Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
09 Августа 2020, 08:36:53
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1941-1946 НКВД - НКГБ - СМЕРШ
| | |-+  Развитие службы собственной безопасности в органах государственной безопасности
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 [3] 4 5 6 Вниз Печать
Автор Тема: Развитие службы собственной безопасности в органах государственной безопасности  (Прочитано 14357 раз)
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 444


« Ответ #20 : 26 Декабря 2019, 19:15:18 »

Отредактировано. Текст ниже.
« Последнее редактирование: 21 Мая 2020, 03:02:24 от Забава Александр » Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 444


« Ответ #21 : 01 Января 2020, 15:32:47 »

Организация работы по борьбе с должностными преступлениями в ВЧК  (1917 -1922).

    В новой редакции ниже.
« Последнее редактирование: 16 Мая 2020, 05:00:36 от Забава Александр » Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 444


« Ответ #22 : 16 Мая 2020, 04:46:56 »

Руководители подразделений собственной безопасности.

ОГПУ СССР (1923 - 1934)
Особоуполномоченный  при коллегии ОГПУ СССР
ФЕЛЬДМАН Владимир Дмитриевич  (16.01.24—10.07.34)

НКВД СССР (1934 - 1946)
Особоуполномоченный НКВД СССР
ФЕЛЬДМАН Владимир Дмитриевич (11.07.34—23.10.37), ст. майор ГБ (29.11.35)
БАЛЯБИН Григорий Степанович (07.12.38—20.12.38), капитан ГБ (28.12.38)
КРУГЛОВ Сергей  Никифорович (28.12.38 – 28.02.39 г.) ст. майор ГБ (28.12.38)
СТЕФАНОВ Алексей  Георгиевич  (28.02.39—07.03.41), майор ГБ (09.03.39), ст. майор ГБ (14.03.40)
Особая  инспекции Отдела кадров
СТЕФАНОВ Алексей  Георгиевич (11.08.41—03.46), ст. майор ГБ (14.03.40), комиссар ГБ (14.02.43),  генерал-майор (09.07.45)

НКГБ СССР (1941)
Особая  инспекция  Отдела кадров
СТЕФАНОВ Алексей  Георгиевич  (07.03.41—11.08.41),  ст. майор ГБ (14.03.40)

3 Управление  НКО СССР (1941)
Особая  инспекция  Отдела кадров
Данных нет

3 Управление НКВМФ СССР (1941 – 1942)
Особая  инспекция  Отдела кадров
Данных нет

НКГБ СССР (1943 - 1946)
Особая инспекции Отдела кадров
БАЛЯБИН Григорий Степанович (05.43—28.06.46), полковник ГБ (14.02.43)

ГУКР НКО «СМЕРШ» (1943 – 1946)
Особая  инспекция  Отдела кадров
Данных нет

УКР НКВМФ  «СМЕРШ» (1943 – 1946)
Особая  инспекция  Отдела кадров
Данных нет
             
МГБ СССР (1946 - 1953)
Особая инспекция Отдела  кадров
БАЛЯБИН Григорий Степанович (15.03 - 28.06.46) полковник ГБ (14.02.43)
Особая инспекция Управления кадров
БАЛЯБИН Григорий Степанович (28.06.46—01.11.50),  полковник ГБ (14.02.43)
КОЧЕТКОВ Александр Евстафьевич (01.09.50 – 27.09.51), генерал-майор
НИКИФОРОВ Андрей Васильевич (27.09.51 – 03.07.52), полковник

МВД СССР (1953 - 1954)
Особая инспекция Управления кадров
Данных нет


КГБ СССР (1954 - 1991)
Особая инспекция Управления кадров КГБ при СМ СССР
КАЛЛИСТОВ Николай Дмитриевич (1955 – 1957), полковник
БОРОВЛЕВ Михаил Давыдович  (1957 – 02.04.1959),  полковник

Служба № 2 ПГУ КГБ СССР (1963 – 1974)
1. ГРИГОРЕНКО Григорий Федорович (январь 1963 – сентябрь 1964), полковник
2. КРОХИН Алексей Алексеевич (сентябрь 1964 – 1966), генерал-майор
3. ГРИГОРЕНКО Григорий Федорович (1966 – ноябрь 1969), полковник
4. БОЯРОВ Виталий Константинович (январь 1970 – март 1973), генерал-майор (02.11.72)

Управление «К» ПГУ КГБ СССР (1974 -1991)
1. КАЛУГИН Олег Данилович (03.1973 – 15.11.1979), генерал – майор
2. КИРЕЕВ Анатолий Тихонович, (15 ноября 1979 – июль 1987), генерал-майор
3. НИКИТЕНКО Леонид Ефимович (август 1987 – ноябрь 1990), генерал-майор
4. НОВИКОВ Валентин Петрович (ноябрь 1990 – август 1991)
5. БУДАНОВ Виктор Георгиевич  (1991), генерал-майор

2 отдел  9 Управления КГБ СССР (18.10.1963  - 1991)
1.   КОРЖОВ Владимир Иванович
2.   МАКСЕНКОВ Вениамин Владимирович, полковник
3.   КОНДАУРОВ Алексей Петрович,  полковник
4.   ГЕНЕРАЛОВ Вячеслав Владимирович, генерал-майор

АФБ  РСФСР (26.11.1991 – 24.01.1992)
Отдел собственной безопасности
1.   МАРУЩЕНКО Владимир Владимирович, полковник 

МБ РФ (24.01.92 - 21.12.93)
Служба собственной безопасности
ПРОНИН Анатолий Петрович ( - 11.10.93), генерал-майор
ВАРЛАМОВ  Валерий Иванович (11.10 – 21.12.93), генерал-майор

ФСК РФ (21.12.93 – 03.04.95)
Управление собственной безопасности
ВАРЛАМОВ  Валерий Иванович (21.12.93 - ), генерал-майор

ФСБ России (03.04.95 – 2020)
Управление собственной безопасности (9 Управление)
АНИСИМОВ Владимир Гаврилович
ПАТРУШЕВ  Николай Платонович (1994 – 1997)
ЗОТОВ Геннадий Петрович  (1997 – 09.1998), генерал-майор
ИВАНОВ Виктор Петрович  (1998 – 16.04.1999)
СМИРНОВ   Сергей Михайлович  ( -  07.2000)
ШИШИН Сергей Владимирович (17.12.2002 - ), генерал-майор
КУПРЯЖКИН Александр Николаевич ( - 07.2011),  генерал-лейтенант
КОРОЛЕВ   Сергей Борисович (08.2011 –  08.07.2016), генерал-лейтенант
КОМКОВ Алексей Викторович (09.2016  - 05.19), генерал-майор
ВЕРТЯШКИН  Алексей (10.2019 – по н.в), генерал-лейтенант





Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 444


« Ответ #23 : 16 Мая 2020, 05:04:52 »

Организация работы по борьбе с должностными преступлениями в ВЧК
(1917 - 1922).

      20 декабря 1917 года по указанию В.И.ЛЕНИНА  Совет Народных Комиссаров издает Постановление об образовании Всероссийской Чрезвычайной Комиссии при Совете Народных комиссаров по борьбе с контрреволюцией и саботажем,  что стало началом образования органов государственной безопасности, как составной части в  системе управления государством.
    Председателем ВЧК был назначен Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКИЙ. 
    При каждом областном, губернском, уездном Совете создавались Чрезвычайные Комиссии.
     Поставленные перед органами безопасности того периода задачи требовали скорейшего комплектования чекистских аппаратов.
      В ЧК направлялись рабочие, крестьяне, солдаты и матросы, идейно убежденные, преданные делу революции, как правило, с невысоким общеобразовательным уровнем и совершен-но  не владеющие профессией контрразведчика.
   В январе - июне 1918 г. к участию в управлении Всероссийской чрезвычайной комиссией были допущены левые эсеры и представители некоторых других социалистических партий.
    В тоже время среди сотрудников органов ВЧК,  вплоть до её центрального аппарата, было немало враждебных к Советской власти и РКП (б) людей.
     Из приговора  Московского Революционного Трибунала по обвинению чекиста Косырева:  «… признан виновным в том, что по существу своих взглядов и образу своей жизни в прошлом и настоящем, будучи чуждым революции и социализму, он выдал себя за пострадавшего революционера, проник в Российскую Коммунистическую партию и наиболее ответственный боевой орган Советской власти - ВЧК, где занял ответственный пост члена Контрольно-ревизионной коллегии и при соучастии Годелюка в октябре 1918 г. с корыстной целью, путем вымогательства, совершил покушение на освобождение из-под ареста гражданина Мещерского.
        Он виноват в том, что пользуясь своим служебным положением, преступно извлекал из него для себя материальные выгоды и своею разгульною жизнью дискредитировал Совет-скую власть.
          Трибунал признал гражданина Косырева опасным для революции, вредным для моло-дой социалистической республики и постановил расстрелять. Приговор привести в исполнение по истечении 48 часов».
     Я. X. Петерс в своих воспоминаниях о работе ВЧК в первый год революции писал: «Аппарат ВЧК рос медленно, но в него входили самые лучшие и преданные делу товарищи; правда, было много грязного элемента, который старался примазываться к органам ВЧК… но ВЧК гнала их и, если они попадались, скрывая свое прошлое, расправлялась с ними беспощадно».
     Отдельные преступления  совершались под именем  ВЧК. Преступники представлялись работниками ЧК, выписывали ордера на изъятое в ходе обысков имущество, что подрывало веру у населения в новые чрезвычайные органы.
     Так, в середине февраля 1918 г. в Петроградскую гостиницу «Медведь» явилась под видом чекистов группа вооруженных лиц. Преступники, предъявив фальшивый ордер на обыск, забрали у посетителей 40 тысяч рублей и скрылись. Позднее руководителей этого на-лета, Смирнова и Занозу, удалось арестовать и по постановлению ВЧК,  они были расстреляны.
       Перед руководителями ВЧК и ее местных органов ставилась задача неустанно и строго следить за личным составом. Всех сомнительных и скомпрометировавших себя сотрудников  немедленно увольнять из ЧК,  во избежание   подрыва  авторитета организации перед гражданами.
  В июле 1918 г. ВЧК утвердила инструкцию (памятку) оперативному составу чрезвычайных комиссий, в которой указывалось: «Каждый сотрудник должен помнить, что он призван охранять советский революционный порядок и не допускать нарушения его, если он сам это делает, то он никуда не годный человек и должен быть исторгнут из рядов комиссии».
     В марте 1918 года Президиум ВЧК учредил бюро справок, куда могли обращаться граждане с жалобами на незаконные действия советских учреждений и должностных лиц, в том числе и органов чрезвычайных комиссий.
      В апреле 1918 года Коллегией ВЧК  был установлен порядок, в соответствии с которым подбор работников производится только из числа лиц, имеющих партийные или достоверные рекомендации.
    Для поступивших на работу, назначался  двухнедельный испытательный срок, в течение которого проверялись политические, деловые и личные качества кандидатов с целью окон-чательного решения вопроса о целесообразности принятия на службу.
      13 мая 1918 г. на заседании ВЧК был заслушан вопрос «Об организации действительной борьбы с замечающимися в последнее время злоупотреблениями некоторых сотрудников комиссии». Ф.  Дзержинский потребовал от чекистов строгого соблюдения революционной законности, вежливого обращения с арестованными.
  Было  принято решение об образовании постоянной контрольной комиссии.
     Это решение было выполнено в  ноябре 1918 года путем  образования   Контрольно-ревизионной комиссии при ВЧК в составе представителей ЦК РКП (б), ВЦИК, МК РКП (б), НКВД и НКЮ. Она проверяла следственные дела, принимала жалобы от населения, проверяла работу местных органов ЧК. Контрольные комиссии были также созданы при местных ЧК.
       После образования в феврале 1919 г. Инструкторского отдела ВЧК контрольно-ревизионная комиссия при ВЧК была упразднена. 
       Руководство центральной чрезвычайной комиссии выявило во второй половине 1918 г. десятки случаев злоупотребления своим служебным положением, к высшей мере наказания за преступления по должности были приговорены ряд  работников ВЧК.
      Большинство выявленных случаев приходилось на местные уездные ЧК. Наиболее частыми преступлениями, носившие массовый характер, были пьянство, вымогательство и истязания.
   Нередко чекисты становились объектами совершенных против них террористических актов, 30 августа 1918 г. в Петрограде  был убит председатель ПГЧК, комиссар внутренних дел Северной коммуны М.С. Урицкий, 8 сентября совершено покушение на заведующего отделом по борьбе с контрреволюцией Рязанской ГЧК Стельмака,  22 сентября — покушение на председателя Порецкой УЧК Воронина, 23 сентября убит член Пензенской ГЧК И.Е. Егоров,  28 сентября - покушение на члена УЧК в г. Белый Марченкова, 8 октября - покушение на председателя Брянской ЧК Медведева.
     В октябре 1918 года,  за многочисленные должностные  преступления сотрудников   Аст-раханской губчека, она была полностью расформирована.  2 ноября 1918 г. образована новая ГубЧК, усилившая борьбу с преступлениями по должности.
       28 октября 1918 г. ВЦИК принял Положение о ВЧК и местных ЧК, в котором закреплялось название комиссии – Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности.
       В январе 1919 г. член Президиума ВЦИК Л.Б. Каменев писал В.И. Ленину о самоуправстве местных ЧК и бюрократизации аппарата ВЧК, а также о разложении чекистских рядов, показателем которого был рост должностных преступлений, совершаемых их сотрудниками.
          В мае 1919 года в Центральном бюро справок, подведомственном Наркомату Рабоче - Крестьянской Инспекции, было учреждено специальное отделение по делам ЧК.
       Приносимые в Бюро жалоб при НК РКИ  заявления граждан о незаконных и неправильных действиях отдельных сотрудников при обысках, арестах и других исполнительных действиях подлежали  передаче в президиум того органа ЧК, в котором обвиняемый сотрудник служит, причем последний обязан о результате расследования уведомить Бюро жалоб для сведения и объявления жалобщику.
     В условиях резкого увеличения полномочий ЧК и слабого контроля над их деятельностью многие члены чрезвычайных комиссий не выдерживали испытания властью.
     В партийные органы и правительство продолжали поступать сообщения о самоуправстве и других незаконных действиях центральных и местных органов ЧК.
    Участившиеся злоупотребления должностными полномочиями заставили руководство чрезвычайных органов предпринять более решительные меры по пресечению преступной деятельности в своих рядах. 
       Постановлением Совета Труда и Обороны Республики от 17.09.1920 года, все работники Чрезвычайных комиссий в своих правах и обязанностях были приравнены к военнослужащим действующей Красной армии, что устанавливало строжайшую военную централизацию всех органов ЧК, выражающуюся в подчинении их во всех отношениях центральному органу — ВЧК.
    Работа ЧК стала  рассматриваться как выполнение боевых задач в военной обстановке на внутреннем фронте.
   В связи с этим стал  жестко осуществляться подход к расследованию должностных преступлений в среде чекистских кадров.
    Отдельные сотрудники допускали  разглашение секретных сведений, выдавали  преступным элементам секретных сотрудников ЧК, присваивали деньги и  вещи во время обысков, допускали незаконные аресты и применение физического насилия  к подследственным.
   В декабре 1920 г. для усиления контроля и оказания помощи местным органам создается административно - организационное управление ВЧК в составе административного и орга-низационного отделов. Административный отдел ведал подбором, расстановкой и учетом кадров. Организационный отдел занимался организацией и руководством работой в местных ЧК путем инспектирования и инструктирования.
   Приказом ВЧК № 143 от 18.05.1921 года был установлен порядок увольнения  сотрудников без права поступления на службу в эти органы.
Увольнению подлежали сотрудники:
а) за негодность для работы ЧК;
б) за халатное отношение к служебным обязанностям;
в) за упущения по службе;
г) за неисполнение законного распоряжения начальника;
д) за поведение, позорящее звание чекиста;
е) за преступление.
    При  возникновении  обстоятельств, указывающих на совершение противоправных действий,  сотрудник отстранялся  от занимаемой должности, а дело передавалось  в следственную часть для производства следствия.
     По окончании следствия, материалы  направлялись  в Коллегию органа ЧК, которая выносила  по  этим делам  внесудебные приговоры, независимо от  рода совершенного преступления.
     Списки уволенных по постановлению коллегии сотрудников органами ЧК вместе с личными делами направлялись  в ВЧК, где формировались обобщенные списки уволенных, которые регулярно рассылались  на места.
    В августе 1921 года была создана Следственная часть Президиума ВЧК. Ей предоставлялось право возбуждения и проведения следствия по преступлениям, совершенным сотрудниками ЧК, выдачи санкций на высшую меру наказания и конфискацию имущества по делам, ведущимся в органах ВЧК, надзора за ведением следствия в органах ЧК и содержанием заключенных.
        Ha 1 - е октября 1921 года в органах ВЧК на довольствии состояло 147 228  человек.
    После окончания Гражданской войны и военной интервенции 1918 - 1920 г.  ВКП (б) признали возможным  сократить численность  ВЧК и перевести их  на штаты мирного времени.
     На состоявшемся IX Всероссийском съезде Советов В.И. Ленин  внес предложение  «необходимо подвергнуть ВЧК реформе, определить ее функции и компетенцию и ограничить ее работу задачами политическими».
     Не достаточный контроль за деятельностью ВЧК  создавал  проблемы  соблюдения со-циалистической законности и дисциплины. Наряду с положительными примерами честного и добросовестного исполнения своих обязанностей, налицо были и многочисленные отрицательные факты, связанные с пьянством, злоупотреблением служебным положением, совершение уголовно наказуемых деяний.
     На первый план выходило создание профессиональных органов госбезопасности, где дисциплина, моральная и политическая стойкость и сплоченность являлись решающим фактором их деятельности.
     В начале декабря 1921 года  заместитель председателя ВЧК И.УНШЛИХТ подписал приказ № 406  «О чистке личного состава органов ВЧК».
   Необходимо было в кратчайшие сроки завершить  работу по чистке органов ВЧК от примазавшихся к ним нетрудоспособных и корыстных элементов.
   Предлагалось беспощадно избавляться от: 
а) неработоспособных сотрудников;
б) нарушающих чекистскую дисциплину и конспирацию;
в) привлекавшихся к ответственности и присужденных к наказанию за уголовные и политические (против советской власти) преступления;
г) бывших жандармов, полицейских и т. п. лиц, внушающих малейшее сомнение со стороны своего прошлого.   
    Страна становилась на мирный путь развития, красный террор остался в прошлом, но люди, которые его осуществляли, продолжали работать в чрезвычайных органах  и от такого наследия необходимо было избавиться, на смену революционной целесообразности пришло время  переходить к принципу законности.
  В одном из приказов ВЧК, подписанном Ф. Э. Дзержинским, говорилось: «Председатели ЧК, отвечая перед ВЧК и Советской властью за работу своих учреждений, а также и члены коллегии ЧК обязаны знать все декреты и ими в своей работе руководствоваться. Это необходимо для того, чтобы избежать ошибок и самим не превратиться в преступников против Советской власти, интересы коей мы призваны блюсти».
     Совершению должностных преступлений способствовали просчеты в подборе и расстановке сотрудников чрезвычайных комиссий, низкий образовательный и общекультурный уровень  личного состава, текучесть кадров, вызванная  неудовлетворительным материальным положением.
       Фактически,  контроль за работой чекистов осуществлялся в основном только внутриве-домственный, прокурорский надзор был ограничен в своих правах.
    Отсутствие  повседневного изучения кадров и контроля  за их работой, породило у них убежденность в своей исключительности и вседозволенности из-за принадлежности к властным структурам.
     В октябре 1921 года нарком иностранных дел Г. В. Чичерин написал В. И. Ленину письмо, в котором привел многочисленные факты произвола и  злоупотребления властью сотрудниками  Кубано – Черноморской ЧК по отношению к иностранцам и  дипломатическим представителям (аресты дипкурьеров, обстрелы турецких судов, насильственные обыски, изъятия товаров, оскорбления и грубость, игнорирование мнения НКИД и его представителей).
   Ответ В.Ленина был коротким, «арестовать паршивых чекистов и привезти в Москву виновных и их расстрелять».
     Переход страны от чрезвычайных  методов  к  новой экономической политики, объявленной Лениным взамен периода  военного коммунизма, требовал реорганизации ЧК и создания нового органа госбезопасности,  способного  бороться как с внешними, так и с внутренними врагами советской республики.
      Таким образом, в ВЧК отсутствовало специализированное подразделение, направленное  на обеспечение собственной безопасности. Основной упор в поддержании  дисциплины,  очищению  чекистских  рядов от всех ненадежных, неустойчивых и примазавшихся элементов  делался на  разного рода партийные и административные чистки, как совокупность организационных мероприятий по проверке соответствия сотрудников  ВЧК,  предъявляемым к ним требованиям.



Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 444


« Ответ #24 : 16 Мая 2020, 17:27:37 »

Зарождение  службы собственной безопасности в органах ГПУ - ОГПУ
(1922 – 1934).

       6 февраля 1922 года ВЦИК  во исполнение постановления IX Всероссийского съезда Советов о реорганизации ВЧК  принял декрет "Об упразднении Всероссийской Чрезвычайной Комиссии и о правилах производства обысков, выемок и арестов".
         При НКВД РСФСР учреждалось Государственное политическое управление (ГПУ) под личным председательством Народного комиссара внутренних дел  или назначаемого СНК его заместителя, а на местах - Политические отделы в автономных республиках и областях при Центральных исполнительных комитетах  и в губерниях - при Губернских исполнительных комитетах. 
         Приказом ГПУ № 184 от 22.08.1922 г. «О реорганизации юридического отдела ГПУ»  Следственная часть Президиума ГПУ была реорганизована в Юридический отдел в составе трех отделений: юрисконсультского, следственного, по надзору за следствием и тюремному надзору, численностью 42 человека 
     Начальник –  ФЕЛЬДМАН В. Д., заместитель начальника - А.А.ХОЛЩЕВНИКОВ.
     В число  функций отдела входило  производство предварительного следствия по делам сотрудников органов ГПУ, преступления которых связаны с их работой.  Данная задача была возложена на следственное отделение.
      Государство испытывало острую нехватку финансовых и материальных ресурсов.
      Несмотря на то, что количество сотрудников ГПУ значительно сократилось, они находились в тяжелом социально-экономическом положении. Руководство ГПУ о тяжелом материальном положении своих сотрудников неоднократно докладывало в органы государственной власти. 18 мая 1922 года данный вопрос рассматривался на заседании Политбюро ЦК РКП (б). На нем было принято решение о повышении материального положения сотрудников ГПУ за счет очередного сокращения численности до пределов, позволяющих выполнять возложенные на них задачи.
    На конец 1921 года  в ВЧК насчитывалось 90 000 гласных сотрудников, то к моменту об-разования ГПУ их штат был определен в 60 000 человек. В течение 1922 - го года сокращение продолжалось и в итоге к 1 ноября 1923-го осталось 33 152 гласных сотрудника.
        Летом 1922 года положение в ряде районов страны стало критическим. Из войск и органов ГПУ начался массовый уход, что вело к высокой текучести кадров и к частичному их разложению. 
       Рыночные отношения порождали искушение у сотрудников ГПУ к совершению проти-воправных  действий  в  ущерб служебному долгу.
       В этот  период среди личного состава органов ГПУ участились случаи злоупотребления служебным положением, взяточничества, вымогательства и другие преступления.   
    Ввиду особых задач и характера работы ГПУ, Президиум ВЦИК  предоставил ГПУ право ведения следствия и вынесения коллегией ГПУ внесудебных приговоров по всем должностным преступлениям своих сотрудников.                       
      Все дела о должностных преступлениях сотрудников ГПУ и его местных органов рассле-довались  по месту совершения преступления.
       Материалы  следствия с  приложением заключения и постановления направлялись на коллегию ГПУ для вынесения внесудебного приговора.
        Данная работа, принесла свои положительные  результаты,  по очистке ГПУ от преступных элементов,  в том числе и от коррумпированных сотрудников. В приказе ГПУ  № 51 от 08.02.23 г. отмечалось, что в результате проведенных мероприятий было расстреляно 18 сотрудников ГПУ, совершивших различные должностные преступления. Из них 8 человек было приговорено за взяточничество.
       15  ноября 1923 г. «в целях объединения революционных усилий республик по
борьбе с политической и экономической контрреволюцией, шпионажем и бандитизмом» было создано Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ) при Совете народных комиссаров СССР, которое руководило работой ГПУ союзных республик, подведомственных им особых отделов военных округов, фронтов и армий, органов ГПУ на железнодорожных и водных путях сообщений и их местных органов, организацией охраны границы СССР.
    Cтатья 63 Конституции СССР (1924 г.)  устанавливала,  что "надзор за  законностью действий ОГПУ  Союза  ССР осуществляется прокурором Верховного Суда Союза ССР на основе специального постановления ЦИКа Союза ССР»
       Руководство  ОГПУ  было озабочено проблемой роста фактов произвола и злоупотреблений властью  среди  своих сотрудников, а также появлением осужденных по политическим  статьям.
       В 1923 г. по приговору Коллегии ОГПУ за контрреволюционную деятельность был расстрелян сотрудник ИНО ГПУ А.В.Петровский - Свистунов, в 1924 г.— канцелярский служащий Архангельского ГПУ  А.М. Новиков (по обвинению в шпионаже и провокаторстве), сотрудник Витебского особого отдела ГПУ К.А.Поливанов (дворянин, сын генерала и бывший офицер царской армии, по обвинению в шпионаже), сотрудники центрального аппарата ОГПУ Р.П.Гурт (также по обвинению в шпионаже) и Н.Н.Котельников, обвинявшийся в контрреволюционной монархической деятельности.
         Для укрепления  соблюдения законности в деятельности органов госбезопасности, ведению предварительного следствия по делам о должностных преступлениях своих сотрудников, приказом ОГПУ от 28.02.24 г. № 128 «О ликвидации  юридического отдела ОГПУ и учреждении должности Особоуполномоченного при Коллегии  ОГПУ»   образован  аппарат Особоуполномоченного.
     В числе причин упразднения Юридического отдела указывалось: «ввиду оторванности начальников от судебного разбирательства преступлений сотрудников своих отделов и для лучшего ознакомления с личным составом и лучшей увязке в работе, а также ввиду сокращения штатов».
       В приказе отмечалось, что аппарат Особоуполномоченного создается «в целях объединения, инструктирования, юридического оформления и надзора» за следствием по делам о должностных преступлениях сотрудников ОГПУ.
   Устанавливалось, что  следствие по делам преступлений сотрудников ОГПУ и его местных органов должно вестись  соответствующим отделам ОГПУ по принадлежности, для чего начальникам отделов предлагалось  выделить, не увеличивая своих штатов, ответственных уполномоченных, на которых возложить эту работу.
      Следствие по делам преступлений сотрудников Админоргуправления  ОГПУ, Общеад-министративных частей местных органов ОГПУ и прочих обслуживающих аппаратов ОГПУ, возлагалось  на Админоргуправление  ОГПУ,  для чего из его состава  выделялось  два  ответственных уполномоченных без увеличения штата.
     Все следственные дела по преступлениям сотрудников, поступающие с мест, а также воз-никающие в центре, направлялись  к Особоуполномоченному,  который  распределял их  по соответствующим отделам.
           На должность Особоуполномоченного при Коллегии ОГПУ был назначен В. Д. ФЕЛЬДМАН, ранее возглавлявший упраздненный Юридический отдел, его заместитель   БЕРДИЧЕВСКИЙ  Борис Абрамович.
    Штат аппарата Особоуполномоченного при коллегии ОГПУ был установлен в 9 человек.
     Всем полномочным представителям ОГПУ предписывалось немедленно сообщать особо-уполномоченному о проступках и преступлениях, совершенных подчиненными сотрудника-ми. Им же также предлагалось регулярно, один раз в три месяца, представлять особоуполномоченному ОГПУ оперативные отчеты по обслуживанию хозяйственных, кооперативных и динамовских организаций полномочных представительств.
      На основании всех поступающих в аппарат Особоуполномоченного материалов послед-ний их обобщал и представлял в Коллегию ОГПУ отчет о характере и содержании посту-пивших от подразделений центрального аппарата и из местных органов материалов о состоянии и мерах по улучшению и совершенствованию работы по борьбе с  должностными преступлениями и проступками сотрудников органов ОГПУ, особенно нарушившими социалистическую законность.
     Продолжались всевозможные чистки,  так  в 1925 г. в органах ОГПУ  была развернута кампания по борьбе с троцкистами, в ходе которой прошла переаттестация руководящего состава.
     Осенью 1927 г. в органах ОГПУ вновь прошел «пересмотр личного состава под углом зрения выявления его политической благонадежности».
    Ф.Э. Дзержинский требовал: «В настоящее время особенно важно почиститься нашим органам так, чтобы имя наше не было замарано, чтобы все элементы разложения были отсечены».
     Прокурорский  надзор  за ОГПУ   осуществлялся помощником  Прокурора Верховного Суда СССР по надзору за ОГПУ и его подчиненными.
        13 августа 1928 г. приказом ОГПУ № 160 параллельно с аппаратом Особоуполномочен-ного была создана Особая инспекция при Коллегии ОГПУ. Она организовывалась «в целях предоставления свободного доступа в ОГПУ всем гражданам и в первую очередь широким рабочим массам, желающим подать в Коллегию ОГПУ жалобы, заявления, а также для концентрации в одном месте всех поступающих в ОГПУ заявлений, для устранения ненормальностей, указанных в жалобах».
    Ее начальником был назначен ИВАНОВ  Лев Александрович.
    На Особую инспекцию возлагались следующие задачи:
•   прием всех заявлений, жалоб, как устных, так и письменных, поступающих в ОГПУ;
•   направление жалоб, заявлений в соответствующие отделы для принятия по ним необходимых мер;
•    наблюдение за своевременной реализаций жалоб и заявлений; уведомление жалобщиков заявителей о результатах принятых ОГПУ мер.
     За период 1920 - 1929  гг. через Коллегию  ВЧК - ОГПУ по обвинению в  различных пре-ступлениях  прошло  7 107 сотрудников ВЧК - ОГПУ. В том числе  за должностные преступления – 5 107 человек, за особо опасные преступления против порядка управления и прочие преступления – 1 209, за контрреволюционные преступления – 735, воинские преступления – 56.
     Из них расстреляно -  388 человек, заключено в концлагерь – 2 837, сослано и выслано -  385, применены прочие меры социальной  защиты – 899, уволено без права поступления – 2 034, освобождены – 564.
    За связь с высланным из СССР Л. Д. Троцким по решению Коллегии ОГПУ был расстрелян сотрудник Иностранного отдела, бывший левый эсер и участник убийства в 1918 году германского посла Мирбаха Я. Г. Блюмкин.
        В течение 1931 года Коллегией ОГПУ рассмотрено 931 дело о должностных преступле-ниях сотрудников ОГПУ, по которым осуждено Коллегией ОГПУ 1 285 человек. В отноше-нии 123 человек  дела прекращены и в отношении 30 человек  переданы для рассмотрения в суд.
       Анализ характера дел показывает, что наиболее распространенными видами должност-ных преступлений являлись  — превышение власти, сопряженное с насилием, применением оружия или причинением телесных повреждений, злоупотребление властью и дискредитирование органов ОГПУ в глазах трудящихся.
      Коллегия ОГПУ  проводила  жесткую карательную политику  в отношении должностных преступлений сотрудников органов  ОГПУ, особенно по делам, отягченным вредными последствиями, как в отношении  потерпевших частных лиц (избиение, убийства и т.п.), так и вредными последствиями в отношении работы органов ОГПУ, наступавших в результате должностного преступления.
     Особоуполномоченный Коллегии ОГПУ  В.Д. Фельдман в докладной записке на имя руководства писал, что арест, в следственном порядке, сотрудников ОГПУ за проступки и преступления встречал противодействие со стороны прокурорского надзора.
       Данная норма вступала в противоречие с предыдущей практикой борьбы ОГПУ с долж-ностными преступлениями своих сотрудников, которая не оставляла без ареста даже нарушивших дисциплину, не говоря уже о совершенных ими преступлениях.
    За период с 1933 г. до 1 июля 1934 г. Коллегия  ОГПУ рассмотрела дела на 2 687 сотрудников. К высшей мере наказания  приговорено 13 человек, осуждено – 1 093, уволено – 509.
   Большое значение в работе ОГПУ уделялось вопросам конспирации и соблюдения режима секретности.
      В целях пресечения попыток расконспирирования методов работы органов ОГПУ бывшими сотрудниками органов ОГПУ  находящихся под следствием и содержащихся в местах заключения,  были  приняты  меры к изолированию названной категории заключенных от всех прочих содержащихся в местах заключений арестованных.
    С начала 1923 года все осужденные сотрудники ГПУ, милиции были  сосредоточены в Архангельском лагере, что стало началом создания специализированных мест заключения для сотрудников правоохранительных органов. Данная специализация существует и в на-стоящее время.
    Нормативными документами ОГПУ  запрещалось затрагивать в открытой печати вопросы структуры аппарата, методов работы и даже быта своих сотрудников.
     В дальнейшем публикация   сведений о работе органов  стала допускаться  только после  согласования с ОГПУ.
      Приказом ОГПУ  № 144 от 27.06.1929 г. до чекистов было доведено  то, что при оформлении ими писем в различные ведомства по личным вопросам и при заполнении анкет зачастую указываются точные наименования подразделений (отделов и отделений) ОГПУ, а это неизбежно ведет к "расшифровыванию" структуры ОГПУ. Приказом предписывалось впредь  в анкетах и частной переписке именовать себя лишь "сотрудник ОГПУ".   
    В среде чекистов решительно пресекались любые попытки идти против официальной ли-нии партии, беспрекословное повиновение воле  Сталина, было гарантией существования и нахождения в должности.
     В конце июля — начале августа 1931 г. в ОГПУ  прошли серьезные кадровые изменения, которые не вызывались складывающейся обстановкой и  требовали объяснения. На заседании Политбюро ЦК ВКП (б) 6 августа 1931 г. было решено направить на места специальное письмо за подписью Сталина с разъяснением произошедшего. В нем говорилось:
     «Поручить секретарям национальных ЦК, крайкомов и обкомов дать разъяснение узкому активу работников ГПУ о причинах последних перемен в руководящем составе ОГПУ на следующих основаниях:
1. Т.т. Мессинг и Вельский отстранены от работы в ОГПУ, тов. Ольский снят с работы в Особом отделе, а т. Евдокимов снят с должности начальника секретно-оперативного Управ-ления с направлением его в Туркестан на должность ПП на том основании, что: а) эти това-рищи вели внутри ОГПУ совершенно нетерпимую групповую борьбу против руководства ОГПУ; б) они распространяли среди работников ОГПУ совершенно несоответствующие действительности разлагающие слухи о том, что дело о вредительстве в военном ведомстве является «дутым» делом; в) они расшатывали тем самым железную дисциплину среди работников ОГПУ.
2. Тов. Акулов переведен на должность 1-го заместителя пред. ОГПУ, т. Балицкий на должность 3-го заместителя ОГПУ, а тов. Булатов назначен заведующим отделом кадров ОГПУ для того, чтобы  поднять на должную высоту дело формирования, обучения и распределения кадров ОГПУ.
3. ЦК отметает разговоры и шушуканья о «внутренней слабости» органов ОГПУ и «непра-вильности» линии их практической работы, как слухи, идущие без сомнения из враждебного лагеря и подхваченные по глупости некоторыми горе - «коммунистами».
4. ЦК считает, что ОГПУ есть и остается обнаженным мечом рабочего класса, метко и умело разящим врага, честно и умело выполняющим свой долг перед Советской властью».
    Для подавления антипартийных сил  в рядах ВКП (б) в апреле 1933 года была объявлена очередная партийная чистка, которая затронула все партийные организации ОГПУ.
Из партии вычищались:
1. Классово чуждые и враждебные элементы, обманным путем пробравшиеся в партию и остающиеся там для разложения партийных рядов;
2. Двурушники, живущие обманом партии, скрывающие от нее свои действительные стремления и под прикрытием лживой клятвы в «верности» партии пытающиеся сорвать на деле политику партии;
3. Открытые и скрытые нарушители железной дисциплины партии и государства, не выполняющие решений партии и правительства, подвергающие сомнению и дискредитирующие решения и установленные партией планы, болтовней об их «нереальности» и «неосуществимости»;
4. «Перерожденцы» сросшиеся с буржуазными элементами, не желающие бороться на деле с классовыми врагами, не борющиеся на деле с кулацкими элементами, рвачами, лодырями, ворами и расхитителями общественной собственности;
5. Карьеристы, шкурники и обюрократившиеся элементы, использующие пребывание в партии и службу у Советского государства для своих личных шкурнических целей, оторвавшиеся от масс и пренебрегающие нуждами и запросами рабочих и крестьян;
6. Морально разложившиеся, роняющие своим неблаговидным поведением достоинство партии, пачкающие знамя партии.
     В марте - апреле 1933 года по требованию политбюро ЦК коллегия ОГПУ была вынуждена исключить из состава республиканских, краевых и областных коллегий 23 члена и уволить 58 руководящих работников краевых и областных управлений ОГПУ по обвинению в примиренческом отношении к оппозиционерам.
  Таким образом, создание аппарата Особоуполномоченного при коллегии ОГПУ, стало на-чалом формирования  специализированных подразделений собственной безопасности, как отдельного направления в оперативно - служебной деятельности  органов госбезопасности.
     XVII съезд ВКП (б) (26 января - 10 февраля 1934 года)  принял резолюцию "О партийном и советском строительстве", в которой, в частности, говорилось об упразднении в народных комиссариатах института коллективного руководства - коллегий.
     После съезда,  на заседаниях Политбюро обсуждается вопрос о положении  правоохрани-тельных органов  в системе государственной власти и принимается решение об  учреждении Народного комиссариата внутренних дел СССР, с включением в его состав органов ОГПУ.
 


Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 444


« Ответ #25 : 17 Мая 2020, 03:54:58 »

Становление  службы собственной безопасности в органах НКВД СССР
 (1934 – 1938).

        Постановлением Центрального Исполнительного Комитета СССР от 10 июля 1934 г. на базе Объединенного Государственного политического управления  был образован Народный комиссариат внутренних дел (НКВД СССР).
   В его  составе  были созданы Главные управления государственной безопасности, рабоче-крестьянской милиции, пограничной и внутренней охраны, пожарной охраны, исправительно-трудовых лагерей и трудовых поселений и некоторые другие службы.
      Наркомом ВД был назначен Г. Г. ЯГОДА, а его заместителями — Я. С. АГРАНОВ  и      Г. Е. ПРОКОФЬЕВ.
      Приказом НКВД № 001 от 13.07.1934 г. «Об организации органов НКВД на местах» во всех союзных республиках, кроме РСФСР, создавались республиканские НКВД, в автономных республиках, краях и областях - краевые и областные УНКВД
       Борьба с врагами «партии и Советского государства» определялась как главное направление в деятельности НКВД СССР и, прежде всего, Главного управления государственной безопасности (ГУГБ), которое становится ведущим структурным подразделением НКВД. В состав ГУГБ НКВД вошли основные оперативные подразделения бывшего ОГПУ.
    Всего по штатам центрального  аппарата ГУГБ НКВД СССР значилось 1 410 человек. Работой ГУГБ руководил  Нарком внутренних дел СССР  Г. Г. Ягода.
     В  структуре  НКВД СССР приказом № 2 от 11.07.1934 г. была введена должность Особоуполномоченного НКВД СССР. Штат аппарата  Особоуполномоченного состоял из 36 человек. На данное подразделение возлагалась задача по расследованию преступлений и проступков, совершенных работниками подразделений, входивших в состав НКВД.
 На должность Особоуполномоченного НКВД СССР  назначен ст. майор ГБ ФЕЛЬДМАН В. Д.  (11.07.34 – 23.10.37),  заместителем  майор ГБ  БЕРДИЧЕВСКИЙ  Б. А.
      Соответствующие аппараты Особоуполномоченных НКВД были созданы в республиканских НКВД, УНКВД краев и областей, окружных Особых отделах.
      Для сохранения твердой дисциплины и предохранения от расконспирирования, распространялось действующее положение бывшего ОГПУ в отношении дисциплинарных наказаний на всех штатных и негласных сотрудников НКВД СССР и его местных органов.
        В соответствии с  «Положением о прохождении службы начальствующим составом Главного управления государственной безопасности НКВД СССР»  лица начальствующего состава, привлеченные к судебной ответственности без применения ареста, как меры пресечения, увольнялись из кадра или действующего резерва ГУГБ  с момента вступления в законную силу обвинительного приговора суда или решения Особого Совещания при НКВД СССР, в случае, если таковой влечет за собой лишение свободы.
         Ни одно лицо начальствующего состава ГУГБ  не могло быть подвергнуто аресту следственными и судебными органами без особого разрешения Народного комиссара внутренних дел Союза ССР.
   2 декабря 1934 года был убит секретарь Ленинградского обкома партии С.М. КИРОВ, что положило  началу нового этапа репрессий.
    За преступно – халатное отношение к охране Кирова были осуждены 12 руководителей и ответственных оперативных работников УНКВД СССР по Ленинградской области и проведена ее чистка.
   Отмечалось, что оперативные отделы УНКВД проявляли преступную  бездеятельность, благодушие, самоуспокоенность, вызванные притуплением классового чутья и революционной чекистской бдительности.
    Выявились факты, что люди принимались на работу в технические и подсобные подразделения  без должного отбора, без надлежащей проверки их прошлого и без учета их пригодности для работы в органах борьбы с контрреволюцией.
  После проведенного летом 1936 года политического процесса над  Зиновьевым Г.Е, Каменевым Л.Б, Смирновым И.Н. и другими, происходит дальнейшее усиление борьбы против «троцкистской оппозиции», что привело к увеличению политических репрессий в  государстве и началу массовых операций.
    26 сентября 1936 г. Генеральный комиссар ГБ Г. Г. Ягода был освобожден от должности Наркома ВД СССР и на это место  был назначен Н. И. ЕЖОВ.
     Сотрудники органов государственной безопасности стали ударной силой массовых репрессий.
     В принятой 3 марта 1937 г. резолюции пленума ЦК ВКП (б) были одобрены проводимые ЦК ВКП (б) мероприятия по организационной перестройке аппарата ГУГБ НКВД СССР и укреплению его новыми партийными кадрами, а также по удалению из аппарата разложившихся бюрократов, потерявших всякую большевистскую остроту и бдительность в борьбе с классовым врагом и позорящих славное имя чекистов. В частности, был одобрен арест и предание суду «одного из главных виновников позорного провала органов государственной безопасности в борьбе с зиновьевцами и троцкистами, бывшего начальника Секретно-политического отдела ГУГБ Молчанова».
     29 марта 1937 года после  ареста бывшего  наркома внутренних дел Ягода Г.Г., репрессивная машина заработала в полную силу. Был дан старт по разоблачению заговоров, новый нарком внутренних дел Н. Ежов, начал с «Право - фашистского заговора в НКВД».
     В организации  заговора был обвинен  бывший нарком ВД  Ягода, который,  действуя по заданиям объединенного троцкистско - правого центра,  создал  внутри НКВД заговор, являющийся частью общего антисоветского фашистского заговора правых и троцкистов.
      Заговорщическая организация внутри НКВД обвинялась в  подготовке к свержению советской власти путем военного переворота,  шпионаже  в пользу  немецкой, английской, польской, японской  и других иностранных разведок.
   По обвинению  в участии в заговоре и  за «предательство и контрреволюционную деятельность»  были арестованы и расстреляны: бывший нарком внутренних дел СССР Г. Г. Ягода и его заместители: Я. С. Агранов и Г. Е. Прокофьев.  Руководители отделов ГУГБ НКВД СССР: бывший начальник ИНО — А. X. Артузов, бывший начальник Спецотдела — Г. И. Бокий, бывший начальник ОО — М. И. Гай, бывшие начальники ТО — В. А. Кишкин и  А. М. Шанин, бывший начальник ЭКО, а затем КРО — Л. Г. Миронов, бывший начальник СПО — Г. А. Молчанов, бывший начальник Отдела охраны — К. В. Паукер, заместитель начальника оперода  - 3. И. Волович, секретарь Особого совещания  НКВД СССР -  П. П. Буланов и другие сотрудники центрального аппарата НКВД.
       В региональных наркоматах и управлениях НКВД также проводились массовые аресты и выносились внесудебные приговоры.
        Всего к концу июня 1937 года было арестовано 140 сотрудников подразделений Главного управления государственной безопасности НКВД.
     Аресты  затронули не только руководящий состав НКВД СССР, но и среднее звено оперативного состава в центре и на местах, которые не вызывали доверия у Ежова. Из сотрудников госбезопасности с 1 октября 1936 года по 15 августа 1938 года было арестовано 2 273 человека.
    Органы  НКВД  подверглись чистке  в ходе проведения национальных операций, полностью были уволены, а большей частью арестованы с предъявлением обвинений в проведении шпионской деятельности  латыши, поляки и обрусевшие немцы.
      Почти два года продолжались  массовые аресты сотрудников органов госбезопасности, обвинявшихся в антигосударственной деятельности, быстрое следствие и расправа.
     Чекист, который не может добиваться нужных  показаний, тот просто не хочет бороться с врагами — такая  оценка давалась  по результатам работы  подчиненных их руководителями.
      В последнем слове Н. И. Ежов на судебном процессе 3 февраля 1940 года говорил:
 «Я почистил 14 000 чекистов.  Но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил… Кругом  меня были враги народа, мои враги. Везде я чистил чекистов. Не чистил их только лишь в Москве, Ленинграде и на Северном Кавказе. Я считал их честными, а на деле же получилось, что я под своим крылышком укрывал диверсантов, вредителей, шпионов и других мастей врагов народа».
     Массовые незаконные репрессии, гибель многих высококвалифицированных и опытных чекистов привели к тому, что многие  Управление НКВД  были  серьезно ослаблены. Потребуется немало времени, чтобы они смогли восстановить свою работоспособность.
      В 1937 году  большой урон советской внешней разведке нанесли изменники  -
резидент нелегальной резидентуры ИНО ГУГБ НКВД в Голландии Кривицкий В.Г.  и сотрудник нелегальной резидентуры  во Франции  Рейсси И.С., которые сообщили противнику известные им  данные на большое количество нелегальных оперсотрудников и агентов.
    Рейсс И.С. был убит в Швейцарии в сентябре 1937 года  опергруппой НКВД. В этом же году такая же участь постигла бывшего нелегального резидента по Турции и Ближнему Востоку  Г. С. Агабекова, изменившего Родине в 1930 году.
      Кривицкий В.Г.  погиб при невыясненных обстоятельствах в феврале 1941 года.
     В июле 1938 года отказался возвращаться в СССР резидент нелегальной резидентуры ИНО ГУГБ НКВД в Испании Орлов А.М., который  не выдал никого из закордонной агентуры и не сообщил об операциях, проводившихся с его участием.
    В июне 1937 года, после получения вызова из НКВД СССР, понимая, что попадает под каток репрессий,  совершил побег через границу в Манчьжоу – Го начальник УНКВД по Дальневосточному краю комиссар ГБ 3 ранга Люшков Г.С., который затем активно работал с разведорганами Японии.  В августе 1945 года он был убит  начальником Дайренской военной миссии Японии Такеока.
   В органах  НКВД ужесточался режим секретности, все сотрудники при поступлении на службу принимали на себя обязательство (давали подписку) о не разглашении сведений и данных о работе наркомата. Им предписывалось  немедленно докладывать непосредственным начальникам обо всех фактах привлечения к следствию, судебной ответственности или репрессировании родственников, в том числе жены.
    Отсутствие разоблаченных шпионов, диверсантов, вредителей, саботажников считалось серьезным недостатком в работе подразделений НКВД, борьба за валовые показатели, вылилась в массовые и большей частью необоснованные  репрессии.
   Произошел перекос политического сознания и  значимости службы в органах НКВД, что позволило сформировать у сотрудников, беспрекословное исполнение любых указаний сверху, невзирая на нарушения законности.
     Органы госбезопасности превратились в вооруженный отряд партии, готовый выполнить любое ее задание, как в интересах обеспечения безопасности государства, так и в интересах  И.Сталина.
   

Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 444


« Ответ #26 : 18 Мая 2020, 03:21:36 »

Борьба с нарушениями социалистической законности в ГУГБ НКВД СССР
(1938 – 1941).

      Оперативный приказ  НКВД СССР № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», после  его утверждения на  Политбюро,  был разослан в территориальные органы НКВД в конце июля 1937 года, что стало началом  массовой репрессивной политики  государства по отношению к своему народу, когда нормы права уступили место административному произволу.
    Массовые операции представляли собой серию централизованных  операций против различных категорий населения, рассматривавшихся руководством страны  в качестве потенциальных или реальных врагов  существующего строя.
     Санкции на проведение репрессий исходили непосредственно от высшего руководства страны, органы государственной безопасности являлись  инструментом политического террора в их руках.
      Вся оперативная работа  по проведению данных операций  велась работниками госбезопасности НКВД, при поддержке милиции, прокуратуры и партийных органов.
     На основании судебных и внесудебных органов в 1937 году было арестовано 936 750 человек, приговорено к различным мерам наказания 796 613 человек. В 1938 году арестовано – 638 509 человек, осуждено – 558 583.
      Согласно справке 1 спецотдела НКВД СССР «О  количестве арестованных и осужденных за время с 1 октября 1936 г. по 1 ноября 1938 г.»  к высшей мере наказания  было приговорено 668 305 человек.
     Творившиеся в стране произвол и беззаконие вызывали протесты среди широких кругов населения. В центральные органы власти и на местах шли  сигналы о многочисленных нарушениях в ходе следствий и жалобы на приговоры внесудебных органов НКВД (троек и Особого совещания при наркомате).
       В   1938 го¬ду непосредственно  в Прокуратуру СССР поступило около 600 000 жалоб,  переслано 79 000 жалоб из Особого сектора ЦК ВКП (б) и 2 500 жалоб - из Секретариата ЦК и Комиссии партийного контроля  при ЦК ВКП (б), фактически  они все остались без рассмотрения. 
     Руководство ВКП (б) во главе с И. Сталиным, после анализа ситуации,  приняли решение о сворачивании массовых репрессий и  изменении деятельности органов государственной безопасности.
     Особенно вызывало беспокойство, что органы НКВД  выходили на первую роль в государстве и на местах постепенно подминали под себя партийные органы, совершенно игнорировали прокурорский надзор.
     С активизацией арестов, усилиями руководителей органов НКВД регионального уровня,  всякое сопротивление их незаконным действиям со стороны представителей прокуратуры было сломлено и подчинено диктату НКВД.
      И. Сталин и его окружение пришли к выводу, что Главное управление государственной безопасности  НКВД СССР вышло из - под контроля  партии и не обеспечивает в полном объеме возложенные на него задачи по обеспечению государственной безопасности в стране.
     Возникла настоятельная потребность в ограничении их деятельности в соответствии с правовыми нормами и возвращению  доминирующей позиции партийных структур по отношению к НКВД.
    Руководство страной понимало, чтобы остановить массовые репрессии необходимо произвести радикальную смену кадров в органах НКВД  и найти  виновных в сложившейся ситуации.
     22 августа 1938 г. первым заместителем Наркома внутренних дел  СССР был назначен первый секретарь  ЦК КП (б) Грузии Л.П. БЕРИЯ, что стало началом борьбы с недостатками и извращениями в работе органов НКВД.
       Политбюро ЦК ВКП (б) принимает решение  провести широкомасштабную проверку аппарата НКВД, как в центре, так и на местах.
       В октябре 1938 года для разработки  проекта   постановления по вопросу арестов, прокурорского надзора и ведения следствия  была создана комиссия, в состав которой вошли  нарком  НКВД  Н. Ежов, его первый заместитель Л. Берия, прокурор СССР А. Вышинский,  нарком юстиции   Н. Рычков и начальник Управления кадров ЦК ВКП (б)  Г. Маленков.
      14 ноября 1938 года  ЦК ВКП (б)  принимает постановление об учете и проверке в партийных органах ответственных сотрудников НКВД  СССР.
     В соответствии, с  которым, в ЦК ВКП (б), обкомах, крайкомах, ЦК нацкомпартий подлежали учету, проверке и утверждению все ответственные работники центрального аппарата Наркомвнудела от высших должностей до начальников отделений и следующие ответственные работники местных органов Наркомвнудела — наркомы, заместители наркомов и начальники отделов НКВД союзных и автономных республик,  начальники краевых, областных и окружных органов НКВД, их заместители и начальники отделов этих органов, начальники городских и районных отделений НКВД.
       Таким образом, для назначения руководящего работника на номенклатурную должность, например, в Центральный аппарат, нарком внутренних дел должен был сначала направить в ЦК ВКП (б) подготовленное Отделом кадров письмо с просьбой о разрешении на такое действие и обоснованием его целесообразности. После получения санкции от партийного органа принималось соответствующее постановление СНК  СССР, затем нарком подписывал приказ о назначении.
    Фактически  НКВД  СССР был поставлен  под полный контроль со стороны партийных органов, все назначения и перемещения ответственных сотрудников стали осуществляться с их ведома.
     Началась массовая  чистка среди сотрудников органов госбезопасности, которые допускали  нарушения Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов для очищения  органов НКВД  от всех враждебных людей, обманным путем проникших в органы, от лиц, не заслуживающих политического доверия.
       Данное направление деятельности в отношении сотрудников оперативно-чекистских подразделений было закреплено в принятом  17 ноября 1938 года  Советом  Народных Комиссаров СССР и Центральным  Комитетом  ВКП (б)  постановлении «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия».   
        Отмечалось, что за 1937 - 1938 годы под руководством партии органы НКВД проделали большую работу по разгрому врагов народа и очистили СССР от многочисленных шпионских, террористических, диверсионных и вредительских кадров из троцкистов, бухаринцев, эсеров, меньшевиков, буржуазных националистов, белогвардейцев, беглых кулаков и уголовников, представлявших из себя серьезную опору иностранных разведок в СССР и в особенности разведок Японии, Германии, Польши, Англии и Франции, что сыграло  свою положительную роль в деле обеспечения дальнейших успехов социалистического строительства.
   Утверждалось, что массовые операции по разгрому и выкорчевыванию враждебных элементов, проведенные органами НКВД в 1937 - 1938 годах при упрощенном ведении следствия и суда, не могли не привести к ряду крупнейших недостатков и извращений в работе органов НКВД и Прокуратуры. Больше того, враги народа и шпионы иностранных разведок, пробравшиеся в органы НКВД,  как в центре, так и на местах, продолжая вести свою подрывную работу, старались всячески запутать следственные и агентурные дела, сознательно извращали советские законы, производили массовые и необоснованные аресты, в то же время, спасая от разгрома своих сообщников, в особенности засевших в органах НКВД.
        Делался вывод, что  пробравшиеся в органы НКВД и Прокуратуры враги народа всячески пытались оторвать работу органов НКВД и Прокуратуры от партийных органов, уйти от партийного контроля и руководства и тем самым облегчить себе и своим сообщникам возможность продолжения своей антисоветской, подрывной деятельности.
      Все это указывало на существование  в недрах НКВД нового заговора, направленного на дестабилизацию обстановки в стране.
      Виновные были найдены и обозначены. Чекисты, выполнявшие преступные  приказания вышестоящего руководства по борьбе с «врагами народа», стали ими сами.   
       25 ноября 1938 года Указом ПВС СССР Н. Ежов был освобожден от обязанностей народного комиссара внутренних дел СССР. 
      В этот же день, Л.П. Берии был назначен  на пост Наркома внутренних дел СССР         Сразу после своего вступления в должность Наркома внутренних дел СССР, Л.П. Берия подписал  приказ № 00762 от 25.11.38 г.  «О порядке осуществления Постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 17 ноября 1938 года», которое  «вскрывает серьезные недостатки и извращения в работе органов НКВД и прокуратуры и указывает пути подъема работы нашей советской разведки в деле окончательного разгрома врагов народа и очистки нашей страны от шпионско-диверсионной агентуры иностранных разведок, от всех предателей и изменников Родины».
      Для передачи дел при смене наркомов создается специальная комиссия в составе: председателя комиссии партийного контроля А.А. Андреева, заведующего ОРПО ЦК ВКП (б) Г.М. Маленкова и наркома внутренних дел Л.П. Берии.       
      Результаты ее работы были доложены 1 февраля 1939 года И.В. Сталину, в сопроводительном письме к акту приема – сдачи дел в НКВД СССР,  указывалось:
«1. За время руководства тов. Ежова Наркомвнудел  СССР вплоть до момента его освобождения от обязанностей Наркома большинство руководящих должностей в НКВД СССР и в подведомственных ему органах (НКВД союзных и автономных республика, НКВД  краев и областей) занимали враги народа, заговорщики, шпионы.
2. Враги народа, пробравшиеся в органы НКВД, сознательно искажали карательную политику Советской власти, производили массовые необоснованные аресты ни в чем не повинных людей, в то же время,  укрывая действительных врагов народа».
     Новый нарком Л. Берия произвел практически полную смену начальников отделов НКВД СССР и их заместителей, а также  почти всех руководителей республиканских, краевых и областных НКВД-УНКВД.
      Особое место в выполнении решений по очистке органов НКВД от скомпрометировавших себя сотрудников занимает  Аппарат Особоуполномоченного НКВД СССР. На данное подразделение возлагалась задача по расследованию преступлений и проступков, совершенных работниками подразделений, входивших в состав НКВД.
    Прежний Аппарат Особоуполномоченного НКВД СССР, как не справившийся с возложенными на него задачами,   был полностью обновлен.
    Его руководитель ст. майор ГБ ФЕЛЬДМАН В. Д.  был арестован еще 23 октября 1937 г.,  как участник «антисоветского заговора в НКВД СССР».  Осуждён ВКВС СССР к ВМН 10 января 1938 года и в тот же день расстрелян. Реабилитирован посмертно 28 июля 1956 года.
    Фактически вновь созданному Аппарату Особоуполномоченного НКВД СССР  поручалось провести расследование фактов участия сотрудников НКВД в массовых репрессиях и провести пересмотр следственных дел на арестованных работников органов внутренних дел.
    28 декабря 1938 года на должность руководителя Аппарата Особоуполномоченного НКВД СССР был назначен   бывший ответственный организатор Отдела руководящих партийных органов  ЦК ВКП (б)  КРУГЛОВ С.Н., ему присвоили специальное звание «старший майор госбезопасности».
       Аппарат  Особоуполномоченного НКВД СССР с 36 человек был увеличен до 70 сотрудников, он состоял из 6 отделений.
         Приказом  НКВД СССР № 0020 от 8/10.01.1939 года было объявлено  «Положение об аппарате особоуполномоченного при НКВД СССР», в обязанности которого входило выполнение специальных поручений, связанных с проверкой и расследованием дел о сотрудниках НКВД, совершивших правонарушения, проверка материалов по заявлениям, жалобам, рапортам о должностных и государственных преступлениях, возбуждение уголовных дел в отношении сотрудников НКВД и их расследование, проведение обследования отдельных участков работы местных органов НКВД.
       В целях получения информации о состоянии дисциплины в органах внутренних дел   во все подразделения и внутренние войска был направлен  циркуляр НКВД СССР, в соответствии с которым полагалось к 5 му числу каждого месяца представлять сведения о преступлениях, проступках и нарушениях дисциплины, допущенных личным составом. О каждом чрезвычайном происшествии следовало немедленно докладывать специальным внеочередным донесением. 
    28 февраля 1939 года  КРУГЛОВ С.Н. получил назначение на должность заместителя наркома внутренних дел по кадрам и одновременно стал начальником Отдела кадров НКВД СССР.
     Аппарат Особоуполномоченного возглавил  майор ГБ СТЕФАНОВ А. Г., бывший  инструктор Киевского райкома Московского городского комитета  ВКП (б).
     Необходимо отметить, что практически  весь оперативный состав чекистских подразделений НКВД,  принимал участие в массовых репрессиях, что требовало  проведения арестов значительной части сотрудников НКВД.
      Реализация такого  подхода означало  разрушение органов госбезопасности, так что формулировка о врагах, якобы пробравшихся в НКВД и творивших беззакония, явилась наиболее приемлемой.
    Руководствуясь постановлением от 17 ноября 1938 года, некоторые партийные комитеты, а также работники прокуратуры и суда пытались вскрывать порочные, неза¬конные методы в деятельности органов НКВД, ставили  вопрос о привлечении виновных в произволе к ответственности, требовать от органов НКВД  строгого соблюдения законности при расследовании дел, но такая позиция не находила поддержки.
    Властям было необходимо показать чекистам их место в обществе и на примере наиболее одиозных фигур, путем привлечения их к уголовной ответственности,  привести в чувство реальности основную массу сотрудников органов госбезопасности.
     Основной удар был направлен на руководителей НКВД в центре и на местах, которые обвинялись в  участии в деятельности  антисоветской заговорщической организации и  с контрреволюционной целью насаждали и культивировали среди работников разложение, отрыв от партийных организаций, пренебрежительное отношение к директивам и указаниям партии и произвол, направленный на подрыв социалистической законности, на истребление честных советских людей — рабочих, колхозников, советской интеллигенции — членов ВКП(б) и беспартийных.
     Самые грубые нарушения социалистической законности, введение в повседневную практику деятельности НКВД применения методов физического воздействия, пытки и истязания арестованных, которые приводили к так называемым «признательным показаниям» и оговорам невинных людей, были открыто, санкционированы И. Сталиным от имени ЦК ВКП (б).
     10 января 1939 г. секретарь ЦК ВКП (б) И. СТАЛИН направляет секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартии, наркомам внутренних дел, начальникам  УНКВД   шифртелеграмму:  «ЦК ВКП стало известно, что секретари обкомов - крайкомов, проверяя работников УНКВД, ставят им в вину применение физического воздействия к арестованным как нечто преступное. ЦК ВКП разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП».
     При этом оговаривается, что физическое воздействие допускается как исключение  и притом в отношении лишь таких явных врагов народа, однако впоследствии на практике метод физического воздействия  был превращен из исключения в правило.
    «ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод. ЦК ВКП требует от секретарей обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартии, чтобы они при проверке работников НКВД руководствовались настоящим разъяснением».
      Официально применение мер физического воздействия  было запрещено приказом МВД СССР № 0068 от 04.04.1953 г. "О запрещении применения к арестованным каких-либо мер принуждения и физического воздействия".
      Сотрудники  Аппарата  Особоуполномоченного НКВД на местах приступили к изучению обстановки в региональных управлениях, собирали показания жертв массовых репрессий, проводили допросы работников, против которых уже были выдвинуты обвинения.
    Одновременно такую же  работу проводили органы прокуратуры и партийные органы.
    При получении данных в отношении лиц, которые практиковали пытки и фальсифицировали документы следственных дел, проводились служебные проверки. По их результатам принимались решения об их увольнении из органов НКВД, привлечении к административной ответственности, переведу на низшие должности или возбуждении уголовных дел.
     В тоже время, нарком Л.П.Берия больше заботился о сохранении чести ведомства, чем о деле справедливости.
       10 февраля 1939 г. Л. Берия направил И. Сталину информацию, что работники суда и прокуратуры «неправильно понимают и извращают постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 17- го ноября 1938 года «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия» и своими неправильными действиями мешают органам НКВД в осуществлении указанного постановления». Он утверждал, что органы суда и прокуратуры якобы необоснованно требуют привлечения к ответственности «всех тех сотрудников НКВД, которые в той или иной мере причастны к производству необоснованных арестов в период проведения массовых операций 1937—1938 гг.», не считаясь с тем, что «эти сотрудники в большинстве своем были лишь техническими исполнителями указаний и распоряжений быв. руководящих работников органов НКВД».
      В НКВД ССР произошли серьезные кадровые изменения.  С 1 октября 1936  года по 1 сентября 1938 года из центрального аппарата ГУГБ и его местных управлений убыло 9 171 сотрудник, из них было арестовано 2 273 человека (269 в центре и 2064 на местах).    Количество арестованных за контрреволюционные преступления составляло 82 процента (1862 человека) от общего числа. Основная часть сотрудников ГУГБ НКВД  СССР и УГБ местных управлений, включая ДТО и ОО, была уволена вовсе — в запас или переведена в неоперативные подразделения, всего 6 700 человек.
      В период с сентября по декабрь 1938 года были заменены почти все руководители республиканских, краевых и областных НКВД – УНКВД.   В это же время было арестовано 332 руководящих работника НКВД (140 человек в центральном аппарате и 192 на периферии), в том числе 18 наркомов внутренних дел союзных и автономных республик.
     В результате кадровых перестановок, связанных в основном с увольнением по политическим причинам и арестами, руководство некоторых структур менялось несколько раз.
      За 1939 год  по стране было уволено 7 372 оперработника, или  (22,9 % общего оперативного состава НКВД СССР).   Среди уволенных 41,7 % оказались изгнаны в связи с наличием компрометирующих материалов, 17,4 % – за должностные преступления, 6,2 % – по личному желанию, 5,5 % – по служебному несоответствию, 5,1 % – по болезни, 2 % – за контрреволюционную деятельность, 1,3 % – как умершие. Среди уволенных было 937 арестованных (12,7 %). С формулировкой «уволен вовсе» с НКВД расстались 45,3 % уволенных, с переводом в запас – 15,8 %, а каждый четвёртый (24,9 %) был переведён на службу в неоперативные подразделения НКВД (157).
         Как правило, их обвиняли в участии в заговоре в НКВД, фальсификации следственных дел о «повстанческих, диверсионно-шпионских и вредительских организациях», необоснованных арестах граждан и применении к арестованным мер физического воздействия с целью получения ложных показаний,  в превышении своих полномочий и нарушении социалистической законности в ходе оперативных и следственных мероприятий в период массовых политических репрессий. Большинство  из тех, кого судили «за превышение власти», виновным себя не признали или признавали частично, утверждая, что они лишь выполнял приказы.
   Часть уголовных  дел  были  прекращены  согласно примечанию к ст. 6 УК РСФСР (за малозначительностью и отсутствием вредных последствий).
     Судебное преследование чекистов осуществлялось  Военной коллегией Верховного суда СССР и военными трибуналами пограничных и внутренних  войск НКВД СССР..
    В основном к  уголовной ответственности были привлечены инициаторы преступной практики в НКВД  СССР или же особо проявившие себя в фабрикации провокационных дел, подлогах, вымогательстве заведомо ложных показаний и т.п.
    Были расстреляны бывший нарком  ВД СССР  Н. ЕЖОВ и его заместители – АГРАНОВ Я.С., БЕРМАН М.Д., БЕЛЬСКИЙ Л.Н., ЖУКОВСКИЙ С.Б.,ЗАКОВСКИЙ Л.М., ПРОКОФЬЕВ Г.Е, ФРИНОВСКИЙ М.П., КУРСКИЙ В.М. застрелился, РЫЖОВ М.И. умер в тюрьме, находясь под следствием.
       М. Суслов, первый секретарь Орджоникидзевского обкома ВКП (б), выступая на партийной конференции в марте 1940 года, сказал, что в то время как треть общего состава работников НКВД находилась под следствием, были осуждены только несколько десятков человек. По его словам, проводившие проверку старались подходить к каждому случаю индивидуально, чтобы сохранить тех товарищей, особенно среди нижних чинов и молодежи, кто совершал нарушения социалистической законности под давлением преступных требований, и что из НКВД вычитали только тех, кто действовал по собственной инициативе и злому умыслу, а также имел эгоистические и враждебные намерения.
    Из мест заключения освобождено более восьми тысяч чекистов, пострадавших в годы массового террора, но к прежнему месту службы вернулись не многие.
        По всем сотрудникам,  в отношении которых были получены  компрометирующие материалы, были составлены соответствующие справки, приобщенные к их личным делам.   
     Органы НКВД были основательно обновлены  кадрами из  числа партийно - советской и  военной  номенклатуры.
      Идет много дискуссий на тему поведения чекистов во время проведения операций по массовому террору, но не нужно забывать, что органы безопасности, это единый и жестко централизованный институт государственного управления, нацеленный  на обеспечение безопасности и целостности общества.
      Действительно среди работников НКВД было  немало и таких, которые  допускали произвол, злоупотребляли властью, грубо нарушали закон, и эти их действия являются преступными.
      Многие из них полностью отдавали себе отчёт в том, что значительная часть граждан, подвергнутых репрессиям, совершенно неповинна в каких бы то ни было преступлениях.
     Бывший сотрудник УНКВД Московской области лейтенант ГБ  Постель А.О.  за грубые нарушения законности (необоснованные аресты, применение пыток и т.п.)  в апреле 1940 года был осужден к 15 годам лишения свободы. В 1956 г., после отбытия срока наказания стал настаивать на своей реабилитации. Он писал, что сегодняшние военные прокуроры    "... Проявляют глубокое непонимание обстановки страха и трепета, царившего в 1937-1938 гг. в органах НКВД, прокуратуры и судах... Если в 1937-1938 гг. в моей работе были искривления в следствии и арестах, то они являются результатом внедренных тогда в аппарат физических методов следствия, прямо исходящих от наркома Ежова и вождя партии Сталина. Я, рядовой чекист, коммунист по служебному и партийному долгу, не мог выражать сомнения, подвергать критике или не выполнять этих указаний, а выполнение их приводило к незаконным арестам и репрессиям... Об этих физических методах следствия было хорошо известно прокурору СССР Вышинскому, председателю Военной коллегии Верховного суда Ульриху, которые преподносились нам, как защита интересов партии в ожидании войны..." 
       Компания  по восстановлению социалистической законности в органах НКВД СССР затронула значительную часть сотрудников, что, несомненно,  принесло положительные результаты. Не смотря на то, что многие чекисты избежали уголовного преследования по обвинению в должностных преступлениях, профилактическое воздействие на их сознание было огромным.
      В декабре 1940 г. нарком внутренних дел СССР Л. П. Берия направил Сталину записку, в которой предложил отделить  направления деятельности Наркомата внутренних дел от решения проблем в области разведки и контрразведки.
     В связи с необходимостью максимального улучшения агентурно - оперативной работы органов государственной безопасности и возросшим объемом работы, проводимой Народным комиссариатом внутренних дел СССР, ее многообразием ЦК ВКП (б)  в начале 1941 года принимает решение о выделении подразделений  по обеспечению государственной безопасности СССР в самостоятельное ведомство.


Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 444


« Ответ #27 : 19 Мая 2020, 03:05:27 »

Развитие  службы собственной безопасности в органах государственной безопасности (1941 – 1946).

      3 февраля 1941 года принимается  постановление ЦК ВКП (б) о разделении НКВД СССР на два наркомата: Народный комиссариат внутренних дел  и Народный комиссариат государственной безопасности.
         Л.П. Берия назначается  Наркомом внутренних дел СССР,  В.Н. Меркулов Наркомом  государственной безопасности  СССР.
       В связи с изменением  организационно – штатной структуры   аппарат особоуполномоченного при НКВД  СССР был ликвидирован.
       На его базе в  НКВД и НКГБ СССР  было образовано новое  подразделение – Особая инспекция, которая вошла в состав Отделов кадров НКВД – НКГБ.   
     Циркуляром  НКВД СССР от 15.05.1941 г.  № 106 «Об обязанностях и задачах особых инспекций при отделах кадров НКВД республики, УНКВД краев, областей» были определены задачи нового подразделения, которые полностью пересекались с функциями бывшего аппарата Особоуполномоченного.
      Заместителем  начальника отдела кадров – начальником Особой инспекции в НКВД СССР был назначен ст. майор ГБ Стефанов А.Г. (11.08.41—03.46), в НКГБ  СССР – ст. майор ГБ Балябин Г.С.(02 – 07.1941).
         Постановлением  ЦК ВКП (б) и СНК СССР "О передаче  Особого отдела из НКВД СССР в ведение наркомата обороны и наркомата военно-морского флота СССР" органы военной контрразведки  были  организованы  при Наркомате обороны и Наркомате Военно - Морского Флота как Третьи управления НКО и НКВМФ, непосредственно подчиненные народным комиссарам обороны и Военно-Морского Флота.       
      При НКВД СССР был организован  Третий отдел с функциями чекистского обслуживания пограничных и внутренних войск НКВД СССР.
    Следствие по делам о проступках и преступлениях работников органов Третьего управления велось  Особоуполномоченным Третьего управления НКО и Третьих отделов округов.
     Работники органов Третьего управления за совершаемые преступления подлежали суду военного трибунала.
     С началом Великой Отечественной войны была проведена большая  работа по коренной перестройке деятельности органов государственной безопасности. Предстояло в короткий период времени решить сложные задачи их оперативно-мобилизационного развертывания, внести изменения в организационную структуру, формы и методы чекистской деятельности.
     Вся работа НКГБ СССР была подчинена  организации борьбы с фашистскими захватчика¬ми, вскрытию и пресечению подрывной деятельности противника, обеспечению безопасности важных промышленных и других народнохозяйственных объектов, поддержанию высокой бдительности, организованности и порядка.
    Директивой  НКГБ СССР № 168 от 01.07.1941 г. «О задачах органов госбезопасности в условиях военного времени» предписывалось: «В случае вынужденного отхода частей Красной Армии работники органов НКГБ обязаны до последней минуты оставаться на своих боевых постах в городах и селах, борясь с врагом всеми возможными способами до последней капли крови».
      4 июля 1941 г. в органы госбезопасности и внутренних дел УССР, Ленинградской, Смоленской, Гомельской, Витебской, Калининской, Курской, Орловской и Тульской областей была направлена совместная директива  НКВД и НКГБ  № 239/182, в котором наркомы Л. П. Берия и В. Н. Меркулов приказали: «В случае обнаружения в эшелонах сотрудников НКВД — НКГБ без соответствующих документов, удостоверяющих их право нахождения в эшелоне, арестовывать, проводить расследование через органы Особой инспекции о причинах ухода из прифронтовой полосы и с санкции НКГБ СССР предавать их суду военного трибунала».
    Уже 10 июля 1941 г. заместитель наркома госбезопасности И. А. Серов подписал приказ о привлечении к ответственности первых шести сотрудников органов НКГБ, которые во время военных действий проявили недопустимую трусость и,  бросив исполнение служебных обязанностей, выехали в тыл.
       ЦК ВКП (б) и ГКО были приняты важные организационные меры, направленные на усиление централизации управления деятельностью органов государственной безопасности.
   20 июля 1941 года  Указом  Президиума Верховного Совета СССР об объединении Народного комиссариата государственной безопасности и Народного комиссариата внутренних дел образован  единый Народный комиссариат внутренних дел СССР.
      На базе 3 Управления НКО было создано Управление Особых отделов  (УОО) НКВД СССР.
      Народным комиссаром внутренних дел назначен Берия Л.П., его первым заместителем Меркулов В.И.
       Особая инспекция  при отделе кадров НКВД СССР была объединена с Особой инспекцией при отделе  кадров НКГБ, в Особую инспекцию при отделе кадров НКВД СССР.   Ее  начальником  стал СТЕФАНОВ  А.Г., его заместителем был назначен БАЛЯБИН  Г.С.
        В сложных условиях первого года  войны в практике работы органов безопасности встречались  факты нарушения законности. Объяснялись они в одних случаях чрезвычайностью обстановки, в других — низким уровнем профессионализма, отсутствием должной правовой подготовки сотрудников, а иногда и стремлением отличиться, получить результат.
       С 22 июня по 31 декабря 1941 года было осуждено 277 работников НКВД, из них 184 оперативных работника госбезопасности, а остальные 93 — технические работники, вахтеры, надзорсостав тюрем, лагерей и колоний. Больше всего среди них было осужденных за нарушение "социалистической законности" и злоупотребление служебным положением ещё в 1937-1939 годах — 70 человек, за "преступно халатное отношение к службе" — 55 человек, за расхищение социалистической собственности, кражи и хулиганство — 30 человек.
     По статьям, напрямую связанным с начавшейся войной, осуждено: измена Родине — 2 человека; антисоветская агитация — 15 человек, добровольная сдача в плен — 16 человек,  дезертирство с поля боя — 9 человек,  невыполнение приказа из-за трусости — 25 человек, разглашение государственной тайны — 2 человека, самочинные расстрелы и убийства — 19 человек.
     Одной из серьезных проблем с началом военных действий и мобилизационным развертыванием новых частей и соединений Красной армии и Военно-морского флота стало укомплектование подразделений военной контрразведки, особенно в действующей армии, квалифицированными сотрудниками.
     В органах НКВД ощущалась нехватка руководящих чекистских кадров. 25 декабря 1941 г. нарком Л. Берия  обратился с письмом к Сталину, где сообщал, что в местах заключения находятся 1 610 бывших работников НКВД, в основном осужденных по статье 193-17"а" (служебные преступления), и просил распространить на них указы ПВС от 12 июля и 29 ноября (об освобождении некоторых категорий заключенных), что было сделано.
      3 Управление НКВМФ было включено в УОО НКВД СССР в январе 1942 года.
       При приеме дел были вскрыты многочисленные нарушения и фальсификации в ходе ведения оперативно - следственной работы. По выявленным фактам было возбуждено уголовное дело.
     Бывший   начальник 3 Управления дивизионный комиссар  ПЕТРОВ А. И. 15.05.1942  г.   был арестован и обвинен  в том,  что "будучи начальником 3-го Управления НКВМФ СССР, преступно - халатно относился к выполнению своих обязанностей, не контролировал и не руководил оперативной работой, допустил преступную практику применения извращенных методов в следствии (избиение арестованных, вымогательство вымышленных показаний) и искусственное заведение дел об антисоветских организациях".
          Одновременно с ним  были арестованы бывшие начальник 3 – го отдела Черноморского флота бригадный комиссар КУДРЯВЦЕВ  М.М. и   начальник контрразведывательного отделения  этого отдела ПЕТРОВСКИЙ П. Я., которым было предъявлено обвинение  в преступно - халатном отношении к служебным обязанностям и  фальсификации в следственной работе.
     Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 13.01.43 г. на основании ст. 193-17, п. "а", УК РСФСР  ПЕТРОВ А. И.,  КУДРЯВЦЕВ  М.М. и ПЕТРОВСКИЙ П. Я., были   заключены в исправительно-трудовой лагерь сроком на 3 года с использованием на административно-хозяйственной работе в ГУЛАГе.
       Бывший  начальник Следственной части 3-го Управления НКВМФ СССР  МАКАРОВ  Н. И.   за безответственное  руководство  следственной работой, что привело к необоснованным  арестам  и применению к арестованным методов физического воздействия,  в мае 1942 года от работы был отстранен, понижен в должности с объявлением административного взыскания – строгий выговор.
     Особой инспекцией УНКВД Тульской области был  арестован  5 августа 1942 г. начальник  Арсеньевского  РО НКВД   Федоров Ф.С.  по обвинению в том, что перед оккупацией немцами Арсеньевского района и после его освобождения дал указание расстрелять без суда и следствия 7 человек, а одного из жителей района, оказавшего помощь немцам, освободил из-под стражи за взятку в виде самогона и водки.  20 октября 1942 г. военным трибуналом войск НКВД по Тульской области приговорен но ст. 193 17. п. «б». УК РСФСР к высшей мере наказания. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 11 ноября 1942 г. расстрел Федорову Ф.С. был заменен 10 годами лишения свободы с отправлением на фронт.
    Следствие и ведение проверок по делам о проступках и преступлениях сотрудников органов военной контрразведки велось  Особоуполномоченным  Особого отдела фронта, флота, округа.
   На Особоуполномоченного возлагались следующие задачи:
1.   Пресечение  преступных действий со стороны оперативного состава;
2.   Проверка и фильтрация оперативных работников бывших в окружении и плену;
3.   Пресечение фактов разглашения секретных сведений и нарушений ведения секретного делопроизводства;
4.   Выявление и привлечение к ответственности злостных нарушителей социалистической законности (необоснованные аресты, незаконные методы ведения следствия и т.д.);
5.   Выявление и привлечение к ответственности  оперативных работников, халатно относящихся к выполнению служебных обязанностей и проявляющих бездействие в оперативной работе по обслуживанию воинских подразделений;
     Под преступлениями  по вопросам халатности и бездействия в оперативной  работе,  понималось непринятие надлежащих мер по обеспечению оперативного обслуживания  частей и предупреждения  случаев измены Родине.
    Так, за период с сентября 1941 по октябрь 1942 года Особоуполномоченным ОО НКВД Ленинградского фронта было проведено 248 расследований на сотрудников, из них   на 174 человека наложены  дисциплинарные взыскания, 20 человек осуждено военным трибуналом.
      В подчинении Особоуполномоченного находились старший следователь и следователь.
          Обстановка на советско-германском фронте и возросшие задачи вызвали  необходимость перестройки органов государственной безопасности.   
      Структура Народного комиссариата внутренних дел СССР уже не отвечала требованиям, предъявляемым к ней советским правительством. Государственный Комитет Обороны, ЦК ВКП (б) и Совнарком СССР  приняли решение  о реорганизации НКВД СССР путем выделения из его состава оперативных подразделений государственной безопасности.      Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 апреля 1943 года  был образован Народный комиссариат государственной безопасности СССР.
       Его деятельность регламентировалась «Положением о Народном комиссариате государственной безопасности СССР», утвержденном постановлением СНК СССР № 621-191сс от 02.06.1943 г.
      На Отдел кадров НКГБ СССР, в числе других,  возлагались  следующие задачи:
•   Специальная проверка вновь принимаемых и проверка кадров в процессе работы по центральному аппарату и руководящего состава НКГБ республик, УНКГБ краев и областей.
•    Повседневное изучение личного состава органов НКГБ, входящего в номенклатуру ЦК ВКП (б) и Народного Комиссара Государственной Безопасности Союза ССР.
•    Ведение криминальной картотеки и картотеки уволенных.
         Для  рассмотрения дел и ведение следствия по проступкам и преступлениям, совершенным сотрудниками НКГБ. в составе Отдела кадров  была образована Особая инспекция, которую возглавил полковник ГБ   БАЛЯБИН Г.С.
     Приказом  НКГБ СССР № 0077 от 10.03.44 года объявлялось «Положение об Особой инспекции отдела кадров  НКГБ СССР».
    На Особую Инспекцию  ОК НКГБ СССР  возлагались  следующие задачи:
1. Выполнение специальных поручений Народного Комиссара и его Заместителей, связанных с проверкой и расследованием дел о сотрудниках НКГБ.
2. Проверка и расследование материалов, поступающих в Особую Инспекцию о сотрудниках НКГБ в виде заявлений, жалоб, рапортов о должностных, бытовых и государственных преступлениях.
3. Возбуждение уголовного преследования в отношении сотрудников НКГБ, имеющих специальные звания государственной безопасности, производится с санкции Народного Комиссара Государственной Безопасности или его Заместителей.
4. Наблюдение за ходом следствия по делам о сотрудниках: НКГБ, находящихся в производстве у Особых Инспекций на местах, как по возникшим у них непосредственно, так и по материалам, направляемым через аппарат центра.
5. Проведение,  по указанию Народного Комиссара или его Заместителей, обследования отдельных участков работы местных органов НКГБ, вызываемого необходимостью установления фактов совершенного преступления.
6. Расследование и дача заключений по материалам, поступающим от партийных, общественных организаций и государственных учреждений относительно сотрудников НКГБ.
7. Подготовка к Особому Совещанию при Народном Комиссаре Внутренних Дел СССР и передача в суды законченных следственных дел, проходящих через аппарат Особой Инспекции.
8. Проверка работы Особых Инспекций на местах и осуществление постоянного руководства их деятельностью.
    Органы военной контрразведки не вошли в состав НКВД  и НКГБ.  19 апреля 1943 г.  Постановлением СНК СССР № 415 -138 сс Управление особых отделов  было изъято из ведения НКВД СССР и на его базе были образованы:
1.   Главное управление контрразведки «СМЕРШ» Народного комиссариата обороны СССР.
2.   Управление контрразведки «СМЕРШ» Народного комиссариата ВМФ СССР.
 При отделах  кадров данных ведомств были созданы Особые инспекции,  в звене фронт – округ – флот существовали аппараты особоуполномоченных.
 Работники органов военной контрразведки «СМЕРШ» за совершаемые преступления подлежали суду военного трибунала.
  Наиболее слабым местом в работе органов государственной безопасности на протяжении  всей войны, в том числе и военной контрразведки,  было ведение следственной работы.
     Несмотря на наличие правовой базы, которая регламентировала  все стадии  следствия, на практике, особенно во фронтовых условиях,  допускались нарушения процессуальных норм при расследовании уголовных дел.
    В апреле 1943 года командующий 7-й отдельной армией генерал-майор А. Н. Крутиков направил на имя председателя ГКО и наркома обороны И. В. Сталина донесение об искривлении следственной практики в Особом отделе армии.
      По указанию И. В. Сталина для изучения дел на месте в штаб армии были командированы представители ГлавПУ РККА и ГУКР НКО «СМЕРШ».
       В результате проведенной работы были установлены реально имевшие место факты нарушений в работе сотрудников особого отдела при расследовании уголовных дел в отношении лиц, подозреваемых в шпионаже, измене Родине и антисоветской пропаганде. Основными причинами такого положения являлись: поверхностная и тенденциозная оценка материалов дел, использование непроверенных сведений из донесений секретных осведомителей, упор при расследовании на признание подозреваемыми своей вины. Надзирающие прокуроры знали об этом, однако не реагировали должным образом. В итоговом документе комиссии констатировалось:  «В работе особого отдела армии и особых отделов соединений имели место крупные и серьезные недостатки, а также извращения».
       На основании предложений комиссии нарком обороны подписал приказ № 0089 от 31.05.1943 г., в соответствии с которым заместитель начальника Особого отдела 7-й отдельной армии (он же начальник следственной части) подполковник Керзон и старший следователь Ильяйнен были уволены из органов контрразведки и осуждены на пять лет лишения свободы. Уволили и трех следователей с направлением их в штрафной батальон.
        Начальнику особого отдела армии полковнику И. П. Добровольскому за отсутствие контроля над работой следственной части был объявлен выговор с предупреждением.  Одновременно был снят с должности и понижен в воинском звании помощник военного прокурора армии майор юстиции Васильев, а сам военный прокурор полковник юстиции Герасимов наказан в дисциплинарном порядке.
     Определенные перекосы  были допущены по линии борьбы с антисоветской деятельностью, отдельные оперработники увлекались погоней за количеством арестов и подменяли тщательную агентурную работу по проверке поступившей информации, поверхностным и поспешным, часто политически безграмотным  расследованием. Нередко,  для создания липовых дел, применялись прямые провокационные методы разработки проверяемых лиц,  что приводило к их необоснованным арестам.
       Работа Особоуполномоченных  во фронтовых  условиях была направлена на решительное пресечение фактов провалов в агентурной и следственной работе, трусости, расхлябанности, морально-бытового разложения  и преследовала  задачу  по укреплению  контрразведывательных аппаратов и усилению  агентурно - следственной работы органов.
    Ко всем сотрудникам предъявлялись повышенные требования по соблюдению воинской дисциплины и должностных обязанностей. Решительно пресекались факты беспечности, благодушия, неудовлетворительной оперативной  работы  и утери чекистской бдительности, утраты секретных документов.
   По итогам проверок за допущенные проступки к сотрудникам применялись  дисциплинарные взыскания, увольнение из органов по несоответствию, привлечение к уголовной ответственности.
    Так, приказом НКВД СССР № 2297 от 17.07.1942 г. уволен из органов госбезопасности за невозможностью дальнейшего использования (за невыполнение специального задания в тылу врага и проявление трусости) ст. лейтенант ГБ Головкин М.А.
     12 ноября 1945 года военным трибуналом был вынесен приговор  в отношении начальника финансового отделения Управления контрразведки «Смерш» Наркомата ВМФ подполковника интендантской службы Седельникова  М. А, который был приговорен к 10 годам лишения свободы с поражением в правах и конфискацией имущества за то, что используя свое служебное положение с мая 1944 по апрель 1945 годов систематически брал из кассы деньги на попойки в московских ресторанах. Всего Седельников М.А. прокутил с коллегами и друзьями около 284 тысяч рублей.
      Контрразведывательную работу в тылу страны вели оперативные подразделения центрального аппарата НКГБ СССР, территориальные и транспортные органы государственной безопасности, органы военной контрразведки военных округов.
      Региональные органы государственной безопасности  участвовали  в защите и укреплении экономического потенциала советского тыла, стабилизации социально - политической обстановки.
         На сотрудников этих органов возлагался большой  объем работы, который был призван контролировать все сферы функционирования и жизнедеятельности общества и органов власти.
     На решение данных задач оказывало влияние обозначившейся в правовой практике военного времени тенденции переквалификации приобретавших повышенную социальную опасность административных и дисциплинарных проступков в уголовные преступления.
   Многие материалы рассматривались  «под углом зрения» вероятных контрреволюционных преступлений. Такой механизм функционирования государственно-партийного управления неизбежно приводил к нарушениям законности и привлечению к уголовной ответственности лиц, которые контрреволюционных преступлений в действительности не совершали.
    Состояние кадров НКГБ, в том числе и руководящего состава, характеризовалось недостаточно высоким уровнем профессиональной подготовки. Наблюдался значительный уровень ротации кадров, их текучесть, что порождало низкое качество агентурно - оперативной и следственной работы региональных органов  госбезопасности.
    Закрытость органов спецслужб, их самостоятельность и не подконтрольность законодательным и исполнительным структурам власти вели не только к нарушениям законности в отношении советских граждан, но и к формированию жесткого авторитарного стиля руководства,  случаев совершения в чекистской среде преступлений и дисциплинарных проступков.
    Особые инспекции принимали все необходимые меры для выявления подобных фактов, для этого постепенно они  укомплектовывались сотрудниками, нарабатывался опыт работы, появились первые результаты.
     За 1943 год к уголовной ответственности было привлечено  229  человек из НКГБ, в 1944 году арестовано 564 человека, в том числе  оперативного состава 427 человек, в 1945 году к уголовной  ответственности привлечено 585 сотрудников, из них  375 из оперативных  подразделений, за 1946 год  514 человек, из них 339 оперативных работников.
     Статистики по сотрудникам органов «СМЕРШ» нет.
     В связи с окончанием Великой Отечественной войны появилась возможность закрыть имеющийся некомплект сотрудников в территориальных органах опытными профессионалами из военной контрразведки.
     15 марта 1946 г. сессия Верховного Совета приняла закон о преобразовании Совета Народных Комиссаров в Совет Министров СССР, а наркоматов – в министерства.



Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 444


« Ответ #28 : 20 Мая 2020, 04:14:52 »

Деятельность по обеспечению  собственной  безопасности в МГБ – МВД СССР
(1946 – 1953).

     Приказом НКГБ СССР № 00107 от 22.03.1946 г. в соответствии с постановлением Верховного Совета СССР от 15.03 1946 г. НКГБ СССР был переименован в Министерство государственной безопасности СССР (МГБ СССР).
      4 мая 1946 г. вместо В.Н.Меркулова министром госбезопасности СССР был назначен В.С.Абакумов,  возглавляемый им ГУКР "Смерш" МВС СССР влился в МГБ СССР  в качестве самостоятельного 3 Главного управления (военная контрразведка).
       В составе Управления кадров МГБ СССР была создана Особая инспекция, ее руководитель одновременно являлся заместителем начальника Управления кадров.
    15 июня 1946 года В.С. Абакумов представил И.В. Сталину сообщение о том, что на 100 руководящих работников центрального аппарата МГБ СССР имелись компрометирующие материалы о принадлежности их или их родственников в прошлом к антисоветским политическим партиям, о наличии родственников, репрессированных за антисоветскую деятельность или проживающих за границей. В первом списке на 26 человек, просмотренном Ста-линым, были оставлены на службе 4 человека, а остальные подлежали увольнению.
    В ходе  проведения денежной реформы 1947 года в Особую инспекцию стали поступать  сообщения о злоупотреблениях, допущенных отдельными работниками областных, городских и районных отделов МГБ. Обладая информацией о грядущем обмене старых купюр на новые, они с помощью третьих лиц внесли сбережения, желая их сохранить, в сберкассы. За допущенные злоупотребления были освобождены от занимаемой должности и уволены начальники  Свердловского  Управления МГБ генерал-лейтенант  Т.М. Борщов,  Молотовского (Пермского) УМГБ генерал-майор И. И. Зачепа, Управления охраны МГБ Южно-Сахалинской железной дороги А. И. Воробин  и ряд других сотрудников.
     Несмотря на принимаемые меры, продолжали  иметь место грубейшие нарушения советской законности со стороны отдельных работников органов УМГБ.
       Большинство выявленных фактов были в органах МГБ Украины и Прибалтики, где велись широкомасштабные мероприятия по борьбе с националистическим подпольем.
   Военной Прокуратурой войск МВД Украинского округа совместно с Министерством гос-безопасности УССР была издана директива об усилении надзора за следствием по делам о государственных преступлениях, расследуемых органами МГБ, и об активизации работы по борьбе с нарушениями советской законности среди личного состава органов МГБ.
   В июне  1949 г. на заседании Политбюро ЦК КП(б)У министр МГБ УССР Савченко выступил с докладом  «О ходе выполнения органами МГБ постановления ЦК КП( б)У от 28 января 1948 г. «О состоянии и мерах по укреплению социалистической законности и советского правопорядка в Украинской ССР».
       Прокуратура  Украинской ССР отмечала, что одной из причин, порождающих нарушение советской законности является невыполнение особыми инспекциями  УМГБ решений ЦК КП(б)У о сроках ведения расследования по делам о нарушителях советской законности. Как правило, расследование по указанным делам недопустимо задерживается и ведется крайне медленно, а подчас не совсем доброкачественно. Случаи нарушения законности своевременно не пресекаются. В отдельных случаях особые инспекции от расследования нарушений уклоняются, передоверяя эту работу работникам районных отделов.
     В 1951 году в МГБ развернулась кардинальная чистка аппарата. Поводом к этому  послу-жило письмо, направленное 2 июля Сталину работником  следственной части по особо важным делам подполковником М.Д. Рюминым,  в котором он обвинил Абакумова в смазывании дел по террору, якобы направленному против членов Политбюро и лично Сталина.
    Для проверки заявления Рюмина  ЦК ВКП (б) создал комиссию Политбюро в составе  Маленкова, Л.П. Берия и Шкирятова, которая подтвердила факты, изложенные в данном заявлении.
      11 июля 1951 года из  ЦК КПСС  принимает постановление «О неблагополучном положении в Министерстве Государственной Безопасности СССР», которое закрытым письмом направляет  в ЦК компартий союзных республик, крайкомов и обкомов партии, министерств государственной безопасности союзных и автономных республик, краевых и областных управлений МГБ.
      В письме ЦК ВКП (б)  выражало уверенность, что коммунисты, работающие в органах МГБ, не пожалеют сил для того, чтобы с полным сознанием своего долга и ответственности перед советским народом, партией и правительством, на основе большевистской критики, при помощи и под руководством ЦК компартий союзных республик, областных (краевых) и городских комитетов партии, быстрее покончить с недостатками в работе органов МГБ, навести в них большевистский порядок, повысить партийность в работе чекистов, обеспечить неуклонное и точное выполнение органами МГБ законов нашего государства, директив партии, правительства.
     Начавшаяся чистка в МГБ СССР  приобрела характер разоблачения «сионистского заговора», якобы сформировавшегося в силовых структурах страны и сопровождалась арестами высокопоставленных сотрудников. Главой заговора был объявлен бывший министр госбезо-пасности В.С.  Абакумов, который 12 июля 1951 года  был арестован.
     Затем были арестованы  заместители  министра ГБ СССР  Н. А. Королев,  Е.П. Питовранов и Н. Н. Селивановский,  начальник Следственной части по  ОВД  А.Г.  Леонов, его за-меститель  М.Т. Лихачев, начальник  секретариата И. А. Чернов, начальник 2 ГУ  Ф. Г. Шубняков,  начальник отдела  2 ГУ Г.В. Утехин.
       Волна репрессий среди сотрудников МГБ коснулась практически всех  евреев - чекистов (аресты, увольнения).
       Фактически было объявлено политическое недоверие (со стороны Сталина и его при-ближенных) сотрудникам МГБ — «лицам еврейской национальности».
         По "делу об абакумовско-сионистском заговоре в МГБ" одним из первых в июле 1951 г. был арестован заместитель начальника Следственной части  полковник Л.Л. Шварцман, ставший одной из центральных фигур следствия. В октябре-ноябре были арестованы заместитель начальника 1-го управления  генерал-лейтенант М.И. Белкин, заместитель начальника 2-го главного управления  генерал-лейтенант Л.Ф. Райхман, заместитель начальника Бюро № 1  генерал-майор Н.И. Эйтингон, заместитель начальника Секретариата полковник Я.М. Броверман, начальники отделов «Д» и «Р» полковники A.M. Палкин и В.М. Блиндерман, начальник подразделения по разработку техники радиосвязи инженер-полковник Е. Анциелович, руководитель лаборатории Отдела оперативной техники  полковник Г. М. Майрановский, заместитель начальника отдела «К» 2-го Главного управления  подполковник А.Я. Свердлов и другие.
      Была проведена проверка  дел в Главном Управлении охраны МГБ СССР и установлены нарушения в финансово-хозяйственной деятельности и в организации службы.
     В результате отсутствия надлежащего учета и отчетности, полной бесконтрольности в расходовании средств на заготовку различных материалов, промтоваров и продуктов питания, искусственно раздутого штата снабженческого, заготовительного и другого административно-управленческого  персонала, что ложилось  непомерно высокими накладными рас-ходами на материалы, товары и продукты питания, заготовляемые ГУО, себестоимость этих материалов, товаров и продуктов в десять и более раз превосходило существующие заготовительные отпускные государственные цены.
       Делался вывод, что начальник ГУО МГБ СССР  Власик Н.С., его заместители Лынько B.C., Калинин Н.Н., Горышев С.В. и другие допустили преступное расточительство и бесконтрольность в расходовании средств, выделяемых государством на его содержание.
     25 декабря 1952 года Н.С. Власик  был арестован, находился под следствием до января 1955 года, после чего был приговорен Военной Коллегией к 10 годам ссылки.
       Были репрессированы и ряд других высокопоставленных сотрудников ГУО.
       9 августа 1951 г. министром ГБ СССР был назначен С. Д. Игнатьев.
       Увольнения и аресты прокатились по всему центральному аппарату МГБ и периферийным подразделениям.
      В подготовленной для И.В. Сталина заместителем министра госбезопасности С.А. Гоглидзе докладной записке отмечалось, что с 1 июля 1951 по 1 июля 1952 г. были освобождены от занимаемых должностей «как не справлявшиеся с работой» 1 583 сотрудника, а также уволены из органов МГБ «за нарушение дисциплины», «советской законности», «злоупотребление служебным положением» и «морально-бытовое разложение» еще свыше 3 тысяч человек, в том числе 500 сотрудников центрального аппарата министерства.
        5 марта 1953 года состоялось совместное заседание Пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР, на котором было принято решение об объединении МГБ СССР и МВД СССР в одно министерство — МВД СССР.
       15 марта 1953 года Верховный Совет СССР принял закон о назначении Л.П.Берия первым заместителем председателя Совета Министров СССР и министром внутренних дел СССР. Тогда же был принят закон об объединении МГБ СССР и МВД СССР в одно министерство — МВД СССР.
    В составе Управления кадров МВД СССР  15  марта 1953 года образуется Особая инспек-ция.
     По приказу Л. Берии  была создана следственная группа по рассмотрению дел арестованных ранее чекистов. Ее возглавил  заместитель начальника 1-го Главного управления  МВД  О.М. Грибанов, в ее состав вошли, заместитель  начальника Следственной части по особо важным делам МВД СССР полковник  П. В. Федотов  и помощник начальника Следственной части по ОВД  полковник Е.А. Цветаев.
      В результате были освобождены Райхман, Кузьмичев, Селивановский, Королев, Эйтингон, А. Я. Свердлов, Ф.Г.  Шубняков, М. И. Белкин, Г. В. Утехин и другие, многие из них вернулись на руководящую работу в органы МВД.
    В отношении  Абакумова  и подчиненных  Комарова, Лихачева, Леонова, Шварцмана и других следственные действия были продолжены.
       Были арестованы бывшие заместители министра МГБ.  Рюмин М.Д. 07.07. 1954 г. приговорён ВК ВС СССР к высшей мере наказания с конфискацией имущества. Огольцов С.И постановлением ЦК КПСС от 06.08.1953 г. освобожден и в январе 1954 г. уволен в запас МВД.  Цанава Л.Ф.  умер 12.10.1955 года,  во время следствия в Бутырской тюрьме.
     В руководство МВД были выдвинуты ставленники Берии. Уже 19 марта были сменены руководители МВД во всех союзных республиках и в большинстве регионов РСФСР. В свою очередь, вновь назначенные руководители МВД производили замены кадров в среднем звене руководства.
       26 июня 1953 года Л.П. Берия  был арестован, снят с должности первого заместителя председателя Совета Министров СССР и министра МВД СССР, лишен всех званий и наград, а дело о его "преступных действиях" было передано на рассмотрение Верховного Суда СССР.
     23 декабря 1953 г.  Специальное Судебное Присутствие Верховного Суда СССР  постановило: приговорить Берию Л. П., Меркулова В. Н., Деканозова В. Г., Кобулова Б. З., Гоглидзе С. А., Мешика П. Я., Влодзимирского Л. Е. к высшей мере уголовного наказания — расстрелу, с конфискацией лично им принадлежащего имущества, с лишением воинских званий и наград.
      19 декабря 1954 г. В.С. Абакумов, А.Г. Леонов, В.И. Комаров, М.Т. Лихачев были осуждены на выездном заседании Военной коллегией Верховного Суда СССР в Ленинграде к высшей мере наказания. И.А. Чернов  был приговорен к 15 годам  лишения свободы,  Я.М. Броверман к 25 годам.
    Бывшего заместителя начальника Следственной части по особо важным делам МГБ СССР   ШВАРЦМАНА Л.Л. расстреляли в мае 1955 года.
       В 1954 году принимается решение о новой структуре советских спецслужб.  Г.М.Маленков и Н.С.Хрущев планируют  выделить из МВД СССР  органы госбезопасности в самостоятельное ведомство и установить полный контроль над силовыми структурами страны.

Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 444


« Ответ #29 : 21 Мая 2020, 03:06:12 »

Обеспечение собственной безопасности в КГБ  СССР  (1954 – 1991).

      13.03.54 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был образован Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР,  бывший первый заместитель министра внутренних дел СССР генерал - полковник И.А.СЕРОВ  был назначен его Председателем.
      На КГБ возлагалась главная задача: «В кратчайший срок ликвидировать последствия вражеской деятельности Берии в органах государственной безопасности и добиться превращения органов государственной безопасности в острое оружие нашей партии, направленное против действительных врагов нашего социалистического государства, а не против честных людей».
       Начался поиск оптимальной структуры, методов и форм работы специальных служб страны, которые бы наиболее адекватно отвечали новым целям и задачам, поставленным руководством  СССР.
    Главные тенденции в этом процессе были направлены на сокращение штатов органов госбезопасности и упрощение их структуры.
      Было упразднено более 3,5 тысяч городских и районных аппаратов, объединены некоторые оперативные и следственные подразделения, ликвидированы и объединены в единые следственные аппараты следственные отделы и отделения в оперативных подразделениях.
        На должность заместителя председателя КГБ по кадрам – начальника Управления кадров получил назначение  ответственный сотрудник ЦК КПСС  ГРИГОРЬЕВ П.И.
     Для расследования преступлений, совершенных сотрудниками органов КГБ в Управлении кадров была создана Особая инспекция, ее возглавил полковник  КАЛЛИСТОВ Николай Дмитриевич, в 1957 году его сменил полковник БОРОВЛЕВ Михаил Давыдович
       Становление КГБ при СМ СССР сопровождалось  раскрытием и разоблачениями многочисленных нарушений законности в НКВД – МГБ СССР в конце 30-х – начале 50-х годов.
         Президиум ЦК КПСС 4 мая 1954 года  рассмотрел вопрос «О пересмотре дел на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления, содержащихся в лагерях, колониях и тюрьмах МВД СССР и находящихся в ссылке на поселении».
       Были созданы Центральная и местные комиссии по пересмотру дел. В состав Центральной комиссии  вошел председатель КГБ Серов И.А..
       На основании Постановления  ЦК КПСС "О мерах по дальнейшему укреплению социалистической законности и усилению прокурорского надзора " от 19 января 1955 г. было разработано Положение о прокурорском надзоре в СССР.  Для осуществления надзора за следствием в органах КГБ в Прокуратуре СССР был создан специальный отдел.
        Как докладывал Президиуму ЦК КПСС 29 апреля 1955 г.  Прокурор СССР  Р.А. Руденко, по результатам проведенной комиссиями работы были пересмотрены уголовные дела на 237 412 осужденных граждан, при этом было отказано в смягчении наказания 125 202 проходившим по ним лицам.
     В связи с выявленными в процессе пересмотра уголовных дел многочисленными фактами нарушений социалистической законности, в конце  1955  года  в  ЦК  КПСС создается специальная Комиссия во главе с секретарями ЦК П.Н. Поспеловым и А.Б. Аристовым для оценки деятельности органов НКВД-НКГБ-МГБ-МВД СССР в 30-е - 50-е  годы.
      С  момента образования КГБ при СМ СССР контроль за его деятельностью осуществлялся ЦК КПСС, а именно, Отделом административных органов, в который поступали все жалобы и заявления граждан в отношении действий сотрудников КГБ, адресованные в партийные инстанции, и который организовывал их проверку и рассмотрение самостоятельно или направлял в  Генеральную прокуратуру СССР.
      Особая инспекция вела проверки личного состава органов КГБ на причастность к нарушениям законности.
       По вскрывавшимся в процессе пересмотра уголовных дел фактам, а  также  по результатам следствия в отношении высокопоставленных работников органов госбезопасности,  началось выявление и привлечение к ответственности лиц, непосредственно виновных в грубых нарушениях социалистической законности.
          Выполняя решения руководства, Председатель КГБ СЕРОВ  проводит чистку аппарата госбезопасности, увольняет и лишает званий наиболее одиозных сотрудников.
     В феврале 1956 г. он рапортовал ЦК КПСС об увольнении из КГБ за период с марта 1954 года  16 000 сотрудников, охарактеризованных им как не внушающих политического доверия, злостных нарушителей социалистической законности, карьеристов, морально неустойчивых, а также малограмотных и отсталых работников.
       В подготовленной к июньскому (1957) пленуму ЦК КПСС справке СЕРОВ  писал, что уволено 18 000, в том числе "более 2 300 сотрудников за нарушение советской законности, злоупотребление служебным положением и аморальные поступки". Так же 40 бывших ответственных работников органов госбезопасности были лишены генеральских званий, а из центрального аппарата КГБ было уволено около 2 000 сотрудников, из которых 48 являлись начальниками отделов и занимали более высокие должности.
       Серов отмечал: "Заменены почти все руководящие работники главных управлений, управлений и отделов центрального аппарата. На эти должности более 60 человек направлены ЦК КПСС с руководящей партийной и советской работы".
         В отчёте Комиссии партийного контроля при ЦК КПСС о работе в 1956 - 1961 годах отмечалось, что ею было рассмотрено 387 персональных дел на виновных в грубом нарушении соцзаконности, и 347 из них были исключены из КПСС. Среди них – 10 бывших министров внутренних дел и госбезопасности (союзных и республиканских) и их заместителей, 77 ответственных работников центральных, областных, краевых и республиканских аппаратов НКВД - МГБ, 72 начальника городских и районных отделов МГБ.
        Как впоследствии информировал народных депутатов на сессии Верховного Совета СССР в июле 1989  года председатель КГБ  СССР В.А.Крючков, только в 1954 - 1957 годах за грубые нарушения законности,  приведшие  к  необоснованным репрессиям,  к  уголовной ответственности были привлечены 1 342 сотрудника НКВД - МГБ,  в том числе некоторые из них были приговорены  к расстрелу,  в том числе и ряд бывших руководителей органов НКВД - МГБ в центре и на местах,  2 370 человек понесли наказания в  партийном  и административном порядке (уволены из органов КГБ, исключены из КПСС, лишены пенсий, воинских званий и т.д.).
      Отдел административных  органов ЦК партии, как кураторов всех правоохранительных и силовых ведомств СССР, летом 1956 года проводит ряд  проверок организации следственной  работы КГБ, в ходе которых вскрылись затягивания сроков следственных действий, нарушения предписаний ведомственных инструкций, отдельные злоупотребления следователей и т.д.
   По результатам проверки членам Президиума ЦК  было подготовлено письмо по выявленным недостаткам, данный вопрос  о ситуации в работе следственных аппаратов Комитета госбезопасности включался в повестку дня одного из заседаний ЦК.
      08.12.58 года СЕРОВА И.А. сняли  с должности председателя КГБ и перевели в Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооружённых сил СССР, а вместо него назначали  А.Н. ШЕЛЕПИНА, руководителя Отдела партийных органов ЦК КПСС по союзным республикам, который продолжил  и усилил  чистку кадров КГБ, начатую Серовым.
      24 февраля 1959 года Н. Хрущев публично заявил о своих намерениях провести «целесообразное сокращение» персонала КГБ.
       В письме в ЦК КПСС 7 апреля 1959 г. А. Н. Шелепин вносит  предложение дополнительно сократить штат оперативных работников в центре и на местах на 3 200 человек и штат рабочих и служащих в хозрасчетных и хозяйственных структурах КГБ на 8 500 человек.
     Широкомасштабные  сокращений не лучшим образом сказывалась как на результатах оперативно-следственной работы органов КГБ, так и на морально-психологическом климате в чекистских коллективах, порождая у сотрудников  чувства неудовлетворенности, недооценки важности, общественно-политической значимости и сложности их работы по обеспечению безопасности государства и его граждан.
     Особой  инспекцией  ОК КГБ сурово пресекались нарушения социалистической законности и произвол как действия, посягающие на социалистический правопорядок и права советских граждан.
     В 1959 году по предложению Председателя КГБ Шелепина А.Н.  Особая инспекция Управления кадров, расследовавшая дела о проступках и преступлениях сотрудников КГБ была ликвидирована. Новый председатель КГБ считал, что Особая инспекция «является пережитком в работе с кадрами».
      В приказе КГБ при СМ СССР  от 02.04.1959 г. об упразднении Особых инспекций говорилось, что это делается в «целях поднятия ответственности руководителей органов государственной безопасности за укрепление чекистско - воинской дисциплины, усиления воспитательной работы по предупреждению дисциплинарных проступков среди сотрудников и широкого привлечения к этому делу партийных и комсомольских организаций...».  
          На проходившем в октябре 1961 года  XXII съезде КПСС  председатель КГБ при СМ СССР А. Н. Шелепин выступил с речью, где в частности заявил: "Органы государственной безопасности реорганизованы, значительно сокращены, освобождены от несвойственных им функций, очищены от карьеристских элементов…
     Вся деятельность органов КГБ проходит теперь под неослабным контролем партии и правительства, строится на полном доверии к советскому человеку, на уважении его прав и достоинства…
       Органы государственной безопасности — это уже не пугало, каким их пытались сделать в недалеком прошлом враги — Берия и его подручные, а подлинно народные политические органы нашей партии в прямом смысле этого слова…
        Теперь чекисты могут с чистой совестью смотреть в глаза партии, в глаза советского народа".
      Функции Особой инспекции были переданы Следственному управлению и кадровым аппаратам. Предварительное следствие по делам сотрудников госбезопасности поручалось вести следственным отделам и управлениям КГБ.
   Кадровые аппараты  оказывала необходимую помощь подразделениям Комитета при разборе дел, связанных с чрезвычайными происшествиями, такими как предательство отдельных сотрудников, нарушение ими воинской дисциплины, совершение общеуголовных преступлений, халатное  отношение к выполнению служебного долга.
         В ноябре 1961 года, по инициативе первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущёва, А. Н. Шелепин был переведён на партийную работу в должности секретаря ЦК КПСС. Руководство КГБ принял В. Е. СЕМИЧАСТНЫЙ, до этого 2 – й секретарь ЦК КП Азербайджана, который  продолжил политику его предшественника по структурной реорганизации КГБ.
      В январе 1963 года Семичастный В.Е.  доложил руководству партии, что с 1954 года от своих обязанностей были освобождены порядка 46 000 офицеров КГБ.
       Одновременно с сокращением  общей  численности кадров в КГБ, происходил набор новых чекистов, в первую очередь, из числа партийных, советских и комсомольских работников.
       Главными критериями пригодности к работе в органах госбезопасности являлось  преданность Родине, готовность служить интересам народа.
  18 мая 1967 года  на должность председателя КГБ при СМ СССР  был назначен Ю.В. АНДРОПОВ, работавший Секретарем ЦК КПСС.
      Приказом КГБ при СМ СССР № 0253 от 12 августа 1967 г. Группа референтов при Председателе КГБ была переименована в Инспекцию при Председателе КГБ при СМ СССР.  В объявленном приказом № 00143 от 30 октября 1967 г. положении об Инспекции говорилось, что она «создана в целях организации и практического осуществления в Комитете и его органах на местах контроля и проверки исполнения — важнейшего ленинского принципа деятельности Коммунистической партии и Советского государства, испытанного средства совершенствования государственного аппарата и укрепления связи с народом».
       В положении был определен статус нового подразделения: «Инспекция при Председателе Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР является оперативным контрольно-инспекторским аппаратом (на правах самостоятельного управления Комитета) и подчиняется Председателю Комитета», а также задачи: «Главное в работе Инспекции — оказание помощи руководству Комитета госбезопасности в четком и своевременном выполнении задач, поставленных перед органами и войсками КГБ, организации систематической проверки исполнения решений ЦК КПСС, Советского правительства и правовых актов КГБ в интересах дальнейшего совершенствования агентурно - оперативной, следственной работы и  работы с кадрами. Всю свою деятельность Инспекция подчиняет строжайшему соблюдению социалистической законности».
   В 1971 году Инспекция  при Председателе КГБ получила статус Инспекторского управления КГБ  при СМ СССР.  
   5 июля 1978 года  КГБ был преобразован в центральный орган государственного управления СССР с правами государственного комитета и переименован в Комитет государственной безопасности СССР (КГБ СССР).
     Несмотря на строжайший отбор в органы госбезопасности, имели место  случаи предательства со стороны  сотрудников КГБ СССР.
   За период с марта 1954 г. по октябрь 1991 г. совершили измену 52 сотрудника КГБ СССР, в том числе 37 сотрудников внешней разведки.
     В феврале 1964 года сотрудник 7 отдела 2 Главного управления КГБ капитан НОСЕНКО Ю.И., находясь в составе советской делегации на Конференции Комитета 18-ти в Женеве для контрразведывательного обеспечения,  обратился к американским властям с просьбой о предоставлении ему права политического убежища в США.
     Сдал нескольких крупных агентов, а также подтвердил информацию о прослушивающих устройствах в посольстве США.
       В июле 1964 года Военной коллегией Верховного суда СССР Носенко был приговорен за измену Родине к высшей мере наказания - расстрелу.
   В августе 1970 года был арестован сотрудник 5 – го Управления  КГБ капитан ОРЕХОВ В.А.,  который занимаясь делами правозащитников, вступил с ними в преступную связь. Сообщал им о готовящихся арестах и обысках. Был разоблачен и осужден на 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима.
      В 1974 г.  предложил свои услуги ЦРУ  сотрудник КГБ Армянской ССР Норайр Григорян. Он поступил на службу в органы госбезопасности в 1973 году, а через год его отец был арестован за хищение государственного имущества. Озлобившись, Григорян вышел на работников ЦРУ с предложением о сотрудничестве. За переданную им при этом информацию он получил 4900 рублей, которые намеревался употребить в качестве взятки за освобождение отца.
   В 1975 году он был разоблачен сотрудниками Второго главного управления КГБ СССР и осужден на двенадцать лет лишения свободы.
      В феврале 1975 году бежал на Запад сотрудник 3-го управления КГБ (военная контрразведка) капитан  Мягков А., который  выдал противнику секреты об известных ему формах и методах работы органов госбезопасности, структуре и системе подготовки кадров военной контрразведки, сообщил данные на сотрудников КГБ и другую информацию.
     Сотрудник 8 Главного управления КГБ майор Шеймов В.И., специалист  по обслуживанию технических систем защиты информации в советских посольствах за границей и в зарубежных резидентурах КГБ, в 1979 году в Варшаве вышел на контакт с агентами ЦРУ, а  в 1980 году его вместе с семьей  вывезли в США. Лишь в 1985 году стало известно, что он бежал на запад.
     Старший оперуполномоченный Управления КГБ по Москве и Московской области майор Воронцов С. Я. в 1984 году,  инициативно связался с посольской резидентурой  ЦРУ в Москве, желая заработать.  Он передавал данные о работе УКГБ по американскому посольству.   Был арестован в 1985 году с поличным и согласился вести двойную игру. С его помощью в 1985 году был задержан американский резидент в Москве, которого тут же выслали из страны.
     В 1986 году  ВС СССР приговорил Воронцова за государственную измену к расстрелу.
      Сотрудник 16  управления КГБ  лейтенант Макаров В.Б. арестован 8 июля 1986 года. Инициативно предпринимал попытки к установлению контактов с  немецкой и английской разведкой.  Осужден по статьям 64 («измена Родине») и 75 часть I («разглашение сведений, составляющих государственную тайну») УК РСФСР и приговорен к десяти годам лишения свободы.
       В 1991 году вступил на путь предательства сотрудник военной контрразведки Западной группы войск в Германии майор Лаврентьев В.А.,  был завербован немецкой разведкой БНД. В 1994 году арестован, был признан виновным в измене Родине, преступных контактах с представителями немецких спецслужб (ФРС), выдаче им государственных и оборонных секретов. Военная коллегия Верховного суда приговорила Лаврентьева к десяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, конфискацией имущества и шпионского снаряжения, а также лишению воинского звания майора и государственных наград.
  
Записан
Страниц: 1 2 [3] 4 5 6 Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU