Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
23 Марта 2017, 14:16:40
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1941-1946 НКВД - НКГБ - СМЕРШ
| | |-+  "СМЕРШ" в Берлине
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] Вниз Печать
Автор Тема: "СМЕРШ" в Берлине  (Прочитано 971 раз)
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 180


« : 13 Апреля 2016, 06:07:43 »

       Участие органов «СМЕРШ»  НКО в Берлинской операции.
        
         По замыслу советского командования Берлинская  стратегическая  наступательная  операция    предусматривала окружение и расчленение войск противника (16 –25 апреля 1945 г.), уничтожение окруженных группировок и взятие Берлина (26 апреля — 8 мая 1945 г.).
      В Берлинской операции противник  активно изучался агентурной разведкой. К началу операции в разведке 1 – го Белорусского фронта  имелось 29 резидентур (радиоточек), действовали  21 подвижной агент.  Активно работала радиоразведка, для изучения противника  было развернуто три отдельных радиодивизиона ОСНАЗ, 16 маневренных групп и групп ближней разведки, один радиодивизион мешающего действия.
        В ходе данной  операции советские войска разгромили одну из наиболее крупных
немецко-фашистских группировок, насчитывающую 70 пехотных, 12 танковых и 11 моторизованных дивизий.
           Разгром Берлинской группировки немецко-фашистских войск осуществлялся силами 1-го Белорусского, 1-го Украинского и 2-го Белорусского фронтов.
     Несмотря на явный исход войны,  разведывательные органы  противника  продолжали забрасывать наземным и воздушным  путем в тылы фронтов  свою  агентуру, террористов и диверсантов с задачей – выявления  сосредоточения  фронтовых резервов, направления главного удара, нарушения нормальной работы тыла.
     Требовалось принимать решительные меры по предотвращению всех попыток со стороны вражеских элементов помешать продвижению Действующей Красной Армии.
     Действовал приказ жестоко расправляться с лицами, уличенными в совершении террористических и диверсионных актов, путем беспощадного уничтожения их на месте преступления.
    Для решения указанных задач органы государственной безопасности располагали  следующими силами и средствами.
    Органы военной контрразведки НКО «СМЕРШ»   организовывали и вели контрразведывательную работу  во фронтовой полосе.
       Войска НКВД, выделенные для охраны тыла действующей Красной Армии, предназначались для выполнения задач по наведению в прифронтовой полосе порядка, обеспечивающего нормальное действие боевых частей.
      Дополнительно в  соответствии с приказом НКВД СССР № 0016 от 11.01.45 г. для обеспечения очистки фронтовых тылов Действующей Красной Армии от вражеских элементов был сформирован аппарат Уполномоченных НКВД СССР по фронтам.
  
УКР «СМЕРШ»  1 – го  Украинского  фронта

Начальник:
ОСЕТРОВ Николай Алексеевич, генерал-лейтенант
 
Заместители начальника:
ГЛИНА Илья  Ильич, полковник;
БУДАРЕВ Владимир Иванович, полковник

Подчиненные  органы:

ОКР «СМЕРШ» 13  общевойсковой армии (Александров М.П., генерал - майор)
ОКР «СМЕРШ» 28  общевойсковой армии (Кононенко Д. Д., полковник)
ОКР «СМЕРШ» 31 общевойсковой армии  (Анохин Н. А., генерал – майор)
ОКР «СМЕРШ» 52 общевойсковой армии  (Агеенков Ф. А., генерал – майор)
ОКР «СМЕРШ» 3 гвардейской общевойсковой армии (Зарелуа В. Е., генерал – майор)  
ОКР «СМЕРШ» 5 гвардейской общевойсковой  армии (Шибаев П. М., полковник)
ОКР «СМЕРШ» 3 гвардейской танковой  армии (Мастицкий В. Ф., полковник)  
ОКР «СМЕРШ» 4  гвардейской танковой  армии (Ефременко Т. Ф., полковник)
ОКР «СМЕРШ» 2 воздушной  армии (Ленев А.М., полковник)  
ОКР «СМЕРШ»  2 армии  Войска Польского.

УКР «СМЕРШ» 1 – го  Белорусского  фронта

Начальник:
 ВАДИС  Александр Анатольевич, генерал – лейтенант

Заместители начальника:
СИДНЕВ Алексей Матвеевич, генерал – майор
МЕЛЬНИКОВ Григорий Александрович,  генерал – майор

Подчиненные  органы:
ОКР «СМЕРШ» 3 общевойсковой армии (Вяземский  А.А., полковник)  
ОКР «СМЕРШ» 47 общевойсковой армии (Шкурин А. К., полковник)  
ОКР «СМЕРШ» 61 общевойсковой армии (Мандральский В. А., полковник)
ОКР «СМЕРШ» 8 гвардейской общевойсковой армии (Витков Г. И., генерал – майор)  
ОКР «СМЕРШ» 3 ударной армии (Мирошниченко А. С., полковник)
ОКР «СМЕРШ» 5 ударной армии (Карпенко Н.М., полковник)  
ОКР «СМЕРШ» 1 гвардейской танковой  армии (Филиппов В. П., полковник)
ОКР «СМЕРШ» 2 гвардейской танковой  армии (Шевченко  В. Г., полковник)  
ОКР «СМЕРШ» 16 воздушной  армии (Сурков  П. И., подполковник)
ОКР «СМЕРШ»  1 армии Войска Польского

УКР «СМЕРШ» 2 – го  Белорусского  фронта

Начальник:
 ЕДУНОВ Яков Афанасьевич, генерал-лейтенант

Заместители начальника:
РОССИЙСКИЙ Александр Петрович, полковник

Подчиненные  органы:
ОКР «СМЕРШ» 19  общевойсковой армии (Оленичев А. В., полковник)  
ОКР «СМЕРШ» 49  общевойсковой армии (Москаленко В. И., полковник)
ОКР «СМЕРШ» 65  общевойсковой армии (Лось С. Л., полковник)
ОКР «СМЕРШ» 70  общевойсковой армии (Колесников Н. Е., полковник)
ОКР «СМЕРШ» 2 ударной армии (Марков  Д. И., полковник)
ОКР «СМЕРШ» 4 воздушной  армии (Потапов, подполковник)
 
       Для обеспечения оперативной работы, конвоирования, охраны арестованных и мест заключения органы «СМЕРШ» имели:   УКР «СМЕРШ»  фронта -  отдельный стрелковый батальон,  ОКР  армии - отдельная стрелковая рота,  ОКР дивизии - отдельный стрелковый взвод.
       Органы «СМЕРШ», наряду с выполнением контрразведывательных задач, проводили работу по изъятию вражеского элемента на освобожденной от противника территории с передачей их в оперативные группы НКВД.  
           Аппаратами  Уполномоченных НКВД СССР по фронтам  руководили:
      По 1-му Украинскому фронту — генерал-лейтенант  Мешик П.Я., заместитель начальника Главного управления НКО «СМЕРШ».
Заместители:
- генерал-лейтенант Осетров Н.А., начальник УКР «СМЕРШ» фронта.
-  генерал-майор Зубарев Н.П., начальник войск НКВД по охране тыла фронта.
По 1-му Белорусскому фронту — комиссар госбезопасности 2-го ранга  Серов И.А., заместитель Народного комиссара внутренних дел СССР.
Заместители:
 - генерал-лейтенант Вадис А.А., начальник УКР «СМЕРШ» фронта.
- генерал-майор Зимин П.М., начальник войск НКВД по охране тыла фронта.
По 2-му Белорусскому фронту — комиссар госбезопасности 3-го ранга Цанава Л.Ф., Народный комиссар госбезопасности Белорусской ССР.
Заместители
 - генерал-лейтенант Едунов Я.А., начальник УКР «СМЕРШ» фронта.
- генерал-майор Рогатин В.Т., начальник войск НКВД по охране тыла фронта.
     Уполномоченные и их заместители не освобождались от выполнения основных функциональных обязанностей по должности.
     В распоряжение  каждого Уполномоченного  НКВД СССР по фронтам для формирования оперативных групп  было направлено по 150 человек опытных оперативных работников из НКВД и НКГБ.
     Для обеспечения чекистско - войсковых мероприятий уполномоченным НКВД СССР подчинялись  для оперативного использования войска НКВД по охране тыла фронтов:
     По 1-му Украинскому фронту - 11 – й, 16-й, 83-й, 334-й пограничные полки и 104-й погранотряд НКВД общей численностью 7331 человек.
      По 1-му Белорусскому фронту - 38-й, 127-й, 157-й, 333-й пограничные полки и дополнительно  64-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД в составе 2-го, 18-го, 98-го пограничных полков и 145-го стрелкового полка войск НКВД общей численностью 11 160 человек.
         По 2-му Белорусскому фронту - 87-й, 218-й, 219-й, 332-й пограничные полки и дополнительно 63-я стрелковая  дивизия внутренних войск НКВД в составе 32-го мотострелкового, 273-го стрелкового и 108-го пограничного полков НКВД общей численностью 9993 человека.
    Командиры приданных подразделений войск НКВД являлись одновременно заместителями начальников оперативных групп.
    Количество оперативных групп НКВД  определялось в зависимости от числа армий, входивших в состав фронта.
      Как правило,  они дислоцировались в районе  расположения отделов контрразведки «СМЕРШ»  армий, что давало им возможность широко использовать органы военной контрразведки, приданные для оперативных нужд войска и пользоваться «ВЧ» - связью.
     По мере продвижения войск опергруппа НКВД следовала вместе с передовыми  частями и при вступлении в  города и населенные пункты проводила мероприятия по задержанию всех лиц, подлежащих изъятию, захватывала оружие, архивы и другие документы.
    Руководителями оперативных групп НКВД  были: при 2 УА – подполковник ГБ Михеичев А.И.,  19 А – полковник ГБ Хват А.Г., 49 А – полковник ГБ  Фролов А.Ф. , 65А – полковник ГБ  Фукин К.А., 70 А – полковник Сотский П.С., 5 ТА – полковник ГБ Армянинов Д.М. и другие.
    Уполномоченные НКВД  СССР по фронтам, по своему положению,  являлись старшими оперативными начальниками по отношению к  органам «СМЕРШ» и войскам НКВД по охране тыла фронта.
         Военные  контрразведчики заблаговременно готовились к проведению Берлинской операции.
       Перед органами военной контрразведки и войсками по охране тыла стояли задачи по сохранению в тайне планов командования,  по  розыску и  захвату главарей фашистского рейха, сотрудников и агентуры гитлеровских спецслужб,  а также установление хранилищ ценностей и   архивов разведывательных органов.
       В целях создания условий для успешной борьбы с агентурой и диверсантами  были созданы прифронтовые  полосы  отселения глубиной 25 км, в которых  воспрещалось проживание гражданского населения.
         На всех дорогах, ведущих к фронту,  устанавливался  строгий контроль, и периодически производились  проверки всех населенных пунктов в войсковом тылу с целью выявления и задержания подозрительных лиц.
    Фронтовые  Управления контрразведки НКО «СМЕРШ»  совместно с Уполномоченными НКВД СССР по фронтам разработали планы проведения  оперативно – чекистских мероприятий в немецкой столице, которые были согласованы с командующими фронтов.
      В соответствии с данным планом,   УКР  1- го  Белорусского фронта  сформировало
Центральную  оперативная группу  по руководству всей работой  по г. Берлину, которую возглавил заместитель  начальника управления генерал – майор Мельников Г.А.
     Работу по  Берлину  вели  оперативные группы в  составе 10 - 15 сотрудников  УКР «СМЕРШ» фронта. Их руководителями были назначены квалифицированные оперативные работники, не ниже заместителя начальника ОКР армии или корпуса.
      Город разбивался на   20 районов, которые были объединены в 3 сектора: на правой стороне реки Шпрее — 9 районов, на левой — 11 районов, а также  выделено 2 безномерных района: Моабит и Фриденау.
    В пригородах розыскную работу проводили  оперативные группы «СМЕРШ» армий в полосе их действий.
     Все опергруппы имели справки о дислокации разведывательных и контрразведывательных органов, правительственных и партийных учреждений, справками об антисоветских и белоэмигрантских организациях, располагавшихся в Берлине, материалами розыска на проживавших и работавших в Берлине преступных лицах.
          Среди немцев-антифашистов, военнопленных немецких солдат и офицеров, а также гражданского населения было подобрано 26 человек, для  использования  опергруппами в качестве опознавателей, которые  хорошо знали Берлин, расположенные в нем учреждения и организации.
    Для организации заградительной службы вокруг Берлина силами войск НКВД по охране тыла в составе 3 полков были расставлены контрольно-пропускные пункты общей численностью 4200 человек. Рубежом для организации службы было избрано кольцевое шоссе вокруг г. Берлин.
  На всех дорогах, ведущих в г. Берлин выставлялось 40 контрольно – пропускных пунктов.
   Для обеспечения работы опергрупп «СМЕРШ» по гор. Берлину   выделялся   один полк из войск НКВД охраны тыла, каждой опергруппе района,  придавались  по две погранзаставы бойцов.
     Для конвоирования и охраны арестованных на каждую районную оперативную группу выделялось по одной пограничной заставе.
Во время штурма Берлина советские военные контрразведчики  непосредственно участвовали в боях за овладение административными зданиями и правительственными учреждениями, проявляя образцы мужества, стойкости и настойчивости в выполнении поставленных задач.
        В связи с вступлением наших войск в восточные районы Берлина, первыми  приступили к работе оперативные группы, возглавляемые заместителем начальника отдела «СМЕРШ» 1-й танковой армии – подполковником Архипенковым А.В. и заместителем начальника отдела «СМЕРШ» 2-й танковой армии – подполковником Михайловым.
       Дополнительно к тем мероприятиям, которые были организованы ранее, в отделы «СМЕРШ» армий  были высланы оперативные группы  с задачами организации оперативных мероприятий по закрытию всех выходов из Берлина, тщательной фильтрации всего состава
Берлинского гарнизона и выявлению опознавателями руководителей гитлеровского правительства, гестапо, жандармерии, разведорганов и РОА, а также прочего враждебного элемента.
          После захвата центра Берлина оперативные группы вели активную работу по задержанию интересующих контрразведку лиц и изъятию архивов и документов в зданиях гестапо, министерств авиации и пропаганды и на других аналогичных объектах.
         Активные мероприятия проводились оперативными группами и по розыску нацистских главарей.      
         3 мая 1945 г.  начальник УКР  «СМЕРШ»  1-го Белорусского фронта А. А. Вадис доложил Л. П. Берии о результатах розыска опергруппами деятелей нацистской партии и крупных чиновников ведомств фашистской Германии в Берлине. В числе захваченных оказались начальник отдела радиовещания министерства пропаганды Ганс Фриче, консультант Геббельса по агитации и пропаганде Вольф Хайнрихсдорф, начальник госпиталя рейх канцелярии, личный врач Гитлера профессор Вернер Хаазе, президент союза германских моряков в Берлине Э. Гинцман.
        Именно военными контрразведчиками   во дворе рейх канцелярии обнаружили трупы семьи Й. Геббельса., А. Гитлера и его жены Е. Браун.
            По указанию генерала К. Ф. Телегина, для осуществления экспертиз в распоряжение чекистов была выделена группа военных медиков, которая провела необходимую работу по идентификации останков Гитлера и других нацистских главарей, оформив результаты соответствующими актами.
       В ходе мероприятий по очистке тыла на территории Германии  контрразведчиками были выявлены и задержаны сотни  вражеских агентов и диверсантов, сотрудников вражеских спецслужб, других карательных органов, немецко - фашистских пособников, а также некоторых других категорий лиц, представлявших угрозу безопасности частей и соединений действующей армии.
      В самом конце войны и в первые месяцы после ее завершения сотрудникам «СМЕРШ» удалось разыскать и арестовать многих руководителей немецкой военной разведки, среди них бывшие начальник отдела абвер-1 Ганс Пиккенброк, заместитель начальника отдела абвер-2 и начальник абверштелле «Берлин» Эрвин Щтольце, начальник отдела абвер-3 Франц Бентивиньи, начальник подразделения 3Ф1 (контрразведка за линией фронта) Фридрих фон Розенберг-Грушницкий, начальник абверштелле «Вена» Отто Эрнст Амстер, начальник абверштелле «Прага» Ганс фон Деммель, начальник абверштелле «Бухарест» Эрих Роддер, начальник отдела «Валли-2» Теоджор Мюллет, а также ряд руководителей абверкомманд, абвергрупп, начальников разведывательных школ и курсов.
           Деятельность органов военной контрразведки «СМЕРШ»  на заключительном этапе войны подтвердила, что это была весьма эффективно действующая структура в системе безопасности Вооруженных сил Советского Союза.
         Быстрое уничтожение крупной группировки врага и занятие советскими войсками столицы фашистского государства Берлина, являвшегося важнейшим военно-политическим и экономическим  центром страны, сорвали все расчеты гитлеровцев на то, чтобы внести раскол в ряды антифашистской коалиции, и ускорили безоговорочную  капитуляцию  Германии.
« Последнее редактирование: 13 Апреля 2016, 09:39:09 от Забава Александр » Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 180


« Ответ #1 : 13 Апреля 2016, 06:49:56 »

 Из воспоминаний  Клименко Ивана Исаевича , во время битвы за Берлин — начальника отдела контрразведки «Смерш» 79 -го корпуса (входил в состав 3 ударной армии) 1-го Белорусского фронта

    И вот, наконец, розыскные группы уже оказались в подземелье Имперской канцелярии на Фоссштрассе. Мы узнали точно, что именно тут, в этом специальном бомбоубежище, размещался штаб Гитлера(…)
В наших руках уже было немало служащих и прислуги из Имперской канцелярии и других министерств. Их наскоро допрашивали, выявляя лиц, которых можно было использовать в розыске и опознании главных военных преступников. Когда лица, лично знавшие Гитлера и Геббельса, были доставлены в отдел, я решил выехать в Рейхсканцелярию, взяв с собой личного повара фюрера Ланге и техника гитлеровского гаража Шнейдера.
Там мы сразу же нашли трупы Геббельса и его жены у запасного выхода «фюрер – бункера». Один из опознавателей воскликнул: « Да это же Геббельс и Магда!» (…) Я распорядился отправить трупы для опознания в тюрьму Плетцензее, где размещался отдел контрразведки корпуса. Солдаты положили их на какие-то двери, валявшиеся рядом, и втащили на грузовую автомашину с деревянной будкой.
В то время разведчики осмотрели внимательно каждый метр подземелья, в котором располагалась Имперская канцелярия, они заглядывали во все уголки, обследуя все выходы тайника. Подземное жилье Гитлера занимало несколько комнат : передняя, комната для совещаний, гостиная, его спальня, комната Евы Браун. Две комнаты в «фюрер-бункере» принадлежали Геббельсу. Здесь же находились : кабинет другого верного «пса» Гитлера – Бормана, однокомнатные помещения для камердинера Линге и ординарцев, а также телефонная станция. В трех хорошо меблированных комнатах жил министр иностранных дел Риббентроп. Он сбежал 30 апреля, в тот же день, когда исчез из Берлина Геринг. Кстати, это стало их своеобразным «подарком» своему фюреру в день его рождения. В одной из общих комнат бомбоубежища фашистской верхушки солдаты розыскной группы нашли трупы детей. Немцы уверенно сказали, что это тела детей Геббельса.(…)
Личный врач Геббельса Кунц рассказал об умерщвлении детей рейхсминистра пропаганды. В ночь на 1 мая его вызвали в кабинет Геббельса и разъяснили цель вызова. Он посоветовал Геббельсу отдать детей под защиту Красного Креста. Геббельс на это сказал: «К чему тут, доктор, Красный Крест, ведь это дети Геббельса». Врач усыпил детей при помощи морфия и высказал Магде Геббельс сомнение в том, что у него хватит душевных сил, чтобы сонным детям дать яд. В ответ на это Магда попросила Кунца пригласить к ней Штурмфюгера, личного врача Гитлера. Вместе с ним она вкладывала детям в рот ампулы с ядом и стискивала им челюсти (при медицинской экспертизе во рту у детей были обнаружены осколки ампул). Они лежали на койках в голубеньких рубашках, укрытых одеялами, - пять девочек в возрасте от 5 до 15 лет и мальчик в возрасте 3 лет(…)
Не трудно было догадаться, что случилось: перед смертью Геббельсы отравили своих детей, а потом покончили жизнь самоубийством, распорядившись при этом сжечь свои трупы. Однако одних догадок для контрразведчиков было недостаточно, нужны были доказательства.
Около 10 часов вечера – это было 2 мая – в сопровождении огромной толпы наших воинов солдаты отдела контрразведки пронесли трупы через двор тюрьмы. Бывшего рейхсминистра пропаганды положили на кафельную плиту, накрытую мешком, в кухне квартиры, принадлежавшей начальнику тюрьмы. Началась подготовка процедуры опознания трупов, и была создана специальная комиссия из представителей фронта, армии и корпуса, прибыли журналисты, в том числе Борис Горбатов и Мартын Мержанов, фотокорреспондент Роман Кармен.
Всю ночь со 2 на 3 мая мы (Дерябин, Катышев, Зеленков, Аксенов, Хазин) допрашивали задержанных в районе Тиртартена. Это были большей частью правительственные чиновники, генералы и офицеры. Из всех задержанных было отобрано более двадцати опознавателей, лучше других знавших Геббельса и его семью.(…)
Кроме того, вице – адмирал Фосс при опознании трупа Геббельса заявил, что человека, похожего на него, не найти во всей Германии, так как никто другой не имел такой ноги. Он также опознал труп Магды Геббельс, назвал имена всех детей Геббельсов.(…)
3 мая мы закончили работу по опознанию трупа Геббельса и составили акт. В то время мы еще не располагали никакими данными о Гитлере, поэтому всем опознавателям Геббельса задавали вопрос: «Где находится Гитлер»?
Ответы были разные, но ничего определенного, достоверного никто не сообщал. Все они основывались на слухах.(…) Из показаний Шнейдера, Ланге, Фосса, Цима и некоторых других следовало, что Гитлер покончил жизнь самоубийством. Но где же находится его труп? Допросы многих чиновников и военных какое-то время ничего не давали. Нужно было продолжать поиски. Мы понимали, что если не найдем трупа Гитлера, то никогда не будем иметь точных доказательств смерти того, кто причинил столько горя и страданий человечеству.
Под вечер 3 мая, взяв с собой Фосса, наша группа поехала в Имперскую канцелярию. Адмирал обещал показать несколько запасных выходов из «фюрер – бункера».(…)
Когда мы спустились в убежище и продвигались по темному подземелью, освещая его фонариками, Фосс нервничал, рвался вперед, ругался, натыкаясь на всякий мусор, и пытался уйти от нас… Подумав о том, не решил ли адмирал последовать примеру Гитлера и Геббельса, мы стали более внимательно следить за ним, так как в первые часы плена Фосс уже пытался перерезать себе вены. Показав убежище Гитлера, Фосс вывел нас из бункера через запасной выход и сказал: «Вот отсюда, по словам адъютантов фюрера, они выносили труп, но где он может быть, я не знаю».
Мы пошли в сад и стали пристально ко всему приглядываться. В центре сада около Голубой столовой находился боьшой цементный бассейн, но воды в нем не было. На дне бассейна лежало около 40 трупов. Фосс на мгновение остановился и воскликнул: « О! Гитлер!»
Действительно, один из мертвецов, лежавший третьим справа, был похож на Гитлера: с такими же, как у него, усиками и челкой набок. На нем был синий бостоновый костюм, но нам бросились в глаза заштопанные носки. Мы переглянулись: могли ли они принадлежать фюреру? В этот момент Фосс воскликнул : «Нет!Нет! Это не он!» С учетом наступивших сумерек мы вернулись в штаб.
Утром следующего дня с группой солдат и немцами – опознавателями мы снова были во дворе Имперской канцелярии. Я принял решение внимательнее рассмотреть труп с усиками, но его в котловане уже не оказалось. Я укорял себя за свою оплошность, так как этот труп могли выкрасть и профашистски настроенные немцы.
Однако все было иначе. Имперскую канцелярию брала другая армия. Начальник отдела контрразведки этой армии полковник Карпенко распорядился «труп Гитлера» перенести в помещение для его опознания. Наряду с другими лицами на осознание «трупа Гитлера» был приглашен и советский дипломат Смирнов, который до войны работал в Германии и не раз встречался с Гитлером.
Когда мы предложили опознавателям осмотреть мертвеца, то один из них заявил, что это и есть Гитлер, а пятеро утверждали обратное. Подошла очередь и нашего опознавателя. Смирнов, осмотрев труп, с уверенностью сказал, что это тело не Гитлера. То же самое заявил и один из врачей Гитлера. Тогда трудно было сказать, чей это был труп – двойника Гитлера или кого-то другого. Однако я считаю, что, скорее всего, это было тело одного из тех маньяков – фашистов, которые во всем, даже в манере носить усики, старались походить на фюрера.(…)
     В то время когда все ожидали приезда Смирнова и врача, солдаты, которые были со мной в имперской канцелярии, попросили показать то место, где нашли трупы Геббельса и его жены. В саду, налево от входа в «фюрер – бункер», чернела воронка от бомбы или снаряда. В ней валялись куски бумаги, щепки, серые одеяла, а на дне лежал фаустпатрон.
         Солдат Иван Чураков стал спускаться в воронку, но я на него накричал: « Давай, вылезай, еще взорвешься». Вылезая из воронки, Чураков увяз сапогами в рыхлой земле, а когда высвободился, то увидел чьи-то голые ноги. Он сразу закричал: «Товарищ подполковник, здесь находятся трупы».
         Мертвецов было двое – мужчина и женщина. Я распорядился вытащить их. По обгорелым лицам и обожженным телам нельзя было определить, чьи это были трупы. Из гуманных соображений мы их завернули в одеяла и вновь зарыли в эту же воронку, где они были обнаружены.(…) В то время наше внимание было занято трупом, который вот-вот должен был стать предметом опознания авторитетной комиссии.
         Примерно в 15-00 в Имперскую канцелярию прибыли начальник Управления контрразведки фронта генерал – лейтенант Вадис и уполномоченный НКВД СССР генерал – полковник Серов. Я представился ему и доложил, что из шести наших опознавателей пять в категорической форме заявляют, что в Голубой столовой лежит не Гитлер. Генерал Вадис отрекомендовал меня Серову: «Это тот Клименко, который нашел Геббельса». И здесь же попросил меня показать место, где был обнаружен труп Геббельса.
           Когда мы прошли на место обнаружения трупа Геббельса, я рассказал Вадису о том, что в находившейся рядом воронке были найдены два других обгорелых трупа – мужчины и женщины. Вадис, пребывая в приподнятом настроении и общаясь с Серовым на веселой ноте, на мой рассказ, шутя, сказал: «Да это, наверное, и есть Гитлер». После этого они уехали, а в шесть вечера прибыл Смирнов с группой генералов.
          После того как «труп Гитлера» не был опознан, мы еще с большим напряжением продолжали думать о том, куда же мог деться подлинный труп фюрера. Вот тогда, возможно, под воздействием высказанного генералом предположения или своей интуиции, я возвращался к себе в отдел уже с намерением изъять эти трупы. Обменявшись мнениями по этому вопросу с Дерябиным, мы окончательно решили извлечь закопанные в воронке трупы и привезти их для опознания в свою часть.
         В четыре часа утра капитан Дерябин и солдаты из вчерашней моей команды погрузили на машину специально подготовленные длинные деревянные ящики и выехали в Имперскую канцелярию. Теперь там уже был выставлен батальон капитана Шаповалова из 301- й стрелковой дивизии 5 -й ударной армии. Для выполнения поставленной задачи надо было получить официальное разрешение командования 5 –й ударной армии, но наш запрос мог бы подтолкнуть чекистов этой армии взять инициативу в установлении принадлежности трупов в свои руки. Поэтому нам пришлось придать операции таинственный характер и действовать без постороннего вмешательства и решения разных дополнительных формальностей.
          Автомашина остановилась на улице, солдаты перелезли через изгородь и выкопали трупы. Еще немного порывшись в земле, они нашли двух мертвых собак – овчарку и щенка. На ошейнике овчарки розыскники прочитали надпись: «Всегда с тобой!». Трупы людей вместе с собаками они тем же путем перенесли в машину и, уложив их в ящики, уехали.(…)
              Привезенные трупы нужно было опознать. Началась кропотливая работа по сбору информации о том, что происходило в последние часы в «фюрер - бункере». Мы снова разыскивали свидетелей, участников или очевидцев самойбийства и «похорон» Гитлера, опять начались бесконечные допросы, составление протоколов, их анализ. Работа осложнилась тем, что был получен приказ о временном перебазировании нашего корпуса в Гросс – Шененбек, который располагался в 40 км. от Берлина. Ящики с трупами (хорошо, что они были «прокопченные» и не разлагались) мы взяли с собой с твердым намерением довести дело до конца.
           Розыск Гитлера контрразведчики закончили 13 мая. Кроме меня, акт подписали: старший следователь, он же переводчик, старший лейтенант Катышев, майор Глебок, фотокорреспондент младший лейтенант Калашников, рядовые Олейник, Чураков, Новаш, Малкин, а также опознаватель Менгесхаузен.(…)
           Я вместе с Менгесхаузеном прямо из Берлина выехал в отдел контрразведки армии для доклада. Это был воскресный, солнечный, теплый день 13 мая. Мирошниченко не оказалось на месте, но его сравнительно быстро разыскали и мы вдвоем решили передопросить Менгесхаузена. Допрос, по существу, носил уточняющий характер и проводился по протоколам, составленным мною на первых допросах Менгесхаузена. Переводчиком при допросе была Коган (Ржевская), которую я увидел впервые. (…)
           На доклад командующего фронтом маршала Советского Союза Г.К. Жукова о самоубийстве Гитлера И.В. Сталин отметил: « Доигрался, подлец. Жаль, что не удалось взять его живым». И далее Сталин добавил: « Фашистским подлецам никогда нельзя верить. Нужно разобраться, действительно ли ушли из жизни главари гитлеровского государства. Все проверить».
         Ответить однозначно на вопрос, жив ли Гитлер, было важно не только для нас, но и для будущего Германии. Тогда многие относились к сообщениям о самоубийстве Гитлера с недоверием, считая, что он мог скрыться от суда народов и, заметая следы, уничтожить похожего на себя человека. Было очень много разговоров о двойниках фюрера, а в иностранной прессе печатали по этому поводу легенды и небылицы.
         Все это вместе взятое дало возможность Управлению контрразведки фронта сделать однозначное заключение, что трупы, которые нами были найдены 4 мая 1945 года, принадлежали Адольфу Гитлеру и Еве Браун.

           Из воспоминаний Иванова Леонида Георгиевича, начальника отделения ОКР «СМЕРШ» 5 ударной армии.

    В Берлин мы вошли 23 апреля 45 года. 2 мая капитулировал Берлинский гарнизон. Но было еще много работы. Наша основная задача заключалась в поиске помещений, где находились разведорганы Абвера, гестапо и других, надо было проникнуть туда, найти и сохранить документы, архивы, картотеки агентуры, чтобы их не растащили, обеспечить охрану.         Были организованы оперативные группы по поиску Гитлера и других нацистов.
        Я, как начальник отделения, возглавлял оперативную группу наших сотрудников, действовавшую в районе Рейхсканцелярии, по поиску и задержанию главных военных преступников. Подобные оперативные группы были сформированы и из других органов Смерш. Дело было организовано таким образом, что среди этих групп развернулось как бы своеобразное соревнование по розыску.
 Как только наши войска захватили Рейхсканцелярию, туда отправили оперативную группу под командованием майора   Зыбина. Другие мои сотрудники работали в здании гестапо. Я в это время был в Карлсхорсте, и подчиненные приезжали ко мне, докладывали, как идут поиски, что удалось обнаружить. И вот Зыбин присылает мне записку: «Леня, пришли грузовую машину. Нашел труп  Геббельса». А у Зыбина был легковой автомобиль «опель»  - машина маленькая, и майор не рискнул затолкать в нее тело. К тому же он боялся везти его по разбитым бомбами и снарядами улицам Берлина. Дескать, в дороге тело так растрясет, что его никто не узнает и скажут: «Ну и чего ты нам какого-то дохлого фрица привез?»  Я послал Зыбину полуторку и солдата. Но у нас было соревнование - отдел контрразведки 3-й Ударной армии выполнял ту же задачу. Начальник этого отдела полковник  Мирошниченко  с группой сам приехал в Рейхсканцелярию,  увидел майора Зыбина и спрашивает, указывая на тело: «Это что такое?» «Товарищ полковник, Геббельса нашел!»  - радостно отрапортовал мой подчиненный. Мирошниченко тут же распорядился забрать труп в свою армию. Зыбин был небольшого роста, он встал перед полковником, выпятил грудь вперед и заявил: «Мой трофей, не отдам!» Тот развернулся и как ударит того наотмашь. Так труп Геббельса достался «Смерш» 3-й армии.
     Наша группа нашла и труп Гитлера. В этом нет никакого сомнения, были свидетели, опрошенные. У него была кила, в отличие от нормальных мужчин, с одним яйцом, это же признак.
Записан
Страниц: [1] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU