Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
18 Декабря 2017, 05:18:07
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Дополнительные форумы
| |-+  ВОЙСКОВЫЕ ЧАСТИ и СОЕДИНЕНИЯ НКВД 1934-1940
| | |-+  Войска НКВД в советско-финляндской войне 1939-1940 гг.
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 [2] Вниз Печать
Автор Тема: Войска НКВД в советско-финляндской войне 1939-1940 гг.  (Прочитано 2093 раз)
Александр Слободянюк
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 1212


« Ответ #10 : 22 Мая 2017, 06:21:42 »

Из приказа НКВД СССР от 04.12.1940 г. №1110 Обращено внимание генерал-майора Долматова начальника ПВ НКВД Карело-Финского округа на задержку выплат, положенных семье,  погибшего в боях тов. Сорокина Ивана Павловича (должность и звание не указаны, награжден орденом Красного Знамени 26.04.1940), в настоящее время выплаты сделаны его отцу, а жена и двое малолетних детей не получили положенные выплаты.
Записан
Александр Слободянюк
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 1212


« Ответ #11 : 22 Мая 2017, 07:48:34 »


Сорокин Иван Павлович (1914-22.6.1941), политический работник ПВ НКВД, политрук.
Родился в 1914 году, уроженец д. Серегино Ветлужского района Горьковской области. Русский. Участник советско-финляндской войны в 1940 году в должности политрука 3-й стрелковой роты 38-го отдельного пограничного батальона НКВД Особого назначения. В 1940 году политрук И.П. Сорокин политрук заставы 89-го пограничного отряда ПВ НКВД БССР, с сентября 1940 года переименованного в 17-й КПО НКВД. В 1941 году политрук И.П. Сорокин политрук 5-й заставы 2-й комендатуры 17-го КПО ПВ НКВД БССР. Участник Великой Отечественной войны с 22.6.1941 года на государственной границе. Погиб в бою 22.6.1941 года.
Семья, жена Мария Ивановна Сорокина и сын Валерий, проживали по адресу: д. Красное Шахунского района Горьковской области.
Сорокин  Имя Иван  Отчество Павлович  Место рождения Горьковская обл., Шахунский р-н  Дата и место призыва Шахунский РВК, Горьковская обл., Шахунский р-н  Воинское звание политрук  Причина выбытия убит  Дата выбытия 22.07.1941  Название источника информации ЦАМО  Номер фонда источника информации 33  Номер описи источника информации 11458  Номер дела источника информации 588 https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=73047267&page=2
Сорокин  Имя Иван  Отчество Павлович  Дата и место призыва Горьковский ОВК, Горьковская обл.  Последнее место службы 17 погран. отряд  Воинское звание политрук  Причина выбытия убит  Дата выбытия 22.06.1941  Название источника информации ЦАМО  Номер фонда источника информации 33  Номер описи источника информации 11459  Номер дела источника информации 343https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=78069669
Записан
Роман Никитин
Сержант
**
Offline Offline

Сообщений: 15


« Ответ #12 : 06 Декабря 2017, 04:31:16 »

Спасибо, Александр Ануфриевич, за открытие этой темы. Как нельзя кстати для недавно опубликованного доклада, прозвучавшего на Лубянке год тому назад.

Р.М. Никитин (Москва)
«ПОГРАНИЧНЫЙ» АСПЕКТ УЧАСТИЯ В СОВЕТСКО-ФИНЛЯНДСКОЙ ВОЙНЕ 1939-1940 гг. ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА В.В. ТАЛАЛИХИНА
Герой Советского Союза Виктор Васильевич Талалихин ещё при жизни стал одним из самых прославленных в стране военных лётчиков, и с годами эта слава не меркнет. В 2016 году отмечалась 75-летняя годовщина его знаменитого тарана немецкого бомбардировщика, а, вслед за этим, к сожалению, и скорбная дата гибели в воздушном бою 27 октября 1941 года. В настоящее время историки и поисковики продолжают исследования боевого пути Виктора Талалихина, которые носят комплексный характер и не ограничиваются Великой Отечественной войной. Своего рода «побочным открытием» стало документальное обоснование, как исторического факта, особых заслуг будущего Героя перед пограничниками в Советско-Финляндской военной кампании 1939-1940 годов.
О Зимней, или как её ещё называют в просторечии, Финской, войне существует достаточное количество научных публикаций, где подробно проанализированы и её причины, и её характер. Поэтому нет смысла останавливаться на этом подробно. А вот многие события той далёкой поры ещё ждут своего часа предстать в истинном свете – не исключая участия в них таких легендарных фигур, как Талалихин. В самом деле, ведь до сих пор нельзя было даже сказать с точностью, в составе какой авиационной части он совершал свои боевые вылеты. Существующая биография лётчика, во многом, основывается не на архивном материале, а на беллетристике 60-х годов прошлого столетия. В популярной до сих пор биографии Сергея Утехина «Виктор Талалихин», в главе, посвящённой Зимней войне, упоминается лишь третья эскадрилья, отправленная в Карелию из 27-го истребительного авиаполка [далее ИАП] противовоздушной обороны [далее ПВО] Московского военного округа. При этом Карелию автор ассоциирует исключительно с Карельским перешейком, словно забывая, что упомянутый им же поселок Ухта (ныне Калевала) находится гораздо севернее, в Карелии Беломорской.
Обратимся к архивной Коллекции документальных материалов действовавшей на этом участке фронта советской 9-й армии, фондам ее соединений и частей, которые, к сожалению, далеко не отличаются полнотой. Лишь в одном из документов удалось обнаружить фамилию Талалихин. Это «Список лётно-технического состава 80-го авиаполка, сдавшего зачёт по подготовке взрывателей согласно инструкции». Сопроводительное письмо к списку датировано 13-м марта 1940 г. – днём окончания войны. Младший лейтенант Талалихин В.В., сдавший зачёт на «четвёрку», значится в списке начальником связи 3-й эскадрильи. Однако в тексте она указана, вопреки заглавию, как подразделение не 80-го авиаполка, а 152-го. С.Г. Утехин же упоминает совсем другую часть – 27-й ИАП ПВО. На самом деле, этот полк во время войны свою подмосковную дислокацию не менял. Но эскадрилью на «финский фронт» откомандировал, как выясняется, не одну, а две, причём, обе разными путями, но оказались в составе одного и того же 152-го ИАП, сформированного 10.01.1940 г. А с 13 февраля 3-я эскадрилья капитана М.И. Королёва (будущего командира 177-го ИАП, в составе которого Талалихин совершит свой таран) была оперативно подчинена командиру 80-го смешанного авиаполка [далее САП] в Реболах. Но не вся, а без одного звена, которое осталось в 152-м ИАП в Войнице.
В Северной Карелии, ввиду специфики местности, сплошного фронта не существовало, боевые действия велись по направлениям. 80-й САП обеспечивал с воздуха Ребольское, где, как говорится в документах 54-й стрелковой дивизии (изначально - горнострелковой) [далее СД], противнику в начале февраля 1940 г. удалось окончательно окружить части Красной Армии и войск Наркомата внутренних дел [далее НКВД] в изолированных гарнизонах на дороге, ведущей из Ребол вглубь Финляндии: «К 4.2 противник, нанеся удар, отрезал с запада и востока обороняющийся в Хиликко-3 3-й батальон 529-го стрелкового полка с подразделениями 5-го полка НКВД. Таким образом… полностью завершено окружение частей 54-й СД с полком НКВД». Ещё в конце января подразделения полка, которые несли службу по охране тыла 9-й армии, перешли от активных действий к обороне, опираясь на блокгаузы на коммуникациях дивизии. Отметим, что этот, впоследствии Краснознамённый, стрелковый полк указывается двояко даже в современных источниках: пограничным либо оперативным, хотя, как таковые, оперативные части будут выделены в самостоятельный род войск только год спустя. 5-й полк был сформирован во исполнение приказа НКВД СССР № 001478 от 15 декабря 1939 года «О сформировании семи полков войск НКВД» на базе 73-го Ребольского пограничного отряда, чьи подразделения обеспечивали продвижение Красной Армии через границу вглубь страны, и усилен к середине января 1940 г. артиллерийской батареей и пулемётной ротой, прибывшими из кавалерийской и мотострелковой частей войск НКВД. Тем не менее, даже современные исследователи истории пограничных войск, в частности, представители Центрального пограничного музея ФСБ России, придерживаются аутентичной терминологии. Действительно, очень часто в документах того времени полк именуется пограничным, а его личный состав – пограничниками. Например, в отчёте Управления военно-воздушных сил [далее ВВС] 9-й армии так и сказано: «Только действия ВВС по оказанию помощи блокированным гарнизонам 54 СД и частям погранвойск, без преувеличения, дали им возможность отразить атаки превосходящих сил противника в течение 45 дней, сохранить свой состав и не умереть голодной смертью… В операции по деблокированию окружённых гарнизонов 54-й СД авиация играла решающую роль с последних чисел января до 13 марта 1940 г. На её долю выпало не только содействие частям дневными и ночными атаками войск и укреплений противника, но и полное снабжение всех гарнизонов продуктами питания, огнеприпасами различного назначения, питанием для радиостанций, комбикормом для лошадей и т.д».
Ввиду серьёзности ситуации на данном участке 15.02.1940 г. решением Военного совета 9-й армии была создана оперативная группа войск Ребольского направления. С командного пункта [далее КП] командующего опергруппой управление созданной группировкой авиации осуществлял лично командующий армейскими ВВС комдив Павел Рычагов. Таким образом, становится понятна одна из причин оперативного подчинения эскадрильи 152-го ИАП 80-му САП – усиление авиагруппировки. Другая причина – участившиеся в начале февраля налёты на Ребольский аэродром одиночных финских самолётов. Однако деблокировать все гарнизоны не удалось до самого окончания войны ни с помощью одной авиации, ни даже наземных войск. Более того, перед самым перемирием 13 марта 1940 г., финны едва не уничтожили массированным артиллерийским огнём командный пункт 54-й СД. В этом же «мешке» на северо-западном берегу озера Сауна-Ярви находился, как указывает флажок на одной из схем Ребольского оперативного направления, и штаб 5-го оперполка.
Итак, установив номера авиачастей, где в действительности служил будущий Герой Советского Союза, по их документам удалось определить характер его боевой деятельности на «финском фронте». Вопреки написанному Сергеем Утехиным, 3-я эскадрилья не провела ни одного воздушного боя. Все, якобы, сбитые Талалихиным «Фоккеры» финнов, не говоря уже о «Спитфайрах», которых там попросту не было - не более, чем миф. Если, конечно, не приписать ему одному вообще все вражеские истребители, оказавшиеся на счету армейской авиации: «За два с половиной месяца боевой работы, было сбито в воздушных боях всего три истребителя противника, два погибли при столкновении… На протяжении всего периода боевых действий абсолютное превосходство и полное господство в воздухе было на стороне ВВС нашей армии». Следует заметить, что ВВС Финляндии в полосе 9-й армии составляли, по советским данным, 15-20 самолетов, в основном, уже устаревших моделей, а только одна Ребольская авиагруппировка – не менее 76-ти машин. В отчете армейского Управления ВВС сделано однозначное заключение о том, что «истребительная авиация практики по прикрытию объектов и ведению воздушных боёв не получила из-за отсутствия воздушного противника». При таких обстоятельствах П.В. Рычагову пришлось решать боевые задачи, в основном, не в небе, а на земле, о чём он, не без сарказма, докладывал на совещании в Кремле в апреле 1940 г.: «Каждый гарнизон по-своему паниковал… Работал там 80-й полк и две приданных эскадрильи. Они занимались бомбардированием вокруг этой дивизии, т.е. не давали противнику возможности стрелять по дивизии, защищая ее от всех невзгод… Командиром был Гусевский. Он каждый день, а иногда по нескольку раз в день, слал паникёрские телеграммы, вплоть до того, что писал: «Последний раз видимся», «До свидания» и всякая прочая паническая информация… Дивизия кормилась 80-м авиаполком в течение 45 дней, и этот полк фактически спас ее, бездействующую дивизию, от голода и гибели, не давая финнам покоя день и ночь… Гусевский просил бомбить даже отдельные орудия. Противник свои орудия после того, как выстрелили из них, переносил их с места на место, у него их было мало, берегли как дитя, перетаскивали в другое место и открывали с этого места снова огонь, попробуй бомбардировщикам угоняться за ними. Орудие противника стреляет, значит считают, что авиация работает плохо. Где противник, не знали».
Сказанное Рычаговым имеет непосредственное отношение к командиру 54-й стрелковой дивизии комбригу Н.А. Гусевскому и подтверждается сохранившимися шифротелеграммами ее штаба. Но утверждение командующего ВВС о том, что, якобы, «каждый гарнизон по-своему паниковал», является сугубо его оценочным суждением. Из частей Красной Армии стойкостью отличался, например, 337-й стрелковый полк дивизии того же Гусевского. Голодающий личный состав части питался составом конским, но тем не менее, командир полка отказывался оставить хорошую позицию. Что касается пограничников, то достаточно увидеть отправленную накануне дня 8 марта шифротелеграмму командира 5-го оперполка полковника А.С. Новикова, чтобы понять: слова молодого командующего ВВС, которые по мере его стремительного возвышения становились всё более резкими – это, зачастую, не более, чем слова: «Для начальника Ребольского погранотряда. Передайте наш пламенный привет боевым испытанным подругам… Скажите, что бьем белофиннов так, как подобает пограничникам…» Доклады в полк обстановки непосредственно в гарнизонах также выдержаны в тоне, далёком от эмоций Гусевского. Паникёрскими их, при всем желании, назвать сложно, да и цифры говорят сами за себя – почти половина желающих вступить в ряды коммунистов – пограничники. У которых, кстати, к Павлу Рычагову были свои претензии: «12.02.40: в результате боя сбили несколько глухарей. Наши потери – 11 раненых. По нашей заявке авиация действовала недостаточно. Просьба повторить в полном объёме и установить дежурство авиации… 22.02.40: на сегодня подано заявлений в партию 28 – от пограничников и 62 – от бойцов других частей. 03.03.40: противник активизирует действия… дух боевой… Прошу сбросить сухарей, патронов, махорки, перевязочного материала, спирту, спичек, печений. В течение последних трёх дней авиация почти ничего не сбрасывала».
Но вернёмся к авиации. Никем не оспаривается, что самолетом Виктора Талалихина в Зимней войне был истребитель И-153 «Чайка». Из содержания боевых приказов 80-го САП, которому с 13 февраля 1940 г. была придана эскадрилья «Чаек» капитана Королёва, на первый взгляд, складывается впечатление, что Талалихин и его боевые товарищи, в основном, обеспечивали воздушное прикрытие аэродрома в Реболах. Однако, это не совсем так. Уже 16 февраля командир полка майор Б.И. Плешивцев приказывает: «Эскадрилья «Чаек» прикрывает аэродром с воздуха, отдельными звеньями ведёт разведку дорог: Кухмониеми - Нурмес, Нурми-ярви – Корписалми». Со следующего дня 17 февраля одно звено эскадрильи постоянно находится в оперативном резерве комполка: «Вылет на выполнение боевой задачи по особому распоряжению». Одно из таких распоряжений последовало 8-го марта 1940 г. Этот полёт, прерванный пулемётной очередью над замёрзшим озером Сауна-ярви, стал последним для временно исполнявшего обязанности командира звена младшего лейтенанта Гумара Аюпова, по словам Сергея Утехина, друга Виктора Талалихина. Ещё 19 февраля майор Плешивцев приказывает: «Командиру «Чаек» одним звеном подавлять живую силу противника между озерами Сауна-ярви и Алас-Ярви через 5 минут после бомбометаний двойкой СБ [скоростных бомбардировщиков]». К слову, в отчёте комполка удалось найти уникальное свидетельство использования авиаторами системы связи Ребольского погранотряда, который продолжал нести службу на границе! «С эскадрильями штаб связь держал, в основном, по телефону, – сообщает Плешивцев. – Со штабом армии – по радио. Аппарат СТ-35 работал по линии погранзастав…»
Как удалось установить, эскадрилья «Чаек» капитана Королёва выполняла боевые задачи по подавлению огневых точек противника пулемётным огнём и бомбометанием с пикирования – самолет И-153 «Чайка» мог летать с различной бомбовой нагрузкой и даже нести реактивные снаряды. Отчёт о боевой деятельности 152-го ИАП позволяет реконструировать действия Виктора Талалихина и его товарищей в небе Финляндии: «Среднерадиальное отклонение бомб при пикировании равнялось 25-30 м, что не превышало радиуса сплошного поражения осколков. При атаках построек и палаток до 25% бомб имели прямые попадания… Враг, как правило, вёл огонь в момент выхода из пикирования и набора высоты. Контртактика – последовательные атаки. Последующий экипаж наблюдает, откуда противник ведёт огонь по предыдущему».
Именно за эти заслуги на «незнаменитой» войне и был награжден орденом Красной Звезды младший лейтенант Виктор Васильевич Талалихин. Совсем скоро, уже на другой войне, он станет Героем Советского Союза и окажется знаменит на всю страну.
Установленные исследованием факты делают практически неизбежным вопрос о причинах создания полвека назад исторического нарратива о сбитых В.В. Талалихиным финских самолётах. Во-первых, как известно, в советское время, даже несмотря на определенную политическую «оттепель» 60-х, о Советско-Финляндской войне предпочитали говорить вскользь. А, во-вторых, во все времена в пропаганде образа героя предпочтительнее использовать биографию, героическую абсолютно во всём. Любая пропаганда не любит неоднозначности. Её вряд ли устроит рутинный и не всегда безупречный военный труд «воздушных рабочих войны». В этой перспективе «пограничный» аспект участия в Советско-Финляндской войне будущего Героя Советского Союза может играть ключевую роль, так как историческая правда, в данном случае, преподносит редкую по силе образности связку: легендарный военный лётчик в небе и овеянные легендами войска на земле.





« Последнее редактирование: 06 Декабря 2017, 04:34:20 от Роман Никитин » Записан
Страниц: 1 [2] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU