поддаваться на провокации.
— Каковы мои полномочия в случае вооруженного нападения? — спросил я.
— Выдержка прежде всего. Суметь отличить реальное нападение от местных инцидентов и не дать им перерасти в войну. Но будьте в боевой готовности. В случае нападения сами знаете, что делать…» (Мерецков К.А. На службе народу. — М.: Политиздат, 1968, с.209)
Записан
К. Олег
Прапорщик
***
Offline Offline

Сообщений: 51


« Ответ #47 : 23 Декабря 2017, 08:47:07 »

В 19 часов 21 июня начинает совещаться группа высших руководителей страны, которые все входили в Комиссию по военным и морским делам – у Сталина (которая буквально за несколько недель до этого называлась КО – Комитет Обороны). На котором Сталин доводит до Тимошенко и других членов Комиссии информацию о возможном нападении Германии на СССР в ближайшие сутки. На этом совещании, обсуждался вопрос (по донесениям разведки) о возможном нападении Германии в ближайшие часы, а также обсуждались вопросы мобилизации. Жуков, который зайдет к Сталину только в 20.50, в это время как раз и обзванивает округа и предупреждает командующих о возможном нападении в эту ночь.
(Как потом рассказывал историку Г.А. Куманеву управляющий делами СНК Я.Е. Чадаев, уже на этом совещании Сталин довел до присутствующих, что нападение будет в эту ночь (Куманев, «Говорят сталинские наркомы», М. 2005г.). Также Чадаев рассказывал Куманеву, что Сталин еще днем 21 июня действительно оповестил о возможном нападении руководителей ВКП (б) Москвы и дал команду командующему Московского округа генералу Тюленеву привести ПВО столицы в повышенную боевую готовность. Это же показывает в мемуары и адмирал Н.Г. Кузнецов….)
А к 21 часу к Сталину прибыл Жуков, который принес с собой директиву – о начале выполнения Планов прикрытия – «Приступить к выполнению ПП 1941 года». Которую он таскал к Сталину еще 11 июня!
Некоторые историки так и продолжают повторять байки от Жукова – что это он уговорил тирана на приведение в б.г. на этом совещании, мол, перебежчики подсказали дату и время нападения, но вообще-то Жуков прибыл на уже собранное совещание – Комиссии по военным и морским делам. На которое и пригласили его самого – как начальника Генштаба. Заслушать предложение наркома и нач. ГШ, и дать нужный приказ в округа…
Записан
К. Олег
Прапорщик
***
Offline Offline

Сообщений: 51


« Ответ #48 : 23 Декабря 2017, 08:47:41 »

Сталин опять тормозит жуковское предложение-директиву о «Вводе ПП 1941 года» – вдруг получится все же уладить мирно назревающую ситуацию с нападением Германии. Но дает разрешение – привести (перевести) в полную боевую готовность войска округов – подписывается директива «б/н от 22.20 21 июня». В которой округа предупреждаются – «В течении 22-23 июня возможно внезапное нападение Германии и ее союзников»! Сообщается, что нападение может начаться с провокаций, на которые отвечать нельзя и дается команда занять огневые точки на границе.
Как поняли в округах эту директиву Москвы? Примерно, так как понял ее Пуркаев, нш КОВО – «привести войска в полную боевую готовность, в случае перехода немцев госграницы отражать всеми силами и средствами, самим границы не переходить и не перелетать, до особого распоряжения».
При этом Тимошенко с Жуковым (по воспоминаниям находившегося там же Буденного) начали бахвалиться перед Сталиным, что они щас, лихо, разгромят супостата на границе и тут же начнут громить его и на его территории! На что «тиран» им и ответил: «Это несерьезно» и дает им указание приводить-переводить войска пока в полную боевую готовность. Знал бы он, что стояло за этим бахвальством кавалеристов….
Мемуаристы писали потом что нападение стало для Сталина неожиданным?! Глупости. Сталин дает указание предупредить округа о «внезапном» нападении, но оно для него типа стало внезапным-неожиданным, когда немцы напали – спустя 6 часов после подписания директивы об этом нападении?!
Кто-то сомневается, что Жуков к 21 часу нес к Сталину именно директиву на начало выполнения Планов прикрытия? Так ничего другого в той ситуации Сталин не мог в принципе придерживать. И ничего другого и Жуков не мог нести к Сталину – предупредив уже округа о возможном нападении…
Записан
К. Олег
Прапорщик
***
Offline Offline

Сообщений: 51


« Ответ #49 : 23 Декабря 2017, 08:48:33 »

Что это значит – в чем разница между директивой о начале выполнения Планов прикрытия и директивой о приведении в полную боевую готовность? Почему Сталин опять не вводит ПП ДО нападения Германии – в 21 час еще, хотя вроде бы все уже ясно – будет нападение!?! Достаточно ли было слать директиву о приведении-переводе в полную боевую готовность, и не лучше бы было сразу дать команду на ввод ПП?! Как переживают до сих пор многие историки и исследователи…
Не лучше. Ведь эти два указания – привести-перевести в полную боевую готовность и – «Приступить к выполнению ПП» практически ни в чем не отличаются в первых мероприятиях – в плане поднятия войск по боевой тревоге немедленно. По этим директивам – что о выполнении ПП, что о приведении-переводе в полную боевую готовность – надо поднимать по боевой тревоге войска по любому, именно немедленно, и выводить в район сбора минимум! А уже дальше у этих «приказов» и появляются отличия.
Отличие директивы о полной боевой готовности от приказа о вводе ПП одно: при вводе ПП – вскрывается «красный» пакет и занимаются окопы на рубежах обороны по Плану прикрытия, и также – начинается и мобилизация. А при объявлении полной б.г. – требуется только поднять войска по тревоге и вывести их в район сбора. Не выводя их на сами рубежи. В окопы на границе. И не начинается при вводе полной б.г. и мобилизация. Как это делается в наше время.
Надеюсь понятно – почему нельзя было до нападения Германии отправлять в округа приказ на ввод ПП? Как видите, все просто – при вводе ПП начинается мобилизация, что вечером 21 июня, до нападения врага делать нельзя было еще (официально, конечно же) по политическим мотивам, до тех пор, пока немцы не нападут формально! А при вводе полной боевой готовности – ее начинать (по тогдашним правилам) не надо было. Поэтому Сталин и дает команду придержать директиву (которую принес с собой Жуков) о вводе ПП и пишется директива без номера – от 22.20 21 июня – о приведении-переводе всех войск, ВВС ПВО приграничных округов и флотов которые на вечер 21 июня должны были быть по приказам Москвы (Тимошенко и Жукова) в повышенной б.г. в полную боевую готовность. Которую все ошибочно называют «Директива №1». Это – ошибка. Номера у нее нет…
Итак. Эта директива «б/н» от 22.20 21 июня доводит до округов дату возможного нападения, предупреждает что нападение может начаться внезапно (в смысле – без объявления войны) и с провокаций на которые нельзя поддаваться чтобы не вызвать проблем международного характера. И она приказывает – привести-перевести все войска приграничных округов, ВВС, ПВО этих округов и флота – в полную боевую готовность! А также – занять огневые точки на границе.
И то, что в ней вроде как указано – «неопределенно» – «нападение возможно 22-23 июня», не играет НИКАКОЙ роли. Войска требуется НЕМЕДЛЕННО, по получении данной директивы поднять по боевой тревоге, вывести в район сбора минимум и ожидать уже там дальнейших указаний: – либо вскрывать «красный» пакет и переть занимать окопы на границе, – либо отбой и в казармы – досыпать.… И именно так ее понимали там, где хотели понимать.
С учетом того что в повышенную боевую готовность ВВС, ПВО, флота и войска уже приведены с 18 июня (должны были быть приведены) – данная директива именно переводит все войска в полную боевую готовность а не приводит – с «нуля»!!! Как до сих пор пытаются «лукавить» различные исаевы…
Записан
Страниц: 1 ... 3 4 [5] 6 Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU