Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
16 Октября 2018, 12:40:06
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Дополнительные форумы
| |-+  Правоохранительные органы СССР
| | |-+  Воспоминания Почетного Чекиста
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 [2] Вниз Печать
Автор Тема: Воспоминания Почетного Чекиста  (Прочитано 3450 раз)
Б.И.Лобынцев
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 706


« Ответ #10 : 09 Мая 2017, 21:03:48 »

Да отличный материал. Жаль что в 90-е сдали по китайской линии, и уже не мы их, а они нас вербовали по полной. даже разведчиков погранвойск - как счас на память из Сборника контрразведки - пограничный переводчик разведотдела местного пограничного стал участником организованной сети по воровству, скупке и переправке запчастей к истребителям, а целый старший оперативный сотрудник, майор просто агентом. Причем ушлый был. В частности чтобы обнаружить приметы негласного обыска помечал водой ковровые дорожки в своем жилище, типа наступят - отпечатается, а он вечером приходил приподнимал и проверял.
Записан
Александр Слободянюк
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 1519


« Ответ #11 : 11 Мая 2017, 15:16:30 »

Да это им спасибо за их труд и подвиг, сколько они пережили за свою долгую и, как они утверждали, все равно счастливую жизнь, ушли из жизни в 92 и в 90 лет, один за другим через 7 дней...Вечная им память и покой.
Да, если не ошибаюсь, то это известное дело "Пасечника", стоившего целому ряду высоких должностных лиц своих постов. Подобное только в большем масштабе
было по делу "Океан".  Известная мудрость прошлого столетия "Советский народ знает все", к сожалению некоторыми товарищами занятыми этим ремеслом ...
Записан
Александр Слободянюк
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 1519


« Ответ #12 : 18 Июня 2017, 12:48:57 »

Зинаида Сергеевна после окончания войны многие годы служила в подразделении оперативной-технической разведки в органах государственной безопасности.
«Когда началась война я проживала в г. Тамбове и обучалась в 9 классе средней школы №7.
Незамедлительно решила уйти на фронт, так как и многие мои одно-классники. Сначала была направлена на трудфронт, рыли противотанковые рвы на подступах к Тамбову. Затем – направили под Смоленск рыть противотанковые рвы. В пути следования получили первое крещение - наш эшелон бомбил немец в Брянске, затем на всем пути следования сопровождал к Смоленску.
Не доезжая до станции км 60 до станции Починки железная дорога была разбита и мы подвергались бомбежкам. Нас высадили и стали укрывать в лесах, пшеничных полях. А немецкие летчики летали бреющим полетом пытались нас расстреливать из пулеметов. Когда немецкие самолеты летали мы ночью голодные, измученные бессонницей шли строем ближе к цели.
Спали на ходу. Первая шеренга и последняя не спали, а остальные впереди идущим клали головы на плечи и передвигались на ходу спали.
Одна из девушек на моих глазах сошла с ума от страха. С большим трудом, кого могли собрали и подогнали поезд и мы были отправлены в Тамбов.
Я продолжала учебу в 10 классе и одновременно на 6-ти месячных курсах медсестер. В свободное и вечернее время, проходили практику и помогали ухаживать за раненными.
По окончании курсов и средней школы в апреле 1942 года, я и мои подруги были призваны в Красную Армию. Подруги остались работать в госпитале, а я прошла подготовку санинструкторов и стажировку в Рязанской области. По окончанию была распределена в 35-й эвакуационный пункт, позже РЭП-33, откуда получила назначение в Санитарный поезд №177 (санинструктор-медсестра), где служила до апреля 1943 года.
Но так как к этому времени наш Санитарный поезд перевозил раненных в глубокий тыл, я посчитала, что я должна что-то большее, тем более мой отец был тяжело ранен в боях на Черноморском флоте (моряк). Один дядя Барановский Петр – капитан корабля Черноморского флота , другой – Мищенко Тимофей Лукич* – солдат погибли в Новороссийске.
Двоюродный брат Барановский Владимир П. был призван добровольно.
Я стремилась уйти на фронт. И вот, когда где-то в мае 1943 года наш санитарный поезд стоял недалеко от Москвы, рядом оказался поезд с курсантами 1-го Московского ордена Ленина, Краснознаменного училища связи, которые возвращались в Москву из эвакуации к прежнему своему месту нахождения в столицу. Среди курсантов оказались мои одноклассницы, в том числе Рита Тарасова. От них то я и узнала, что их готовят на фронт и с их помощью я была вызвана в Московское училище.
С июня 1943 года по сентябрь 1944 года прошла обучение в Московском училище связи. Выпустили в звании сержанта-синоптика и направили для дальнейшей службы на Северо-Кавказский округ, где формировался 413-й Отдельный батальон аэродромного обслуживания, а потом на фронт.
С 13.09.1944 года по 09.05.1945 г., наш Отдельный батальон обслуживал 16 Воздушную армию 1-го Белорусского фронта, которая непосредственно принимала участие в штурме и взятие Берлина.
Имею благодарность от Главнокомандующего И.В. Сталина и медаль «За взятие Берлина», которую уже вручили в 2010 году в Москве.
С 09.05.1945-16.06.1945 г. находилась в Группе Советских Оккупационных Войск в Германии.
З.С. Сотникова, 2012 г.
Примечание: При подомовом обходе РВК - Мищенко   Добавить Имя   Тимофей   Отчество   Лукич __.__.1900   Место рождения   г. Новороссийск, ул. Маяковская, 20   Дата и место призыва Новороссийский ГВК, Краснодарский край, г. Новороссийск Последнее место службы   19 сд   Воинское звание   красноармеец Причина выбытия   убит   Дата выбытия   27.08.1943   Первичное место захоронения Украинская ССР, Харьковская обл., Змиевский р-н, с. Миргороды, в районе (ЦАМО Ф.58 Оп.18001 Д.757 Л.92 об)   
Мищенко   Имя   Тимофей   Отчество   Лукич   Дата рождения/ Возраст __.__.1900 Воинское звание   капитан   Дата смерти __.__.1943 Страна захоронения   Украина   Регион захоронения   Харьковская обл. Место захоронения   Змиевский р-н, с. Тимченки https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=84089339
Барановский   Имя   Владимир   Отчество   Петрович   Дата рождения/Возраст   __.__.1924   Место рождения   Краснодарский край, г. Геленджик   Дата и место призыва   __.__.1942, Туапсинский РВК, Краснодарский край, Туапсинский р-н   Последнее место службы   54 гв. сд   командир огневого взвода 120-мм минометов 162-го гв. стрелкового полка Воинское звание   гв. лейтенант   Причина выбытия   убит   Дата выбытия   28.02.1945   Первичное место захоронения   Восточная Пруссия, Кенигсбергский окр., Хайлигенбайльский р-н, н/п Порен, северо-восточная окраина   Мать Барановская Анастасия Карповна г. Тупсе, ул. Пионерская, 10 (ЦАМО Ф.33 Оп.11458 Д.862) https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50012148
Барановский   Имя   Владимир   Отчество   Петрович   Добавить в избранное Воинское звание   лейтенант   Дата смерти   28.02.1945   Страна захоронения   Россия   Регион захоронения   Калининградская обл. Место захоронения   Багратионовский р-н, п. Корнево, в/ч 35795 Могила Братская могила   Откуда перезахоронен   г. Цинтен https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=260422182 https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=74117760

Дополнения к биографии Сотниковой Зинаиды Сергеевны.
В июне 1942 года окончила Курсы санинструкторов в г. Ранинбург Рязанской области. С 6.1942 г. на фронтовом эвакопунте №35, затем РЭП №33 и до 5.1943 г. военно-санитарный поезд №177. С 6.1943 по 9.1944 гг. 1-ое Московское Краснознаменное и ордена Ленина военное авиационное училище связи - курсант, помощник командира взвода и старшина курсантской роты, старший сержант. С 10.1944  г. направлена для дальнейшей службы в 413-й отдельный батальоне аэродромного обслуживания 16-й ВА. С 10.06. по 03.07.1945 гг. Группе Советских Оккупационных Войск в Германии. Демобилизована в июле 1945 года. С августа 1945 года инструктор райкома комсомола и с 9.1947 г  в органах государственной безопасности в подразделениях оперативно-технической разведки. Капитан запаса.
« Последнее редактирование: 02 Июля 2017, 23:46:19 от Александр Слободянюк » Записан
Александр Слободянюк
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 1519


« Ответ #13 : 11 Июля 2018, 14:44:04 »

О разоблачении агента греческой разведки Папандопулоса Г.Д.
Надо сразу заметить, что органам государственной безопасности он был известен, так как попал в поле зрения оперативных подразделений за активную антисоветскую деятельность. По этой линии он активно разрабатывался группой чекистов под руководством полковника Каратабанова Жубанияса Ибрашевича, который длительное время работал в органах военной прокуратуры, а перед переходом на работу в органы государственной безопасности занимал пост Военного Прокурора Туркестанского военного округа. В КГБ при Совете Министров Казахской ССР он прибыл на должность заместителя начальника Следственного отдела.   Надо сказать, что разоблачить такого матерого преступника, было делом нелегким. Для нас важно было установить связь Пападопулоса с греческой разведкой, найти живых свидетелей, изобличающих его шпионскую деятельность. Вскоре работу этой группы заместитель Председателя КГБ полковник Волков Гавриил Моисеевич поручил вести мне и проверить версию следствия его возможной причастности к шпионской деятельности.
После тщательного анализа материалов оперативной работы было установлено, что Папандопулос неоднократно совершал поездки в разные районы республики, изобилующие на своей территории объектами, вызывающими повышенный интерес иностранных разведывательных служб. Так были установлены его поездки в Лениногорск и другие города Восточно-Казахстанской, Семипалатинской и кончено же непосредственно в районах его постоянного проживания в Чимкентской области. Непременным атрибутом его экипировки был фотоаппарат. Однако, к тому времени, когда я включился в дело, Папндопулос уже прекратил свою работу в Кентау и основное время находился в Москве, где настойчиво добивался в посольстве Греческой Королевской Республики визы для выезда на постоянное место жительства в эту страну.
Первое время после ареста Пападопулос вел себя вызывающе, дерзко. Предполагал, что у нас нет достаточных улик, чтобы изобличить его в преступной деятельности. Но иногда самая незначительная деталь может сыграть роковую роль для шпиона. Так случилось и с Пападопулосом. При аресте у него был изъят лист бумаги с адресом: «Москва, до востребования, Г-242 В.Е.В.» Выяснилось, что это адрес женщины. Однако фамилию, имя и отчество её шпион «вдруг забыл». Вероятно, по нашему предположению, боясь разоблачения.
Разыскать и поговорить с приятельницей Папандопулоса, руководством КГБ было поручено мне. Довольно долго я искал её в Москве, не смотря на наши серьезные возможности, все было безрезультатно. Пришлось выехать на Черноморское побережье и на Кавказ, т.е. пройти по следам Папандопулоса: в Новороссийске, Геленджике и Гадауте.
В результате кропотливой работы я узнал подробности о его спутнице. Она вместе с дочкой по профсоюзной путевке отдыхала в доме отдыха «Южный» в Геленджике. Ежедневно к ней приходил какой-то мужчина, называя себя фотографом. Работники дома отдыха узнали Папандопулоса по фотографии. Помогли установить и фамилию, имя, отчество спутницы шпиона – Веселова Елизавета Васильевна. Она москвичка, жена шахтера, который работал в Арктике.
И вот снова я в Москве. Встреча с Веселовой состоялась. После беседы стало понятно, чего так боялся Папандопулос. Он оказался из города Кентау Чимкентской ныне Южно-Казахстанской области, недалеко от которого разрабатываются богатые залежи полиметаллических руд. Будет уместно вспомнить, что в годы Великой Отечественной войны из свинца Южного Казахстана была сделана каждая седьмая пуля, выпущенная в ненавистных врагов.
Попандопулос на глазах Веселовой фотографировал важные объекты в Краснодарском крае и Абхазской АССР. Знала она, что снимки передавались в греческое посольство, видела и щедрые вознаграждения. О многом еще рассказала мне Веселова. Назвала других беспечных знакомых Папандопулоса, у которых шпион проявлял фотопленки.
С докладом о результатах проделанной работы и предложениями я прибыл на площадь Дзержинского в КГБ при Совете Министров СССР, где в этот же день в мое распоряжение была выделена специальная оперативная группа для ареста Папандопулоса. Руководством КГБ мне было оказано высокое доверие в связи с назначением руководителем этой чекистской операции, завершавшей сложную оперативную комбинацию в рамках этого непростого дела, о чем я ниже остановлюсь особо. Как это много значит, что тебе поверили, что ты не дрогнешь и не отступишь в схватке. О многих деталях я и сегодня не считаю возможным все рассказать, чтобы не навредить делу, которому была отдана вся моя жизнь. Выйдя из здания на Лубянке, окрыленный таким доверием Комитета я невольно поймал себя на мысли, что бронзовый Феликс с высоты пьедестала «напутствует» меня на это непростое задание. Для ареста Папандопулоса было определено удобное место близи газетного киоска на одной из московских магистралей и недалеко от станции Метрополитена, куда он должен был идти после встречи в греческом посольстве. Именно здесь должен быть поставлен крест на преступном пути агента иностранной разведки Георгия Дмитриевича Папандопулоса. В общих словах об аресте. Все это выглядело обыденно и просто, мужчина с чемоданчиком, таких на улицах Москвы сотни, направляется к метро и в установленном месте у газетного киоска по моему заранее обусловленному сигналу группа оперативников произвела его арест. Через несколько секунд шпион в крепких объятиях сидел на заднем сидении черной «Волги», которая мчалась на Лубянку.
Дальше работали непосредственно с Папандопулосом и в результате продуманной оперативно-следственной работы получили достаточные данные, изобличающее его в шпионской деятельности в пользу иностранного государства. Не вдаваясь в длительные описания расследования дела, для чего потребовалась написать целую книгу могу сообщить следующее. Георгий Папандополус, зачастую представлялся Юрием, в ходе своей антисоветской деятельности попал в поле деятельности греческой разведки КИП, установленным резидентом которой в Москве являлся второй секретарь посольства Молиавитис. В ходе очередного визита Папандопулоса в посольства, он оказался на приеме у последнего и настойчиво стал просить визы на выезд в Грецию. Как не трудно представить с профессиональной точки зрения, опытный разведчик, использовал эту ситуацию для привлечения его к работе в качестве агента, а говоря проще завербовал.
Как следовало из материалов дела, именно встреча в железнодорожном вагоне с Веселовой Е. позволила ему создать искусное прикрытие своей шпионской деятельности, в результате которой им была произведена фотосъемка важных стратегических объектов в Новороссийске и Геленджике. В поле объективов его фотоаппарата попали акватория порта и радарные установки, позиции ракетных войск и радиолокационных станций ПВО, аэродромы и специальные полигоны, где проводились испытания новых образцов вооружения.
Остановившись, после возвращения в Москву у своей попутчицы он немедленно направился в греческое посольство для передачи полученных шпионских материалов. В ночь произошло событие, которое оказало значительное влияние на расследование. Елизавета Васильевна не смогла заснуть, встревоженная появлением в её доме Папандопулоса и его обескураживающей просьбой занять в займы деньги. Пересилив себя, она при свете фонарика, проверила содержимое карманов его одежды и установила, что он иностранный поданный и в его карманах имеется крупная денежная сумма в несколько тысяч рублей…Утром в связи с этим между ними состоялся напряженный разговор, после которого он заявил, что таким образом проверил - «любит она его или нет», они расстались.
Как было установлено у Папандополуса имелось немало женщин, которых он использовал для своих шпионских целей. Он входил к ним в доверие, чтобы в основном использовать для организации ночлега и оказания небольших услуг. Об этой стороне дела несколько позже будут продолжен рассказ.
Далее было выяснено, что резидент греческой разведки на встрече с ним заявил, что привезенные им пленки оказались засвеченными и необходимо срочно вновь выехать в вышеуказанные районы, а также дополнительно и в Гадауту, для съемки объектов и получил от второго секретаря посольства Моливитиса крупную денежную сумму в советских рублях (порядка десяти тысяч рублей), которую и обнаружила у него Веселова.
Позже, в мае 1963 года, в ходе заседания Военного Трибунала на вопрос Председательствующего: « Подсудимый Папандопулос кому вы передавали фотографии, заснятые на Черноморском побережье? Папандопулос: Я передавал их секретарю греческого посольства в Москве господину Моливитису. Председательствующий: Откуда же у Вас оказалась крупная сумма денег, которую видела свидетельница Веселова? Папандопулос: Эти деньги я получил еще раньше в посольстве. Председательствующий: Значит ли это, что именно часть этих денег вы использовали для поездки на Черное море? Папанопулос: Да.
Следующим его пристанищем в Москве была квартира близкой знакомой Цилии Н., одинокой матери двух мальчиков возрастом 6 и 9 лет, работавшей буфетчицей в одной гостинец Москвы, где ранее он уже останавливался находясь в столице. В ходе допроса она показала, что последний давал ей поручение на покупки фотопленки высокой чувствительности повышенного качества и рулон такой пленки был закуплен на рынке в Москве. Кроме этого, с её согласия и в её присутствии были допрошены несовершеннолетние мальчики, которые показали, что Папандопулос оставаясь в квартире с ними проявлял фотопленки и печатал фотографии. В ходе следствия Папандополос дал пояснения, что не поверил резиденту по поводу некачественной съемки и засвечивания негативов, для чего решил закупить более качественную высокочувствительную фотопленку, а по результатам фотосъемки провести проявку негативов и затем опечатать фотографии объектов, которых интересовала греческая разведка.
Цилия Н. также показала, что Папандополос в разговоре с ней признался, что не собирается долго оставаться в Греции, так как раздобыл телефоны французского и американского посольств в Париже, где он собирается жить и он уверен, кому он предложит свои услуги и он уверен – от них не откажутся…».
Экспертиза шпионских материалов и размер вреда в результате преступной деятельности Папандопулоса была проведена под контролем Военной прокуратурой Туркестанского военного округа, специалисты определили вред как тяжелый. По результатам проделанной оперативно-следственной работы было подписано обвинительное заключение по уголовному делу шпиона Папандопулоса.
Некоторое отступление. Начало слушания дела в Военном Трибунале совпало с днем приведения в исполнения приговора Военной коллегии Верховного Суда СССР по делу англо-американского шпиона Олега Пеньковского, которое на многие месяцы и годы «затмило» все другие шпионские дела, завершенные органами государственной безопасности.
Наше дело должно было стать резонансным, так как нам удалось раскрыть глубоко законспирированную работу заграничной резидентуры разведки иностранного государства. Для того, чтобы «разговорить» Папандопулоса даже было принято не имевшее аналога решение о выдворении из СССР за деятельность не совместимую в дипломатической, практически всех сотрудников греческого посольства, что было опубликовано в газете «Правда» и стало известно Папандопулосу в части того, что второй секретарь Молиавитис и его помощница остались в СССР. На самом деле, о его высылке сообщение МИД было опубликовано в другом номере этой же газеты дополнительно. Спустя несколько дней, после успешно проведенной органами государственной безопасности операции в газетах появилось сообщение Министерства иностранных дел СССР, из которого советские люди узнали, что второй секретарь греческого посольства, который занимался шпионской деятельностью, объявлен в связи с этим персоной нон грата (прим. авт. - лат. persona non grata — «нежелательная персона», «нежелательное лицо») и ему предложено немедленно покинуть пределы Советского Союза. После этого Папандопулос «поплыл» и дал ряд признательных показаний о своей разведывательной деятельности, которые были всесторонне проверены и получили подтверждение. У оперативно-следственных сотрудников осталась глубокая убежденность, что шпион рассказал лишь небольшую часть из того что было на самом деле.
Таким образом, Военный Трибунал Туркестанского военного округа под Председательством полковника юстиции Макеева приступил к рассмотрению дела 16 мая 1963 года и на следующий день вынес решение.
17 мая 1963 года в г. Чимкенте был оглашен приговор Военного трибунала Туркестанского военного округа по делу Папандопулоса Г.Д., обвиняемого в шпионаже в пользу иностранного государства. В результате его преступной деятельности был нанесен тяжелый вред советскому государству его безопасности, государство-участник блока НАТО получило доступ к секретным сведениям о военных объектах на Черноморском побережье в районе Новороссийска и Геленджика, где в это время проводились испытания новых видов вооружения, и происходило размещение стратегических оборонных объектов. Несмотря на это Военный Трибунал не использовал право применения исключительной высшей меры наказания расстрела и не даже пятнадцатилетнего заключения.
Справка: Пападопулос Георгий Дмитриевич, родился в 1926 г., Краснодарский край, Абинский район, ст. Холмская; грек; подданство: Гражданин Греции. Шофер. Проживал: Казахская ССР, Южно-Казахстанская (ныне Чимкентская) область, г. Кентау. Арестован в Москве оперативной группой КГБ при СМ СССР 8 октября 1962 г. Приговорен: Военным Трибуналом Туркестанского военного округа 17 мая 1963 г. по обвинению в преступления, предусмотренных ст.56 ч.1 Уголовного Кодекса Казахской ССР, 51 Уголовного Кодекса Казахской ССР. Приговор: 10 лет. Срок отбывал в Дубравлаге. После исполнения наказания в 1973 году был выдворен с территории СССР в Грецию, где при невыясненных обстоятельствах вскоре умер. По неофициальным данным был убит греческими спецслужбами как нежелательный свидетель и нарушивший принятые на себя вербовочные обязательства
Записан
Страниц: 1 [2] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU