Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
10 Июля 2020, 10:45:23
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1941-1946 НКВД - НКГБ - СМЕРШ
| | |-+  Развитие службы собственной безопасности в органах государственной безопасности
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 3 4 [5] 6 Вниз Печать
Автор Тема: Развитие службы собственной безопасности в органах государственной безопасности  (Прочитано 13172 раз)
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 443


« Ответ #40 : 27 Мая 2020, 04:03:41 »

Из положения о Третьем управлении НКО СССР и его периферийных органах.
                                                                                                                                  12.03.1941
Подготовка и комплектование кадров
§ 65
     Органы Третьего управления комплектуются за счет командно-начальствующего состава Красной Армии и работников НКГБ по договоренности с последним.
§ 66
       Следствие по делам о проступках и преступлениях работников органов Третьего управления ведется особоуполномоченным  Третьего управления НКО и Третьих отделов округов.
     Работники органов Третьего управления за совершаемые преступления подлежат суду военного трибунала.
Начальник Третьего управления НКО СССР
майор госбезопасности                                                                             Михеев

Выписка из протокола № 124 заседания бюро Чечено-Ингушского областного комитета ВКП(б)  (15 июля 1941 года)
Слушали:  Доклад наркома внутренних дел о борьбе с бандитизмом и дезертирством в ЧИ АССР.
Постановили:
    Заслушав доклад народного комиссара внутренних дел тов. Албогачиева о борьбе с банди-тизмом и дезертирством в республике, бюро обкома ВКП(б) отмечает, что тов. Албогачиев и зам. наркома тов. Шеленков все еще не перестроили свою работу.
        В наркомате отсутствуют четкое распределение обязанностей и железная воинская дис-циплина, имеет место расхлябанность, невыполнение распоряжений, нарушение единоначалия и безответственность некоторых руководителей отделов и начальников райотделений.
       Нарком тов. Албогачиев не укрепил организационно наркомат, не сплотил работников и не организовал активной борьбы с бандитизмом и дезертирством.
     Руководство Наркомата внутренних дел (тт. Албогачиев и Шеленков) и государственной безопасности (т. Рязанов), вместо организации совместной активной борьбы с бандитизмом, занялось беспринципными трениями.
       Бюро обкома ВКП(б) считает совершенно нетерпимым, когда в результате благодушия и беспечности в период военного времени решительный удар по бандитизму и дезертирству не нанесен и как следствие этого в республике значительно усилился бандитизм и дезертирство, участились случаи террористических актов над работниками республики.
Секретарь Чечено-Ингушского обкома ВКП(б)                                                             В. Иванов.
ГАРФ. Д.401. Оп.12. Д.127-09. Л.80


Из наградного листа на Моисеева С. И., Особоуполномоченного Особого отдела НКВД Северо – Западного фронта, лейтенанта госбезопасности. (06.05.1942 г.)
     Тов. МОИСЕЕВ в Действующей Красной Армии с начала Отечественной войны с немецкими захватчиками. За этот период провел большую профилактическую работу по изжитию аморальных и других проявлений со стороны сотрудников Особого отдела фронта.
     В  результате проведенной им работы, аморальные проступки среди чекистского коллектива доведены до минимума.
    Своевременно очистились  от чекистов, не могущих вести оперативную работу в боевой обстановке.
   Тов. МОИСЕЕВ много положил труда по фильтрации вышедших из окружения, в результате кропотливой его работы были следственным путем вскрыто и разоблачено 2 шпиона.
  По роду своей работы неоднократно выезжал в полки и дивизии не передовые позиции, где проводил расследования,  не считаясь ни с какими трудностями и опасностью.
     В работе трудолюбив, усидчив.
     Благодаря кропотливой и усердной работе  тов. МОИСЕЕВА чекистский коллектив значительно вырос и стал способным выполнять любые задания, стоящие перед Особым отделом фронта.
    Делу партии ЛЕНИНА и СТАЛИНА предан.
   Вполне достоин правительственной награды медали «За отвагу».
Начальник ОО НКВД СЗФ ст. майор ГБ                                               Королев
 

Из докладной  записки А.С. Щербакова И.В. Сталину о работе особого отдела 7-й отдельной армии   (22.05.1943)
НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ОБОРОНЫ
МАРШАЛУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА товарищу СТАЛИНУ И.В.
       По вашему личному распоряжению Главное Политическое Управление Красной Армии расследовало донесение командарма 7 отдельной армии генерал-майора тов. Крутикова о работе Особого отдела Армии.
[  ]
Выводы:
         Донесение на Ваше имя командующего 7-й отдельной армией генерал-майора Крутикова в части, касающейся конкретных фактов извращений в работе Особого отдела армии, — в основном правильно. Что касается обобщений, имеющихся в донесении, то они являются неправильными.
       Проверка показала, что по ряду шпионских дел обвинения были построены только на признании самих подсудимых. Однако сделанное в донесении командующего обобщение о том, что общей чертой большинства шпионских дел являлось полное отсутствие объективных доказательств и что все обвинения в шпионско-диверсионной работе были построены на признании самих подсудимых, — является неправильным. Особый отдел 7 отдельной армии в общем проделал значительную работу по разоблачению немецкой и финской агентуры, и утверждать, что все обвинения в шпионско-диверсионной работе были построены только на признании самих подсудимых, — неправильно.
       Обобщение, сделанное в донесении командарма 7 отдельной армии, о том, что органы следствия не принимают мер к розыску и аресту резидентов иностранных разведок, — не-точно. Так, из 30 агентов и резидентов, прошедших по показаниям подсудимых за 1942—43 гг., — 5 разыскано и осуждено к ВМН.
  Таким образом, проверка работы Особого отдела 7 отдельной армии показала, что в работе Особого отдела армии и Особых отделов соединений имели место крупные и серьезные не-достатки, а также извращения. Конкретными виновниками являются:
1. Заместитель начальника Особого отдела 7-й отдельной армии, он же начальник следственной части — подполковник Керзон;
2. Старший следователь Особого отдела армии старший лейтенант Ильяйнен, по национальности финн;
3. Старший следователь Особого отдела армии Седогин;
4. Следователь Особого отдела 162 укрепрайона — капитан Изотов;
5. Оперуполномоченный Особого отдела 162 укрепрайона Соловьев.
       При этом установлено, что если ошибки в работе таких людей, как Седогин, Изотов, Со-ловьев, Николаев (убит), могли явиться результатом неопытности и являются действительно следственными ошибками, то ошибки в работе Керзона и Ильяйнен являются извращениями, продиктованными карьеристическими соображениями. В этом особенно убедило меня нечестное поведение Керзона. По делу Никулина и Шведова Керзон заявил мне, что его «подвел следователь», что Никулина он допрашивал всего один раз и не более 15 минут, в то время как Никулина он допрашивал много раз. Керзон вначале говорил, что обвиняемых для инструктажа в следственную часть не вызывали, потом сказал, что вызывали, но что это делали следователи без его ведома и т.д. Таким образом? Керзон врет и запирается в мелочах, а после этого трудно ему верить и в более серьезных делах.
       Начальник Особого отдела 7 отдельной армии полковник Добровольский плохо контро-лировал следствие и слишком многое передоверил Керзону.
       Следует отметить, что при расследовании материалов Военного Совета Армии некоторые работники Особых отделов или отрицали уже установленные факты, или их всячески смягчали и смазывали остроту, придерживаясь принципа «не выносить сор из избы». Даже начальник Особого отдела т. Добровольский заявил: «И зачем надо было беспокоить товарища Сталина, сказали бы мне, все бы на месте исправили и устранили».
       Надо отметить еще один крупный недостаток в работе карательных органов 7-й отдельной армии — это фактически отсутствие прокурорского надзора за следствием со стороны военного прокурора полковника юстиции Герасимова и его помощника майора юстиции Васильева. Герасимов самоустранился от надзора, свалив эту деятельность на своего помощника Васильева. Васильев же, а также прокуроры соединений, в значительной мере штамповали обвинительные заключения, не входя в суть дела.
       В работе военных трибуналов имела место перестраховка, боязнь взять на себя всю полноту ответственности при рассмотрении дел. Доказательством этому является большое количество неутвержденных приговоров Военных Трибуналов командирами соединений, Военным Советом и Военной Коллегией. Так, за 1942—43 гг. из 1529 приговоров к ВМН в 577 приговорах или в 37%, ВМН заменена лишением свободы. Во многих случаях эти изменения явились результатом фактического помилования осужденных, но в ряде случаев эти изменения явились результатом несогласия по существу дела. Среди работников Особых отделов (ныне «СМЕРШ») много неопытных, малограмотных людей. Этот недостаток следует поправить переводом нескольких тысяч политработников в органы контрразведки.
**П р е д л о ж е н и я**
Предлагаю:
**1. За извращения в следственной работе Керзона и Ильяйнен уволить из органов контрразведки и осудить решением Особого Совещания к 5 годам лагерей.
2. За преступные ошибки в следственной работе — Седогина, Изотова, Соловьева уволить из органов контрразведки и направить их в действующую армию**.
**—** Зачеркнуто и в пункте 2 вписано Сталиным: «штрафной батальон при Начальнике тыла К.А.».
РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 461. Л. 21—35.


Приказ НКО № 0089 от 31.05.43 г. «О наложении взысканий на виновных в из-вращениях в следственной работе в 7 – й отдельной армии».
        Проверка работы Особого отдела 7-й Отдельной Армии вскрыла отдельные факты из-вращений и преступных ошибок в следственной работе Особого отдела 7-й Отдельной Армии.
Приказываю:
1. За извращение в следственной работе заместителя начальника Особого отдела 7-й отдельной армии, начальника следственной части подполковника Керзона и старшего следователя Ильяйнена уволить из органов контрразведки и осудить решением Особого Совещания к 5 годам лагерей.
2. За преступные ошибки в следственной работе следователей Седогина, Изотова, Соловьева уволить из органов контрразведки и направить их в штафной батальон при начальнике тыла КА.
3. Начальнику Особого отдела 7-й отдельной армии т. Добровольскому за отсутствие контроля за работой следственной части, в результате чего в следственной работе имели место грубые ошибки и извращения, — объявить выговор с предупреждением.
4. Пом. прокурора армии майора юстиции Васильева за плохое осуществление прокурорского надзора за следствием в Особом отделе снять с работы с понижением в должности и звании и направить в распоряжение Главного военного прокурора Красной Армии.
5. Военному прокурору армии полковнику юстиции Герасимову за самоустранение от надзора и за отсутствие контроля за работой своих помощников — объявить выговор с предупреждением.
Народный комиссар обороны                                                                              И. СТАЛИН
Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 443


« Ответ #41 : 28 Мая 2020, 04:27:05 »

Из приказа начальника Управления контрразведки «Смерш» Южного фронта № 106 от 16.06.43 г. « О результатах проверки состояния следственной работы в отделах контрразведки «Смерш» 28,44-й армий и других соединениях фронта».
     При обследовании состояния следственной работы отдела контрразведки «Смерш» 271-й стр. дивизии 28-й армии имелось в следственном производстве 10 дел, 6 из них были пре-кращены и проходящие по ним арестованные из-под стражи освобождены.
      Наличие такого большого количества необоснованных арестов явилось следствием того, что аресты военнослужащих производились следователем капитаном Коровиным по указанию начальника отдела — капитана Скудняева по малозначительным непроверенным первичным агентурным материалам и показаниям свидетелей, а иногда и вовсе без каких-либо изобличающих материалов.
       Например, 30 марта сего года был арестован кр-ц 865-го стр. полка 271 сд Бельченко Петр Филиппович лишь на основании того, что он был в немецком плену и не дал согласия на секретное сотрудничество с органами НКВД ст. оперуполномоченному Колину.
Бельченко до момента проверки, то есть до 1 июня 1943 г., никем не допрашивался, обвинение предъявлено ему не было и срок следствия и содержание под стражей продлены не были.
       Необоснованно были арестованы и кр-цы 867 сп 271 стр. дивизии Гладыш и Безуглов, разрабатываемые по агентурному делу «Станичники» по окраске «изменники Родины». Аресты были произведены на основании неперепроверенных данных источника «Ильичева» (допрошенного в качестве свидетеля) и свидетеля «Крикуна».
       В процессе же следствия никакой антисоветской деятельности Гладыша и Безуглова не установлено.
   Данные источника «Ильичева» были провокационными, и сам «Ильичев» после ареста фигурантов дела пытался изменить Родине, но при попытке перейти линию фронта был убит.
 [ ]
     Все эти недочеты имели место потому, что до сего времени вопреки приказам Народного Комиссара Обороны за № 0046/СШ начальники отделов контрразведки «Смерш» армий, корпусов, дивизий в должной мере следствием не руководят.
Приказываю:
1. Отмеченные недочеты устранить в декадный срок.
2. Начальникам отделов контрразведки «Смерш» армий, корпусов, дивизий и бригад еще раз ознакомить оперативный состав с приказом народного комиссара обороны № 0046/СШ, обратив их внимание на повышение качества расследования и документации следственных дел, проверки показаний арестованных и свидетелей, добиваясь полного вскрытия преступной деятельности обвиняемых, строгого соблюдения выполнения норм УПК и наведения надлежащего порядка в местах заключения арестованных, исключающего возможности сговора или побега арестованных.
3. За необоснованные аресты, нарушение революционной законности, норм УПК, а также неправильное ведение следствия начальника от¬дела контрразведки «Смерш» 271 сд капитана Скудняева с работы снять и понизить в должности, следователя этого же отдела капитана Коровина арестовать на пять суток с исполнением служебных обязанностей, с вычетом 50% заработной платы за каждый день ареста.
4. С настоящим приказом ознакомить весь оперативный состав органов «Смерш».
5. О выполнении данного приказа донесите к I июля 1943 г.
Начальник УКР  «Смерш» Южного фронта
генерал-майор                                                                                                       Ковальчук


  Из  докладной записки военного прокурора  56-й армии   №  05333 от 09.08.1943 г. военному совету армии  «О некоторых  фактах  нарушения  постановления  ЦК  ВКП( б)  и СНК от 17 ноября 1938 г.  со  сторо-ны отдельных  работников   ОКР  «Смерш»  армии».
       Органами ОКР «Смерш» 56-й армии проведена огромная работа по выявлению и разо-блачению контрреволюционного предательского элемента, про¬бравшегося в ряды Красной Армии и засланного немецкими разведывательными органами. Наряду с этим органами ОКР «Смерш» армии оказана большая помощь местным территориальным органам НКВД по разоблачению контрреволюционного элемента из числа гражданского населения, бывших старост и полицейских, состоявших на службе немецких карательных органов, и иных пособников врага во временно оккупированных районах Кубани, ныне освобожденных.
     Однако наряду с этим ряд работников ОКР «Смерш» армии допускали извращение след-ственной практики и необоснованные аресты военнослужащих по обвинению их в контрре-волюционных преступлениях. За последнее время (2 - 3 месяца) непосредственно военной прокуратурой армии и, по указанию военной прокуратуры, ОКР «Смерш» прекращено до 20 дел на военнослужащих, как необоснованно обвинявшихся в контрреволюционных преступлениях, наиболее характерными из них являются:
    В мае ОКР «Смерш» 92 отбр был арестован сержант-танкист Бабчук по обвинению его в намерении и подготовке к измене Родине.  Бабчук, в прошлом повар этого соединения, пе-решедший по своей инициативе в экипаж танка, неоднократно участвовал в боях с немецки-ми оккупантами. Основанием к аресту Бабчука послужили показания 2 свидетелей (Курганского и Папкова), которые якобы слышали высказывания Бабчука о его намерении перейти на сторону врага.
     Данное дело находилось под надзором ОКР «Смерш» армии и им же оно было направлено в военную прокуратуру армии с обвинительным заключением для предания суду военного трибунала обвиняемого.
     Изучение дела показало, что Бабчук был арестован на основании показаний двух лжесви-детелей Курганского и Папкова, которые опровергались рядом свидетельских показаний и самого обвиняемого. На этом основании дело возвращено на доследование.
     Начальник ОКР «Смерш» бригады майор Федорчук  вместо того, чтобы наказать виновных в необоснованном аресте защитника Родины и возбудить уголовное дело против лжесвидетелей, ограничился освобождением из-под стражи Бабчука. Бабчук в первых же боях после освобождения из-под стражи за ст. Крымскую показал себя доблестным защитником Родины, во время боя был тяжело ранен и командованием бригады представлен к правительственной награде — ордену Красного Знамени.
       Военной прокуратурой армии 28 мая сделано обстоятельное письменное представление начальнику ОКР «Смерш» армии о наказании виновных в аресте Бабчука работников ОКР «Смерш» 92 тбр, добывших клеветнические материалы в отношении Бабчука. Заместитель начальника ОКР «Смерш» армии подполковник Маковик 12 мая, спустя 2 недели после нашего представления, сообщил, что выполнить наши указания не представляется возможным, так как бригада выбыла из состава 56-й Армии.
     В результате данный необоснованный арест военнослужащего остался безнаказанным.
      ОКР «Смерш» 189 азсп в апреле был арестован красноармеец Баскаков. Следователь ОКР «Смерш» полка — старший лейтенант Костюков— допросил  одного случайного свидетеля Лахно, которьлй показал, что еше в 1942 г., ни месяца, ни времени года не помнит, Баскаков высказывал недовольство питанием, заявив, что он «подохнет» с голоду в горах.
       По этим явно необоснованным материалам Баскаков обвинялся в контрреволюционной агитации среди военнослужащих. Получив от военного прокурора указания о неосновательности обвинения Баскакова в контрреволюционной деятельности,  Костюков предъявил обвинение Баскакову в «членовредительстве», «основанием» к этому послужило то, что Баскаков, будучи больным желудком, ел черный хлеб, а иногда пил сырую воду.
     Баскаков по нашему письменному указанию из-под стражи освобожден с прекращением дела.
       По материалам этого же следователя Костюкова, 9 мая с.г. был арестован старшина ба-тальона выздоравливающих 189 азсп Мошник Иван Гордеевич, 1902 г. рождения, участник гражданской войны и боев за Перекоп. В Отечественной войне с августа 1941 г. все время находился на передовой линии фронта, в боях с немецкими оккупантами был три раза ранен, сын Мошника Георгий Мошник, 1923 г. рождения, погиб в боях за Севастополь.
      Костюков по делу Мошника также добыл случайного свидетеля Штрикунова, который сам провоцировал Мошника на контрреволюционные высказывания, и, вместо того, чтобы разоблачить его как лжесвидетеля, Костюков допросил Штрикунова как заявителя и разоблачителя изменника Родине.
     По показаниям единственного свидетеля Штрикунова Мошник обвинялся в контрреволюционных высказываниях и намерениях перейти на сторону врага. На законные требования Мошника допросить свидетеля сержанта Романенко, который мог бы реабилитировать его в необоснованном обвинении, Костюков этого не сделал, напротив, принимал все меры к тому, чтобы неосновательно обвинить Мошника в подготовке к измене Родине и контрреволюционных высказываниях. На допросах ставил ему несуразные вопросы, требуя от него неправдоподобных признаний, как-то: «вы следствие вводите в заблуждение, следствие предлагает вам стать на путь правдивых показаний» и т.п.
    В одной из бесед среди военнослужащих Мошник относительно условий пребывания его подразделения в горах высказывался, что отступать он больше не будет. Костюков эту фразу истолковал как намерение перейти на сторону врага.
     При явно необоснованном обвинении Костюков дважды пытался направить дело через военного прокурора в военный трибунал, добивался утверждения обвинительного заключения руководством ОКР «Смерш» армии, и только в результате расследования дела лично моим заместителем дело по обвинению Мошника прекращено и последний из-под стражи освобожден.
     Несмотря на ряд устных представлений руководству следственного отделения ОКР «Смерш» армии о непригодности к работе следователя Костюкова и наказания его за грубое нарушение постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР, он продолжает работать в этой должности и по-прежнему допускает порочные методы в работе. Как пример можно привести дело по обвинению в дезертирстве красноармейца Москаленко, который был спровоцирован на дезертирство лейтенантом 189 азсп Московцом, расследование вел этот же следователь Костюков.
      Данный случай ОКР «Смерш» армии не расследован и виновные в провокации не наказаны.
       Отдельные работники ОКР «Смерш», пользуясь тем, что при даче санкции на арест военные прокуроры не всегда имеют возможность перепроверить представленные материалы, представляли их заведомо необоснованно, а в отдельных случаях эти материалы предъявлялись с известными махинациями. Привожу примеры:
    18 июня оперуполномоченный ОКР «Смерш» 1147 ran старший лейтенант Тепухян представил постановление на арест старшины батареи Недобегова по обвинению его в контрреволюционной агитации. Это постановление было утверждено начальником ОКР «Смерш» армии подполковником Шандриным.
       Основной свидетель по делу Ваверица, на показаниях которого построено обвинение Недобегова, показал, что Недобегов в свое время в присутствии всех красноармейцев огневого взвода выступал с контрреволюционной фашистской агитацией.
    Моим заместителем майором юстиции т. Степановым письменно было предложено допросить командира взвода или кого-либо из политработников с целью перепроверки показаний Ваверица. Тепухян вместо того, чтобы вы¬полнить это указание, изъял этот протокол допроса свидетеля Ваверица, пере¬допросил его в ином виде и снова явился за получением санкции на арест. На требование представить боевую характеристику на Недобегова от командования Тепухян заявил, что он этого сделать не может, так как командир батареи политически неблагонадежный и сам намеревается перейти на сторону врага и факт получения от него характеристики на Недобегова может вызвать у него подозрение.
     Недобегов, кадровый младший командир, в этом полку служит с 1939 г., и Тепухян на основании явно клеветнических материалов пытался арестовать его. Получив отказ в санкции на арест Недобегова, Тепухян допустил нетактичности и оскорбления по адресу моего заместителя.
    17 апреля по представленным материалам ОКР «Смерш» Армии военной прокуратурой армии был санкционирован арест сержанта 11 сдсб Понтанько Н.П. по обвинению его в контрреволюционной агитации. По делу Понтанько был тенденциозно допрошен ряд свидетелей, находившихся в его подчинении. Дело по обвинению Понтанько ОКР «Смерш» армии было направлено в военную прокуратуру для направления по подсудности и только в результате нашего вмешательства, непосредственного участия в расследовании, свидетели были изобличены как лжесвидетели и Понтанько по категорическому требованию прокурора из-под стражи освобожден с прекращением дела.
     Материалы на арест Понтанько были представлены бьвшим начальником 5-го отделения ОКР «Смерш» армии капитаном Валаховым, он же осуществлял руководство расследованием до получения санкции на арест.       
        В мае ОКР «Смерш» 3 ск арестован красноармеец 9 гсд Ясенев, дезертировавший из части. На допросах его следователем ОКР «Смерш» 3 ск майором Пусенковым Ясенев признал себя виновным в том, что он являлся агентом немецких разведывательных органов. Будучи доставленным в ОКР «Смерш» 56-й армии, Ясенев свои показания о том, что он был завербован немецкими разведывательными органами, подтвердил следователю ОКР «Смерш» армии старшему лейтенанту Сидорову. На двукратном допросе военным прокурором Ясенев показал, что его признания в связях с немецкой разведкой сделаны в результате угроз со стороны следователя ОКР «Смерш» 3 ск майора Пусенкова, а подтвердил он эти показания здесь в ОКР «Смерш» 56-й армии в результате избиения его со стороны следователя, старшего лейтенанта Сидорова.
   Дело по обвинению Ясенева обращено нами к доследованию с указанием расследовать факты незаконных методов следствия.
     Наряду с фактами извращения следственной практики и необоснованных арестов со стороны отдельных работников ОКР «Смерш» армии наблюдаются фак¬ты незаконных арестов без санкции прокурора. Так, 12 июля по постановлению на арест, утвержденному начальником ОКР «Смерш» Армии, был арестован рабочий-железнодорожник Корчагин. Основанием к аресту Корчагина послужило то, что он, проживая в ст. Абинской, во время оккупации ее немцами, указал местопребывание штаба немецкой части одному из предателей, перебежавшему на сторону противника с фашистской листовкой, что было истолковано как выдача советского военнослужащего немцам. Корчагин в течение 12 дней незаконно со¬держался под стражей. В санкции на арест Корчагина нами отказано с предложением немедленно освободить его из-под стражи. Расследованием по делу руководил начальник 3 отд. ОКР «Смерш» армии капитан Шилов.
         Перечень фактов извращения следственной практики, необоснованно возбуждаемых дел со стороны отдельных работников ОКР «Смерш» по обвинению военнослужащих и гражданских лип в контрреволюционном и других преступлениях, фактов нарушения постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 17 но¬ября 1938 г. можно было бы продолжить, однако и приведенные факты заслуживают соответствующего реагирования на них со стороны руководства ОКР «Смерш» Армии и наказания виновных с целью изжития и недопущения впредь фактов необоснованных арестов военнослужащих и обвинения их в контрреволюционных преступлениях.
Военный прокурор 56-й армии                              гвардии майор юстиции А. Суханов


Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 443


« Ответ #42 : 28 Мая 2020, 04:30:44 »

Из приказа НКГБ СССР № 00106 от 28.03.44 г. «С объявлением Положения об Отделе кадров НКГБ Союза ССР».
Отдельным приложением объявляется Положение об Отделе кадров НКГБ Союза ССР.
Народный Комиссар Государственной Безопасности Союза ССР
Комиссар госбезопасности 1 ранга                                                     В. Меркулов

Пpиложение к приказу НКГБ СССР № 00106 от 28 марта 1944 г.
ПОЛОЖЕНИЕ  об Отделе кадров НКГБ Союза ССР.
I. Общие положения
1. Отдел кадров НКГБ СССР ведает подбором, подготовкой, расстановкой, перемещением, увольнением работников НКГБ в соответствии с распоряжениями директивных органов и приказами Народного Комиссара Государственной Безопасности СССР.
2. Отдел кадров НКГБ СССР руководит работой отделов (отделений) кадров органов НКГБ, отделений (групп) кадров при Управлениях (Отделах) НКГБ СССР, проводит контроль за делом подбора, расстановки, выдвижения, изучения кадров и соблюдением организационно-штатной дисциплины в органах НКГБ.
II. Задачи отдела
На Отдел кадров НКГБ СССР возлагаются следующие задачи:
1. Подбор, расстановка, выдвижение, перемещение, увольнение личного состава Управлений (Отделов) НКГБ СССР.
2. Обеспечение личным составом аппаратов НКГБ на местах, путем перераспределения дей-ствующих кадров, подбора и распределения нового пополнения.
3. Подготовка материалов, связанных с подбором, расстановкой, выдвижением, перемещением, увольнением работников, состоящих в номенклатуре ЦК ВКП (б) и Народного Комиссара Государственной Безопасности Союза ССР.
4. Специальная проверка вновь принимаемых и проверка кадров в процессе работы по цен-тральному аппарату и руководящего состава НКГБ республик, УНКГБ краев и областей.
5. Повседневное изучение личного состава органов НКГБ, входящего в номенклатуру ЦК ВКП(б) и Народного Комиссара Государственной Безопасности Союза ССР.
6. Подготовка материалов для центральной аттестационной комиссии НКГБ СССР по присвоению специальных званий начальствующего состава государственной безопасности, работникам органов НКГБ.
7. Подготовка материалов для центральной наградной комиссии НКГБ СССР по награждению работников органов НКГБ.
8. Комплектование оперативно-чекистских школ НКГБ слушательским и преподавательским составом.
9. Разработка вопросов организационного построения, структуры и штатов органов НКГБ, правового и материального положения работников Народного Комиссариата Государственной Безопасности Союза ССР.
Ведение штатного расписания по всем аппаратам органов НКГБ, подготовка заявок на штатные контингенты в Правительство, дача заключений по вопросам правового и материального положения личного состава органов НКГБ.
10. Обеспечение мобилизационной готовности по кадрам и организационному развертыванию органов НКГБ на военное время.
11. Персональный и статистический учет действующего состава и запаса органов НКГБ, картотечный учет всего личного состава органов НКГБ.
12. Выдача удостоверений личности и пропусков работникам НКГБ СССР и номенклатурным работникам органов НКГБ—УНКГБ.
13. Руководство и контроль за работой отделов кадров НКГБ республик, Управлений НКГБ краев, областей и групп по кадрам Транспортных отделов НКГБ.
СТРУКТУРА ОТДЕЛА И ЗАДАЧИ ОТДЕЛЕНИЙ
Особая инспекция
Рассмотрение дел и ведение следствия по проступкам и преступлениям, совершенным со-трудниками НКГБ.
Зам. Народного Комиссара Государственной Безопасности СССР по кадрам
Комиссар госбезопасности                                                                     Свинелупов


 Приказ НКГБ СССР № 0077 от 10.03.44 г. «С объявлением Положения  об Особой Инспекции Отдела Кадров  НКГБ СССР ».
  Объявляется Положение об Особой Инспекции Отдела Кадров Народного Комиссариата Государственной Безопасности Союза ССР.
Зам. Народного Комиссара Государственной Безопасности СССР Комиссар государственной безопасности 2 ранга                                                                      Кобулов
«УТВЕРЖДАЮ»
Народный Комиссар Госбезопасности Союза ССР
Меркулов В.
ПОЛОЖЕНИЕ об Особой Инспекции Отдела Кадров Народного Комиссариата
 Государственной Безопасности СССР
       На Особую Инспекцию Отдела Кадров Народного Комиссариата Государственной Безо-пасности Союза ССР возлагаются следующие задачи:
1. Выполнение специальных поручений Народного Комиссара и его Заместителей, связанных с проверкой и расследованием дел о сотрудниках НКГБ.
2. Проверка и расследование материалов, поступающих в Особую Инспекцию о сотрудниках НКГБ в виде заявлений, жалоб, рапортов о должностных, бытовых и государственных преступлениях.
3. Возбуждение уголовного преследования в отношении сотрудников НКГБ, имеющих спе-циальные звания государственной безопасности, производится с санкции Народного Комиссара Государственной Безопасности или его Заместителей.
4. Наблюдение за ходом следствия по делам о сотрудниках: НКГБ, находящихся в производстве у Особых Инспекций на местах, как по возникшим у них непосредственно, так и по материалам, направляемым через аппарат центра.
5. Проведение обследования отдельных участков работы местных органов НКГБ, вызываемого необходимостью установления фактов совершенного преступления.
Примечание: Обследование производится в каждом отдельном случае по указанию Народно-го Комиссара или его Заместителей.
6. Расследование и дача заключений по материалам, поступающим от партийных, общественных организаций и государственных учреждений относительно сотрудников НКГБ.
7. Подготовка к Особому Совещанию при Народном Комиссаре Внутренних Дел СССР и передача в суды законченных следственных дел, проходящих через аппарат Особой Инспекции.
8. Проверка работы Особых Инспекций на местах и осуществление постоянного руководства их деятельностью.
Начальник особой инспекции НКГБ СССР Полковник госбезопасности Балябин
5 февраля 1944 года
                                                     ЦА ФСБ. Ф. 66. Оп. 1-т. Сборник № 40. Том 2. Л. 1—2.


 Приказ ГУКР «СМЕРШ» № 00170 от 27.09.45 г. «О трофейном имуществе».
        Главное Управление СМЕРШ располагает данными о том, что некоторые органы контрразведки имеют значительное количество неположенного по штату автотранспорта и разного трофейного имущества. Это имущество на учет органами СМЕРШ не взято, что порождает антигосударственное отношение к его расходованию и хранению, а также создает условия для злоупотреблений. В целях наведения порядка в хранении, учете и использовании имущества, находящегося в органах СМЕРШ, приказываю:
     Немедленно произвести тщательную документальную ревизию всего имущества, находящегося в органах СМЕРШ, составить на все имущество подробные описи, которые представить в Главное Управление СМЕРШ, все имущество опечатать и запретить его использование до получения указаний из Главного Управления СМЕРШ.
      Начальники органов СМЕРШ, у которых после ревизии будет обнаружено имущество, не числящееся на учете или расходуемое не по назначению, будут отданы под суд военного трибунала, невзирая на занимаемые положения.

Начальник ГУКР НКО «Смерш»
Генерал – полковник                                                                                                  Абакумов

Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 443


« Ответ #43 : 29 Мая 2020, 04:07:02 »

Постановление пленума ЦК ВКП(б) «О переводе  В.Н. МЕРКУЛОВА из членов в кандидаты в члены ЦК ВКП(б)».   (21–23 августа 1946 г.)
       Из акта приема и сдачи дел Министерства Госбезопасности устанавливается, что чекистская работа в Министерстве велась неудовлетворительно, что бывший министр Госбезопасности т. Меркулов скрывал от Цека факты о крупнейших недочетах в работе Министерства и о том, что в ряде иностранных государств разведывательная работа Министерства оказалась проваленной.
Ввиду этого Пленум ЦК ВКП(б) постановляет:
Вывести тов. Меркулова из состава членов ЦК ВКП(б) и перевести его в кандидаты в члены ЦК ВКП(б).
РГАНИ. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 3


Из письма  И.А. СЕРОВА И.В. СТАЛИНУ «О неправильном отношении к нему  В.С. АБАКУМОВА».                                                                 (8 сентября 1946 г.)
СОВЕТ МИНИСТРОВ СССР  товарищу СТАЛИНУ И.В.
     Считаю необходимым доложить Вам, тов. Сталин, о непартийном отношении ко мне
т. Абакумова.
     Т. Абакумов на протяжении всей войны пытался меня на всяких мелочах скомпрометировать, но я не обращал внимания, т. к. в тот период у него были ограниченные возможности к этому. В настоящее время, когда эти возможности во много раз увеличились, я счел необходимым обратиться к Вам за помощью.
   Имеется много фактов, подтверждающих мои слова, но я остановлюсь лишь на некоторых из них.
     В период Отечественной войны по поручению тов. Берия, я неоднократно выезжал в Особые отделы фронтов для оказания помощи в работе и устранения недостатков в условиях войны.
      Так, например, в начале 1942 года поступили данные, что на Южном фронте много случаев групповых переходов наших солдат на сторону противника, что начальник Особого отдела майор госбезопасности Зеленин в это тяжелое время на фронте не занимается работой по предотвращению случаев измены, а разлагается, сожительствует с машинистками и награждает их медалями, что Зеленин заманил на квартиру жену начальника Политотдела армии, напоил ее пьяной и изнасиловал.
     Выездом на место мною была организована агентурная работа в Особых отделах дивизий по предупреждению командования о готовящихся предательствах и аресту изменников. Зеленин вызывался т. Абакумовым, но о принятом решении мне неизвестно, т. к. я был переброшен на Керченский фронт.
     Во всяком случае, Зеленин в настоящее время получил звание генерал-лейтенанта, работает начальником Управления Контрразведки в Германии, содержит в качестве жены одну из бывших машинисток и пользуется большим авторитетом у Абакумова. Настоящая жена Зеленина попала в плен к немцам, путалась с ними и сейчас живет отдельно.
    Изложенный факт могут подтвердить ряд товарищей, в том числе генерал-майоры Клепов и Прищепа.
     На Керченском фронте начальником Особого отдела был генерал-майор Белянов, который вместе с командованием фронта обманывал Ставку Верховного Главнокомандующего о положении на фронте, в связи с чем по указанию тов. Берия он был мной с должности снят и из Особых отделов уволен.
     С первых дней войны мне было поручено руководить истребительными батальонами и войсками НКВД по охране тылов фронтов. В связи с тем, что войска охраны тыла и истребительные батальоны очень много задерживали шпионов противника, работники Особых отделов всячески пытались забрать к себе задержанных нашими органами подозрительных лиц и шпионов и отчитаться за них.
       На этой почве у нас с т. Абакумовым неоднократно были крупные разговоры. Это может подтвердить генерал-лейтенант Петров.
       Во время тяжелого положения под Сталинградом, в августе 1942 года тов. Берия послал туда т. Абакумова для наведения порядка в городе и организации переправы через Волгу.
     Через некоторое время Военный Совет фронта прислал телеграмму, что в городе Сталинград порядка нет, среди населения началась паника из-за отсутствия переправы и т. д.
     В связи с этим тов. Берия послал меня в Сталинград, а Абакумова отозвал.
     По приезде в Москву т. Абакумов начал распускать слухи, что Серов напросился в Сталинград и т. д.
     Особенно резко возмущался т. Абакумов в связи с Вашим решением о введении уполно-моченных НКВД по фронтам, которые сыграли положительную роль в последний этап войны.
    Во-первых, т. Абакумов категорически восстал против посылки оперативных работников для укомплектования аппаратов уполномоченных.
    Во-вторых, всячески старался отделить работников «Смерш» от Уполномоченных фронтов, даже в ряде случаев в ущерб общему делу.
    Это могут подтвердить генералы Аполлонов, Мешик, Цанава и др. В этом деле т. Абакумов доходил до мальчишества. Он звонил начальнику Управления «Смерш» Белорусского фронта генералу Вадису, его заместителю генералу Сидневу и требовал, чтобы они не являлись по моему вызову, не выполняли моих указаний по работе. При этом угрожал взысканиями и даже арестом.
     По окончании войны т. Абакумов действительно генерала Вадиса сразу же убрал и вместо него прислал «надежного» работника Зеленина.
    Очевидно, генерала Сиднева постигнет та же участь, как только он перейдет в подчинение Абакумова.
  В последнее время, когда уже «Смерш» мне оперативно не был подчинен, ко мне поступало много заявлений о безобразиях в работе «Смерш», я всегда ставил в известность Зеленина, а о наиболее характерных фактах доносил в Министерство и принимал необходимые меры к устранению.
       Так, например, в начале этого года пьяные работники «Смерш» вечером поехали в поле близ г. Галле приводить в исполнение приговоры Военного Трибунала. Спьяна трупы были зарыты настолько небрежно, что наутро проходящие по дороге около этого места немцы увидели торчащими из земли две руки и голову от трех трупов. Затем они разрыли трупы, увидели в затылках у трупов пробоины, собрали свидетелей и пошли заявить в местную полицию. Нами были приняты срочные меры.
     В этом же году у работников «Смерш» дивизии генерала Сталина В. сбежали две немки, арестованные в английской зоне г. Берлина. После побега они рассказали англичанам об их аресте русскими. Работники «Смерш» пытались все это скрыть, но об этом узнал генерал В. Сталин, вмешался в это дело, сообщил мне, в связи с чем были срочно приняты необходимые меры. Можно привести десятки аналогичных фактов.
      Т. Абакумов всегда возмущался, что вмешиваются в его дела, хотя и знал, что вмешательство помогло делу.
      В одном из разговоров со мной т. Абакумов заявил: «Ты за время войны много мне и моим работникам крови испортил».
    Это заявление свидетельствует о том, что т. Абакумов старается защитить честь мундира, а не рассматривает устранение недостатков в работе в интересах нашего общего государственного дела. И, кроме того, он видит во мне основного виновника всех неприятностей, причиненных ему, а не своих подчиненных, допустивших ошибки в работе.
     В последнее время ко мне приходили сотрудники т. Абакумова и предупреждали, что т. Абакумов очень мной интересуется, а своим приближенным Зеленину, Малинину и другим «намекнул», что надо подобрать компрометирующие материалы на Серова.
     Во исполнение этих указаний Малинин ходит сейчас по Министерству госбезопасности и смело заявляет при встрече со знакомыми, что до Серова мы доберемся. Это могут подтвердить сотрудники, работающие у т. Абакумова.
И сейчас идет сбор материалов на меня, но проводится это очень грубо.
   И, наконец, недавно я узнал, что якобы в заявлении арестованного Новикова про меня сказано, что Серов знает много о Жукове.
     Тов. Сталин! Мы с Жуковым были в нормальных деловых отношениях, какие требовались во время войны и после в период работы по линии СВА.
     Должен Вам доложить, тов. Сталин, что Жуков не такой человек, чтобы стал откровенничать со мной, с работником НКВД, а особенно по военным и другим вопросам. Наоборот, он всегда перед нами старался показать, что получает указание только от Хозяина (он Вас так, тов. Сталин, называет), что его предложения утвердил Хозяин, что ему звонил Хозяин и дал указания, я буду жаловаться Хозяину и т. д.
     Встречался я с Жуковым в присутствии других генералов и офицеров, у которых все это можно проверить.
Я не думаю, чтобы при мне Жуков мог решиться вести какие-либо разговоры, направленные вразрез политике нашего государства, т. к. он знал, что я не пропущу без внимания ни один принципиальный вопрос, от кого бы он ни исходил.
      Поэтому мне кажется, что фраза арестованного Новикова обо мне умышленно вставлена и рассчитана на общее дело скомпрометировать меня.
     Попутно следует заинтересоваться, доложил ли Правительству т. Абакумов о том, что его подчиненный, обслуживающий и поныне ВВС, генерал-майор Новиков тесно общался с арестованным Новиковым, бывал у него на квартире, выпивал с ним и просмотрел творившиеся безобразия в ВВС.
      Заканчивая свою жалобу, я прошу извинить меня, тов. Сталин, что я оторвал Вас от большой работы ради личных переживаний. Я должен доложить, что у меня имеются также недостатки в работе и в характере, но я стараюсь их выправлять и бываю благодарен партии и товарищам, которые мне на них указывают.
       Если т. Абакумов считает, что я ему «много крови испортил», так ведь я, выполняя поручения по исправлению недостатков в чекистской работе, не преследовал личные цели, а стремился улучшить работу наших органов, независимо от того, подчинены ли они т. Абакумову или другому, и за это мстить неразумно.
       Т. Абакумов, так же как и мы все, еще молодой чекист и тем более молодой министр, партией и государством на него возложены громадные задачи, особенно в нынешних условиях, он должен добиться дружной, целеустремленной работы чекистского коллектива, что-бы выполнить эти задачи, а не заниматься интригами. Мы все ему поможем в работе, но т. Абакумов должен понять, что Министерство Государственной Безопасности не передано ему на откуп для того, чтобы сводить личные счеты с неугодными ему людьми.
     Мне очень обидно, тов. Сталин, когда т. Абакумов незаслуженно меня оскорбляет. Я стараюсь работать без оглядки, добиваюсь выполнения возложенной на меня работы, невзирая ни на что. Я знаю, что если в ходе работы я ошибусь, то меня поправят.
    Поэтому я прошу Вас, тов. Сталин, оградить меня от оскорбительного преследования со стороны т. Абакумова.
     Со своей стороны заверяю вас, тов. Сталин, что любое задание Партии, Правительства и Ваше — для меня являются законом моей жизни. Ваши личные указания — это радостные дни моей работы.
И. СЕРОВ
АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 28. Л. 147–153

Спецсообщение В.С. Абакумова И.В. Сталину от 05.11.1946 г. «О заседании партактива  МГБ СССР». 
                                                                                            СОВЕТ МИНИСТРОВ СССР
                                                                                            Товарищу СТАЛИНУ И.В.
         Докладываю, что с 23 по 25 октября с.г., в течение трех дней, происходил партийный актив Министерства государственной безопасности СССР.
        Партийный актив заслушал мой доклад о решении ЦК ВКП(б) по работе Министерства государственной безопасности.
       Выступило 26 человек, которые подвергли резкой критике работу ряда руководителей оперативных управлений и отделов центрального аппарата и местных органов МГБ.
       Ряд товарищей в своих выступлениях указали о серьезных недостатках в агентурно-оперативной и следственной работе, о фактах искривлений, перегибов и нарушений в органах МГБ, а также о плохой работе в деле подбора, воспитания и выдвижения чекистских кадров.
       Правлением МГБ по Ставропольскому краю выявлена и ликвидируется антисоветская группа, именовавшаяся «Союз борьбы за свободу» и состоявшая из комсомольцев — жите-лей районного центра села Александровское.
                                                                                                                 АБАКУМОВ
                                                                              ЦА ФСБ РФ. Ф. 4 ос. Оп. 4. Д. 17. Л. 310.


Постановление Политбюро ЦК ВКП(б)  от 17.09.1947 г. «О наблюдении за работой Министерства государственной безопасности СССР»
      Возложить наблюдение за работой Министерства Государственной Безопасности СССР на тов. Кузнецова А.А. — секретаря ЦК ВКП(б).
                                                                                 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 1066. Л. 47.



  Постановление Политбюро ЦК ВКП(б)  от 15.03.1948 г. «О проведении суда чести в Министерстве государственной безопасности СССР».
1. Считать неправильным, что т. Абакумов организовал суд чести над двумя работниками Министерства без ведома и согласия Политбюро, что и поставить т. Абакумову на вид.
2. Указать секретарю ЦК т. Кузнецову, что он поступил неправильно, дав т. Абакумову еди-нолично согласие на организацию суда чести над двумя работниками.
3. Решение суда чести Министерства госбезопасности в отношении т.т. Бородина и Надежкина приостановить для разбора дела Секретариатом ЦК.
4. Запретить впредь министрам организовывать суды чести над работниками министерств без санкции Политбюро ЦК.
                                                                                 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 1069. Л. 28. 

Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 443


« Ответ #44 : 29 Мая 2020, 04:12:22 »

Из доклада  министра МГБ УССР Савченко 15.06.1949 г.  на заседании Политбюро ЦК КП(б)У  "О ходе выполнения органами МГБ постановления ЦК КП( б)У от 28 января 1948 г. "О состоянии и мерах по укреплению социалистической законности и советского правопорядка в Украинской ССР".
    "...Только с июля 1948 г. по март 1949 г. агентурно-боевыми группами совместно с под-разделениями войск МГБ было ликвидировано и арестовано 1447 бандитов, участников ОУН и активных бандпособников. В ряде случаев с помощью агентурно-боевых групп удавалось создать в среде оуновцев атмосферу взаимного недоверия, приводившую зачастую к самоуничтожению банд и их главарей. Однако, отсутствие в ряде случаев должного контроля за работой агентурно-боевых групп, тщательного наблюдения за их деятельностью и постоянной воспитательной работы с агентами-боевиками приводило к тому, что они нередко морально разлагались и становились на путь произвола и нарушения социалистической законности.
         Так, в августе 1947 г. агентом-боевиком УМГБ Львовской области "Кавка" были задержаны жители Лопатинского района Стоцкий и Дмитрук, которых он подвергал избиению. Не разобравшись с имевшимися данными, УМГБ арестовало Стоцкого и Дмитрука, и они в течение года находились под следствием. Виновные в незаконном аресте Стоцкого и Дмитрука наказаны. В отношении зам. начальника УМГБ Львовской области полковника Ивкина, допустившего это нарушение, поставлен вопрос о снятии его с занимаемой должности...
         В марте 1948 г. агентурно-боевая группа УМГБ Ровенской области, возглавляемая "Крылатым", воспользовавшись отсутствием оперработника, избила жителей хутора Грицки Дубровицкого района Паламарчук Анну и её сестру Зосю, которых вынудила дать показания о том, что они якобы имеют связь с бандитами. На основании этих данных Паламарчук Анна и её сестра Зося были арестованы и содержались под стражей в течение 2 месяцев. Невиновность их была установлена, и они после этого были освобождены. МГБ УССР "Крылатый" был арестован.
         Имевшие место нарушения во взаимоотношениях работников наших органов с населением опять-таки в большинстве допускались агентурно-боевыми группами, которые, действуя бесконтрольно, в ряде случаев чинили произвол и беззакония. Однако, случаи произвола и хулиганских поступков, компрометирующие органы МГБ, были также и со стороны отдельных недобросовестных чекистов.
         Например, агенты-боевики Середа, Вовк, Фордыга и другие, будучи ещё в спецгруппе МВД УССР в 1946-1948 гг. при выполнении заданий на территории Тернопольской, Львовской и других областей, систематически грабили советских граждан, отбирали у них скот и продукты питания. Все они в 1948 г. были арестованы МГБ УССР и осуждены к разным срокам наказания.
         Агенты-боевики УМГБ Ровенской области Зборовский, Трофимчук, Рыбчинский и Пе-репечай тоже допустили ряд грубейших беззаконий. В частности, они задержали жителя хут. Чёрная Лоза Козинского района Котловского Фёдора, забрали у него продукты, увели в лес и избили его. В ночь на 23 июля 1948 г. они же зашли в дом жителя того же хутора Репицкого Григория, увели в лес его жену и её знакомую Тригуб Надежду, над которыми издевались, а Репицкую избили и изнасиловали. Все они МГБ УССР арестованы и предаются суду. Сотрудники УМГБ, допустившие эти беззакония, наказаны.
  Помощник оперуполномоченного Коропецкого РО МГБ Тернопольской области, младший лейтенант Ковальчук, находясь 18 октября 1948 г. в селе Новосилка, будучи в нетрезвом со-стоянии, зашёл в дом местного жителя Рожнила и избил его, после чего задержал гражданку Дмитрук Марию и пытался её изнасиловать. Поскольку этот случай не был вскрыт, Ковальчук в январе 1949 г. допустил другое нарушение, пытаясь изнасиловать гражданку Мурган. Ковальчук был предан суду и Военным Трибуналом войск МВД Тернопольской области 2 апреля 1949 г. осуждён к заключению в ИТЛ сроком на 15 лет с поражением в правах на 3 года...
         ...В области агентурно-оперативной деятельности чекистских органов МГБ УССР, выполняя решение ЦК КП(б)У от 28 января 1948 г., повело решительную борьбу с нарушениями советской законности в работе агентурно-боевых групп. В частности, МГБ УССР была проведена тщательная и глубокая проверка их деятельности во всех УМГБ западных облас-тей Украины. Проверкой было установлено, что некоторые горрайорганы МГБ западных областей УССР, несмотря на неоднократные указания МГБ УССР и предупреждения со стороны партийных органов, продолжали широко, а в некоторых случаях и без достаточной оперативной надобности применять агентурно-боевые группы. Было выявлено, что в ряде горрайорганов МГБ оперативные работники упростили работу с агентами-боевиками, заставляли их даже в отдельных случаях выполнять обязанности вахтёров, привлекали в качестве понятых при арестах и обысках, направляли для прикрытия оперативных и партийно-советских работников при выездах в сёла. В то же время должной воспитательной работы среди участников агентурно-боевых групп не велось, что и привело в ряде случаев к нарушению ими советской законности. Считая такое положение в работе агентурно-боевых групп нетерпимым, МГБ УССР в марте с.г. расформировало агентурно-боевые группы при горрайорганах МГБ и запретило в дальнейшем применение этого вида агентуры оперативным составом горрайорганов МГБ западных областей Украины...
 Министр государственной безопасности Украинской СССР                           (Савченко)
                                                                            ЦГАООУ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 22. Л. 69-73, 79-80

 Из спецсообщения В.С. Абакумова И.В. Сталину от 10.01.1950 г. «О замене работников в УМГБ Ленинградской области».
                                                                             ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ВКП(б)
                                                                            Товарищу СТАЛИНУ И.В.
        Докладываем, что за последние 8 месяцев из Управления МГБ Ленинградской области всего отчислено и переведено в органы МГБ других областей 102 человека руководящих и оперативных работников. Из них 38 чел. переведено как работающих в УМГБ Ленинградской области продолжительное время и 64 чел. уволено в связи с наличием компрометирующих материалов и служебным несоответствием.
…Выполняя Ваши указания, мы сейчас подготовляем вторую группу из 50-ти руководящих и оперативных работников, которые будут направлены на работу в Управление МГБ Ленинградской области.
       В первую очередь намечаем заменить руководящих лиц (начальников отделов, заместителей начальников отделов) и оперативных работников, уже продолжительное время работающих в УМГБ Ленинградской области, а также проживавших в Ленинграде до поступления в органы МГБ.
      О ходе этой работы будем Вам докладывать.
                                                                                                              АБАКУМОВ                                       
                                                                                                              ОГОЛЬЦОВ
                                                                             ЦА ФСБ РФ. Ф. 4 ос. Оп. 8. Д. 1 Л. 61–62

  Спецсообщение В.С. Абакумова И.В. Сталину от 01.03.1950 г. «О необходимости осуждения бывшего сотрудника Главного управления охраны МГБ СССР».   
                                                                                         ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ВКП(б)
                                                                                         Товарищу СТАЛИНУ И.В.
       В дополнение к представленному Вам списку арестованных изменников родины, шпионов и подрывников — диверсантов, которых МГБ СССР считает необходимым в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 января 1950 года осудить к смертной казни, — прошу Вашего разрешения рассмотреть в Военной Коллегии Верховного суда СССР и приговорить к смертной казни ФЕДОСЕЕВА Ивана Ивановича — бывшего сотрудника Главного Управления Охраны МГБ СССР, обвиняемого по подозрению в шпионской деятельности.
       Следствием установлено, что ФЕДОСЕЕВ, находясь на особо важном объекте охраны, на протяжении ряда лет скрытно  читал секретные документы государственного значения и их содержание выбалтывал в беседах с сослуживцами и своими родственниками.
ФЕДОСЕЕВ неоднократно брал государственные документы к себе на квартиру и оставлял их там на продолжительное время.
       К своим служебным обязанностям ФЕДОСЕЕВ относился преступно. Кроме того, ФЕДОСЕЕВ, делясь с женой впечатлениями о поездке в Потсдам, положительно отзывался об условиях жизни в фашистской Германии и восхвалял Гитлера.
МГБ СССР считает также необходимым осудить:
1. Жену ФЕДОСЕЕВА — ГРИГОРЬЕВУ Пелагею Андреевну, которая знала об антисоветских высказываниях ФЕДОСЕЕВА и о том, что он привозил на квартиру государственные документы, но не сообщила об этом соответствующим органам. Один из секретных документов ГРИГОРЬЕВА читала лично.
2. Брата ФЕДОСЕЕВА — ФЕДОСЕЕВА Анатолия Ивановича, бывшего сотрудника Отдела контрразведки МГБ Днепровской военной флотилии, который, ведя следствие по делу аре-стованной ИЩЕНКО, подозреваемой в немецком шпионаже (осуждена на 6 лет заключения в лагерь), вошел в преступную связь с ней, незаконно устраивал ей свидания с родственниками и способствовал в передаче последним скрытых от органов следствия ценностей и вещей, принадлежащих ИЩЕНКО.
       Помимо этого ФЕДОСЕЕВ А.И. разглашал перед своими родственниками сведения о характере выполняемой им работы в органах МГБ.
       В качестве меры наказания ГРИГОРЬЕВОЙ П.А. и ФЕДОСЕЕВУ А.И. МГБ СССР счи-тает возможным применить — заключение в тюрьму сроком на 15 лет каждого.
Прошу Ваших указаний.
                                                                                                                                АБАКУМОВ
АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 208. Л. 148–149


Спецсообщение  В.С. АБАКУМОВА И.В. СТАЛИНУ «О беседе, проведенной с выпускниками  Высшей школы МГБ СССР».                       (10 марта 1950 г.)
Товарищу СТАЛИНУ И.В.
    Счел необходимым доложить Вам о том, что в настоящее время закончили двухгодичную учебу в Высшей школе МГБ СССР руководящие партийно-советские работники, имеющие высшее образование, специально отобранные ЦК ВКП(б) в 1948 году в количестве 285 чело-век.
      Мною была проведена обстоятельная беседа с этими товарищами об их задачах по работе в органах государственной безопасности.
В процессе беседы особое внимание было обращено на необходимость:
— повседневно воспитывать подчиненный чекистский состав в духе беспредельной преданности партии Ленина — Сталина и лично вождя партии товарищу СТАЛИНУ, готовность выполнить любое задание партии, не щадя своей жизни, беспощадной ненависти к врагам советского государства, постоянном совершенствовании своих идейно-политических и чекистских знаний и безупречного выполнения служебного долга;
— чтобы чекистский состав понимал политику нашей партии и, исходя из этого, умело и своевременно направлял свое внимание на разоблачение подрывной деятельности агентуры иностранных разведок и вражеского подполья;
— быть непримиримым к недостаткам в чекистской работе с тем, чтобы своевременно выявлять их и устранять, чтобы чекистский аппарат был политически острым и бдительным;
— умело растить кадры, уделяя особое внимание большевистской закалке молодых оперативных работников, имея в виду, что в органах ЧК в настоящее время работает значительное число молодежи, не имеющей еще достаточного жизненного опыта.
      Работникам органов МГБ, окончившим Высшую школу, были даны советы по их практической чекистской работе и обращено их внимание на агентурную деятельность иностранных разведок против СССР, и в особенности американской и английской, которые не только сами ведут, но и используют в этих целях разведывательные органы других капиталистических стран.
     Указано также на необходимость быстрее овладеть практикой работы, больше вникать в дело, не быть поверхностными с тем, чтобы не допускать промахов и ошибок в чекистской работе. Умело руководить подчиненными и в то же время самим учиться у них.
      Одновременно были даны ответы на все интересующие их вопросы как о предстоящей работе в органах государственной безопасности, так и о материально-бытовом обеспечении, а также на другие вопросы личного характера.
       В настоящее время окончившие учебу направляются на работу к местам их назначения.
АБАКУМОВ
ЦА ФСБ РФ. Ф. 4 ос. Оп. 8. Д. 3. Л. 139–140.
Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 443


« Ответ #45 : 30 Мая 2020, 03:30:53 »

Закрытое письмо ЦК ВКП (б) от 13.07.51 г. «О неблагополучном положении в Министерстве государственной безопасности СССР».
     Центральный Комитет ВКП(б) считает необходимым довести до сведения ЦК компартий союзных республик, крайкомов и обкомов партии, министерств государственной безопасности союзных и автономных республик, краевых и областных управлений МГБ нижеследующее постановление ЦК ВКП(б) от 11 июля 1951 года.
     «2 июля 1951 года ЦК ВКП(б) получил заявление старшего следователя следственной части по особо важным делам МГБ СССР т. Рюмина, в котором он сигнализирует о неблагополучном положении в МГБ со следствием по ряду весьма важных дел крупных государственных преступников и обвиняет в этом министра государственной безопасности Абакумова.
        Получив заявление т. Рюмина, ЦК ВКП(б) создал комиссию Политбюро в составе тт. Маленкова, Берия, Шкирятова, Игнатьева и поручил ей проверить факты, сообщенные т. Рюминым.
     В процессе проверки комиссия допросила начальника следственной части по особо важным делам МГБ Леонова, его заместителей тт. Лихачева и Комарова, начальника второго Главного управления МГБ т. Шубнякова, заместителя начальника отдела 2-го Главного управления т. Тангиева, помощника начальника следственной части т. Путинцева, заместителей министра государственной безопасности тт. Огольцова и Питовранова, а также заслушала объяснения Абакумова.
    Ввиду того, что в ходе проверки подтвердились факты, изложенные в заявлении т. Рюмина, ЦК ВКП(б) решил немедля отстранить Абакумова от обязанностей министра госбезопасности и поручил первому заместителю министра т. Огольцову исполнять временно обязанности министра госбезопасности. Это было 4 июля с. г.
    На основании результатов проверки Комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) установила следующие неоспоримые факты.
1. В ноябре 1950 года был арестован еврейский националист, проявлявший резко враждебное отношение к советской власти, — врач Этингер. При допросе старшим следователем МГБ т. Рюминым арестованный Этингер, без какого-либо нажима, признал, что при лечении т. Щербакова А. С. имел террористические намерения в отношении его и практически принял все меры к тому, чтобы сократить его жизнь.
ЦК ВКП(б) считает это показание Этингера, заслуживающим серьезного внимания. Среди врачей несомненно существует законспирированная группа лиц, стремящихся при лечении сократить жизнь руководителей партии и правительства. Нельзя забывать преступления таких известных врачей, совершенные в недавнем прошлом, как преступления врача Плетнева и врача Левина, которые по заданию иностранной разведки отравили В. В. Куйбышева и Максима Горького. Эти злодеи признались в своих преступлениях на открытом судебном процессе, и Левин был расстрелян, а Плетнев осужден к 25 годам тюремного заключения.
Однако министр госбезопасности Абакумов, получив показания Этингера о его террористической деятельности, в присутствии следователя Рюмина, зам. начальника следственной части Лихачева, а также в присутствии преступника Этингера признал показания Этингера надуманными, заявив, что это дело не заслуживает внимания, заведет МГБ в дебри, и прекратил дальнейшее следствие по этому делу. При этом Абакумов, пренебрегая предостережением врачей МГБ, поместил серьезно больного арестованного Этингера в заведомо опасные для его здоровья условия (в сырую и холодную камеру), вследствие чего 2 марта 1951 года Этингер умер в тюрьме.
       Таким образом, погасив дело Этингера, Абакумов помешал ЦК выявить безусловно су-ществующую законспирированную группу врачей, выполняющих задания иностранных агентов по террористической деятельности против руководителей партии и правительства. При этом следует отметить, что Абакумов не счел нужным сообщить ЦК ВКП(б) о признаниях Этингера и, таким образом, скрыл это важное дело от партии и правительства.
2. В августе 1950 года был арестован бывший заместитель генерального директора акционерного общества «ВИСМУТ» Салиманов, бежавший в мае 1950 года к американцам. Сали-манов — крупный государственный преступник. Изменив Родине, он выдал американцам важные сведения. Несмотря на то, что прошел почти год с момента ареста Салиманова, Абакумов до сих пор скрывает от Центрального Комитета ход следствия по этому делу, хотя это дело имеет большое государственное значение. При выяснении комиссией Политбюро — почему Абакумов скрыл от ЦК результаты следствия по делу Салиманова, сколько-нибудь вразумительных объяснений Абакумов дать не мог.
Таким образом, Абакумов обманул партию и по этому делу.
3. В январе 1951 года в Москве были арестованы участники еврейской антисоветской молодежной организации. При допросе некоторые из арестованных признались в том, что имели террористические замыслы в отношении руководителей партии и правительства. Однако в протоколах допроса участников этой организации, представленных в ЦК ВКП(б), были исключены, по указанию Абакумова, признания арестованных в их террористических замыслах. Допрошенные комиссией Политбюро по этому вопросу начальник следственной части Леонов и его заместитель Лихачев, а также заместитель министра государственной безопасности т. Огольцов подтвердили, что показания арестованных об их террористических намерениях действительно не были включены в протоколы допроса. Указанные товарищи пытались объяснить преступную фальсификацию протоколов, посланных в ЦК ВКП(б), намерением произвести дополнительную проверку. Но, несмотря на важность факта о террористических замыслах участников антисоветской молодежной организации и на то, что прошло достаточно времени, — никаких дополнительных сообщений из МГБ в ЦК ВКП (б) послано не было.
Следовательно, и по этому делу Абакумов обманул партию.
4. В МГБ грубо нарушается установленный Правительством порядок ведения следствия, со-гласно которому допрос арестованного должен фиксироваться соответствующим образом оформленным протоколом, а протокол должен сообщаться в ЦК ВКП (б). В МГБ укоренилась неправильная практика составления так называемых обобщенных протоколов допроса арестованных на основании накопленных следователями заметок и черновых записей. Эта вредная и антигосударственная практика в следственной работе привела к безответственности среди работников аппарата МГБ, способствует затяжке сроков расследования дел о серьезных преступлениях, дает возможность скрывать от партии положение дел в МГБ.
     Далее, в нарушение закона об ограниченных сроках ведения следствия в МГБ имеется много фактов недопустимой затяжки окончания следственных дел на очень длительные сроки. В центральном аппарате МГБ есть следственные дела, которые ведутся два-три года, тогда как согласно закону полагается вести следствие не более двух месяцев.
      Таким образом, Абакумов не только обманывал партию, но и грубым образом нарушал постановления ЦК ВКП(б) и правительства.
5. ЦК считает нужным отметить, что будучи вызванным сначала в Политбюро, а затем в ко-миссию ЦК ВКП(б), Абакумов встал на путь голого отрицания установленных фактов, свидетельствующих о неблагополучном положении в работе МГБ, при допросе пытался вновь обмануть партию, не обнаружил понимания совершенных им преступлений и не проявил никаких признаков готовности раскаяться в совершенных им преступлениях.
На основании вышеизложенного ЦК ВКП (б) постановляет:
1. Снять Абакумова В. С. с работы министра государственной безопасности СССР, как человека, совершившего преступления против партии и Советского государства, исключить из рядов ВКП (б) и передать его дело в суд.
2. Снять с занимаемых постов начальника следственной части по особо важным делам МГБ СССР Леонова и заместителя начальника следственной части Лихачева, как способствовавших Абакумову обманывать партию и исключить их из партии.
3. Объявить выговор первому заместителю министра т. Огольцову и заместителю министра т. Питовранову за то, что они не проявили необходимой партийности и не сигнализировали ЦК ВКП(б) о неблагополучии в работе МГБ.
4. Обязать МГБ СССР возобновить следствие по делу о террористической деятельности Этингера и еврейской антисоветской молодежной организации.
5. Назначить члена комиссии Политбюро по проверке работы МГБ и заведующего отделом партийных и комсомольских органов ЦК ВКП (б) т. Игнатьева С. Д. представителем ЦК ВКП(б) в Министерстве государственной безопасности.
   ЦК ВКП(б) надеется, что коммунисты, работающие в органах МГБ, не пожалеют сил для того, чтобы с полным сознанием своего долга и ответственности перед советским народом, партией и правительством, на основе большевистской критики, при помощи и под руководством ЦК компартий союзных республик, областных (краевых) и городских комитетов партии, быстрее покончить с недостатками в работе органов МГБ, навести в них большевистский порядок, повысить партийность в работе чекистов, обеспечить неуклонное и точное выполнение органами МГБ законов нашего государства, директив партии, правительства.
    ЦК ВКП (б) уверен, что ЦК компартий союзных республик, крайкомы и обкомы партии всемерно усилят свое внимание и помощь органам МГБ в их сложной и ответственной работе, повысят заботу о дальнейшем улучшении политического воспитания и идейной закалке работников органов МГБ.
                                                                                            Центральный Комитет ВКП (б)


  Из постановления ЦК ВКП(б) от 19.05.1952 г.  «О недостатках в работе  Главного управления охраны  МГБ СССР».
      ЦК ВКП(б) отмечает, что в результате проверки, произведенной комиссией Политбюро ЦК ВКП(б), выяснилось неблагополучное положение дел в Главном Управлении охраны МГБ СССР и установлено наличие антигосударственной практики в финансово-хозяйственной деятельности и в организации службы Главного Управления охраны МГБ СССР.
     При проверке выяснилось, что в результате отсутствия надлежащего учета и отчетности, полной бесконтрольности в расходовании средств на заготовку различных материалов, промтоваров и продуктов питания, искусственно раздутого штата снабженческого, заготовительного и другого административно-управленческого персонала, что ложится непомерно высокими накладными расходами на материалы, товары и продукты питания, заготовляемые Главным Управлением охраны, себестоимость этих материалов, товаров и продуктов в десять и более раз превосходит существующие заготовительные отпускные государственные цены.
        Начальник ГУО МГБ СССР т. Власик Н.С., его заместители т.т. Лынько В.С., Калинин Н.Н. и Горышев С.В., начальник хозяйственного управления т. Гришков Г.И., начальник отдела спецснабжения т. Кузнецов И.Д., начальник финотдела т. Кошелев Г.М. и некоторые из подчиненных им работников, злоупотребив доверием ЦК ВКП(б) и правительства СССР, перестали заботиться об улучшении работы ГУО МГБ СССР, допустили преступное расточительство и бесконтрольность в расходовании средств, выделяемых государством на его содержание.
      Вместо того, чтобы своевременно и честно информировать ЦК ВКП(б) и правительство СССР о крупных недостатках в работе ГУО МГБ СССР, эти работники обманывали ЦК и правительство, скрывали от них действительное положение дел в Управлении охраны и создали таким образом условия для безнаказанного нарушения многими сотрудниками требований службы и для растранжиривания государственных средств.
В связи с изложенным выше ЦК ВКП(б) постановляет:
     Власика Н.С. снять с работы начальника Главного Управления охраны, вывести его из состава Коллегии МГБ СССР, исключить из рядов ВКП(б) и направить в распоряжение МВД СССР для назначения заместителем начальника управления лагеря в гор. Асбест Свердловской области;
     Лынькова снять с работы заместителя начальника Главного Управления охраны МГБ СССР, исключить из рядов ВКП(б) и привлечь к ответственности в административном порядке через Особое совещание МГБ СССР;
       Кошелева Б.М. — начальника финотдела ГУО МГБ СССР — исключить из рядов ВКП(б) и привлечь к ответственности в административном порядке через Особое совещание МГБ СССР;
      Горышева С.В. снять с работы заместителя начальника ГУО и начальника отдела кадров, направив его в распоряжение МВД СССР для назначения заместителем начальника управления Усольского лагеря Молотов-ской области;
      Гришкову Г.И. — начальнику ХОЗу ГУО МГБ СССР — объявить строгий выговор с предупреждением, снять с занимаемой должности и направить его в распоряжение МВД СССР для назначения его заместителем начальника управления «Севкузбаслага» в Кемеровской области;
      Ракова А.М. снять с работы начальника 1 Управления ГУО МГБ СССР, исключить из рядов ВКП(б) и направить в распоряжение МВД СССР для назначения его заместителем начальника Управления «Краслага» в Краснодарском крае;
       Кузнецова И.Д. снять с работы начальника отдела спецснабжения ГУО МГБ СССР, исключить из рядов ВКП(б) и направить в распоряжение МВД СССР для назначения его начальником отдела интендантского снабжения Ангарского лагеря;
      Калинину Н.Н. — заместителю начальника ГУО МГБ СССР — объявить выговор.
     Назначить временно начальником Управления охраны МГБ СССР министра государственной безопасности СССР т. Игнатьева (по совместительству).
Утвердить:
     временно заместителем начальника Управления охраны МГБ СССР т. Рясного В.С. — заместителя министра госбезопасности СССР;
       начальником отдела охраны Управления охраны МГБ СССР т. Мартынова М.С.;
начальником отдела охраны государственных резервных подмосковных и южных дач Управления охраны МГБ СССР т. Швыркова М.Ф.;
       начальником хозяйственно-транспортного отдела т. Евстафиева С.В., освободив его от обязанностей заместителя министра госбезопасности и члена Коллегии МГБ СССР;
       заместителем начальника хозяйственно-транспортного отдела Управления охраны МГБ СССР т. Калинина Н.Н.;
      начальником отделения кадров Управления охраны МГБ СССР т. Захарченко М.С.
                                                                                              ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ВКП(б)
                                                                                           АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 10. Л. 141–143
Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 443


« Ответ #46 : 30 Мая 2020, 03:34:40 »

Из решения Политбюро ЦК КП(б)У от 07.07.1952 г.  "О факте бегства большого государственного преступника, арестованного органами МГБ УССР".
...Ответственные работники Министерства государственной безопасности УССР, непосредственно работавшие с ним, забыли, что они имеют дело с крупным государственным преступником, сжились с ним, всячески угождали ему, выдавали крупные денежные вознаграждения, устраивали различные угощения, вечеринки (именины, встреча Нового года), в которых принимали участие заместитель министра Шевченко В.Г., начальник управления 2-Н Шорубалка И.К. и некоторые другие ответственные работники МГБ УССР.
         Преступнику преподносились подарки, цветы, вместе с ним за одним столом питались охранявшие его оперработники, играли с ним в волейбол, устраивались выпивки; приобрели ему комплект слесарного инструмента якобы для того, чтобы он мастерил различные безделушки, а на самом деле он мастерил самодельный пистолет и ключ к сейфу с совершенно секретными государственной важности документами. Предоставили ему половину сейфа, в котором он хранил свои деньги, документы и различные вещи (во второй половине сейфа хранились совершенно секретные оперативные документы); преступник не был поставлен в условия, при которых он искупал бы свою вину за совершённые им злодеяния против нашего государства и народа, а охрана его была организована преступно неумело, давая ему возможность бежать в любое время.
 … 1. За преступно-халатное отношение к выполнению своего служебного долга начальника отделения 1-го отдела управления 2-Н т. Демиденко В.Б., майора Корсуна М.Н. и майора Ка-линиченко И.И., непосредственно отвечавших за физическую охрану крупного государственного преступника в момент его побега, с работы снять, из рядов ВКП(б) исключить и дело о них передать следственным органам для привлечения к уголовной ответственности.
         2. За потерю бдительности и беспечность, проявленную к крупному государственному преступнику, начальника 1-го отдела управления 2-Н МГБ УССР Клименко Г.М. с работы снять и объявить ему строгий выговор с занесением в учётную карточку.
         3. За допущенную бесконтрольность за работой подчинённого аппарата, за негодные методы работы с крупным государственным преступником, которые способствовали созданию возможности его побега, начальника управления 2-Н МГБ УССР Шорубалка И.К. с работы снять, объявить строгий выговор с занесением в учётную карточку и назначить на должность начальника Жабьевского РО МГБ Станиславской области.
         4. Заместителей министра госбезопасности УССР тт. Поперека М.С. и Шевченко В.Г. за то, что они на протяжении длительного времени не устранили негодных методов работы с крупным государственным преступником, притупили свою бдительность и не приняли мер к созданию обстановки, исключающей побег преступника, - с работы снять и объявить выговор.
         5. За допущение неумелой агентурно-следственной работы с крупным государственным преступником и за бесконтрольность по организации его охраны министру госбезопасности УССР тов. Ковальчуку объявить выговор.
         6. Вопрос об ответственности сотрудников МГБ УССР Агафонова М.Ф. и Гонтаря Л.П. обсудить отдельно в их присутствии.


  Постановление Пленума ЦК КПСС «О преступных антипартийных и антигосударственных действиях Берия». (Принято единогласно на заседании Пленума ЦК КПСС 7 июля 1953 года)
       Заслушав и обсудив доклад тов. Маленкова Г. М. о преступных антипартийных
и антигосударственных действиях Берия, Пленум Центрального Комитета
Коммунистической партии Советского Союза устанавливает:
1.   В связи со смертью И. В. Сталина весь буржуазный мир делал ставку на ослабление Советского государства, на раскол и разброд в руководстве нашей партии и государства, на ослабление связи партии с народом. Но эти расчеты врагов оказались опрокинутыми. Центральный Комитет партии за истекшие 4 месяца после кончины И. В. Сталина обеспечил бесперебойное и правильное руководство всей жизнью страны, проделал большую работу по сплочению партии и народа вокруг задач строительства коммунизма, укреплению экономической и оборонной мощи нашей Родины, по дальнейшему улучшению жизни рабочих, колхозников, интеллигенции, всех советских людей.
5.   Необходимо считаться с особенностью положения Коммунистической партии в системе Советского государства. Наша партия является единственной партией в стране, и притом ей безраздельно принадлежит руководящая роль в социалистическом государстве. Руководство партии является решающим условием крепости и незыблемости советского строя.
    Вместе с тем необходимо помнить, что монопольное положение партии имеет и свои теневые стороны, когда ослабляется революционная бдительность в наших рядах в отношении классового врага. Мы часто забываем, что враги, ловко маскируясь под коммунистов, пытались и будут пытаться проникать в ряды партии ради своих вражеских целей, ради карьеры и для проведения подрывной работы в качестве агентов империалистических держав и их разведок.
6.   В этой связи Пленум ЦК считает необходимым обратить внимание партии  на дело Берия, разоблаченного Президиумом ЦК, как агента международного империализма.
       Как теперь видно, Берия, ловко маскируясь, различными карьеристскими махинациями втерся в доверие к И. В. Сталину. Преступная антипартийная и антигосударственная деятельность Берия, глубоко скрытая и замаскированная  при жизни И. В. Сталина, после его кончины, когда враги Советского государства активизировали свою подрывную антисоветскую деятельность, начала раскрываться шаг за шагом. Обнаглев и распоясавшись, Берия в последнее время стал раскрывать свое подлинное лицо врага партии и советского народа.
    В чем состояли преступные действия и вероломные замыслы Берия?
      После смерти И. В. Сталина главной заботой Центрального Комитета и его Президиума была задача обеспечить единство в руководстве партии и правительства на основе марксистско-ленинских принципов для успешного решения коренных задач строительства коммунистического общества. Коварными интриганскими действиями Берия пытался разобщить и расколоть ленинско - сталинское руководящее ядро нашей партии, дискредитировать руководящих деятелей партии и правительства каждого по отдельности, чтобы повысить свой собственный «авторитет» и осуществить свои преступные антисоветские замыслы.
       Добившись поста Министра внутренних дел СССР, Берия пытался использовать
аппарат Министерства внутренних дел для того, чтобы развернуть свои преступные махинации по захвату власти. Как подлый провокатор и враг партии он начал с того, что пытался поставить Министерство внутренних дел над партией и правительством, использовать органы МВД в центре и на местах против партии и ее руководства, против правительства СССР. Берия использовал охрану членов Президиума ЦК для шпионажа за руководителями партии и правительства. Им был установлен порядок обязательных докладов его агентов о том, где бывают руководители партии и правительства, с кем
они встречаются; были организованы подслушивание и запись их телефонных  разговоров и т.д.
      Как теперь доказано, Берия восстанавливал работников МВД против партии, требовал от них, чтобы они считали себя независимыми от партии. Тем самым Берия преступно нарушил постановление ЦК КПСС от 4 декабря 1952 года «О положении в МГБ», принятое при жизни И. В. Сталина и с его участием, в котором указывалось на необходимость «решительно покончить с бесконтрольностью в деятельности органов Министерства госбезопасности и поставить их работу в центре и на местах под систематический и постоянный  контроль партии».
       Более того, Берия тайно от ЦК и правительства давал задания местным органам МВД, чтобы они контролировали партийные организации, фабриковали лживые материалы на партийных работников, а также на партийные и советские организации. Тех же честных коммунистов, работников МВД, которые считали неправильными эти антипартийные установки, Берия подвергал репрессиям. Так, например, начальника Управления МВД Львовской области тов. Строкача, только за то, что тот сообщил секретарю Львовского обкома партии о полученной им установке собирать, выискивать отрицательные
данные о работе партийных организаций и о партийных кадрах, Берия в июне 1953 г. снял с работы, угрожал арестовать его, сослать в лагерь и «превратить  в лагерную пыль».
    Преступно попирая требования Устава партии о подборе кадров по их политическим
и деловым качествам, Берия выдвигал работников в Министерстве внутренних дел по при-знаку личной преданности ему, подбирал чуждых партии и подозрительных людей, в то же время изгонял из органов МВД работников, ранее посланных туда Центральным Комитетом и местными партийными  организациями.
[  ]
    Как выяснилось, Берия еще в 1919 году, в период английской оккупации Баку, служил в Азербайджане в белогвардейской мусаватистской разведке и скрыл свою предательскую деятельность от партии.
       Пленум Центрального Комитета КПСС считает установленным, что Берия потерял облик коммуниста, превратившись в буржуазного перерожденца, и наделе стал агентом международного империализма, вынашивал планы захвата руководства партией и государством в целях фактического разрушения нашей Коммунистической партии и замены политики, выработанной партией  за многие годы, капитулянтской политикой, которая привета бы в конечном счете к реставрации капитализма.
7.   Пленум Центрального Комитета Коммунистической партии Советского
Союза постановляет
а)   Полностью одобрить своевременные и решительные меры, принятые Президиумом Центрального Комитета КПСС для ликвидации преступных антипартийных и антигосударственных действий Берия, как единственно правильные.
б)   За предательские действия, направленные на подрыв Советского государства,
исключить Л. П. Берия, как врага партии и советского народа, из членов Коммунистической партии Советского Союза и предать суду.
                                                                                       АП РФ. Ф. 3. On. 58. Д. 11. Л. 20 - 25 .

Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 443


« Ответ #47 : 31 Мая 2020, 04:50:05 »

Из докладной записки министра внутренних дел СССР С.Н.Круглова, председателя КГБ при СМ СССР И.А.Серова, заведующего Административным отделом ЦК КПСС А.Л.Дедова в ЦК КПСС от 31.12.54 г. «О  лишении генеральских званий бывших работников МГБ и МВД, допускавших нарушения социалистической законности и злоупотребления по службе, и привлечении некоторых из них к судебной ответственности».
      Вносим на рассмотрение ЦК КПСС предложение о лишении генеральских званий бывших работников органов МГБ и МВД, не оправдавших доверия партии, допускавших нарушения социалистической законности, злоупотребления  по службе и другие проступки, порочащие высокое звание советского генерала, а также о привлечении некоторых из них к судебной ответственности.
Генерал-лейтенант СЕРГИЕНКО Василий Тимофеевич, 1903 года рождения, украинец, образование низшее, военного образования не имеет.
    СЕРГИЕНКО в 1939 году был выдвинут Берия с рядовой работы на должность начальника следственной части и заместителя начальника Главного Управления госбезопасности НКВД СССР. СЕРГИЕНКО по работе был близко связан с Берия, Меркуловым, Кобуловым Б., выполнял все их указания по вопросам оперативно-следственной работы.
  В 1940 году Берия выдвинул СЕРГИЕНКО  на должность заместителя наркома, а затем наркома внутренних дел Украинской ССР.
        В сентябре 1941 года, при приближении немцев к гор. Киеву, СЕРГИЕНКО не принял мер к своевременной эвакуации аппарата министерства, в результате чего около 800 сотрудников НКВД Украины попало в окружение войск противника и многие их них были захвачены немцами в плен, убиты или пропали без вести. Сам СЕРГИЕНКО оказался в окружении немецких войск и свыше месяца один находился на оккупированной территории.
      Арестованный бывш. министр госбезопасности СССР Абакумов на одном из допросов в 1953 году заявил, что к числу ближайшего окружения Берия и  Кобулова относится СЕРГИЕНКО, одно время работавший на руководящей работе в следчасти НКВД СССР, затем наркомом внутренних дел УССР.
СЕРГИЕНКО во время Отечественной войны проживал в оккупированном  немцами
г. Харькове. Его пребывание на территории оккупированной противником  было весьма по-дозрительным хотя бы потому, что являясь приметным человеком, он не подвергся репрессиям со стороны немцев, а после освобождения гор. Харькова от оккупантов, хозяйка квартиры, у которой проживал СЕРГИЕНКО, погибла при сомнительных обстоятельствах.
  Как далее заявил Абакумов, вместо того, чтобы серьезно разобраться во всем относящемся к пребыванию СЕРГИЕНКО на оккупированной территории,  Берия взял его под защиту, в результате чего СЕРГИЕНКО был вновь назначен на руководящую работу в органах МВД—МГБ.
        С 1941 года СЕРГИЕНКО работал заместителем начальника Центрального
штаба партизанского движения, а с 1943 года — наркомом внутренних дел Украины.
С октября 1943 года по декабрь 1946 года СЕРГИЕНКО был начальником  Управления МВД Крымской области, где грубо относился к подчиненным,  огульно охаивал работников и не-достойно вел себя в быту. В связи с этим по представлению МВД СССР СЕРГИЕНКО ЦК КПСС был снят с должности начальника УМВД. Работая в 1948—1952 г.г. начальником Управления  Дубравного лагеря МВД Мордовской АССР, СЕРГИЕНКО создал склочную обстановку в работе, не считался с мнением политотдела и парторганизации лагеря. По этим причинам был освобожден от занимаемой должности и назначен на работу с меньшим объемом — начальником Песчаного лагеря МВД в Карагандинской области.
      В мае 1954 года СЕРГИЕНКО из органов МВД уволен по фактам, дискредитирующим звание лица начальствующего состава МВД.
      Считаем, что СЕРГИЕНКО подлежит привлечению к судебной ответственности.
Генерал-майор РУЧКИН Алексей Федорович 1903 года рождения, русский, член КПСС с 1920 года, общее образование незаконченное среднее, военного образования не имеет, с 1943 по 1953 год работал в органах МГБ.
      РУЧКИН неоднократно допускал грубые нарушения законности. В 1944 году, будучи наркомом госбезопасности Татарской АССР, необоснованно арестовал группу колхозников, обвинив их в террористической деятельности. Во время допроса к арестованным применялись меры физического воздействия, в результате чего двое из них умерли.
      В 1949 году, работая заместителем министра госбезопасности Белорусской ССР и зная, что арестованный ЯХИМОВИЧ умер в результате применения запрещенных методов следствия, дал согласие  на составление подложных документов о том, что труп ЯХИМОВИЧА был якобы найден в лесу. Кроме того, допускал другие нарушения законности. РУЧКИН систематически использовал служебное положение в личных
целях, разбазаривал государственные средства и недостойно вел себя в быту,
сожительствовал с подчиненной сотрудницей.
       В марте 1953 года Берия назначил РУЧКИНА начальником Управления МВД Ростовской области.
     В августе 1953 года по представлению МВД СССР РУЧКИН решением  ЦК КПСС был снят с поста начальника Управления МВД Ростовской области, а затем направлен на работу с понижением в Минеральный лагерь МВД в Коми АССР.
       В мае 1954 года РУЧКИН уволен из органов МВД по фактам, дискредитирующим
звание лица начальствующего состава МВД.
      За грубые нарушения советской законности РУЧКИН подлежит привлечению
к судебной ответственности.
      Генерал-лейтенант береговой службы ГЛАДКОВ Петр Андреевич, 1902 года рождения, русский, член КПСС, с 1943 по 1950 год работал в органах МГБ.
     ГЛАДКОВ в 1943—1946 гг., будучи начальником Управления контрразведки
военно-морского флота, злоупотреблял служебным положением, допускал незаконное рас-ходование государственных средств. По его указанию за деньги,  отпущенные на оперативные нужды, была приобретена без необходимости дорогостоящая мебель, автомашины и предметы хозяйственного обихода на сумму свыше двух миллионов рублей. Покупка от-дельных вещей оформлялась подложными документами. Приобретенное имущество выдавалось в большом  количестве сотрудникам Управления бесплатно или по заниженным ценам.
     Лично ГЛАДКОВ со склада Управления закупил для себя различных товаров на сумму около 40 тыс. рублей. Все эти служебные злоупотребления ГЛАДКОВА были вскрыты еще в 1946 году, однако Абакумовым он не был привлечен к уголовной ответственности, а только понижен в должности. После этого ГЛАДКОВ работал начальником отдела Управления контрразведки МГБ Московского военного округа, а в июле 1950 года был направлен в МВД СССР, где работал заместителем начальника Управления Дубравного лагеря и  начальником отдела Управления Степного лагеря.
        Постановлением КПК при ЦК КПСС от 31 января 1953 года ГЛАДКОВ за антигосударственное расходование средств был исключен из членов КПСС.
         В апреле 1953 года его дело было пересмотрено и он КПК при ЦК КПСС
переведен из членов в кандидаты КПСС. В настоящее время парторганизацией лагеря ГЛАДКОВ принят в члены КПСС.
       В ноябре 1954 года ГЛАДКОВ из органов МВД уволен по фактам, дискредитирующим звание лица начальствующего состава МВД.
     По нашему мнению ГЛАДКОВА за допущенные злоупотребления следовало бы привлечь к уголовной ответственности.
Генерал-лейтенант ВРАЛИЙ Иван Иванович 1906 года рождения, украинец, член КПСС с 1932 года, образование низшее, с 1943 г. по 1951 года работал в органах МГБ.
      Будучи в этот период заместителем начальника Главного Управления контрразведки «СМЕРШ» и заместителем начальника Управления кадров МГБ СССР, ВРАДИЙ пользовал-ся особым доверием и покровительством Абакумова, который незаслуженно продвигал его по должности, представлял к званиям (в 1943 году ему присвоено звание генерал-майор, в 1944 году —генерал-лейтенант) и представлял к боевым правительственным наградам (ордена Кутузова 2-й степени, Красного Знамени и другие), несмотря на то, что  ВРАДИЙ весь период Отечественной находился в аппарате Главного Управления  контрразведки, ВРАДИЙ выполнял все указания Абакумова о назначении
на ответственные посты лиц, не внушающих доверия, приближенных Абакумова (Кочегаров, Зеленин, Чернов и др.), не реагировал на поступающие материалы о преступлениях некоторых руководящих работников бывшего МГБ.
   Используя служебное положение, ВРАДИЙ в 1945 году систематически брал продукты из подсобного хозяйства, в 1947 и в 1950 г.г. на ремонт его квартиры, за счет государства, было израсходовано более 26 тыс. рублей.
     ВРАДИЙ брал подарки от подчиненных ему по службе руководящих работников контр-разведки, недостойно вел себя в быту, устраивал пьянки с подчиненными.
        В ноябре 1951 года ВРАДИЙ был снят с работы и направлен в Коми АССР на должность начальника отдела Управления Ухто-Ижемского ИТЛ МВД.
В сентябре 1954 года он из органов МВД уволен по служебному несоответствию.
Генерал-лейтенант ОБРУЧНИКОВ Борис Павлович 1905 года рождения, русский, беспартийный, в органах МВД работал с 1936 года, был заместителем министра внутренних дел, а в 1952—1953 гг. заместителем министра госбезопасности  СССР.
      С марта 1953 года работал начальником Управления кадров  и членом коллегии МВД СССР.
      ОБРУЧНИКОВ не оправдал оказанного ему партией доверия, нарушал партийные принципы подбора и расстановки кадров, выполнял вражеские указания Берия о назначении на руководящие должности в органах МВД подозрительных  и не внушающих политического доверия лиц.
    Кроме того установлено, что ОБРУЧНИКОВ и ранее угодничал перед Берия. В декабре 1938 года, работая заместителем начальника отделения в ГУГБ НКВД СССР, ОБРУЧНИКОВ лично доложил Берия о состоявшемся у него разговоре с секретарем парторганизации Управления НКВД СССР т. ИВАНОВЫМ В.А., который высказывал возмущение порядками в секретариате  Берия. По этим данным ИВАНОВ был исключен из партии, а затем арестован и особым совещанием при НКВД СССР в мае 1939 года осужден на 5 лет ИТЛ. В настоящее время т. ИВАНОВ реабилитирован.
   Решением МК КПСС ОБРУЧНИКОВ исключен из членов партии за грубое нарушение установленного партией принципа подбора кадров, не сообщение  в ЦК КПСС об антипартийных действиях Берия и клевету на бывшего секретаря парторганизации Управления НКВД СССР т. ИВАНОВА В.А.
       КПК при ЦК КПСС 19 ноября 1954 года, учитывая серьезность допущенных
ОБРУЧ НИКОВЫМ ошибок, подтвердил решение МК КПСС об исключении его из членов партии.
      В марте 1954 года ОБРУЧНИКОВ из органов МВД уволен по фактам, дискредитирующим звание лица начсостава МВД.
Генерал-майор АТАКИШИЕВ Ага Салим Ибрагим оглы 1903 года рождения,
член КПСС с 1931 года, имеет незаконченное среднее образование, с 1943 по 1950 год работал в органах МГБ.
    АТАКИШИЕВ находился в близких отношениях с Багировым, Сумбатовым, угодничал перед ними, пользовался их покровительством.
   В 1929 году АТАКИШИЕВ Азербайджанским ГПУ был осужден на 3 года условно. Это решение по указанию Багирова и Сумбатова было пересмотрено, и он восстановлен на прежней работе. АТАКИШИЕВ всячески восхвалял Багирова,  указывал, что он воспитал его и принял на службу в органы ЧК.
     Работая в 1937—1939 гг. заместителем начальника отдела УГБ НКВД Азербайджанской ССР, АТАКИШИЕВ разрешал и лично сам допускал при допросах незаконные методы ведения следствия. Однако, благодаря покровительству Багирова, он наказания не понес и был оставлен на руководящей работе.
    Находясь с 1944 по 1946 г. в качестве резидента НКГБ в Иране, допускал грубые
ошибки в оперативной работе и серьезно скомпрометировал советскую разведку. В то же время АТАКИШИЕВ совершил незаконную сделку с иранскими  купцами.
       АТАКИШИЕВ по указанию Багирова в 1947 году, без оснований, завел агентурную разработку на бывшего второго секретаря ЦК компартии Азербайджана  АЛИ-ЗАДЕ и заместителя министра госбезопасности республики МУСТАФАЕВА, чем способствовал расправе над ними со стороны Багирова.
   В 1950 году АТАКИШИЕВ, по ходатайству Багирова, был назначен министром
внутренних дел Азербайджанской ССР.
    В 1953 году, при объединении МВД и МГБ в одно министерство, АТАКИШИЕВ
был назначен заместителем министра внутренних дел Азербайджанской  ССР и с должности в июне 1954 года уволен по фактам, дискредитирующим звание лица начсостава МВД.
Генерал-майор ГРИГОРЬЯН Хорен Иванович, 1902 года рождения, армянин, член КПСС с 1952 года, с 1921 по 1943 год работал в органах госбезопасности.
ГРИГОРЬЯН имел тесные связи с Берия, Деканозовым, Багировым, пользовался их поддержкой. В своих автобиографических данных ГРИГОРЬЯН указывает, что он с Берия знаком с 1917 года и вместе с ним работал в Баку.
     Будучи арестованным в 1919 году бакинской муссаватистской полицией, был
освобожден оттуда с помощью Берия. В 1921 году Берия он был принят на работу в ВЧК. Далее, ГРИГОРЬЯН указывает, что при вступлении в партию он получил рекомендации от Берия, Сумбатова, Деканозова. Работая начальником  отдела УГБ НКВД Азербайджанской ССР, ГРИГОРЬЯН в 1937—1938 гг. грубо нарушал советскую законность.     По его указаниям проводились массовые аресты граждан по сфальсифицированным материалам, применялись  незаконные методы ведения следствия.
    В 1938 году им незаконно был арестован ряд директоров, инженеров и стахановцев нефтепромыслов. За указанные  действия ГРИГОРЬЯН подлежал привлечению к уголовной ответственности, однако по ходатайству Багирова и указанию Берия был оставлен на руководящей оперативной работе, после чего выдвигался заместителем наркома
внутренних дел Азербайджанской ССР и министром внутренних дел Армянской
ССР.
     В 1953 году, после объединения МГБ и МВД в одно министерство, ГРИГОРЬЯН
был назначен начальником 4-го отдела МВД Армянской ССР и с этой должности уволен в январе 1954 года.
   За грубые нарушения законности ГРИГОРЬЯН подлежит привлечению к судебной ответ-ственности.
Генерал-майор НОВИКОВ Василий Михайлович 1902 года рождения, русский, член КПСС с 1930 года, имеет незаконченное среднее образование, военного образования не имеет, с 1923 до 1953 года работал в органах МГБ.
    НОВИКОВ являлся приближенным Абакумова, при его содействии был взят на руководящую работу в органы военной контрразведки, продвигался им по службе, представлялся к наградам и званиям. В 1943 году ему было присвоено звание подполковник, в 1944 г. — полковник и в этом же году генерал-майор. НОВИКОВ, несмотря на то, что во время Отечественной войны находился в аппарате Главного Управления контрразведки, был награжден  боевыми правительственными наградами — орденами Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, Красного Знамени и Красной Звезды.
    Вместе с Райхманом (арестован) НОВИКОВ участвовал в незаконном задержании
в мае 1949 г. гр-на БАЛАКИРЕВА и его жены, которых длительное время содержали под стражей в тюрьме. При допросе БАЛАКИРЕВА применялись запрещенные законом методы, угрозы и так называемый «конвейер», протоколов допроса не составлялось.
    С апреля 1953 года он работал начальником Управления милиции Челябинской области. В это время, ходатайствуя о возвращении его на работу в Москву, НОВИКОВ писал в Министерство, что он руководство МВД не подведет, его знают по работе Кобулов и Берия, так как он неоднократно выполнял их задания.
   В 1922 году НОВИКОВ революционным Военным Трибуналом был осужден на 6 месяцев лишения свободы за подделку фамилии на счете.
    В 1938 году НОВИКОВ, работая начальником отдела УНКВД Московской области, проявлял неразборчивость в кадрах, засорял аппарат лицами, не внушающими  доверия.      В феврале 1939 года за создание склоки и ненормальной обстановки в отделе, послужившей одной из причин к самоубийству сотрудницы НИКОЛАЕВОЙ, он увольнялся из органов НКВД.
     В марте 1954 года НОВИКОВ из органов МВД уволен по болезни.
 Генерал-лейтенант БЫСТРОВ Александр Семенович, 1904 года рождения, русский, член КПСС с 1932 года, образование низшее, с 1930 года по 1953 год работал в органах контрразведки МГБ.
    В 1946—1949 гг. БЫСТРОВ, работая начальником Управления контрразведки
МГБ Ленинградского военного округа, создал нездоровую обстановку в коллективе, не про-являл требовательности к подчиненным, что привело к разложению дисциплины среди сотрудников. К работникам, выступавшим с критическими  замечаниями, относился неправильно.
    За указанные недостатки БЫСТРОВ был снят с работы и решением КПК при ЦК КПСС в июне 1950 года ему объявлен строгий выговор с занесением в учетную карточку.
    Однако БЫСТРОВ, будучи назначен с понижением — заместителем начальника
Управления контрразведки МТБ Прикарпатского военного округа, продолжал формально относиться к работе и неправильно реагировал на критику его недостатков. В 1953 году он был освобожден от этой должности и направлен  на работу начальником оперативного отдела Минерального лагеря МВД.
БЫСТРОВ, прибыв в Минеральный лагерь, вел себя неправильно, систематически
пьянствовал, будучи пьяным, засыпал в рабочем кабинете, порученную  ему работу довел до развала.
    Собрание партийного актива лагеря31 августа 1953 года указывало БЫСТРОВУ на его недостойное поведение и отношение к работе, но выводов для себя он не сделал и продолжал пьянствовать.
    В ноябре 1953 года БЫСТРОВ из органов МВД уволен по служебному несоответствию.
Генерал-майор БОЛОТИН (БАЛЯСНЫЙ) Григорий Самойлович, 1896 года рождения, еврей, член КПСС с 1928 года, образование низшее. В органах государственной безопасности работал с 1921 по 1950 год, последнее время с 1943 по 1950 г. был помощником начальника Главного Управления контрразведки  «СМЕРШ».
    На фронтах Отечественной войны не был, однако награжден за «успешную работу» орденами Красного Знамени, Красной Звезды, тремя орденами Отечественной
войны и орденом Кутузова 2-й степени.
     Звание генерал-майор БОЛОТИНУ присвоено в 1943 г., когда он был начальником
отдела Управления особых отделов НКВД СССР.
    В Особой инспекции Управления кадров на БОЛОТИНА имеются материалы.
В 1945 году во время командировки в Австрию БОЛОТИНУ в гор. Вене был доставлен ящик работниками органов безопасности, в котором находилось свыше 700 пакетов с различными ценностями (золотые и платиновые вещи, драгоценные камни и т.п.). Вместо того, чтобы передать указанные  ценности в полевую контору Госбанка, БОЛОТИН без соответствующего оформления передал их для хранения бывшему заместителю начальника УКР фронта ПРОСКУРЯКОВУ, чем создал возможность к их расхищению.
   В результате 110 пакетов было похищено. Кем и при каких обстоятельствах установить не удалось.
    Материалы по этому вопросу неоднократно в 1946—1949 гг. докладывались Абакумову, однако все это оставалось без последствий. БОЛОТИН был приближенным  Абакумова, после окончания Отечественной войны Абакумов сделал ему подарок — золотые часы с платиновой цепочкой.
     В 1950 году МГБ СССР БОЛОТИН уволен на пенсию.
Генерал-майор ОВАКИМЯН Гайк Бадалович, 1898 года рождения, армянин,
член КПСС с 1918 года. В органах государственной безопасности работал с 1920 по 1921 г., с 1923 по 1926 год и с 1931 по 1947 год.
     С 1933 по 1941 год ОВАКИМЯН находился в США, где был заместителем  резидента и резидентом НКВД. На этой работе, а также по линии прикрытия  характеризовался отрицательно. К порученному делу относился безответственно, грубо нарушал конспирацию, поддерживал связь с сомнительными лицами, занимался склоками и интригами по отношению к сотрудникам резидентуры.
      Работу резидентуры довел до развала. Свое пребывание в США использовал в личных целях, в ущерб работе он занимался научно-исследовательской деятельностью в Рокфеллеровском институте и впоследствии получил  ученую степень доктора химических наук.
     В 1939 г. вносилось предложение  об отзыве ОВАКИМЯНА из-за границы, как не внушающего политического доверия, однако по указанию Берия и Деканозова он был оставлен наработе в США, причем Берия проявлял особую заботу об ОВАКИМЯНЕ.
       В мае 1941 года ОВАКИМЯН был отозван из США, но перед выездом в СССР он был арестован американским ФБР и освобожден из-под ареста подзалог в 25 000 долларов.
   По прибытии из-за границы ОВАКИМЯН не только не был привлечен к ответственности, но наоборот поощрялся и продвигался по службе. В октябре 1941 года он был назначен начальником отдела 1 Управления НКВД, а в мае 1943 года — заместителем начальника Разведывательного Управления.
     В центральном аппарате ОВАКИМЯН продолжал проводить порочную линию в организации разведывательной службы, что привело к провалу разведывательной работы против США.
    Он зарекомендовал себя как карьерист, глушил полезную инициативу разведчиков. Не-смотря на это, в феврале 1943 г. ему досрочно было присвоено звание полковник госбезопасности, спустя семь месяцев в сентябре 1943 года звание комиссар госбезопасности, а в июле 1945 г. — звание генерал-майора.
    В ноябре 1947 года ОВАКИМЯН был отчислен из разведки, как не внушающий
доверия. После этого он работал директором НИИ-94 Министерства химической промышленности СССР. На этой работе характеризовался также отрицательно, в связи с чем решением ЦК КПСС в марте 1950 года с занимаемой должности он был снят.
    В настоящее время ОВАКИМЯН работает начальником лаборатории Государственного Научно-исследовательского института азотной промышленности  Министерства химической промышленности СССР.
    Несмотря на то, что ОВАКИМЯН из органов госбезопасности уволен, он добился в 1948 г. выплаты денежного содержания по воинскому званию и продолжает получать это содержание до настоящего времени.
Генерал-майор БЫКОВ Давид Романович, 1903 года рождения, еврей, беспартийный,
образование среднее. В органах госбезопасности работал с 1928 по 1946 год, последняя за-нимаемая должность — министр госбезопасности Башкирской АССР.
     Будучи с мая 1943 года по июнь 1945 года начальником Управления НКГБ  Омской области, БЫКОВ допускал провокационные методы в чекистской работе, фальсификацию следственных дел и производство необоснованных арестов советских граждан.
       В результате такого преступного отношения БЫКОВА к своим служебным
обязанностям, в конце 1943 года и в начале 1944 года в Ямало-Ненецком национальном
округе было арестовано 51 человек ненцев-колхозников по обвинению в подготовке, якобы, восстания против советской власти.
     В процессе следствия виновность арестованных не подтвердилась, однако
до решения вопроса по делу 41 человек умерли, вследствие плохих условий
содержания их под стражей.
     Таким же путем сфальсифицировано другое дело о существовании в Омской
области, якобы, многочисленной антисоветской националистической организации.
Несмотря на наличие сигналов о провокационном характере этого дела, БЫКОВ необоснованно арестовал 4 казаков-колхозников.
      8 июля 1946 года Особой инспекцией Управления кадров МГБ СССР БЫКОВ был арестован по обвинению в преступлении, предусмотренном ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР.
    30 августа 1947 года он был осужден за злоупотребление своим служебным
положением к заключению в исправительно-трудовой лагерь сроком на 5 лет.
    В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля
1945 года к БЫКОВУ была применена амнистия, срок наказания ему был снижен наполовину. В декабре 1949 года БЫКОВ освобожден по отбытии срока наказания.
В апреле 1953 года БЫКОВ в письме к Меркулову писал: «Вынужден снова обратиться к Вам по моему делу, ибо Ваш звонок в свое время по телефону вселил во мне увереность, что придет время, когда восторжествует справедливость по отношению ко мне.
   Я прекрасно понимаю, что с Вашей стороны все было сделано, но, видимо, тогда это время еще не наступило. Мне кажется сейчас это время наступило  и поэтому я вторично обращаюсь к Вам с просьбой помочь мне восстановить мое честное ничем не опороченное за 27 лет работы в органах имя».
Генерал-майор СМИРНОВ Павел Петрович, 1896 года рождения, член КПСС с 1918 года, образование низшее. Военного и чекистского образования не имеет. В органах госбезопасности с 1934 года, в последнее время был в должности начальника Хозяйственного Управления МГБ СССР.
   В 1918 году, будучи членом штаба и начальником отряда по подавлению
кулацкого восстания, не принимал мер к устранению нарушений революционной законности сотрудниками штаба и красноармейцами, за что по приговору Московского губернского ревтрибунала был лишен права быть избранным и назначенным на ответственные должности сроком на пять лет.
     В 1934 году СМИРНОВ был отстранен от должности начальника военно - хозяйственного отдела конвойных войск за систематическое нарушение приказов,  разбазаривание социалистической собственности и другие злоупотребления.
    В 1936 году, работая помощником начальника Кооперативного Управления  НКВД СССР, отремонтировал себе квартиру, на что было израсходовано  более 4000 рублей государственных средств.
   За период работы в органах госбезопасности СМИРНОВЫМ допускались
злоупотребления служебным положением.
     В 1944—1945 гг. работники АХУ НКГБ СССР неоднократно выезжали в Румынию и Германию по закупкам различных материалов, откуда привозили большое количество вещей для СМИРНОВА. Имелись факты, когда руководящие работники ХОЗУ, в том числе СМИРНОВ получали продовольственные подарки от работников периферийных органов.
    В 1949 году СМИРНОВ выезжал в служебную командировку в Иркутск, где вместе с начальником УМГБ ЗАНИНЫМ и другими подчиненными пьянствовал, на что было израсходовано 8306 рублей из средств подсобного хозяйства.
     Будучи начальником Хозяйственного Управления МГБ СССР, СМИРНОВ не принимал необходимых мер по улучшению хозяйственного положения органов  госбезопасности. В ряде совхозов и подсобных хозяйствах продукция в значительной мере растранжиривалась и не поступала для снабжения оперативного состава.
    Сельскохозяйственным отделом ХОЗУ МГБ СССР проводилась антигосударственная
практика двойного планирования, заключающаяся в том, что в течение ряда лет в Госплан представлялись заниженные показатели о наличии посевных площадей и поголовья скота по сравнению с фактическим их наличием.
      В результате бесконтрольности со стороны СМИРНОВА строительный трест в 1949 году понес убытков на сумму около 2 миллионов рублей, а в 1950 году — более 2 миллионов рублей.
     За указанные злоупотребления по службе на СМИРНОВА никаких взысканий не накладывалось. СМИРНОВ был близким к Берия и Кобулову Б.
      В 1943 году он досрочно получил звание комиссара госбезопасности и награжден орде-ном Красной Звезды. В 1945 году ему присвоено звание «генерал-майор».
      Приказом МВД СССР от 1 сентября 1953 года СМИРНОВ из органов уволен
по болезни (инвалид 2-й группы) с правом ношения военной формы
одежды с особыми отличительными знаками на погонах «генерал-майор в запасе».
   Просим рассмотреть предложение о лишении генеральских званий перечисленных
лиц.
      Материалы о грубом нарушении советской законности и злоупотреблениях
служебным положением на СЕРГИЕНКО В.Т., РУЧКИНА А.Ф., ГЛАДКОВА
П.А., СЕМЕНОВА Л.С., ГРИГОРЬЯНА Х.И. и ИВАНОВА В.В.   МВД  СССР и Комитетом госбезопасности рассматриваются совместно с Прокуратурой
СССР для привлечения их к уголовной ответственности.
С. Круглов                   И.Серов                          А.Дедов
                                                           ГА РФ. Ф. P-9401. On. 2. Д. 451. Л. 387- 403. 
 
Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 443


« Ответ #48 : 31 Мая 2020, 04:57:29 »

Справка КПК при ЦК КПСС от 21.11.1956 г.  по делу Лапшина В.В.
  ЛАПШИН Владимир Валерианович, г.р. 1902, состоял членом КПСС с 1920 г., п.б. №00858786, русский, служащий, образование среднее. Во время возникновения дела работал начальником Управления охраны МГБ на Томской железной дороге. В настоящее время  не работает, пенсионер.
   8.1.1955 г. Новосибирский обком КПСС  принял решение о грубых нарушениях социалистической законности работниками бывш. Управления охраны МГБ на Томской железной дороге, в котором просил КПК при ЦК КПСС привлечь к строгой партийной ответственности за грубейшее нарушение социалистической законности и насаждение неправильных методов ведения в органах следствия бывшим  начальником УО МГБ на Томской ж.д. Лапшиным В.В.
27.1У.1956г. Горьковский обком КПСС по поручению КПК при ЦК КПСС рассмотрел вопрос о Лапшине и исключил его из партии за допущение грубейших нарушений социалистической законности, в бытность начальником управления охраны МГБ на Томской ж.д.
Апеллирует на решение Горьковского обкома КПСС.
       Существо дела: как видно из материалов дела, Лапшин, работая с ноября 1947 г. по октябрь 1952 г. начальником управления охраны МГБ на Томской ж.д., грубо нарушал советскую законность и не пресекал неправильные методы ведения следствия.
     Проверкой Новосибирского обкома КПСС, а также особой инспекции Управления Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР установлено, что Лапшин и ряд подчиненных ему работником на станции Новосибирск и на других крупных станциях и вокзалах систематически незаконно проводили облавы, сплошные проверки документов у проезжавших по дороге граждан, причем многих ни в чем неповинных людей задерживали, арестовывали и выдворяли в камеру предварительного заключения. Большинство этих лиц арестовывали без санкции прокурора и содержали в КПЗ более положенного срока.
        Только в 1948 г. незаконно было задержано и арестовано, а затем освобождено из КПЗ 1103 человека. Многие из незаконно арестованных лиц подвергались допросу по нескольку дней, причем к ним применялись запрещенные методы следствия. К ним подсаживали в ка-меры агентов из подобранных при попустительстве Лапшина уголовных преступников. Путем уговоров, шантажа и угроз, а также избиения отдельных арестованных следственные работники добивались от них вымышленных признаний в измене Родине.
       Всего таким путем было сфальсифицировано дел об измене Родине более чем на 100 человек, которые впоследствии были осуждены на длительные сроки лишения свободы.        Через несколько лет большинство из них было освобождено из заключения за  аконно иием в их действиях состава преступлений.
     Как установлено Новосибирским обкомом и инспекцией КГБ, Лапшин не только не вел необходимой борьбы с нарушениями социалистической законности, а наоборот, толкал своих подчиненных работником на ведения следствия неправильными методами.      Лапшин утвердил явно сфабрикованное обвинительное заключение против Земзюлина Н.Н., арестованного в апреле 1948 г. без санкции прокурора и давшего вымышленное признание в измене Родине, в результате Земзюлин был осужден на 25 лет лишения свободы, а впоследствии и заключения был освобожден как невиновный.
        В марте 1948 г. Лапшин утвердил постановление на арест гр-на Пугачева, который не являлся преступником, однако освободил его из-под стражи и прекратил его дело лишь через 5,5 месяца. С целью скрыть незаконные арест гр—на Кручинина, Лапшин 30 октября 1948г. утвердил постановление о направлении сфальсифицированного на него дела в Гобельское РО МВД Карело-Финской ССР для дальнейшего расследования, в действительности же дело никуда не отправлялось и только в августе 1949 г. было сдано в архив.
     В 1952 г. Лапшин был уволен из органов госбезопасности на пенсию, но в марте 1955 г. за допущение нарушения советский законности формулировка увольнения была изменена и Лапшин считается уволенным по служебному несоответствию.
     Лапшин по существу не отрицает предъявленные ему обвинения, но вместе с тем поясняет, что указанные облавы, сплошные проверки документов у проезжавших по дороге граж-дан и неправильные методы следствия существовали в управлении охраны МГБ на Томской жел. дороге еще до того, как он прибыл туда на работу. Однако он не сумел вовремя приостановить эти незаконные действия работников управления, в отдельных случаях сам попустительствовал этому, в чем признает себя виновным. Лапшин просит простить ему допущенные им проступки и восстановить в партии.
 О Лапшине имеются следующие сведения: с 1918г. работал конторщиком, комиссаром участка пути, заворг и секретарь УЧК профсожа, С 1924 г. по 1925 г. в Красной Армии, с 1925 г. на разных работах в органах ОГПУ, НКВД, МВД и МГБ.
       При выезде на место Лапшин вызывался мною для беседы по поводу его апелляции на решение Горьковского обкома КПСС.
Предложение:
     Подтвердить решение Горьковкого обкома КПС от 27.1У.1956 г. об исключении Лапшина В.В. из членов КПСС за допущение грубых нарушений социалистической законности, в бытность начальником управления охраны МГБ на Томской железной дороге.
Инструктор КПК при ЦК КПСС                                                                     Алферов
                                                                                            РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 3. Д. 7596.


  Из записки И.А. Серова в ЦК КПСС «О работе КГБ при СМ СССР».  (Июнь 1957 г.)
[...]
      По решению ЦК КПСС также требовалось всемерное улучшение следственной работы и строжайшее соблюдение социалистической законности, улучшение дела подбора, расстановки и воспитания кадров, укрепление ведущих подразделений органов госбезопасности грамотными, подготовленными и до конца преданными делу партии и советскому народу кадрами.
     Со временем создания Комитета госбезопасности прошло немногим более 3-х лет.
       Выполняя постановления ЦК КПСС о перестройке и устранении недостатков в работе органов госбезопасности, Комитет с помощью ЦК КПСС и партийных органов на местах укрепил чекистский аппарат проверенными и подготовленными кадрами, организовал систематический контроль за работой КГБ республик и УКГБ краев и областей, издал необходимые приказы и указания по вопросам оперативной и следственной работы. Провел 2 Всесоюзных совещания начальников органов госбезопасности, на которых были вскрыты еще имеющиеся недостатки в работе, намечены пути к их устранению.
      Проведенная Комитетом организаторская работа способствовала усилению разведывательной и контрразведывательной деятельности органов госбезопасности, повышению служебной и воинской дисциплины среди личного состава органов и войск, а также коренному улучшению работы следственного аппарата в соответствии с советским законодательством.
      Выполняя указание ЦК КПСС об укреплении органов госбезопасности политически зрелыми, грамотными и честными сотрудниками, пригодными для выполнения задач, постав-ленных партией перед органами КГБ, прежде всего были приняты меры к очищению чекистских кадров от лиц, не внушающих политического доверия, нарушителей советской законности, от карьеристов, выполнявших вражеские установки, морально неустойчивых и малограмотных работников.
    Из органов госбезопасности было уволено более 18 тыс. человек как неспособных обеспечить выполнение поставленных перед органами КГБ задач. В том числе более 2.300 сотрудников за нарушение советской законности, злоупотребление служебным положением и аморальные проступки.
    Кроме того, за дискредитацию органов госбезопасности 40 бывших ответственных работников органов госбезопасности были лишены генеральских званий.
    Большую помощь в укреплении Комитета госбезопасности кадрами оказали ЦК КПСС и местные партийные органы, направившие на руководящую работу в органы госбезопасности 554 партийных и советских работника.
Из центрального аппарата Комитета госбезопасности было уволено около 2 тыс. сотрудников, из них значительное количество за нарушение советской законности и по служебному несоответствию. Из числа уволенных 48 являлись начальниками отделов и выше.       Заменены почти все руководящие работники главных управлений, управлений и отделов цен-трального аппарата. На эти должности более 60 человек направлены ЦК КПСС с руководя-щей партийной и советской работы.
          Прибывшее из партийных органов пополнение кадров позволило укрепить основные участки оперативной работы и в первую очередь руководство местных органов КГБ республик и УКГБ краев и областей.
     В 1954 году в соответствии с постановлением ЦК КПСС была заново разработана и утверждена структура и штаты органов КГБ. При этом численность личного состава по сравнению с 1954 годом была сокращена более чем на 50 процентов. Упразднено 3678 городских и районных аппаратов, проведено объединение некоторых подразделений и следственных аппаратов, ликвидированы следственные отделы и отделения в оперативных подразделениях и объединены в единые следственные аппараты. Значительно упрощена структура транспортных органов и особых отделов.
      В 1955 году штатная численность органов была дополнительно сокращена на 7678 единиц и 7800 офицеров переведено на положение рабочих и служащих.
         Сокращение многочисленных структурных нагромождений сделало аппарат Комитета госбезопасности более оперативным и способным для успешной борьбы с врагами советско-го государства.
      Значительно улучшился качественный состав кадров органов госбезопасности. В настоящее время около 80 процентов сотрудников имеют высшее и среднее образование.
     Сотрудники органов госбезопасности, чтобы оправдать высокое доверие, оказанное им ЦК КПСС и советским народом, настойчиво и упорно стремятся выполнить поставленные перед ними задачи по обеспечению государственной безопасности нашей Родины.
    Внимание всего руководящего состава и партийных организаций органов госбезопасности в настоящее время направлено на воспитание сотрудников в духе беспредельной преданности Коммунистической партии и ее Центральному Комитету, на привитие оперативным работникам высокой дисциплины, самоотверженности при выполнении специальных заданий, на постоянное совершенствование их чекистского мастерства, необходимого для борьбы с врагами нашей Родины.
 Председатель  КГБ при Совете Министров СССР                                            Серов


 Из служебной записки В. Е. Семичастного в ЦК КПСС от 22.01.1963 г. «О кадрах КГБ при Совете Министров СССР».
          Комитет государственной безопасности докладывает о проделанной работе  с чекистскими кадрами за период 1954—1962 гг., то есть с момента образования  КГБ при Совете Министров СССР.
       Как известно, пробравшись к руководству органами государственной безопасности,
враги народа Берия, Абакумов и их сообщники, раболепствуя перед  Сталиным, в угоду его болезненной подозрительности, попирая партийные принципы и методы в деятельности ВЧК, заложенные великим Лениным и его соратником Дзержинским, грубо нарушали социалистическую законность, широко использовали органы госбезопасности для проведения массовых репрессий против партийных, советских, комсомольских и военных работников, пытались поставить органы госбезопасности над партией и государством, сделать их пугалом в глазах трудящихся.
     Сложившаяся в период культа личности затхлая атмосфера в органах государственной безопасности нанесла огромный ущерб воспитанию чекистов, она развращала кадры, создавала обстановку шпиономании, недоверия друг к другу, подсиживания и наушничества. Честные чекисты, пытавшиеся выступать против этих нравов, подвергались гонению.
      После ликвидации банды Берия и разоблачения культа личности Сталина, под неослабным руководством ЦК КПСС и лично Н.С. Хрущева, в органах госбезопасности ликвидированы извращения в работе и нарушения социалистической  законности, восстановлены ленинский стиль и методы работы, возрождены славные традиции ВЧК. Комитет государственной безопасности и его органы на местах работают ныне под непосредственным руководством и контролем ЦК КПСС и местных партийных органов, в своей деятельности постоянно опираются на помощь и поддержку широких масс трудящихся.
      Руководствуясь историческими решениями XX и XXII съездов Коммунистической
партии Советского Союза, постановлением ЦК КПСС от 12 марта  1954 г. «О задачах Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР», а также «Положением о Комитете гос-безопасности и его органах на местах», Комитет государственной безопасности при повсе-дневной помощи  ЦК КПСС и местных партийных органов проделал значительную работу  по улучшению качественного состава чекистских кадров, их воспитанию и подготовке.
     В результате принятых мер органы КГБ очищены от авантюристов и карьеристов, выполнявших вражеские установки, от лиц, не внушавших политического доверия, нарушавших социалистическую законность, подхалимов, морально неустойчивых и малограмотных работников.
    За период  с 1954 г. из органов госбезопасности (без войск), с учетом проходивших сокращений  штатов, уволено более 46 тысяч офицеров, в том числе почти половина
— с 1959 г. Свыше трех тысяч офицеров уволено как не пригодных и не способных в новых условиях обеспечить выполнение возложенных на них обязанностей, многие из которых являлись нарушителями социалистической законности. По фактам, дискредитирующим высокое звание генерала,  64 бывших ответственных работника органов госбезопасности лишены генеральских  званий.
    За это же время органы госбезопасности значительно пополнены свежими,  грамотными, политически подготовленными, прошедшими хорошую школу жизни кадрами. По рекомендациям партийных и комсомольских органов столько на офицерские должности на работу в органы КГБ вновь принято более шестнадцати с половиной тысяч человек, что составляет около 48%ко всему офицерскому корпусу КГБ. Офицеров, находящихся на работе в органах госбезопасности с 1937 г., насчитывается всего 1,2%.
           В работе по подбору и расстановке кадров большое внимание обращалось
прежде всего на укрепление руководящих кадров центрального аппарата и периферийных органов КГБ, а также разведывательных, контрразведывательных и следственных подразделений. За отчетный период были заменены все руководители главных управлений, самостоятельных управлений и отделов центрального аппарата, а также руководители местных органов КГБ, за исключением 6 руководителей УКГБ — КГБ областей и автономных республик.
     Только на должности руководящего состава в органы КГБ направлено более 460 человек из числа партийных, советских и комсомольских работников.
    Последствия вражеского руководства органами госбезопасности тяжело отразились на оперативной деятельности разведки. Кадры были засорены, а разведывательная работа за-пущена. Значительная часть сотрудников разведки  по своим политическим и деловым качествам не способны были выполнять  поставленные перед ними ответственные задачи. На закордонную работу проникли карьеристы, двурушники, политически сомнительные и неустойчивые  лица. Имевшие место факты измены Родине в 1953-1954 гг. привели  к тому, что многие опытные разведчики были расшифрованы и не могли быть использованы на работе за границей.
     Комитет госбезопасности принял меры к укреплению органов разведки политически
подготовленными, высококвалифицированными кадрами. Пополнение разведки, как правило, ежегодно проводилось по решениям ЦК КПСС за счет партийных, советских и комсомольских работников, лиц, работавших в учреждениях и ведомствах, связанных по работе с заграницей, выпускников Высшей дипломатической школы МИД, Военно-дипломатической академии  Советской Армии и учебных заведений КГБ, а также сотрудников других подразделений органов госбезопасности. Одновременно проводилась большая работа по очищению разведки от лиц, не внушавших доверия, неустойчивых  в моральном отношении, со слабой общеобразовательной подготовкой и низкими деловыми качествами.
       В целях зашифровки сотрудников и более эффективного использования в интересах разведки министерств и ведомств, имеющих связи с заграницей  Комитету госбезопасности с разрешения ЦК КПСС в МИДе, МВТ и других организациях предоставлено более 230 должностей, которые замещены сотрудниками разведки.
       В связи с активизацией деятельности контрразведок противника особое внимание уделялось контрразведывательной подготовке выезжающих за границу сотрудников. Обмен кадрами между разведкой и контрразведкой стал более организованным. Отдел контрразведки за границей Первого Главного управления КГБ реорганизуется в службу № 2 и укрепляется за счет перспективных  работников местных органов.
        Мероприятия по улучшению изучения, подготовки и воспитания кадров разведки позволили поднять уровень работы закордонных аппаратов КГБ. Однако случаи недисциплинированности и нерадивого отношения к делу отдельных сотрудников разведки все еще имеют место. В 1962 г. по указанным мотивам из-за границы досрочно отозвано 14 человек, из них 6 человек - за аморальные проступки.
       Серьезным провалом в работе разведки является измена Родине в 1961 г. бывшего со-трудника резидентуры КГБ в Хельсинки Голицына. Это обстоятельство вызвало дополни-тельные трудности в работе с кадрами разведки, связанные с немедленным отзывом из-за границы более 60 опытных разведчиков и перемещением в другие подразделения КГБ груп-пы сотрудников центрального аппарата разведки, расшифрованных предателем. Благодаря имевшимся резервам в кадрах эти потери в короткие сроки были восполнены. Комитетом госбезопасности были приняты и другие неотложные меры по локализации  последствий предательства.
    Измена Голицына явилась результатом безответственного отношения резидента к порученному делу, поверхностного изучения морально-политических и деловых качеств работников при направлении их за границу, слабого контроля за их деятельностью со стороны центрального аппарата разведки. Виновные в этом деле Комитетом госбезопасности строго наказаны, о чем доложено ЦК КПСС. Комитет госбезопасности сделал необходимые выводы из факта предательства и принимает меры к улучшению отбора кадров в разведку и усилению воспитательной работы среди сотрудников, находящихся за  границей.
      Работа руководящего состава и партийной организации Первого Главного управления КГБ подчинена задачам воспитания у разведчиков чувства высокой партийности и ответственности за порученное дело, бдительности и конспирации в работе, любви и преданности Коммунистической партии, Советскому правительству, своей Родине.
Особое внимание в воспитании кадров уделяется мобилизации разведчиков на усиление работы резидентур против главного противника, совершенствование форм и методов
разведывательной деятельности с учетом современной обстановки в капиталистических
странах и требований, предъявляемых ЦК КПСС. Усилен контроль за состоянием дел в за-гранаппаратах, куда стали чаще выезжать руководящие работники КГБ.
       Коллектив разведки в морально-политическом отношении здоров. Находясь за границей в трудных условиях все более осложняющейся обстановки, советские разведчики проявляют смелость и настойчивость в достижении намеченных  целей, полны горячего стремления успешно выполнить задачи, поставленные перед ними Коммунистической партией и Советским правительством.
      Принятые меры по укреплению следственных аппаратов органов госбезопасности
дали возможность в короткие сроки устранить имевшие место извращения
в следственной работе и восстановить в их деятельности социалистическую
законность.
     В результате проведенных организационных штатных мероприятий в Комитете
госбезопасности, его органах на местах было упразднено большое количество структурных подразделений и аппаратов уполномоченных в городах и районах. Штатная численность за период с 1954 г. сократилась более чем на 59 тысяч единиц, в том числе только после 1959 г. — почти 24 тысячи единиц.
       Строго выполняя указания Коммунистической партии о том, что успех дела
прежде всего зависит от правильного подбора, расстановки и воспитания кадров, Комитет госбезопасности постоянно держит эти вопросы в центре своего внимания. Только за 1960 - 1962 гг. на Коллегии и руководством КГБ рассмотрено более 30 важнейших вопросов работы с чекистскими кадрам, в том числе такие, как перспективный план подготовки и переподготовки кадров  в органах и войсках КГБ на 1961-1965 гг., о мерах по улучшению изучения сотрудниками КГБ иностранных языков, о служебном аттестовании офицерского состава органов и войск КГБ, о состоянии и мерах по укреплению воинской дисциплины среди личного состава, о мерах по усилению борьбы с очковтирательством в оперативно-служебной и хозяйственной деятельности органов и войск КГБ и многие другие. Проведена проверка и заслушаны на Коллегии КГБ комитеты госбезопасности Грузинской, Казахской, Туркменской, Латвийской ССР, УКГБ Магаданской области и другие органы об их работе с кадрами.
    Важное значение в деле улучшения работы с кадрами имеет приказ КГБ № 040 от 7 марта 1961 г. «О мерах улучшения работы с кадрами в органах и войсках Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР», одобренный ЦК КПСС.
       Работники Управления кадров в составе бригад Комитета постоянно выезжают
для проверки оперативной деятельности местных органов КГБ, что дает возможность более глубоко изучать и оценивать чекистские кадры на практических делах. Особое внимание обращается на идейную закалку, повышение  политической бдительности, чувства ответственности сотрудников за порученное дело, на их воспитание в духе строжайшего соблюдения советской  законности. Изучение положения дел в местных органах КГБ проходит в тесном контакте с партийными организациями, политорганами Советской Армии и Военно-Морского Флота; о результатах проверки информируются   ЦК компартий союзных республик, крайкомы, обкомы партии, военные советы округов, флотов, армий.
      В результате восстановления в органах госбезопасности ленинского стиля  и методов работы повысилась роль коллегий и советов КГБ — УКГБ, созданных за период после 1954 г., обеспечены условия для широкого проявления инициативы чекистов, развертывания смелой критики и самокритики недостатков.
     Докладывая ЦК КПСС о проделанной работе с чекистскими кадрами, Комитет
государственной безопасности отчетливо видит имеющиеся серьезные недостатки в этом деле. Несмотря на принятые меры, уровень работы с кадрами все еще не в полной мере отвечает предъявляемым Центральным Комитетом партии требованиям. На отдельных участках работы в органах и войсках КГБ находятся еще слабые, отставшие от жизни и современных требований работники, утратившие чувство нового, неспособные успешно выполнять возложенные на них обязанности; из-за отсутствия полноценного резерва пополнения  кадров нередко длительное время остаются незамещенными должности на важных направлениях чекистской работы; не изжиты факты поверхностного изучения отбираемых кандидатов, вследствие чего в органы иногда попадают случайные люди, недостойные высокого доверия партии и народа, что особенно нетерпимо при подборе кадров на заграничную работу. В разведке, контрразведке и в оперативно-технических службах испытывается нехватка сотрудников со специальным техническим образованием и знанием иностранных языков, потребность в которых в соответствии с перспективным планом подготовки и переподготовки кадров будет полностью удовлетворена  лишь в ближайшие 2 - 4 года.
     Вследствие низкой требовательности со стороны отдельных руководителей органов и ко-мандиров воинских частей, отсутствия должного контроля, поверхностного изучения сотрудников, их поведения на службе и в быту вовремя не вскрываются и не предупреждаются отдельные нездоровые явления и аморальные поступки среди личного состава.  Не изжиты  до конца случаи безответственного отношения работников к выполнению служебного долга, грубого нарушения штатной и финансовой дисциплины и позорные для чекистов факты притупления политической бдительности и расконспирации. Хотя общее количество проступков среди офицерского  состава органов КГБ в 1962 г. по сравнению с 1961 г. несколько и снизилось, но все еще остается высоким. В истекшем году офицерами органов КГБ допущено около 1800 дисциплинарных проступков и офицерами войск — более 2000.
      В результате притупления бдительности и безответственного отношения некоторых со-трудников к делу были допущены серьезные ошибки и срывы в оперативной работе, которые нанесли определенный ущерб деятельности органов КГБ.
    Внимание всего руководящего состава, а также Управления кадров КГБ и кадровых аппаратов местных органов обращается на необходимость повышения  уровня воспитательной работы сотрудников органов и войск КГБ в духе добросовестного исполнения служебного долга, скромности и честности, партийной принципиальности, непримиримости к недостаткам, строжайшего  соблюдения режима экономии и бережливости в расходовании государственных средств, а также более глубокого анализа и обобщения актуальных вопросов кадровой работы, популяризации положительного опыта работы с кадрами.
     Комитет госбезопасности заверяет ЦК КПСС, что коллектив чекистов, беспредельно
преданный Коммунистической партии, Советскому правительству и нашей Родине, постоянно чувствуя отеческую заботу и внимание со стороны Центрального Комитета партии и Советского правительства, воодушевленный великой программой строительства коммунизма, успешно выполнит поставленные перед ним ответственные задачи по защите государственных интересов от подрывной деятельности империалистического лагеря.
Председатель Комитета Госбезопасности                                   В. Семичастный
                                                                                              АП РФ. Ф. 3. On. 58. Д. 16. Л. 57
Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 443


« Ответ #49 : 01 Июня 2020, 02:47:47 »

Указание КГБ Литовской ССР от 11.08.1989 г.  «Об усилении контроля за контактами сотрудников Комитета с представителями всевозможных неформальных объединений и группировок, где это не связано с выполнением прямых служебных обязанностей».
   Развитие демократии и гласности в советском обществе создает благоприятные условия для расширения созидательных возможностей советским чекистам, их активному участию в перестройке, реальному вкладу в общий процесс обновления нашей жизни.
   Однако демократия не имеет ничего общего с проявлениями демагогии, стремлением отдельных сотрудников органов госбезопасности к безответственным заявлениям, игнорированием воинской дисциплины.
   В последнее время отмечаются случаи несанкционированных контактов сотрудников КГБ Литовской ССР с представителями всевозможных неформальных объединений и группировок. Вследствие  таких контактов нередко происходит утечка информации, указывающая на отдельные направления оперативной  деятельности Комитета в современных условиях.
   Из – за некомпетентности отдельных сотрудников и слабого знания ими особенностей оперативной обстановки среди отдельных категорий населения Советской Литвы при подобных  контактах может создаться возможность дискредитации органов государственной безопасности.
    В этой связи предлагается категорически запретить без санкции руководителей подразде-лений, согласованной с руководством Комитета устанавливать, поддерживать и развивать контакты с представителями всевозможных неформальных объединений и группировок, в также участие в их собраниях, митингах и других мероприятиях сотрудникам, не связанным  с выполнением своих прямых служебных обязанностей.
   Потребовать от личного состава вверенных подразделений письменные рапорта о подобных контактах, состоявшихся при непредвиденных обстоятельствах.
   В случае нарушения со стороны сотрудников настоящего требования – обстоятельно раз-бираться в причинах этого и определять меру воздействия.
   О всех состоявшихся или навязываемых неформалами контактах немедленно докладывать руководству КГБ Литовской ССР для определения наших ответных действий.
Председатель Комитета
генерал – майор                                                                                           Э. Эйсмунтас


Указание КГБ Литовской ССР от 05.02.1990 г.  «О мерах по обеспечению безопасности служебных зданий, объектов и сотрудников органов КГБ Литовской ССР ».
     В последнее время в ряде регионов страны со стороны экстремистки настроенных групп лиц – участников различных неформальных объединений – отмечается активизация попыток парализовать работу местных органов КГБ, оказать психологическое воздействие на их сотрудников, вызвать у них чувства растерянности и неуверенности.
     Имели место прорывы в здания органов КГБ и МВД, попытки захвата оружия.
     Применяется  метод запугивания сотрудников и членов их семей, предъявляются требования к этим органам о невмешательстве во внутреннюю  жизнь республики.
   В этих условиях руководство КГБ Литовской ССР считает необходимым принять экстренные меры по подготовке их органов и подразделений на местах к действиям в чрезвычайных ситуациях к действиям по обеспечению обороны и безопасности служебных зданий, других объектов, оперативных документов  и самих сотрудников и членов их семей.
Учитывая изложенное предлагается:
1. Начальникам подразделений КГБ на местах принять дополнительные меры по получению упреждающей информации о намечаемых экстремистских проявлениях  и акциях в отношении органов КГБ и МВД, их сотрудников и членов  семей.
   Особое внимание обратить на своевременное вскрытие намерений экстремистских элементов совершить нападение на объекты КГБ и МВД, а также другие здания и сооружения, защита которых возложена на эти подразделения.
    Полученную информацию реализовывать путем принятия совместных срочных мер по недопущению или пресечению преступных посягательств, применяя все имеющиеся в своем распоряжении  силы и средства, немедленно ставить в известность  руководство КГБ и МВД Литовской ССР.
2. Разработать и задействовать совместные мероприятия по технической и физической защите объектов, зданий и помещений, создать постоянно действующие группы быстрого реагирования, оснащенные необходимыми  техническими средствами и вооружением, отработать взаимодействие и надежную связь между подразделениями КГБ и МВД Литовской ССР.
   В каждом из них иметь инструкции о действиях оперативного состава в экстремальных ситуациях, довести до каждого сотрудника конкретные задачи и порядок его действий в случаях блокирования объектов, зданий и помещений, нападения на них экстремистских групп.
   Рассчитать потребность каждого подразделения для обеспечения средствами индивидуальной защиты, вооружением, включая  не только личное оружие, но и необходимый резерв оружия автоматического, также оперативной техники.
3. Предусмотреть в гораппаратах и на объектах КГБ, удаленных от крупных населенных пунктов, мероприятий по своевременной эвакуации наиболее охраняемых оперативных материалов, а также по немедленному уничтожению документов и специальных оперативно – технических средств в случае угрозы их захвата экстремистскими группами.
4.   Руководителям подразделений КГБ, где имеются внештатные и мобилизационные запасы оружия и боеприпасов, рассмотреть вопрос об изъятии их, в случае необходимости, и перемещении их в базовый орган, предусмотрев дополнительные меры охраны и защиты.
5.  . Разработать мероприятия по обеспечению безопасности членов семей сотрудников КГБ и ограждению их от посягательств экстремистских элементов и проводить их совместно с ГОВД – РОВД МВД Литовской ССР.
    По всем выявленным фактам готовящихся или совершенных  противоправных действий против органов КГБ, сотрудников и членов их семей незамедлительно информировать.
6. Соответствующие указания по этим вопросам начальникам ГОВД – РОВД  руководством МВД Литовской ССР за № 1/293 от 13 октября 1989 года даны.
Председатель Комитета
генерал – майор                                                                                           Э. Эйсмунтас


Из решения коллегии КГБ  СССР от    марта 1990 г. «О обеспечении собственной безопасности органов и войск КГБ СССР».
     Вопрос о собственной безопасности органов и войск КГБ мы рассматриваем с точки зрения  действий личного состава в чрезвычайных ситуациях: взрывы, пожары, стихийные бедствия, физическое проникновение преступных элементов. Именно по этим четырем линиям  разработан комплекс мер совместно с органами МВД, особыми отделами, рядом воинских частей, дислоцированными в Москве и Московской области.
    В настоящее время отрабатываются элементы взаимодействия, координации со всеми уча-стниками по конкретным ситуациям.
     Кроме того, мы позаботились о зашифровке оперработников, находящихся на острых на-правлениях, например, участвующих в борьбе с организованной преступностью, о физической защите членов их семей.
   Разработан и внедряется в практику план неотложных мер по предупреждению и пресечению возможных  акций пикетирования, блокирования административных зданий УКГБ, а также нападения на них  отдельных экстремистски  настроенных лиц и группирований.
  Этим планом предусмотрены следующие блоки мероприятий:
  Во – первых, получение упреждающей информации о готовящихся акциях. Вы знаете, что опасность предыдущих массовых выступлений, особенно 4 февраля, состояла в том, что группы экстремистски настроенной молодежи буквально хватались за малейшую возможность развязать конфликт и «пойти на штурм Лубянки».
  Во вторых, оперативная работа непосредственно в толпах в целях документального закрепления провокационных и иных действий участников, могущих вылиться в экстремистские, противоправные действия.
   Далее – работа на подступах к административным зданиям. Определены группы патрули-рования, оцепления. Внесены архитектурные изменения для блокирования узлов жизнеобес-печения зданий (хранилища, склады, архивы и т.д.).
   Разработана система срочной эвакуации необходимой документации, носителей информации на ЭВМ.
  В соответствии с шифротелеграммой председателя КГБ СССР о выдаче личному составу оружия произведен расчет необходимых сил и средств. Принято решение оружия не выдавать, но обеспечить беспрепятственный доступ сотрудников к нему в местах хранения.
  Запрошены холостые патроны, бронежилеты, щиты, светошумовые гранаты.
  Райгоротделам придаются соответствующие средства, исходя из реальных потребностей.
  С органами внутренних дел, особыми отделами МВО и ПВО отрабатываются навыки по отражению возможного нападения с учетом специфики расположения и оперативной обстановки в районах.


 Из приказа председателя КГБ Литовской ССР № 002 от 10.03.1990 г. «О создании групп  быстрого реагирования (ГБР) КГБ Литовской ССР».
  С учетом осложнения оперативной обстановки  в республике и в соответствии с приказом КГБ СССР № 00180 – 1982 г. и указания КГБ СССР № 02122219
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Создать  группы  быстрого реагирования центрального аппарата, отделов КГБ по г. Каунасу, г. Клайпеде и Литовскому морскому бассейну, Паневежского и Шауляйского горотделов, предназначенных для локализации и пресечения террористических и иных экстремистских акций спецслужб противника и враждебных элементов, а также обеспечения безопасности и обороны здания Комитета, других объектов, оперативных документов, сотрудников и членов их семей.
[ ]
Председатель КГБ Литовской ССР
полковник                                                                                                 Р. Марцинкус

Записан
Страниц: 1 ... 3 4 [5] 6 Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU