Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
18 Октября 2017, 18:40:45
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1946-1953 МГБ - МВД
| | |-+  РОКОВЫЕ РЕШЕНИЯ или дело Госплана СССР.
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 [2] 3 Вниз Печать
Автор Тема: РОКОВЫЕ РЕШЕНИЯ или дело Госплана СССР.  (Прочитано 9337 раз)
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #10 : 11 Октября 2016, 18:24:48 »

Замечу,что О.Хлевнюк, в своей статье несколько раз подчеркивает тот факт,что "дело Госплана"(читай Вознесенского) было сфабриковано,при этом отмечает,что  "... Обстоятельства фабрикации этого дела точно неизвестны..."

Удивительно...
Если обстоятельства дела точно неизвестны,то откуда умозаключение о т.н. "ФАБРИКАЦИИ ЭТОГО ДЕЛА"?

При этом, Хлевнюк,далее в своей статье, продолжает утверждать о фабрикации и политической составляющей данного дела: "...Несмотря на то, что против самого Вознесенского было сфабриковано политическое дело, его сотрудники и помощники по Госплану почти не пострадали, если оценивать ситуацию мерками сталинского периода. Кадровая чистка Госплана в 1949 г. носила преимущественно административно-управленческий характер, проводилась с целью укрепления тех контрольных "государственных" функций Госплана, о которых говорилось в постановлении от 5 марта. Показателен тот факт, что МГБ не фабриковало дело о существовании в Госплане каких-либо"контрреволюционных групп...".

Таким образом (учитывая исследовательскую работу д.и.н.О.Хлевнюка,вкупе с работами д.и.н.Кузнечевского В.Д., к.э.н.Гэссена В.Ю.,Пыжикова А.В.,Афанасьева А.В. и многих других) напрашивается вывод- о политическом заказе направленном против преемника Сталина - тов.Вознесенском, в ходе решения которого,"Главные злодеи" Берия и Маленков использовав различные схемы с привлечением отдельных людей,сумели  дискредитировать преемника "великолепного экономиста,академика" Вознесенского в глазах Сталина,обрушив на его голову весь гнев "вождя всех народов",а позднее и "меч карающих органов".

Из воспоминаний А.И.МИкояна:"...Сталин был вне себя: "Значит, Вознесенский обманывает Политбюро и нас, как дураков, надувает? Как это можно допустить, чтобы член Политбюро обманывал Политбюро? Такого человека нельзя держать ни в Политбюро, ни во главе Госплана!"... Сталин проникся полным недоверием к Вознесенскому, которому раньше очень верил. Было решено вывести Вознесенского из состава Политбюро и освободить от поста председателя Госплана СССР".

Многочисленные версии о происках тандема Берия-Маленков,в стиле "подковерной борьбы Мадридского двора" выглядят вполне правдоподобно,если бы не постановлении Совмина СССР «О Госплане СССР» от 5 марта 1949 г.с перечнем многочисленных нарушений государственной и партийной дисциплины,ошибок,промахов в работе Н.Вознесенского на посту председателя Госплана.Пропажа секретных документов Госплана в самый разгар "холодной" войны- это вообще случай из ряда вон выходящий и граничащий с государственным преступлением.Этот факт куда деть?

Сделать круглые глаза на то,что никаких особых нарушений в плановой экономики страны по восстановлению разрушенного войной народного хозяйства и развитию оборонного комплекса -не наблюдалось,а потери совсекретных документов в Госплане лежат на совести "непорядочных сотрудников...конечно можно.

Тем более,30 апреля 1954г. Военная коллегия Верховного Суда СССР полностью реабилитировала Н.А. Вознесенского и других осужденных граждан по Ленинградскому делу. Правда не без вмешательства членов ЦК КПСС,которые своим решением поручали Генеральному прокурору СССР т. Руденко " в связи с вновь открывшимися обстоятельствами опротестовать приговор Военной коллегии Верховного Суда СССР по делу Кузнецова, Попкова, Вознесенского и других на предмет его отмены и прекращения этого дела."


Сегодня можно много и громогласно говорить о том,что Вознесенский,стал жертвой "кровавой гэбни" аппарата Абакумова по "сфабрикованному политическому делу"однако боюсь,что подобное объяснение не найдет должной поддержки у думающего читателя.Слишком много,по этому делу, накопилось вопросов,в том числе и такой вопрос- каким образно говоря- " боком" Н.А.Вознесенский был "пристегнут" к знаменитому  "Ленинградскому делу"...

Продолжение следует

Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #11 : 20 Октября 2016, 16:03:28 »

Как известно,в период  весна 1949 г.-апрель 1950 г проверку деятельности Госплана проводили три комиссии ЦК, КПК, СМ СССР, которые выявили целый ряд весьма  серьезных нарушений допушенных Вознесенским по работе в Госплане. Несмотря на то,что 7 марта согласно постановления ПБ Вознесенский был отстранен от работы,а 11 сентября был выведен из состава членов ЦК ВКП(б)
Сталин явно был не готов к тому,чтобы принять окончательное решение в привлечении к суду Вознесенского,который оставался на свободе вплоть до 26 октября 1949 г.

В 1989 г. в февральском номере журнала "Известия ЦК КПСС" был опубликован Протокол №3 от 5.03.1988 г. заседания Комиссии Политбюро по дополнительному изучению материалов,связанных с репрессиями,имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов.
Комиссия в составе Соломенцева,Чебрикова,Яковлева,Демичева,Разумовского, Лукьянова, Болдина, секретаря Савинкина и приглашенных Генпрокурора СССР А. М. Рекункова, председателя ВС СССР
В.И. Теребилова заслушали доклад первого заместителя Председателя КПК при ЦК КПСС И.С.Густова о результатах рассмотрения КПК при ЦК КПСС вопроса о партийной реабилитации ранее реабилитированных в судебном порядке Н.А. Вознесенского, А.А. Кузнецова, М.И. Родионова, П.С. Попкова, Я.Ф.Капустина,П.Г. Лазутина, И.М.Турко,Т.В.Закржевской и Ф.Е.Михеева,проходящих по т.н. "ленинградскому делу" в 1950 г.
-----------------------------------------------------------
До сих пор неизвестно о чем конкретно говорили в своих выступлениях по данному вопросу Председатель комиссии М.С. Соломенцев и члены комиссии В.М. Чебриков, А.Н. Яковлев ,Г.П. Разумовский, П.Н.Демичев,А.И.Лукьянов,В.И.Болдин и В.И.Теребилов,однако следует думать,что  консенсус по данному вопросу был быстро найден.Комиссия постановила:Принять к сведению,что ранее,в связи с полной реабилитацией этих лиц в судебном порядке,в КПСС были восстановлены
М.И.Родионов,П.Г. Лазутин,П.С.Попков,И.М.Турко,Т.В.Закржевская и Ф.Е.Михеев.Учитывая,что Н.А.Вознесенский,А.А.Кузнецов и Я.Ф.Капустин из партии фактически не исключались,а их парт.документы были погашены после ареста и осуждения,КПК при ЦК КПСС своим решением 26 февраля 1988 г. подтвердил их членство в КПСС.


А чтобы,читатель "Известий ЦК КПСС" не сомневался,в том,что законность и справедливость в принятии данного постановления восторжествовала,на с.126-138 этого же номера журнала была опубликована статья под названием"О так называемом ленинградском деле" за подписью КПК и института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.В данной статье указывается,что "...в феврале 1956г. на ХХ съезде партии Н.С.Хрущев назвал в качестве организаторов и главных " фабрикаторов" ленинградского дела" Л.П.Берия и его подручных,имевших цель "ослабить ленинградскую партийную
организацию,ОПОРОЧИТЬ ее кадры".Вопрос о преступной роли Г.М.Маленкова в организации т.н. "ленинградского дела" был поставлен после июньского (1957г) Пленума ЦК КПСС.Однако Г.М.Маленков,заметая следы преступлений,почти полностью уничтожил документы,относящиеся к "ленинградскому делу".(*)

Как известно ЛОЖЬ(намеренное искажение истины)даже если она  прозвучала из уст Секретаря ЦК КПСС,а затем была многократно повторена,  не становится ПРАВДОЙ, несмотря на то,что в очередной раз,в 1988 г. руководство ЦК КПСС,по инициативе А.Н. Яковлева, приняло решение еще раз пересмотреть многие важные дела связанные с прошлой деятельностью ОГБ. На этот раз,
в ходе преславутой горбачевской гласности,КПК при ЦК КПСС  затребововал из ГВП АСД Берия, Круглова, Судоплатова, Эйтингона, различные архивные документы и формуляры Троцкого, Зиновьева, Каменева,Бухарина,Рыкова, Молотова, Маленкова, Кагановича и т.д.  

Согласно  справке КПК  при ЦК КПСС и Общего отдела ЦК КПСС,составленной в декабре 1990г.все выше перечисленные дела находились на специальном хранении в распоряжении Секретариата генерального секретаря и были в течении 2-х лет доступны   ответственным работникам партаппарата...За эти два года, в СМИ успели "просочиться" отдельные ксерокопии,мыслимые и  и немыслимые факты относительно "нашумевших дел"...
    
Замечу,в конце 80-х,перестроечники снова высоко подняли значение ХХ и ХХII съездов КПСС в развитии Советского Союза.Введенный в обиход термин " новое политическое мышление" восстановил "содержание исторического процесса" сместил противоречивость межпартийных отношений в альтернативную сторону.При этом  вместо того,чтобы принципиально разобраться в вопросах реального содержания мелкобуржуазных,пролетарских и  непролетарских партий, перестроечники в очередной раз нанесли удар по сталинской "Истории ВКП(б).Краткий курс" оценив содержание книги,как "системный учебник возвеличивания сталинского единовластья"...
Нет ничего удивительного в том,что последующие опасения и нежелание партаппарата горбачевского ЦК будоражить общественное мнение привели к очередному повторению "басни" Н.С.Хрущева и его окружения в отношении преступной роли И.В.Сталина в создании ряда  дел против  честных партийных руководителей,в том числе и т.н."ленинградского дела".  
 
В тоже время беглый анализ компрометирующих материалов  в отношении отдельных граждан (проходящих по т.н. ленинградскому дел) СОБРАННЫХ парткомиссиями и ОГБ противоречат и опровергают  "басни" Хрущева рассказанные им на ХХ-ХХII съездах и повторенные в мемуарах в
отношении  "ослабления ленинградской партийной организации и ОПОРОЧИВАНИИ ее кадров".

В этой связи хотелось бы напомнить о некоторых коллизиях (возникших в свое время) в отношении отдельных решений  Военной коллегии Верховного Суда РФ,принимаемых по заключению Главной военной прокуратуры,в частности Л.Берии,Б.Кобулова,В.Меркулова,В.Абакумова и др.Сегодня,многим известно о том,что Л.П.Берия не являлся не "организатором",не  "главным фабрикатором "ленинградского дела",не являлся "заговорщиком по плану реставрацию капитализма и развалу сельского хозяйства".По свидетельству быв. управделами СМ СССР М.Смиртюкова,версия о "заговоре Берии" повисает в воздухе:

"...Никакого "заговора Берии", о котором так много говорили потом, на самом деле не существовало. Товарищи по Президиуму ЦК арестовали его превентивно. Уж очень они боялись его интриганских способностей. Боялись, что он сможет провернуть что-нибудь эдакое. Но заговор был придуман потом, чтобы как-то объяснить массам, за что арестовали самого верного ученика Сталина.Дело было не столько в Хрущеве, сколько в партаппарате. При Сталине верховной властью в стране был он сам, а текущие вопросы в основном решались в правительстве. После смерти Сталина работники ЦК и секретари обкомов захотели встать над государственным аппаратом и правительством, а Хрущев был только выразителем их интересов. Когда сталинские соратники и в их числе Маленков в 1957 году попытались сместить Хрущева, было уже поздно. Власть в центре и на местах перешла к партийным органам, которые поддерживали Хрущева. Антипартийную группу Молотова, Маленкова и Кагановича разоблачили. Маленков потерял посты заместителя председателя Совета министров и министра электростанций. Его назначили директором ГРЭС в Усть-Каменогорске, затем перебросили в Экибастуз — руководить ТЭЦ."

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1752481

Продолжение следует.

« Последнее редактирование: 20 Октября 2016, 16:06:10 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #12 : 21 Октября 2016, 19:42:52 »


После смерти Сталина,к власти пришло так называемое коллективное руководство:Г.М. Маленков,  Л.П. Берия, Н.С. Хрущев, Л.М. Каганович,В.М. Молотов, А.И. Микоян, Н.А. Булганин, К.Е. Ворошилов.В конце марта 1953г. на высшие посты в руководстве Советского Союза определились три ключевые фигуры: Маленков, Берия и Хрущев.Маленков заняв пост Председателя СМ СССР (читай правительства) фактически оказался первым лицом в государстве имел  наиболее мощные рычаги власти.Первым заместителем Маленкова и одновременно министром МВД стал Л.П.Берия (с грандиозными планами по реформированию страны Советов).Именно Берия,в тандеме с Маленковым, понимая всю опасность возникшего в стране "дела врачей",предложил членам ЦК провести
расследование деятельности С.Д. Игнатьева на посту министра МГБ.Игнатьев,в свою очередь,в отличии от Гоглидзе, дал не вполне ясные объяснения по данному делу о том,что ряд дел был возбужден ГБ под руководством " ныне находящегося под  следствием" Абакумова - по прямому указанию И.В.Сталина.

Как известно,13 января 1953 г. в СССР во всех советских газетах было опубликовано сообщение ТАСС «Арест группы врачей-вредителей». В сообщении утверждалось, что советские органы безопасности раскрыл террористическую деятельность группы врачей, стремившихся  «путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям Советского Союза». Было объявлено, что по этому делу  арестовано девять врачей (шесть евреев: профессора М. Вовси,  М. Б. Коган, Б. Б. Коган, А.
И. Фельдман, Я. Г. Этингер, А. М. Гринштейн; три русских профессора — В. Н. Виноградов, П. И. Егоров, Г. И. Майоров) и что документальные данные, заключения  медицинских экспертов и признания арестованных полностью подтвердили вину последних. Врачи обвинялись в том, что они  «злодейски подрывали здоровье больных», ставили неправильные диагнозы, неправильным лечением губили пациентов. Арестованным  врачам инкриминировали убийство методом вредительского лечения двух виднейших советских деятелей — А.А.Жданова и А.С.Щербакова — и попытку «вывести из строя» крупных советских  военачальников — маршалов А.М.Василевского, И.С.Конева, Л.А.Говорова и др.


Берия,как государственник,вероятно прекрасно понимал,что оставлять без внимания данную
публикацию нельзя- возникшее подозрения у народа к профессиональной деятельности врачей может вызвать "обвал" всей советской медицины.Решение было найдено правильным-лучше пожертвовать  гэбистом Рюминым (выбранным в качестве стрелочника) чем нанести значительный вред и ущерб стране в развитии здравоохранения...

13 марта 1953г. Берия подписывает  Приказ  по МВД "О создании следственных групп по пересмотру следственных дел" и сбору компромата на эмгэбешных следаков. 17 марта 1953 г Берия санкционирует арест Рюмина. За две недели интенсивной работы сотрудники Владзимирского,сумели собрать значительное количество "неопровержимых" доказательств о  фальсификации СЧ МГБ "дела врачей".01.04.1953 г.Берия направляет докладную записку Председателю СМ СССР Маленкову:
 
  Совершенно секретно
  т. МАЛЕНКОВУ Г.М.

  В 1952 году в Министерстве государственной безопасности СССР возникло дело
  о  так называемой шпионско-террористической группе врачей, якобы ставившей своей
  целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям
  советского государства. Делу этому, как известно, было придано сенсационное
  значение, и еще до окончания следствия было опубликовано специальное сообщение
  ТАСС, сопровождаемое редакционными статьями «Правды», «Известий» и других
  центральных газет.

  Ввиду особой важности этого дела Министерство внутренних дел СССР решило
  провести тщательную проверку всех следственных материалов. В результате
  проверки выяснилось, что все это дело от начала и до конца является
  провокационным вымыслом бывшего заместителя Министра государственной
  безопасности СССР РЮМИНА. В своих преступных карьеристских целях РЮМИН, будучи
  еще старшим следователем МГБ, в июне 1951 года под видом незаписанных
  показаний уже умершего к тому времени в тюрьме арестованного профессора
  ЭТИНГЕРА сфабриковал версию о существовании шпионско-террористической группы
  врачей. Это и положило начало провокационному «делу о врачах-вредителях».

  Для придания правдоподобности своим измышлениям РЮМИН использовал заявление
  врача ТИМАШУК, поданное ею еще в 1948 году в связи с лечением А.А. ЖДАНОВА,
  которое было доложено И.В. СТАЛИНУ и тогда же направлено им в архив ЦК ВКП(б).

  Встав на преступный путь обмана ЦК ВКП(б) и таким путем продвинувшись на пост
  заместителя Министра и начальника следственной части по особо важным делам МГБ
  СССР, РЮМИН принял все меры к тому, чтобы как можно больше раздуть это дело.
  Нужно отметить, что в Министерстве государственной безопасности он нашел для
  этого благоприятную обстановку. Все внимание Министра и руководящих работников
  Министерства было поглощено «делом о врачах-вредителях». Заручившись на основе
  сфальсифицированных следственных материалов санкцией И.В. Сталина на
  применение мер физического воздействия к арестованным врачам, руководство МГБ
  ввело в практику следственной работы различные способы пытки, жестокие
  избиения, применение наручников, вызывающих мучительные боли, и длительное
  лишение сна арестованных.

  Не брезгуя никакими средствами, грубо попирая советские законы и элементарные
  права советских граждан, руководство МГБ стремилось во что бы то ни стало
  представить шпионами и убийцами ни в чем не повинных людей — крупнейших
  деятелей советской медицины. Только в результате применения подобных
  недопустимых мер удалось следствию принудить арестованных подписать
  продиктованные следователями измышления о якобы применяемых ими преступных
  методах лечения видных советских государственных деятелей и о несуществующих
  шпионских связях с заграницей.

  Для того чтобы придать доказательность полученным таким путем «признаниям»
  арестованных, следствию удалось сфальсифицировать заключение врачебной
  экспертизы по методам лечения, примененным в свое время к А.С. ЩЕРБАКОВУ и
  А.А. ЖДАНОВУ. В этих целях следствие включило в состав экспертной комиссии
  врачей-агентов МГБ и утаило от экспертов некоторые существенные стороны
  лечебной процедуры.

  Бывший Министр государственной безопасности СССР т. ИГНАТЬЕВ не оказался на
  высоте своего положения, не обеспечил должного контроля за следствием, шел на
  поводу у РЮМИНА и некоторых других работников МГБ, которые, пользуясь этим,
  разнузданно истязали арестованных и безнаказанно фальсифицировали следственные
  материалы.

  Так было сфабриковано позорное «дело о врачах-вредителях», столь нашумевшее в
  нашей стране и за ее пределами и принесшее большой политический вред престижу
  Советского Союза.

  Зачинщик этого дела РЮМИН и ряд других работников МГБ, принимавших активное
  участие в применении незаконных методов следствия и фальсификации следственных
  материалов, арестованы.

  Постановление специальной следственной комиссии с подробным изложением
  результатов проверки материалов следствия по этому делу прилагается.

  Министерство внутренних дел СССР считает необходимым:

  1) всех привлеченных по этому делу к ответственности и незаконно арестованных
  врачей и членов их семей полностью реабилитировать и немедленно из-под стражи
  освободить;

  2) привлечь к уголовной ответственности бывших работников МГБ СССР, особо
  изощрявшихся в фабрикации этого провокационного дела и в грубейших извращениях
  советских законов;

  3) опубликовать в печати специальное сообщение;

  4) рассмотреть вопрос об ответственности бывшего Министра государственной
  безопасности СССР т. ИГНАТЬЕВА С.Д.

  Министерством внутренних дел СССР приняты меры, исключающие впредь возможность
  повторения подобных извращений советских законов в работе органов МВД.

  Л. БЕРИЯ

  АП РФ. Ф. З. Оп. 58. Д. 423. Л. 5—7. Копия.
--------------------------------------------------------------------

03.04.1953г. по настоянию Л.П.Берия, Президиум ЦК рассмотрел вопрос о текущем положении "дела врачей" в МГБ СССР.В этот же день выходит Постановление СМ СССР и Президиума ЦК КПСС о фальсификации т.н." дела врачей - вредителей".4 апреля 1953г. Сообщение Министерства Внутренних Дел об освобождении "врачей -вредителей".

4 апреля 1953г. Берия подписывает приказ №0068 "О запрешении применения к арестованным каких- либо мер принуждения и физического воздействия"

N 0068
 4 апреля 1953 г.

Совершенно секретно

Министерством внутренних дел СССР установлено, что в следственной работе органов МГБ имели место грубейшие извращения советских законов, аресты невинных советских граждан, разнузданная фальсификация следственных материалов, широкое применение различных способов пыток - жестокие избиения арестованных, круглосуточное применение наручников на вывернутые за спину руки, продолжавшееся в отдельных случаях в течение нескольких месяцев, длительное лишение сна, заключение арестованных в раздетом виде в холодный карцер и др.По указанию руководства (бывшего) министерства государственной безопасности СССР избиения арестованных проводились в оборудованных для этой цели помещениях в Лефортовской и внутренней тюрьмах и поручались особой группе специально выделенных лиц, из числа тюремных работников, с применением всевозможных орудий пыток.
Такие изуверские “методы допроса” приводили к тому, что многие из невинно арестованных доводились следователями до состояния упадка физических сил, моральной депрессии, а отдельные из них до потери человеческого облика.Пользуясь таким состоянием арестованных, следователи-фальсификаторы подсовывали им заблаговременно сфабрикованные “признания” об антисоветской и
шпионско-террористической работе.Подобные порочные методы ведения следствие направляли усилия оперативного
состава на ложный путь, а внимание органов государственной безопасности отвлекалось от борьбы с действительными врагами Советского государства.

Приказываю:
Категорически запретить в органах МВД применение к арестованным каких-либо мер  принуждения и физического воздействия; в производстве следствия строго  соблюдать нормы уголовно-процессуального кодекса.  Ликвидировать в Лефортовской и внутренней тюрьмах организованные руководством (бывшего) МГБ СССР помещения для применения к арестованным физических мер  воздействия, а все орудия, посредством которых осуществлялись пытки -уничтожить.
 
С настоящим приказом ознакомить весь оперативный состав органов МВД и  предупредить, что впредь за нарушение советской законности будут привлекаться  к строжайшей ответственности, вплоть до предания суду не только непосредственные виновники, но и их руководители.
   
 Министр внутренних дел Союза ССР Л.Берия
------------------------------------------------

Именно содержание этого приказ станет позднее главной док.базой для последующих жалоб и пересмотра многих дел.05.04.1953 министр МГБ С.Д.Игнатьев путем опроса членов Президиума ЦК был освобожден от этой должности,а 6 апреля был  выведен из Секретариата ЦК.28 апреля 1953 г. Игнатьев был выведен из состава ЦК КПСС за допущенные "грубейшие извращения советских законов и фальсификацию следственных материалов",а также за серьезные ошибки в руководстве МГБ.Берия обвинил С. Д. Игнатьева в обмане партии,попытки Берия привлечь Игнатьева к уголовной ответственности не нашли поддержки среди членов Президиума,однако его дело было передано в КПК М. Шкирятову на предмет рассмотрения партийной ответственности.В создавшейся обстановке, Игнатьев, написал объемное письмо-покаяние (в жанре "я не я и лошадь не моя") в котором подробно изложил содержание своих встреч со Сталиным и его требования к МГБ в отношении следственных действий по "делу врачей-вредителей".

Как известно дело самого Игнатьева не обошлось без курьеза.В июне 1953 г.Игнатьев был  направлен первым секретарем Татарского обкома КПСС,однако через месяц , на очередном июльском  Пленуме ЦК КПСС,в ходе обсуждения "дела Берия,Игнатьев был неожиданно (для самого себя)  признан пострадавшим от "происков английского шпиона " Берия.Постановление ЦК КПСС от 28.04.1953 г. было отменено,Игнатьев был восстановлен членом ЦК КПСС и вплоть до своей отставки(в октябре 1960 г.) всецело поддерживал "генеральную линию" Н.Хрущева.

Продолжение следует.
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #13 : 25 Октября 2016, 13:49:22 »

Сделаю небольшое отступление, для ответа на вопрос заданный  уважаемым участником форума: " зачем в очередной раз повторять то,что и так известно по  ленинградскому делу ?"
-------------------------------------------------------------
Отвечаю.

Тема о событиях конца 40-х начало 50 -х годов,сегодня не потеряла актуальность.Более того,в последнее время появилось значительное количество авторских работ позволяющие по новому взглянуть  взглянуть на  известные факты т.н. дела Госплана,вкупе с  ленинградским делом, в которых по известным причинам остается множество незакрытых вопросов...

Если говорить о историографии затронутой темы (дело Генплана -ленинградское дело)то следует указать,что наиболее полный обобщающий характер периода 1945-1953 гг. носят работы О.В. Хлевнюка, В.В. Денисова,А.А. Данилова,Г.В. Костырченко, и др. в которых авторы прослеживают важные вопросы политических отношений в высших эшелонах власти.Проблематика осмысления событий, которые происходили в известный период, в партийно-хозяйственных органах, г.Ленинграда затрагивается в работах В.А. Кутузова, К.А.Болдовского, А.З. Ваксера, материалах Б.А.Старкова, В.А.Иванова и  многих других исследователей.

"Теребить" в очередной раз, аспекты сущности сталинизма в "деле Госплана",выдвинутые в  более ранних работах некоторых отечественных историков (Д.Волкогонов и др.)и отдельных западных исследователей (в трудах, которых возобладали авторские чрезмерные антисталинские взгляды и концепции) на мой взгляд- безсмысленно,ровно как "толочь воду в ступе".

Заодно стоит отметить наличие в обороте целого пласта популярных книг,в которых "ленинградское дело" рассматривается с позиции трех базовых версий.Все эти публикации, вне всякого сомнения, оказали заметное влияние на читателя...

Первая версия -официальная.Описывая события конца 40-х,начала 50-х годов, авторы идут по "протоптанной" Н.С.Хрущевым  тропе. Изложения событий т.н. ленинградского дела, у многих авторов, начинаются с "борьбы за власть в позднесталинский период" различными группировками в ЦК (которые непонятно зачем-то были переименованы в "кланы"),а заканчиваются официально-юридически обоснованным решением  ЦК КПСС о том,что ленинградское дело было «сфальсифицировано бывшим министром госбезопасности В.С. Абакумовым и его подручными по указанию врага народа  Л.П. Берии»,что собственно подтвердил на словах Н.С. Хрущев в докладе «О культе личности и его последствиях» 25.02.1956г.на XX съезде КПСС.

Вторая версия-которую используют авторы, наиболее субъективная по своему характеру, имеет происхождение от участников проходивших по "ленинградскому делу" (реабилитированных в средине 50-х),их родственников (см.Михеев Г.Ф. "Волны ленинградского дела") и людей ранее занимавших ответственные посты,прекрасно знавших ситуацию "изнутри",но в ряде случаев "правдиво" исказивших действительность как в покоятельных письмах в ЦК (после снятия с должности),так и в более поздних личных воспоминаниях в свете ХХ съезда.
Например,бывший Главный военный прокурор А. Вавилов, утвердивший обвинительное заключение по делу Н.А.Вознесенского, в 1955 году, писал в своем обращении к Хрущеву:"Я считаю, что по позорному, так называемому Ленинградскому делу мною действительно были допущены серьезные ошибки. Я некритически отнесся к материалам МГБ.Поверив Абакумову в том, что по делу состоялось решение Политбюро, я выехал по указанию т. Сафронова в Сочи и, будучи убежден, что следствие проведено честно и что т. Сталину все материалы объективно доложены, утвердил обвинительное заключение. Прошу верить мне, что я был обманут врагами. Как теперь известно, они действовали настолько тонко, иезуитски и так подготовили самих обвиняемых, что даже Кузнецов, Вознесенский и Попков в августе 1950 г. во время объявления мною им об окончании следствия признали себя виновными и на вопрос о причинах, побудивших их это сделать, Кузнецов ответил: "Хотел быть больше, чем был". На суде они также признали себя виновными. При таком положении я объективно не имел возможности вскрыть фальсификацию, тем более что до того я не встречался с обвиняемыми, т. к. не имел отношения к надзору за следствием по этому делу".

Третья версия-чистая конспирология,в которой авторы пытаются навязать собственные видение и умозаключения формирования в РСФСР "самостоятельной элитной группы", возрождении "русской идеи и национального самосознания",реформирование экономики СССР "высочайшим экономистом милостью божьей" и т.д. 

Казалось бы, после всех публикаций, вопросов относительно т.н. ленинградского дела быть уже недолжно. Однако СМИ в очередной раз задаются вопросом:

" ПОЧЕМУ ВОЗНИКЛО «ЛЕНИНГРАДСКОЕ ДЕЛО»?
Большинство историков сходятся на том, что «ленинградское дело» было затеяно прежде всего с целью убрать именно Вознесенского, который, если бы пришел к руководству страной, скорее всего, сразу бы лишил власти группу Берия, Маленкова и Хрущева. Сталин не случайно назвал Вознесенского своим преемником. Дело в том, что Вознесенский был не только одним из самых порядочных руководителей, но и самым успешным (несмотря на «политическую молодость», ему было всего 45!) разработчиком и исполнителем намеченных вождем планов. Работы Н. А. Вознесенского «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» и «Политическая экономия коммунизма», примененные в деле, свидетельствовали, что он - настоящий теоретик! Создание «экономики победы» в годы войны и быстрое восстановление разрушенного войной народного хозяйства всего за одну пятилетку и без иностранных займов были во многом его заслугой. Доктор экономических наук, академик Вознесенский был не только генератором деловых идей, но и умел сам воплощать их так, что экономика развивалась стремительно даже в условиях невиданно разрушительной Второй мировой войны. И Сталин понимал это. (Для примера замечу: Хрущев даже слово «ознакомиться» писал «азнакомица»...) Руководитель Вознесенский, будучи настоящим ученым, делал ставку на самые современные способы научного управления государством и народным хозяйством... Не случайно с его «уходом» экономика сперва забуксовала, потом задергалась и наконец пришла в полный упадок. Советская империя прекратила свое существование."
http://www.kp.ru/daily/24567.4/739775/
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #14 : 01 Ноября 2016, 16:14:44 »

                                             В АППАРАТЕ Н. А. ВОЗНЕСЕНСКОГО.

 У занимавшего несколько важных государственных постов Николая Алексеевича Вознесенского было три отдельных секретариата и, стало быть, три заведующих секретариатами. Аппаратом первого 'заместителя Председателя Совета Министров СССР ведал Василий Васильевич Колотов (автор книги «Николай Алексеевич Вознесенский»). К нему стекалась корреспонденция. Он направлял ее в соответствующие рабочие группы либо готовил резолюции нашего общего начальника. Был свой секретариат у Вознесенского как председателя Госплана СССР. Заведующим секретариатом Бюро по металлургии и химии при Совмине СССР, которым тоже руководил Вознесенский, был я. В мои обязанности входили просмотр и визирование бумаг, подготовленных в группах для председателя, ведение протоколов заседаний Бюро и т. д. В состав нашего Бюро назначались несколько освобожденных членов (П. Ф. Натаров, Ю. Н. Кожевников, профессор А. Г. Касаткин и Силуянов, представлявший Госплан СССР) и министры: И. Ф. Тевосян (черная металлургия), П. Ф. Ломако (цветная), М. Г. Первухин (химическая промышленность), И. И. Малышев (геология), Т. Б. Митрохин (резиновая промышленность), П. А. Юдин (строительство предприятий тяжелой промышленности), М. Суков— Главное управление кислородной промышленности при СМ СССР. Приглашались руководители и других ведомств.

До моего назначения заместителем заведующего его секретариата я Николая Алексеевича ни разу не видел. А слышал разное. Говорили, что он был умнейшим человеком в Совете Министров СССР (и не только там), что суров до грубости и требователен до жесткости, что ему завидовали и его побаивались все другие заместители предсовмина, что он терпеть не мог болтунов, а уж вранья не переносил вовсе... В справедливости и того, и другого, и третьего я убедился в первые же дни работы с ним. И даже несколько раньше. До меня секретариатом руководил генерал-майор М. И. Чертков. В пятницу после очередного заседания Бюро (обычно оно проводилось по вторникам) Вознесенский поручил ему разослать подписанный им протокол в воскресенье, документ же пошел в рассылку лишь утром следующего дня. Председатель Бюро вызвал Черткова к себе и без обиняков заявил: «В ваших услугах я больше не нуждаюсь». Моисея Исааковича уволили из аппарата Совмина СССР.

Я поначалу тоже попал впросак. В назначенный для наших докладов час с полной охапкой подготовленных нами документов я переступил порог кабинета своего нового начальника. Кто видел Николая Алексеевича близко, тот помнит — выглядел он, для академика и руководителя такого ранга, довольно-таки моложаво: в непокорной шевелюре ни одного седого волоса, никакого животика, хотя спортом он явно не занимался, выражение лица не свирепое — скорее добродушное... Как говорится, располагал с первого раза. Вот и я — расположился... Положил ему свою охапку на стол, стою, молчу — расслабился. Он тоже молчит. И вдруг тихий рык: «Что это вы стоите, как телеграфный столб?..» Так это было сказано, что с тех пор я с разбегу бросался в мягкие кожаные кресла...

И вот начинается моя первая «каторга». Он читает документы, коротко бросает вопросы. Я должен ловить их на лету — переспрашивать нельзя — и точно, по памяти, отвечать на каждый. Одна бумага вывела его из себя. Я и сейчас помню — речь шла об окладах директорам строящихся, но еще не работающих заводов. Делая выкладки карандашом, он подвел меня к тому, что перед ним сидит... ну, если уже и не полный, а все же дурак — так можно было судить и по его словам, и по выражению лица.

Памятен и еще случай. Конкретное содержание подготовленной мною бумаги не вспоминаю, но сцена, как сейчас, перед глазами. Рассерженный, он швырнул документ на пол (я успел его подхватить) и тут же потребовал от меня положить ему на стол партийный билет. Сам удивляюсь, но на этот раз я проявил храбрость, заявил ему: «Понимаю, что вы — член Политбюро. Но и член Политбюро должен знать и соблюдать Устав партии — билет я могу отдать лишь тому, кто мне его вручил...» Он меня выгнал. В приемной девушки-машинист-ки, с ходу заметив нелады с сердцем (не раз наблюдали такое), уложили меня на кушетку и вызвали неотложку. В кремлевской больнице меня продержали десять суток.

И опять характерная деталь. Снова шагаю с охапкой накопившихся бумаг к его кабинету. Начальник охраны Вознесенского, полковник, шутя грозит мне кулаком: «Замучил нас из-за твоего драгоценного здоровья Николай Алексеевич: каждый день, утром и вечером, требовал справку...» Я привычно плюхаюсь в кресло. Вознесенский мне кивает и углубляется в документы. Ни слова об инциденте...

Я не сообщаю сенсаций — пишу о вполне обыденных нравах в тогдашних коридорах власти. Они распространялись не только на аппарат, но и на весьма высокопоставленных сановников. Редкое заседание Бюро обходилось без острых сшибок участников. В выражениях, как правило, не стеснялись. Помню, например, как обсуждали проект постановления Совнаркома СССР о восстановлении завода «Запорожсталь». Докладывали нарком И. Ф. Тевосян и начальник строительства Дымшиц. Присутствовали многие наркомы, в том числе и финансов — Арсений Григорьевич Зверев. Он все время подавал реплики: денег нет, денег нет и т. д. И вдруг последовала изумительная реакция Николая Алексеевича: «Вы нам мешаете работать. Идите и подождите в приемной — когда вы понадобитесь, мы вас пригласим...» Наркому-то...

Мне не хотелось бы создавать в лице моего бывшего знаменитого Начальника образ эдакого грубого бурбона. В других обстоятельствах он умел быть и снисходительным, и даже, как говорится, милым. Он явно любил, например, постоянного члена Бюро профессора А. Г. Касаткина. И было забавно-трогательно наблюдать порой необычный характер такого отношения. Дело в том, что профессор позволял себе совершенно нетерпимую в нашем Бюро вольность: если обсуждавшийся вопрос его не касался, он начинал... дремать. Это при Вознесенском-то! Но от Николая Алексеевича слышалось в такие моменты только слегка укоризненное: «Касаткин, спишь?» В конце концов, наш профессор стал сам подставлять себе под подбородок остро отточенный карандаш...

Вознесенский и с нами общался иногда просто, по-товарищески. И даже озоровал. Припоминается такой эпизод. Из кабинета Николая Алексеевича можно было выйти либо через приемную, где все время дежурили охранники, либо прямо в коридор. Там охранников не было, но стоило эту дверь открыть, как в приемной немедленно срабатывала сигнализация. Не знаю, что уж там придумал Николай Алексеевич (может, так и случайно получилось), но мы с ним вышмыгнули в коридор незамеченными и, очень довольные этим обстоятельством, отправились в Госплан СССР пешком и без надоедливого сопровождения. Погода стояла великолепная, солнечная. Николай Алексеевич в светлом расстегнутом костюме и без головного убора был по-простому раскован, доброжелателен, оживлен. Очень забавлялся промашкой своих охранников, изображал в лицах, как они будут оправдываться перед начальством. А еще больше развеселился, искренне удивясь, когда, открыв дверь своей госплановской приемной, увидел осуждающие физиономии своих неотступных стражей — обошли они нас...

Кажется мне, что это и было как раз в канун самого начала трагического отрезка его жизненной судьбы.

...Как правило, мы работали до 3—4, а иногда и до 5 часов утра, и только по средам, когда проходили заседания Политбюро (они начинались в 22 часа), мы могли уходить домой около 23. И вот 9 марта 1949 года в 22 часа 45 минут раздается звонок «вертушки». Снимаю трубку, отзываюсь — молчание. Ну, Вознесенский, значит,— это его манера выдерживать томительную паузу, прежде чем что-либо сказать: «Зайдите...»

В кабинете еще мой коллега Василий Васильевич Колотое. Николай Алексеевич возбужденно расхаживает и на ходу сообщает мне, что на заседании Политбюро его освободили от всех занимаемых должностей. Я так и застыл с полуоткрытым ртом, а он, отдав нам ключи от сейфа, предложил тут же забрать и проверить числившиеся за нами секретные документы. Потом он попрощался и вышел. Больше мы его не видели и даже вслух не вспоминали: в нашем кругу воцарился молчаливый закон — ни слова о Вознесенском.

Вокруг, конечно, шептались, строили различные версии. Сейчас многое прояснилось в более определенном смысле. Но я все-таки хочу сохранить то, что предполагалось нами тогда,— возможно, и не без оснований.

Помимо множества других обязанностей, я должен был третьего-четвертого числа каждого месяца подготавливать за подписью Н. А. Вознесенского короткую (полторы страницы машинописного текста) докладную на имя Сталина о выполнении планов по важнейшим видам продукции теми министерствами, которые курировались нашим бюро. Получив нашу докладную за февраль 1949 года, Сталин, как обычно, написал резолюцию: «Разослать членам Политбюро». Так, один экземпляр докладной попал к Кагановичу, который был тогда председателем Госснаба СССР. Он-то и усмотрел в ней, что министерства, подведомственные Н. А. Вознесенскому, планы за февраль выполнили и даже, по некоторым показателям, перевыполнили, а те, что курировались другими заместителями Председателя Совета Министров СССР, его по многим статьям провалили. Февраль вообще был всегда трудным месяцем для промышленности.

Каганович сделал вывод: будучи еще и председателем Госплана СССР, Н. А. Вознесенский «своим» министерствам план занизил, и из-за этого у Госснаба появились трудности в обеспечении народного хозяйства черными и цветными металлами, химическими продуктами... Председатель Госснаба написал Сталину докладную на Вознесенского, но подписать ее поручил своему заму Помаз-неву... Политбюро поручило Берии и Кагановичу (так у нас говорили тогда) провести соответствующее расследование. Тут Николаю Алексеевичу «прицепили» еще и набиравшее ход «ленинградское дело» (мы о нем, правда, ничего не знали). Исход известен.

...Два месяца наш секретариат (два моих зама, четырнадцать секретарей и машинисток) фактически не работал — нами не интересовались. Мы просто приходили, отсиживали и уходили домой. Я шел на свою Большую Калужскую (ныне Ленинский проспект) и все время оглядывался — не следят ли...

Через два месяца Бюро передали В. М. Молотову, но мы с ним проработали не больше полугода: Бюро разделили пополам, и я оказался зав. секретариатом Бюро у И. Ф. Тевосяна.

Когда Николая Алексеевича убили, положение наше резко осложнилось. (Помню, иду из одного кремлевского здания в другое, а встречный знакомый меня «приветствует»: «Привет! Ты еще жив?..») Приятель мой Баулин, работавший в отделе кадров, доверительно предупредил: всех, кто сотрудничал с Н. А. Вознесенским, приказано уволить. Вскоре все это сбылось. В. В. Колотова с семьей выселили из квартиры, а самого его отправили в Старую Руссу. Нас из двухкомнатной квартиры тоже выставляли с милицией — переселили в комнату в коммунальной квартире, где проживало еще шесть семей.

Потом турнули с работы. Без милиционера, но зато с сотрудником госбезопасности. Как-то вечером меня вызвал новый (вместо Я. Е. Чадаева) управляющий делами Совета Министров СССР — тот самый Помазнев. Иду к нему по коридору, а впереди, в том же направлении, заведующий секретариатом Берии полковник Г. А. Ордынцев (потом ему дали 15 лет, а Помазнева выслали — то ли в Рязань, то ли в Пензу). Оказалось, что и Ордынцев — по мою душу. Помазнев, сославшись на какую-то смехотворную причину (о Вознесенском ни слова), объявил, что «вынужден» меня уволить. Тут же они с Ордын-цевым предложили устроить меня куда-нибудь «вне Кремля»: иначе, дескать, кто вас возьмет «после такого». Но я — сам себе удивлялся — вдруг заартачился: вокруг меня, заявил, много хороших людей-химиков — без работы не оставят... «Пожалеете»—это последнее, что я от них услышал. На следующее утро в Кремль меня не пустили, а солдат отобрал пропуск...

Потребовалось два месяца хождения по добрым людям, прежде чем министр химической промышленности СССР Сергей Михайлович Тихомиров принял меня (с соизволения «органов» или выше) в свое министерство. Но это уже моя, отдельная от судьбы Н. А. Вознесенского, жизненная и трудовая дорога.

А о судьбе Николая Алексеевича Вознесенского хочется заключить: он был человеком и политическим деятелем сталинской эпохи, но умнейшим и талантливейшим. Это его и погубило. Завистники и интриганы в сталинском окружении мечтали устранить и уничтожить его и, к сожалению, своего добились.

К. Ф. ВИНОГРАДОВ.

Константин Федорович Виноградов родился в 1913 году в многодетной крестьянской семье. В 1938 году с отличием окончил Московский химико-технологический институт имени Д. И. Менделеева. Работал в Научно-исследовательском институте Наркомата боеприпасов, на заводе. С января 1943 года — в аппарате Совнаркома СССР. В период Великой Отечественной войны занимался подготовкой решений Государственного комитета обороны и правительства по обеспечению Красной Армии боеприпасами, а химической промышленности — стратегическим сырьем. После войны принимал участие в разработке решений правительства о восстановлении и дальнейшем развитии черной и цветной металлургии, химической промышленности. Несколько лет работал в аппарате Бюро Совнаркома (Совмина) СССР по металлургии и химии, руководителем которого был член Политбюро ЦК ВКП(б), первый заместитель председателя СМ СССР Н. А. Вознесенский. После «ленинградского дела» К. Ф. Виноградов работал начальником отдела, заместителем начальника Управления по науке и технике Министерства химической промышленности СССР. Проживал в Москве.Являлся персональным пенсионером союзного значения.
-----------------------------------------------------------


Бывший 1-й заместитель председателя Госплана СССР Василий Васильевич Колотов вспоминает:

«Пятого марта 1949 года случилось неожиданное, невероятное: Николая Алексеевича Вознесенского сняли с поста первого заместителя Председателя Совета Министров СССР, председателя Госплана СССР и освободили от всех других руководящих должностей, которые он занимал в Советском государстве. Далее Сталин подписал решение о выводе его из состава Политбюро ЦК ВКП (б), а затем об исключении из членов ЦК ВКП (б). Партия и народ были в неведении.

На другой день, в восемь утра, меня разбудил телефонный звонок. Николай Алексеевич просил срочно явиться к нему в Кремль. Удивленный до предела, не выспавшийся, так как пришел с работы в пятом часу утра (дожидался Вознесенского от Сталина, да так -и не дождался), поспешил в Кремль. Николай Алексеевич, не ответив на приветствие (это было впервые), сказал: «Забирай все документы из шкафа и сейфа, я здесь больше не работаю». Затем он попросил принести рукопись книги «Военная экономика СССР в период Отечественной войны», правленную и подписанную Сталиным, и другую—«Политическая экономия коммунизма», в двух экземплярах. Эти рукописи хранились у меня в сейфе. Положив их на правую сторону своего письменного стола, Николай Алексеевич достал блокнот. Написал записку, вырвал ее из блокнота и, подавая мне, сказал: «Прочти». Я стал читать. Записка была адресована Сталину. Вознесенский клялся, что он всегда был честен перед партией и народом и никогда ни в чем не обманывал их. По его поручению я отнес записку в секретариат Сталина.

Когда вернулся, Николай Алексеевич спросил: «А ты сумеешь найти себе работу?» Я ответил: «Да». Но, как показали дальнейшие события, этот ответ был поспешным. Вознесенский простился и ушел из Кремля, захватив с собой рукописи обеих книг...

Мучительно медленно потянулись дни. Николай Алексеевич сидел дома и продолжал работать над книгой «Политическая экономия коммунизма». По самому названию рукописи и ее объему можно судить, как далеко вперед пытался заглянуть Николай Алексеевич. И если учесть, что Вознесенский написал такую многообещающую книгу, когда его мысли, казалось, должны были быть поглощены только одним — как бы уцелеть от расправы, то без преувеличения можно сказать, что он совершил партийный и научный подвиг.

Развязка наступила в один из дней глубокой осени: вошли двое военных, один сел за письменный стол и начал выбрасывать содержимое ящиков на пол. С нескрываемым пренебрежением швырнул записные книжки Вознесенского, а также его ордена. Разделавшись с ящиками стола, человек подошел к столику, где около пишущей машинки лежала рукопись книги «Политическая экономия коммунизма»...

Рукопись этой книги исчезла навсегда...»

==========================
« Последнее редактирование: 01 Ноября 2016, 16:26:49 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #15 : 03 Ноября 2016, 16:37:10 »

"...И вот в этот период вдруг возникает так называемое "ленинградское дело".
  Как теперь уже доказано, это дело было сфальсифицировано.
  Невинно погибли тт. Вознесенский, Кузнецов, Родионов, Попков и другие.
  Известно, что Вознесенский и Кузнецов были видные и способные работники...
  Как же случилось, что эти люди были объявлены врагами народа и уничтожены?
  Факты показывают, что и "ленинградское дело" - это результат произвола,
  который допускал Сталин по отношению к кадрам партии.
  …Невероятной подозрительностью Сталина ловко пользовался гнусный провокатор,
  подлый враг Берия, который истребил тысячи коммунистов, честных советских
  людей. Выдвижение Вознесенского и Кузнецова пугало Берия. Как теперь
  установлено, именно Берия "подбрасывал" Сталину состряпанные им и его
  подручными материалы в виде заявлений, анонимных писем, в виде разных слухов и
  разговоров".


Н.С.Хрущев «О культе личности и его последствиях» 25 февраля 1956 года.
------------------------------------------------------------------------


Возвращаясь к т.н. делу Госплана,личности Н.А. Вознесенского,стоит обратить внимание на психологический портрет Вознесенского составленный главным образом по воспоминаниям людей близко (и не близко) знавших Н.А. Вознесенского.С одной стороны,Вознесенский  видится как  талантливый ученый,государственный экономиста,крупный руководитель,с другой стороны... "как человек Вознесенский имел заметные недостатки. Например, амбициозность, высокомерие. В тесном кругу узкого Политбюро это было заметно всем. В том числе его шовинизм. Сталин даже говорил нам, что  Вознесенский — великодержавный шовинист редкой степени. "Для него,— говорил,— не только грузины и армяне, но даже украинцы — не люди""(А.И.Микоян).
Грубость Вознесенского по отношению к коллегам по Совмину не раз замечалась не только подчиненными,но и сотрудниками правительственной охраны:"...Шло заседание Совмина... И  вдруг неожиданно распахивается дверь и выходит Николай Алексеевич с двумя министрами. Эх, как он начал их материть. И в хвост и в гриву. Мне стало не по себе".( Г.А. Эгнаташвили)  

Сталин прекрасно знал о всех недостатках Вознесенкого,в том числе и о его большом "провале" в идеологическом плане,но ценил Вознесенского как специалиста за прямоту и готовность отстаивать свою позицию в решении довольно сложных и важных государственных вопросов.Стоит заметить,что 7 марта 1949г.,согласно постановления ПБ (РГАСПИ Ф17 Оп.3 Д 1074 л.60.) Вознесенский был освобожден от обязанностей зампреда СМ СССР,однако в тот же день, Сталин своим решением удовлетворил просьбу т.Вознесенского Н.А. "...о предоставлении ему месячного отпуска для лечения в Барвихе" (РГАСПИ ф.77 Оп.3 Д.1074 л.60) * )...

Как известно, последняя(документально зафиксированная) встреча Сталина с Вознесенским состоялась 7 апреля 1949г.,поэтому, не думаю,что стоит серьезно относится к факту,который привел в своей книге Л.А. Вознесенский* (см.Истины ради. М., 2002.),а затем был повторен  С.Ю. Рибас в своей книге с броским названием "Московские против питерских:Ленинградское дело Сталина":
"... вскоре он (имеется ввиду -Сталин.Аlex) пригласил Вознесенского к себе на дачу и в присутствии всех членов Политбюро поднял за него тост: «Сегодня мы прощаемся с нашим дорогим соратником и другом Николаем Алексеевичем Вознесенским. Он совершил ошибку, мимо которой мы пройти не можем. Но мы знаем его выдающиеся способности и качества руководителя, и я уверен, что скоро он вернется в наше руководящее ядро. За здоровье нашего друга и товарища Николая Алексеевича Вознесенского! "...

Пока Вознесенский "отдыхал",СМ СССР своим постановлением от 24 марта 1949 г. пересмотрел планы 1-го и 2-го кварталов и внес дополнительные задания министерствам и ведомствам по производству промышленной продукции.Следует думать,что сообщение К.Ф.Виноградова о том,что: "...Два месяца наш секретариат (два моих зама, четырнадцать секретарей и машинисток) фактически не работал — нами не интересовались. Мы просто приходили, отсиживали и уходили домой. Я шел на свою Большую Калужскую (ныне Ленинский проспект) и все время оглядывался — не следят ли..." не соответствует действительности т.к. известно,что во всех отделах Госплана в период с марта по июль 1949 г. проходила большая инспекторская проверка.Особенно тщательно проверялась кадровая работа и секретное делопроизводство уполномоченным  ЦК ВКП(б) по кадрам в Госплане Е.Е.Андреевым.

После проведенной проверки, в результате которой была обнаружена значительная пропажа грифованных документов, к делу подключились сотрудники МГБ.22 августа 1949 г.,Андреев направляет ДЗ Секретарю ЦК ВКП(б) Понамаренко П.К., в которой сообщает, что "секретные и сов.секретные документы иногда остаются в рабочих столах,пересылаются от одного работника к другому без соответствующего оформления.Значительное количество документов,поступающих в Госплан не регистрируются.Отсутствие надлежащего порядка в обращении с документами привело к тому,что в Госплане СССР в 1944 г. пропало 55 секретных и сов.секретных документов,в 1945 г.-76,в 1946 г.-61,в 1947 г-23,и в 1948 г.-21,а всего за 5 лет недосчитывается 236 секретных и сов.секретных документов." ( далее, в ДЗ, шел перечень по годам пропавших документов".25 августа 1949 г. СМ СССР специальным решением создает спецкомиссию,которой поручается расследовать причины пропажи секретных документов в Госплане СССР.

1 сентября 1949 г. Н.А.Вознесенский был  вызван для объяснений в КПК.Председатель КПК М.Ф. Шкирятов, на посту партийного "инквизитора" был,что называется "тертый калач",на своем веку повидал немало "опальных" партийно-номенклатурных работников,поэтому нет ничего удивительного в том,что на многие вопросы,которые ставил Шкирятов перед Вознесенским в ходе многочасовой беседы,последний или оправдывался или отвечал однобоко-"не знаю","не видел","не помню" ...Разговор М.Ф. Шкирятова закончился для Вознесенского -постановлением Бюро КПК при ЦК ВКП(б) "О многочисленных фактах пропажи секретных документов в Госплане СССР." В тот же день Вознесенский пишет письмо Сталину, в котором пытается разъяснить возникшие причины и ошибки в работе.

11 сентября 1949г.на заседании ПБ был рассмотрен вопрос "О многочисленных фактах пропажи секретных документов в Госплане СССР" в результате были приняты следующее решения:
a)Утвердить представленные КПК при ЦК ВКП(б) предложения по вопросу о многочисленных фактах пропажи секретных документов в Госплане СССР .
б) Решение об исключении Вознесенского Н.А. из состава членов ЦК ВКП(б) внести на утверждение Пленума ЦК.

Вечером 26 октября 1949 г.Вознесенский был арестован согласно постановления на арест подписанный генпрокурором СССР -Сафоновым.Главный пункт обвинения предъявленный Н.А.Вознесенскому  утрата секретных документов.Следствие было возложено на прокуратуру, контроль за ходом следственных мероприятий был возложен на зампредседателя СМ СССР Г.М.Маленкова.

Продолжение следует.
« Последнее редактирование: 08 Ноября 2016, 10:46:57 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #16 : 05 Ноября 2016, 16:38:46 »


Замечу,что утверждение "бесфамильного" автора на странице "КП(http://www.kp.ru/daily/24567.4/739775/) о том,что:
"...Большинство историков сходятся на том, что «ленинградское дело» было затеяно прежде всего с целью убрать именно Вознесенского, который, если бы пришел к руководству страной, скорее всего, сразу бы лишил власти группу Берия, Маленкова и Хрущева"-лично я считаю несусветной глупостью,истоки которой лежат в недостаточной или ложной  информации (принцип детской игры " в испорченный телефон").Версия о назначении Вознесенского "преемником" Сталина на пост Председателя СМ СССР выглядит слабой и неубедительной.

Сторонникам Вознесенского придется признать, что  Вознесенский будучи председателем Госплана, имея за плечами Институт Красной профессуры, ученую степень доктора экономических наук, являясь действительным членом Академии наук СССР,совершил совместно со своими ставленниками в Госплане тяжкое должностное преступление с признаками "очковтирательства и кумовства", "...смыкаясь с отдельными министерствами, Госплан СССР стал занижать планы по ряду отраслей промышленности",а "...Попытка подогнать цифры под то или иное предвзятое мнение есть преступление уголовного характера",что и было зафиксировано в постановлении ПБ ЦК ВКП(б):

 3. В ходе проверки Председатель Госплан СССР т.А.А.Вознесенский, первый заместитель Председателя т. Панов, начальник сводного отдела народнохозяйственного плана т. Сухаревский вместо признания антигосударственных действий, допущенных Госпланом, упорно пытались путем подгонки цифр скрыть действительное положение вещей, показав тем самым, что в Госплане СССР
имеет место круговая порука, что работники Госплана СССР, нарушая государственную дисциплину, подчиняются неправильным порядкам, установленным в Госплане СССР.

  «Тов. Вознесенский неудовлетворительно руководит Госпланом, не проявляет обязательной, особенно для члена Политбюро, партийности в руководстве Госпланом и в защите директив правительства в области планирования, неправильно воспитывает работников Госплана, вследствие чего в Госплане культивировались непартийные нравы, имели место антигосударственные действия,
факты обмана правительства, преступные факты по подгону цифр и, наконец, факты, которые свидетельствуют о том, что руководящие работники Госплана хитрят с правительством».


После снятия Вознесенского  с должности председателя Госплана СССР и назначении на эту должность М.З.Сабурова (1900-1977) в плановых органах была установлена строгая плановая дисциплина. Планы были сбалансированы и основывались на натуральных показателях, учете денег и использовании кредитов. Как писал О.В.Хлевнюк:"К апрелю 1950 года был проверен весь основной состав ответственных и технических работников — около 1400 человек. 130 человек были уволены, более 40 — переведены из Госплана на работу в другие организации. За год в Госплан было принято 255 новых работников. Из 12 заместителей Вознесенского убрали семерых, причем лишь один к апрелю 1950 г. арестован, а четверо получили новую ответственную работу (что также свидетельствовало о преимущественно неполитическом характере «дела Госплана»). Состав начальников управлений и отделов и их заместителей обновился на треть. Из 133 начальников
секторов было заменено 35 (более подробно "http://orientalistika.narod.ru/articles/Hlev.doc).


Подведу промежуточный итог с использованием  морали Хаксли:

" История, если она и повторяется, то, по известному выражению, первый раз как трагедия, а второй – как фарс. Из неповторимости исторических событий иногда выводится идея, что история ничему не учит."

Ситуация с "очковтирательством" (подгонкой цифр) и кумовством,возникшая в Госплане 1949г. будет повторятся и повторятся в плановой экономике СССР, на протяжении ряда лет.Общие ошибки Госплана СССР и эксперименты Хрущева в экономике страны,примут  затяжной характер,который не удастся исправить не Брежневу...ни Горбачеву. Явление т.н. приписок и товарного дефицита станет "визитной карточкой" экономики эпохи "завершенного социализма" в СССР,что приведет к возникновению на территории Советского Союза "теневой" экономики,а вместе с ней "пышным цветом расцветет" взяточничество, казнокрадство и т.д. и т.п. Но это уже другая история,которая несомненно ждет своего исследователя...

Продолжение следует.



Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #17 : 07 Ноября 2016, 18:47:37 »

Продолжая далее,думаю не стоит повторять фабулу т.н. ленинградского дела,которая многократно описана,в различной интерпретации профессиональными историками и исследователями.При этом,во многих авторских работах приоритет в "возникновении ленинградского дела" акцентировался вокруг "борьбы группировок за власть",а все остальное..."состряпанная" фальсификация МГБ с помощью "палаческой техники"...
например,Р.Пихоя,используя материалы "Известия ЦК КПСС" и отдельные документы из фонда ЦХСД  (см.Ленинградская "антипартийная" группа"-МиЖ 1999 №6) писал: "Непосредственное участие в процедуре допросов наряду со следователями МГБ принимали Маленков, Берия и Булганин. Арестованных Кузнецова, Капустина, братьев Вознесенских, Родионова, заместителя председателя Ленсовета Галкина жестоко пытали. "После посещения ими тюрьмы с обвиняемыми по ленинградскому делу  "обстановка стала более жестокой, к каждому арестованному приставили  2-х следователей, а допросы стали длиться, как правило, до 4-х часов  утра" - констатировали в КПК при ЦК КПСС.Бывший первый секретарь Ярославского обкома партии И.М.Турко, объясняя, почему он подписал явно фальсифицированый протокол допросов, рассказывал: "Видя этого человека (следователя МГБ Путинцева. - Авт.) зная, что в этих условиях они могут со мной сделать, что угодно, я был совершенно обезволен. Они лишили меня всякого человеческого достоинства и когда я, изнемогая, ползая и  обнимая сапоги Путинцева, просил приостановить допрос, так как у меня начинались галлюцинации, я чувствовал, что теряю рассудок".Расследование (если этот термин здесь вообще можно употреблять) шло с исключительной, какой-то средневековой жестокостью. Избивали беременных, истребляли семьями (так, кроме самого Н.А.Вознесенского были арестованы его брат - министр просвещения РСФСР  А.А.Вознесенский, его сестра, М.А.Вознесенская, секретарь одного из ленинградских райкомов и 14 (!) жен и родственников других обвиняемых."

Однако,новые документы,впервые введенные в научный оборот (благодаря рассекречиванию документов бывших парт. архивов Ленинградского обкома КПСС, хранящихся в ЦГА ИПД г. Санкт-Петербурга)позволяют сегодня утверждать о том,что т.н. ленинградское дело не было актом фальсификации МГБ...

Как известно, все началось с письма в ЦК Сталину написанного анонимным партийцем несогласным с подсчетом голосов на   отчётно-выборной партконференции (22 – 25 декабря 1948 г.) Ленинградского обкома и горкома.Сталин ознакомившись с содержанием письма поручил секретарю ЦК ВКП(б) Г.Маленкову разобраться с причинами приведшими к искажению итогов выборов.В конце января
1949г. председатель счетной комиссии ленинградской отчётно-выборной партконференции А.Я.Тихонов,и члены комиссии были вызваны к Маленкову,но ничего вразумительного насчет фальсификации выборов сообщить не смогли.В этой связи,Маленкову ничего не оставалось как пригласить на беседу первого секретаря Ленинградского обкома и горкома партии-П.С. Попкова.

 "Остаётся только догадываться, что заставило  заведующего отделом тяжёлой промышленности горкома Александра Яковлевича Тихонова, бывшего на той конференции председателем счётной комиссии, пойти на подлог, ибо, исключённый  из партии, арестованный по «Ленинградскому делу» и отсидевший свой срок, много лет потом проработавший на одном из ленинградских заводов, дойдя до поста директора, А.Я.Тихонов так и унёс эту тайну в могилу. По-видимому, все годы его жизни во власти всё ещё находились люди, которых он опасался." (см.Шульгина Н.И.«Ленинградское дело»: пора ли снимать кавычки?  Мнение архивиста.)

Как известно,Попков в феврале 1946 г. был избран депутатом Верховного Совета СССР.18 марта 1946 г. Попков активно выступал с трибуны ВС СССР при обсуждении пятилетнего плана восстановления и развития народного хозяйства СССР,а на третьей сессии ВС СССР 2-го созыва внес кандидатуру И.А.Парфенова на пост председателя Совета Союза вместо пожелавшего сложить свои полномочья
А.А.Жданова.Активность Попкова  была замечена Сталиным,который и обеспечил ему дальнейший служебный рост по парт.линии (в обход общепринятым правилам) назначив его первым секретарем Ленинградского обкома и горкома ВКП(б).

Маленков был осведомлен о том,что Попкова выдвинул Сталин.Знал и о том,что Попков находясь на посту партийного лидера Ленинграда не имел по сути никакого опыта работы на столь высокой должности,за исключением скромной деятельности в институтской партячейке.Поэтому в ходе беседы быстро удалось выяснить различные факты служебных нарушений в работе 1-секретаря ВКП(б),в частности отсутствие идеологической работы среди населения,отсутствие партийного контроля за развитием народного хозяйства города,плохой работы в подготовке парткадров, отсутствие внимания социальному обеспечению трудящихся г.Ленинграда.Кроме этого,Маленков выяснил,что Попков,не имея опыта,часто обращался за помощью и советами к бывш. руководителям и в первую очередь к Кузнецову А.А.,а от него к Родионову и Вознесенскому с просьбой о "шефстве".Содержание беседы Маленкова с Попковым было письменно доложено Сталину...в том числе и о проведении злополучной " общесоюзной ярмарки".

15 февраля 1949г.на заседании ПБ был рассмотрен вопрос "Об антипартийных действиях члена ЦК ВКП(б) т.Кузнецова А.А. и кандидатов в члены ЦК ВКП(б) тт.Родионова М.И. и Попкова П.С."

Протокол № 67 п.157.

На основании проведенной проверки установлено,что председатель Совета Министров РСФСР вместе с ленинградскими руководящими товарищами при содействии члена ЦК ВКП(б) тов.Кузнецова А.А. самовольно и незаконно организовал Всесоюзную оптовую ярмарку с приглашением к участию в ней торговых организаций краев и областей РСФСР,включая и самых отдаленных,вплоть до Сахалинской
области,а также представителей торговых организаций всех союзных республик.На ярмарке были предъявлены к продаже товары на сумму около 9 млрд.рублей,включая товары,которые распределяются союзным правительством по общегосударственному плану,что привело к разбазариванию государственных товарных фондов и к ущемлению ряда краев, областей и республик.Кроме того,проведение ярмарки нанесло ущерб государству в связи с большими и неоправданными затратами государственных средств на организацию ярмарки и на переезд участников ее из отдаленных местностей в Ленинград и обратно.
Политбюро ЦК ВКП(б) считает главными виновниками указанного антигосударственного действия кандидатов в члены ЦК ВКП(б) т.т. Родионова и Попкова и члена ЦК ВКП(б) т.Кузнецова А.А.,которые нарушили элементарные основы государственной и партийной дисциплины,поскольку ни Совет Министров РСФСР,ни Ленинградский обком ВКП(б) не испросили разрешения ЦК ВКП(б) и СовМина СССР на проведение Всесоюзной оптовой ярмарки и,в обход ЦК ВКП(б) и Совета Министров СССР,самовольно организовали ее в Ленинграде.
Политбюро ЦК ВКП(б) считает,что отмеченные выше противогосударственные действия явились следствием того,что у тт. Кузнецова А.А.,Родионова,Попкова имеется нездоровый,не большевитский уклон,выражающийся в демагогическим заигрывании с ленинградской организацией,в охаивании ЦК ВКП(б),который якобы не помогает ленинградской организации,в попытках представить себя в качестве особых защитников интересов Ленинграда,в попытках создать средостенье между ЦК ВКП(б) и ленинградской организацией и отделить таким образом ленинградскую организацию от ЦК ВКП(б).
В связи с этим следует отметить,что т.Попков,являясь первым секретарем Ленинградского обкома и горкома ВКП(б), не старается обеспечить связь ленинградской организации с ЦК ВКП(б),не информирует ЦК партии о положении дел в г.Ленинграде и вместо того,чтобы вносить вопросы и предложения непосредственно в ЦК ВКП(б),встает на путь обхода ЦК партии,на путь сомнительных
закулисных,а иногда и рваческих комбинаций,проводимых через различных самозваных "шефов" Ленинграда,вроде т.т. Кузнецова, Родионова и других.
В этом же свете следует рассматривать ставшие только теперь известным ЦК ВКП(б) от т. Вознесенского предложение "шефствовать"над Ленинградом,с которым обратился в 1948 году т.Попков к т.Вознесенскому Н.А.,а также неправильное поведение т.Попкова,когда он связи ленинградской партийной организации с ЦК ВКП(б) пытается подменить личными связями с так называемым"шефом" т.Кузнецовым А.А. Политбюро ЦК ВКП(б)  считает,что такие непартийные методы должны быть пресечены в корне,ибо они являются выражением антипартийной групповщины,сеют недоверие в отношениях между Ленобкомом и ЦК ВКП(б) и способны привести к отрыву ленинградской организации от партии,от ЦК ВКП(б).ЦК ВКП(б) напоминает,что Зиновьев,когда он пытался превратить ленинградскую организацию в опору своей антиленинской фракции,прибегал к таким же антипартийным методам заигрывания с ленинградской организацией,охаивания Центрального Комитета ВКП(б),якобы не заботящегося о нуждах Ленинграда,отрыва ленинградской организации от ЦК ВКП(б) и противопоставления ленинградской организации партии и ее Центральному Комитету.
Политбюро постановляет:
1.Снять т. Родионова с поста председателя Совета Министров РСФСР,объявить ему выговор и направить на учебу на партийные курсы при ЦК ВКП(б).
2.Снять т.Попкова с поста первого секретаря Ленинградского обкома и горкома ВКП(б),объявить ему выговор и направить на партийную учебу на партийные курсы при ЦК ВКП(б).
3.Снять т.Кузнецова А.А. с поста секретаря ЦК ВКП(б) и объявить ему выговор.
4.Отметить,что член Политбюро ЦК ВКП(б) т.Вознесенский,хотя и отклонил предложение т.Попкова о
"шефстве" над Ленинградом,указав ему на неправильность такого предложения,тем не менее все же поступил неправильно,что своевременно не доложил ЦК ВКП(б) об антипартийном предложении "шефствовать" над Ленинградом,сделанном т.Попковым.

(РГАСПИ Ф.17.Оп.3.Д.1074.л35-36).
-----------------------------------------------
Продолжение следует.


* Попков,Кузнецов.jpg (116 Кб, 659x515 - просмотрено 87 раз.)
Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #18 : 13 Ноября 2016, 17:32:55 »


 21 февраля 1949 г. в Ленинград прибыл член Политбюро, секретарь ЦК ВКП(б), зам.Председателя Совета Министров СССР  Г. М. Маленков, в сопровождении: члена Оргбюро ЦК ВКП(б) В. М. Андрианова, зав. отделом ЦК партии Б. Н. Черноусова,  Л. Ф. Ильичева и инспекторской группы работников аппарата ЦК.В тот же день в Смольном, состоялось заседание Бюро Ленинградского обкома и горкома ВКП(б). Стоит заметить,что по воспоминаниям отдельных лиц,которые присутствовали на Бюро, стенограмма  не велась-"разговор на Бюро остался в тайне",отмечалось лишь то,что заседание Бюро продолжалось более 9 часов,в течении которых  Маленков, Андрианов и Черноусов в своих выступлениях обличали  Кузнецова, Попкова в злодеяниях направленных против ЦК и растлении руководства Ленинградской партийной организации,резко критиковали работу счетной комиссии,обозначив Тихонова как врага партии,и наконец сфокусировали внимание присутствующих на упущениях  в идеологической и кадровой работе парткомитетов и бесконтрольности со стороны секретаря обкома Бадаева и 2-го секретаря горкома Капустина...

Стоит заметить,что субъективные воспоминания очевидцев любого события не являются официальным документом,но входят в систему сведений, которая служит построению различных версий для  последующего анализа и решения основных задач  (если угодно расследования)  доказательств реальной картины события.Отсутствие стенограммы 9-часового заседания  Бюро Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) выглядит по крайней мере довольно странно...

Несерьезным выглядит и утверждение о том,что: "...На объединенном заседании бюро обкома и горкома 21 февраля 1949 года секретарь ЦК ВКП(б)Маленков с помощью угроз добивался от секретарей обкома и горкома признания в том, что в Ленинграде существовала враждебная антипартийная группировка".Как известно, у Маленкова и Андрианова,образно выражаясь были "все козыри на руках" для того, чтобы без лишних угроз, вполне объективно,в ходе заседания Бюро  прояснить сложившуюся обстановку в ленинградской парторганизации.Из воспоминаний В.Молотова:"...Маленков туда (г.Ленинград-Alex) ездил, конечно, по указанию Сталина, сам он в таких делах ничего самостоятельно не мог предпринимать. Он был хорошим, честным исполнителем. Никто из нас в таких делах не мог решать самостоятельно. Маленков тут стал козлом отпущения."(см.Ф.Чуев. Сто сорок бесед с Молотовым. М.1991. стр. 434.)

Что касается стенограммы заседания Бюро обкома и горкома ВКП(б) то,как известно,Сталин внимательно отслеживал все связанное с парторганизацией Ленинграда и было бы просто смешно, если бы  Г.М.Маленков по возвращению из Ленинграда не представил бы никаких документов,а доложил Сталину своими словами о "самобичевании" руководителей Ленинграда.Отсюда напрашивается вывод,что стенограмма Бюро Ленинградской парторганизации все-таки велась и уничтожить ее (по заключению КПК при ЦК КПСС) Маленков (в отличии от Хрущева) вряд ли смог...  

Напомню,что в опубликованном заключении КПК при ЦК КПСС (Известия ЦК КПСС. 1989. № 2.)говорится: «Вопрос о преступной роли Г. М. Маленкова в организации так называемого «ленинградского дела» был поставлен после июньского (1957 г.) Пленума ЦК КПСС. Однако Г. М. Маленков, заметая следы преступлений, почти полностью уничтожил документы, относящиеся к «ленинградскому делу».
Однако в этом же заключении,было указано,что: "...заведующий секретариатом Г. М. Маленкова – А. М. Петроковский сообщил в КПК при ЦК КПСС, что в 1957 году он произвел опись документов, изъятых из сейфа арестованного помощника Г. М. Маленкова – Д. Н. Суханова. В сейфе в числе других документов была обнаружена папка с надписью «ленинградское дело», в которой находились записки В. М. Андрианова, личные записи Г. М. Маленкова, относящиеся ко времени его поездки в Ленинград, более двух десятков разрозненных листов проектов постановлений Политбюро ЦК, касающихся исключения из ЦК ВКП(б) Н. А. Вознесенского, конспекты выступлений Г. М. Маленкова в Ленинграде и записи, сделанные им на бюро и пленуме Ленинградского обкома и горкома партии. Во время заседаний июньского (1957 г.) Пленума ЦК КПСС Г. М. Маленков несколько раз просматривал документы, хранившиеся в сейфе Д. Н. Суханова, многие брал с собой, а после того как был выведен из состава ЦК КПСС, не вернул материалы из папки «ленинградского дело», заявив, что уничтожил их как личные документы. Г. М. Маленков на заседании КПК при ЦК КПСС подтвердил, что уничтожил эти документы» (Известия ЦК КПСС. 1989. № 2. С. 133—134.).


При этом,отмечу,что заключение специалистов КПК и института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС,учитывая сообщение Петроковского в 1957 г,об обнаружении папки с надписью "ленинградское дело" с личными записями Маленкова при описи документов из сейфа арестованного 14 мая 1956 г. Д.Суханова,о "почти полном" уничтожении Маленковым  документов  выглядит на деле не серьезным тактическим шагом в попытке  "закамуфлировать" детали ленинградского дела...  

Продолжение следует.


* 3.jpg (788.11 Кб, 800x1129 - просмотрено 74 раз.)
« Последнее редактирование: 21 Декабря 2016, 12:28:35 от Alex » Записан
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #19 : 15 Ноября 2016, 14:43:47 »

22 февраля 1949 г., в Лепном зале Смольного, состоялся объединённый пленум Ленинградского обкома и горкома ВКП (б).Заседание пленума открыл второй секретарь обкома Г. Ф. Бадаев."С сообщением о постановлении Политбюро ЦК партии от 15 февраля 1949 года «Об антипартийных действиях члена ЦК ВКП(б) товарища Кузнецова А. А. и кандидатов в члены ЦК ВКП(б) тт. Родионова М. И. и Попкова П. С.» выступил Г. М. Маленков."

Из воспоминаний бывш. зам.зав.организационно-инструкторского отдела Ленинградского горкома ВКП(б) В.В.Садовина *: "... В президиум пленума, ни с кем  не поздоровавшись, на внешний вид крайне неприятный, сопровождаемый двумя охранниками в генеральской форме, вошёл Маленков.В докладе (он) предъявил три основные обвинения в адрес руководства Ленинградской партийной организации: руководители Ленинградской парторганизации, якобы, вынашивали идею создания по примеру других союзных республик, Центрального комитета коммунистической  партии РСФСР с местом нахождения этого ЦК в Ленинграде. Этим самым они хотели, как бы, противопоставить Ленинградскую партийную организацию ЦК партии. В развитие этого положения Маленков пытался сравнивать  поведение руководителей Ленинградской парторганизации с поведением Зиновьева и его единомышленников на ХIV партсъезде".Следующее обвинение заключалось в том,что "... руководители обкома, горкома и Ленгорисполкома обвинялись в проведении в Ленинграде без соответствующего на то разрешения Совета Министров СССР  Всесоюзной оптовой ярмарки, что привело к разбазариванию государственных товарных фондов и нанесло материальный ущерб государству..."После доклада, в зале воцарилась мёртвая тишина. И, когда директор завода «Большевик», до этого всю Великую Отечественную войну проработавший первым секретарём Невского (тогда Володарского) райкома партии Иван Иванович Егоренков выступил и сказал, что нельзя ли Петра Сергеевича Попкова оставить на посту первого секретаря Лен. обкома и горкома партии, учитывая его безукоризненную работу в период всей блокады Ленинграда на посту председателя Ленгорсовета, ограничившись наложением на него партийного взыскания, - Маленков строго посмотрел в сторону И.И.Егоренкова и спросил, кто он и где работает. Причём спросил таким тоном, после чего стало ясно, что выступать было не о чем, и, действительно, через несколько дней Иван Иванович уже не стал директором завода"...

В отличии от кулуарного заседания Бюро обкома,пленум был представлен большим числом делегатов областных и районных  парторганизаций. Документы (протокол 1-2экз,стенограммы заседаний 1-2-3 экз,материалы к протоколу №2 ЦГА ИПД СПб Ф.24, оп.49,д.1-6) объединенного пленума Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) от 22 февраля 1949 года  сохранили в своем содержании все "оттенки" происходящего,из которых непредвзятому исследователю становится ясно,как на самом
деле обстояли дела в ленинградской парторганизации в послевоенное время...  

Из воспоминаний быв. секретаря Петроградского райкома ВКП(б) М.Е.Червякова:"Февральский (1949 г.) объединенный пленум обкома и горкома ВКП (б) запомнился мне сначала всякими привнесенными
неожиданностями: полным неведением, зачем нас собирают, непривычной, какой-то напряженной тишиной в зале и пустовавшим президиумом, в котором вдруг—действительно, как «черти из табакерки»— появились незнакомые люди... Даже Петра Сергеевича Попкова, у которого, в бытность его председателем горисполкома, чуть не ежедневно бывал, я узнал не сразу — он человек болезненный и частенько выглядел неважнецки, но чтобы до такой степени! Ошеломил, конечно,
поток обвинений, обрушившийся на наших первых руководителей. К сожалению, не только в выступлении Маленкова, но и в речах тех, кто совсем недавно, в декабре, на объединенной партконференции, пел Попкову хвалу... Я, кстати, относился к нему хорошо, помню, как живо он вел различные заседания, острил... Капустин же, Яков Федорович, вообще признавался в наших кругах за «ломовую лошадь», знали: по существу вопросы промышленности решает он, Капустин.
И последний памятный момент — самая неприятная сцена смены власти: Попков буквально (так мне показалось) выполз из президиума, и тотчас место в центре уверенно, как-то демонстративно даже, занял сидевший на втором стуле у стенки совершенно неизвестный нам Андрианов. С этого для меня и началось так называемое «ленинградское дело»..."

Говорить о том,Что в ходе заседания объединенного пленума обкома и горкома ВКП (б), Маленков, своим авторитетом, давил на ленинградских коммунистов,"...грубо фальсифицировал события, шельмовал,подтасовывал факты"**-лукавство смешанное с обычной ЛОЖЬЮ.Как известно,на пленуме выступали многие коммунисты,которые вспоминали различные случаи,когда крупные руководители в послевоенном Ленинграде позволяли себе различные,далеко не партийные выходки.Так при обсуждении вопроса о "подтасовке" выборов, неожиданно открылась картина,что во время блокады Ленинграда "...Тихонов нелегальным путем получал лишние карточки, а его жена носила в комиссионный магазин и меняла на разные вещи.(крик с мест:"на мебель меняла")". Замечу,что выступления первых лиц Ленинграда не обошлись без склок и сведения личных счетов.Так например,Попков,в своей реплике неожиданно вспомнил о "беспробудном" пьянстве Капустина, который в свою очередь резко выступил против Попкова.Фрагмент из выступления тов.Капустина:
" Я вчера построил свое выступление на притеснениях стороны Кузнецова — Попкова, а [сам] этим претензиям и притеснениям отпора не давал. Я прощал эти личные обиды, которые наносили мне и товарищ Кузнецов...товарищ Попков — за то, что я побывал у товарища Сталина раньше, чем Попков побывал. Это мне не прощалось, и было в резкой форме заявлено. Я не поставил принципиально вопрос. Я прощал и товарищу Кузнецову,товарищу Попкову — заискивал перед ними, раболепновсе выполнял.
Г. М. Маленков. В чем вас обвиняли?
Я. Ф. Капустин. Меня обвиняли: во-первых, товарищ Кузнецов, после избрания Попкова, собрал совещание секретарей и окрестил Капустина таким образом, что Капустин не может быть первым секретарем потому, что он пьяница. Я на глазах актива, если и выпивал,— не было случая в моей жизни, чтобы я на работу не появился.Ни часу.Товарищ Попков обиделся, что, когда он отдыхал в
Cочи, я был у товарища Сталина. Товарищ Лазутин и я у Берии и у Жданова просили поддержать, чтобы нас приняли: успехи ленинградской промышленности были большими,— хотели поделиться, рассказать. И мы были приняты. А как это встретил актив! Ведь прекрасно было встречено. А товарищ Попков вернулся из Сочи,— был его день рождения, все собрались у него,— и в присутствии всего народа сказал: «О тебе в Москве плохое впечатление, сказали, что тебя надо снять». Я хлопнул дверью и ушел. Но после этого я раболепно выполнял все указания и продолжал дальше работать. Мне, видимо, надо было вчера так и сказать, но у меня не получилось.Моя политическая близорукость — преклонение перед авторитетами. В особенности перед Кузнецовым, с которым я много работал и который меня выдвигал на работу. Его стиль и методы работы, когда он был вторым и первым секретарем, я воспринял и продолжал дальше. Вот — природа того, что случилось со мною, как с Капустиным. Видимо упорного труда еще мало — надо много думать и распознавать, что к
чему идет..."

Данный фрагмент,на мой взгляд, лишний раз подчеркивает мелочность и другие морально -нравственные качества первых лиц послевоенного Ленинграда. Впрочем, сегодня, подобным
никого уже не удивишь...

"Много думать и распознавать,что к чему " шло... Капустину пришлось недолго.Пленум одобрил решение о снятии П.С.Попкова  с поста 1-го секретаря Ленинградского обкома и горкома партии и объявлении ему выговора.Пленум своим решением,на основании фактов проверки комиссии Ельхова, снял с занимаемой должности  А.Я.Тихонова с исключением его из рядов ВКП(б),Я. Ф. Капустин был снят с поста 2-го секретаря горкома партии,с объявлением ему выговора.Позднее,в апреле 1949 г. Капустин был направлен на учебу в ВПШ при ЦК ВКП(б).

Организационный вопрос,по воспоминаниям В.Садовина,был решен решен довольно быстро:
" председательствующий на пленуме второй  секретарь Ленинградского обкома Георгий Фёдорович Бадаев  предложил, учитывая  сложившуюся в Ленинградской парторганизации ситуацию, просить Центральный комитет порекомендовать соответствующего товарища на пост первого секретаря Ленинградских обкома и горкома партии.Поднявшись в президиуме пленума и не подходя к трибуне, Маленков, вдруг, неожиданно для всех нас, заявил: в Ленинградской  партийной организации были, есть и всегда будут  коммунисты, достойные  занять пост первого секретаря обкома и горкома
партии.Растерявшись, Г.Ф.Бадаев смотрит на участников пленума, мы на него, молчим. Так проходит мучительная минута, две. Тогда Маленков подходит к трибуне и говорит: ну, если вы оказались в таком затруднительном положении, то я от имени Центрального комитета партии могу порекомендовать на пост первого секретаря Ленинградского обкома и горкома партии Василия Михайловича Андрианова, который, оказывается, сидел в президиуме, же, пленума за спиной Маленкова».


СПРАВКА. АНДРИАНОВ Василий Михайлович (1902-1978)
Родился 8 (21) марта 1902, с. Песочня, Жиздринский уезд, Калужская губерния.
С 13 лет работал учеником портного, батраком, железнодорожным рабочим.
В 1924—1925 гг. служил в РККА: переплётчик на бронепоезде № 16 и красноармеец на Карачаевском огнескладе.В 1925—1928 гг. — председатель правления кредитного товарищества Бежицкого уезда Брянской губернии, одновременно — член ревизионной комиссии Брянского губсельпромсоюза.
В 1926 году вступил в ВКП(б).
Образование.
В 1928 году поступил на рабфак при Институте им. К. Либкнехта в Москве, В 1930 году окончил рабфак. В 1931 году вынужден был оставить учёбу в связи с переходом на партработу:  был назначен зам. заведующего орготделом Бауманского райкома ВКП(б) в Москве, затем — зам.секретаря Вышневолоченского райкома ВКП(б) Московской области, в 1932—1934 гг. — инструктор МГК ВКП(б), курировал железнодорожный, водный и городской транспорт.В 1934—1937 гг. учился на механико-математическом факультете МГУ.Проучился три курса и в ноябре 1937 года был вновь направлен на партийную работу 1-м секретарём Ковровского горкома ВКП(б) в Ивановской области.  
В 1958 году окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС.В мае — ноябре 1938 г. — 2-й секретарь Сталинградского обкома ВКП(б). В ноябре 1938 вернулся в Москву и в течение двух месяцев был зам. Г.М.Маленкова-заведующего отделом руководящих партийных органов ЦК ВКП(б) 30 декабря 1938 года решением Политбюро ЦК ВКП(б) был назначен на пост 1-го секретаря Свердловского обкома ВКП(б) (официально избран 10 января 1939 г. пленумом обкома). Во время Великой Отечественной войны Андрианов руководил процессами размещения эвакуированных предприятий и увеличения объёмов производства военной продукции.
С 18 марта 1946 г. по октябрь 1952г. член Оргбюро ЦК ВКП(б).
С августа 1946 года зам. начальника Управления по проверке партийных органов при ЦК ВКП(б) и с октября также заместитель председателя Совета по делам колхозов при Совете Министров СССР.
В феврале 1949 года по протекции Г. М. Маленкова стал 1-м секретарём Ленинградского обкома и горкома ВКП(б). В октябре 1952 года избран членом Президиума ЦК КПСС.
После смерти Сталина Андрианов был выведен из состава Президиума ЦК, а позже был освобождён от руководства Ленинградской парторганизацией.С декабря 1953 — зам. министра государственного контроля СССР. В августе 1956 г. отправлен на пенсию.Умер 3 октября 1978 г., похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Награды:
4 ордена Ленина (1942, 1943, 1944, 1945); орден Отечественной войны I степени (1945);3 медали

==============================================================

Примечание.
* Воспоминания Садовина В.В.  ЦГА ИПД СПб, ф.Р-4000, оп. 18, д.585 "Общее делопроизводство. Воспоминания отдельных лиц."
 
** См. "Ленинградское дело глазами очевидцев"( с.165)."Факел",Политиздат,М.,1990
Как известно, автор статьи С.М.Бардин не являлся участником заседания объединённого пленума Ленинградского обкома и горкома ВКП.Статью писал со слов очевидцев.

Продолжение следует.
« Последнее редактирование: 15 Ноября 2016, 15:04:49 от Alex » Записан
Страниц: 1 [2] 3 Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU