Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
23 Марта 2017, 14:21:28
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Разное
| |-+  Конференции,дискуссии
| | |-+  "ВЕРНИТЕ МОИ ОРДЕНА..."
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1] Вниз Печать
Автор Тема: "ВЕРНИТЕ МОИ ОРДЕНА..."  (Прочитано 592 раз)
Alex
Глобальный модератор
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2557


« : 31 Октября 2015, 15:39:03 »



19 октября 1943 года контрразведкой "Смерш" был арестован Моисей Луммер, бывший офицер-десантник, награжденный орденом Красного Знамени, он же Михаил Лымарь, агент-парашютист абвера, заброшенный в советский тыл для проведения диверсии.
 
В огромном потоке писем, приходивших в 1960 году в президиум Верховного совета СССР и лично его председателю
К. Е. Ворошилову, письмо гражданина Луммера Моисея Зусевича, 1921 года рождения, из села Калининское
Великоалександровского района Херсонской области на первый взгляд не выделялось практически ничем. Обычная,
местами сбивчивая и не слишком грамотно написанная просьба о помиловании. Однако рассказанная в письме история не могла не удивлять.


"Уважаемый товарищ Ворошилов К. Е.,— писал Луммер,— обращаюсь к Вам с просьбой разобрать мою просьбу о
помиловании меня и снять с меня судимость и восстановить мне права гражданина Советского Союза.

Кратко о моей автобиографии. Родился в 1921 году в семье служащего, в 1936 году окончил семилетнюю школу и поступил в Львовский сельхоз. техникум, в 1939 году окончил техникум и поступил в Киевское дважды Краснознаменное военное артиллерийское училище, которое закончил в 1940 году и стал лейтенантом и был назначен на должность командира арт. батареи 124 гаубично-артиллерийского полка резерва главного командования. В ноябре 1941 года меня назначили на должность зам. ком. минометной дивизии (правильно: дивизиона.— "История") при 23 воздушно-десантной бригаде, в составе которой я был выброшен в тыл к фашистам, где мы пробыли 105 суток, и 26 июня 1942 года за выполнение боевых заданий командования в тылу врага я награжден был орденом боевого Красного Знамени". 23-ю воздушно-десантную бригаду десантировали в тыл врага, чтобы помочь выйти из окружения 1-му гвардейскому кавалерийскому и 4-му воздушно-десантному корпусам. Бригаде отводилась роль ударной силы при прорыве к линии фронта. И в описании боевого пути этой части рассказывалось и о бое, за который были награждены бойцы и командиры минометного дивизиона: "Во всех деревнях за Варшавским шоссе располагались гарнизоны противника. Десантники врывались в села, громили эти гарнизоны и шли дальше. Ранним утром минометный дивизион подошел к деревне Даниловичи. Командир дивизиона старший лейтенант А. А. Оробец выслал разведку. Вскоре разведчики доложили, что в деревне стоят машины, причем с крытыми кузовами, типа штабных, у крайних домов выставлено охранение... Минометный дивизион к тому времени израсходовал все мины и действовал как стрелковое подразделение. Командир отдал приказ о выдвижении батарей ближе к деревне, на рубеж атаки... Как выяснилось, в деревне располагался штаб 398-го пехотного полка, охраняемый штабной ротой и отдельными огневыми точками. Его-то и разгромили минометчики. Они захватили полковое знамя, карты, важные документы. В бою было уничтожено 98 фашистов, сожжено 5 легковых и 4 грузовых машины, разгромлена полевая почта, где находилось много посылок, захвачен продовольственный склад, из которого десантники запаслись продуктами".

Об участии в бое лейтенанта Луммера в наградном листе говорилось:

"Тов. Луммер за время боев с немцами в тылу противника показал себя храбрым, смелым, стойким командиром. 16.6.42 г. в бою при разгроме штаба 398 пехотного немецкого полка своим личным примером увлекал бойцов, первым ворвался в деревню, где проходил бой, призывом "За родину, за Сталина" поднял в атаку группы бойцов. В этом бою группа под
руководством т. Луммера уничтожила 20 немецких солдат и офицеров, убила 15 лошадей и взорвала одну грузовую
машину с военным грузом. Сам лично уничтожил 4 немецких солдат и офицеров, пять лошадей и одну пишущую машинку. При этом весь состав группы вывел и соединился со своим подраздел. (подразделением.— "История"). Достоин награждения орденом Красной Звезды".

Затем было решено представить его к ордену Отечественной войны I степени, но в итоге он, как и писал Ворошилову,
был награжден орденом Красного Знамени. В августе 1942 года бригаду, переформированную в стрелковый полк, перебросили под Сталинград.

"В 1942 году,— писал Луммер,— 10 воздушно-десантный корпус, в состав которого входила и наша 23 воздушно-
десантная бригада, был переформирован в 41 гвардейскую дивизию, и я был назначен на должность начальника
артиллерии 122 полка, и наша дивизия была брошена на прорыв на Сталинградском фронте... За выполнение заданий
командования я был вторично награжден орденом Отечественной войны I степени". А в феврале 1943 года во время боев на подступах к Днепропетровску дивизия попала в окружение.
"Части дивизии,— рассказывалось в ее истории,— попали в окружение. Выходили они из него с тяжелыми боями почти
две недели и соединились со своими войсками на рубеже Северского Донца в районе Красного Лимана. Бои в окружении — самые трудные, они не обходятся без больших потерь".

О том, чем закончилось для него это отступление, Луммер писал:
"В районе станции Лозовой я в тяжелом состоянии, раненым и контуженным попал в окружение, и наш госпиталь с
тяжело раненными бросили, и я в таком тяжелом состоянии был пленен немцами и направлен в строгий офицерский
лагерь в гор. Владимироволынск (Владимир-Волынский.— "История") шталаг-365, где меня вылечили и начали мучить,
издеваться так, как фашисты умели. О том, что я по национальности еврей, фашисты не знали, ибо природных
признаков у меня не имеется, причем я хорошо владею украинским языком и записался по фамилии Лымарь Михаил,
уроженец с. Чапаевка Калининдорфского р-на Николаевской области, таким образом я начал каждым днем доходить до
грани смерти, даже более, я находился в каждой секунде на гране смерти, а в это время немцы начали выборку
военнопленных в власовскую армию, и я решил завербоваться, а потом получить возможность с группой бежать через
линию фронта к своим, но фашисты сделали наоборот, они меня в составе 10 человек направили в свой разведорган,
который находился под Киевом в лесном лагере, это было 1 июня 1943 года, где я находился до 1 августа 1943 года".

О дальнейших событиях в письме говорилось: "В 1943 году в конце августа меня фашисты отправили в гор. Глухов в развед. группу 205. Из Глухова меня немцы направили в тыл Советской Армии на самолете, и я 19 октября 1943 года пришел с повинной в органы контрразведки "Смерш". В контрразведке я рассказал обо всем и дал показания на всех агентов немецкой разведки из Киевского разведоргана и Глуховской группы N205".

Луммер считал, что помог разоблачению немалого количества врагов. Но в действительности оперативники "Смерш" если и нуждались в его показаниях, то лишь для уточнения уже имевшейся у них информации, полученной от явившихся с повинной или пойманных агентов абвера. А 27 декабря 1943 года Главное управление контрразведки "Смерш" доложило Государственному комитету обороны:

"Из тыла противника возвратился наш агент — Иванов Виталии Иванович. Иванов доставил в Главное управление "Смерш" добытые им за время работы (август--ноябрь с. г.) в абвергруппе-205, действующей при 2-й немецкой армии, данные на 6 официальных сотрудников германской военной разведки и материалы на 26 агентов-диверсантов, подготовляющихся к переброске на сторону частей Красной Армии. Внедрившись по нашему указанию в германский разведывательный орган — абвергруппу-205 и общаясь там с официальными сотрудниками группы, Иванов установил наименование, дислокацию и почтовые номера нескольких органов германской военной разведки, действующих против частей Белорусского фронта, а также перевербовал трех агентов германской военной разведки...
Заслуживает внимания сообщение агента Иванова о том, что абвергруппа-205 кроме подготовки и переброски
диверсантов в расположение советских войск занимается минированием дорог, разрушением и поджогом населенных
пунктов, оставляемых отступающими немецкими войсками. Для этой цели при разведоргане существует специальная
группа, состоящая из немцев и военнопленных, бывших военнослужащих Красной Армии, зарекомендовавших себя на
предательской работе. Поведение Иванова в тылу противника и его практическая деятельность в абвергруппе-205 в соответствии с нашей легендой и заданием подтверждается показаниями арестованных агентов-диверсантов германской разведки Мирошникова, Игнатюка, Луммера, Фараонова, Нечаева и Лосикова.
В настоящее время Иванов Управлением "Смерш" Белорусского фронта подготовляется к возвращению в тыл противника".

О том, что произошло после явки с повинной, Луммер писал: "Меня арестовали, продержали до февраля 1944 года, а потом меня позаглазно осудили Особым совещанием по делу N214 Управления контрразведки "Смерш" Белорусского фронта 26 февраля 1944 года по ст. 58-1 "б" УК РСФСР к 15 годам лишения свободы. Но если условия, при каких я был пленен — в тяжелом состоянии, мои муки в плену, будучи евреем и я ничего в пользу врага не сделал, все это пошло насмарку, но тогда было такое время, то время принуждало виднейших деятелей, чем я, и то было время, но зато я перенес кару мучения после фашистского плена в лагере Усвитл, которым ведал Гоглидзе и др., но все было пережито, перемучено, и я дождался счастливого дня 5 августа 1954 года, когда я был освобожден судом правосудия и 5 августа 1954 года по определению постоянной сессии Архангельского областного суда от 29 июня 1954 года, вынесенного в порядке статьи 457 УПК досрочно. Я получил паспорт, военный билет и работаю на руднике. В данное время я очень болен, ибо я инвалид Отечественной войны 2 группы, но пенсии мне не платят, так как у меня нет справки о ранении, кому болит, что я мучаюсь, мне отвечают в облвоенкомате так: то, что у вас нет одного легкого и 10 ребер и вы калека,— это еще ничего не значит, а главное, у вас нет справки и вам не положена пенсия. Я обращался в облвоенкомат за уточнением моих Правительственных наград, меня высмеял майор Соболев и майор Иванов, и все это настолько морально давит, что порою жалею, что не сдох или в плену, или в муках Дальнего Севера; и каждый считает, что ты униженный и оскорбленный, а поэтому прошу Вас, дорогой Климент Ефремович, я ведь человек и работаю, имею за 5 лет 8 благодарностей, грамоту, получил в этом году денежную премию 400 рублей.
В данное время я очень болен, плохое пережитое ранее крепко сказалось на здоровье, и я прошу Вас помиловать меня
и снять с меня судимость, чтобы я был равен равному, чтобы я имел право вступить в ряды нашей партии, за которую
и именем которой я шел в бой, не щадя своей жизни, ведь, я был членом КПСС с 1941 года, и хочется в остатке своей
жизни получить то, что справедливо заслужил, а поэтому прошу Вас:

1. Меня помиловать и снять с меня судимость.
2. Верните мне мои ордена: орден Боевого Красного Знамени, которым я был награжден приказом Западного фронта в
1942 году, и Отечественной войны I степени".

Судя по сохранившимся документам, сотрудники президиума Верховного совета СССР прониклись сочувствием и решили помочь Луммеру. Они запросили данные о его награждениях и характеристики с места жительства. А Главной военной прокуратуре предложили пересмотреть дело Луммера. Первым, 12 февраля 1960 года, пришел ответ из отдела по награждениям и учету награжденных Главного управления кадров Министерства обороны СССР: "Лейтенант Луммер Моисей Зуевич (так в документе.— "История"), 1921 г. рождения, нач. штаба отд. мин. дивизиона 23 ВДБР, приказом Западного фронта N0790 от 18.7.1942 г. награжден орденом Красного Знамени. Награда по данному приказу ему вручена за N34197. Сведений о выдаче орденской книжки к ордену Красного Знамени в отделе не имеется.
В числе награжденных другими наградами Луммер (Лымарь, Лимарь) не значится и представлений соответствующего
командования по этому вопросу на него не поступало".


А Главная военная прокуратура 27 сентября 1960 года сообщила о том, чем завершилась попытка реабилитировать
Луммера: "Луммер Моисей Зусевич на основании постановления Особого совещания при НКВД СССР от 26 февраля 1944 года был заключен в ИТЛ сроком на 10 лет по обвинению в том, что он в период Великой Отечественной войны, находясь в плену, добровольно поступил в немецкую разведывательную школу и в ночь на 3 октября 1943 года был переброшен в советский тыл с заданием взорвать мост через реку Сейм в городе Батурине. Отказавшись от выполнения задания, Луммер пытался по подложным документам, выданным ему немцами, поступить на службу в одну из войсковых частей Советской Армии, скрыв таким путем свою принадлежность к немецким разведорганам, но это ему не удалось, и он на шестнадцатый день пребывания в советском тылу явился с повинной.

Главной военной прокуратурой в отношении Луммера был принесен протест, в котором ставился вопрос о прекращении
его дела за отсутствием состава преступления.
Определением от 10 августа 1960 года военный трибунал Белорусского военного округа протест отклонил на том
основании, что Луммер в период обучения в немецкой разведывательной школе совершил следующие преступления: в июне 1943 года выполнял задание немецкого командования по выявлению партизан; в августе того же года участвовал в обороне города Глухова от советских войск; в сентябре 1943 года доложил немецкому командованию свои подозрения о связи с партизанами двух советских девушек и участвовал в задержании последних. В настоящее время Главная военная прокуратура не находит достаточных оснований для принесения протеста на определение военного трибунала Белорусского военного округа. В силу вышеизложенного отсутствуют основания и для возвращения Луммеру М. З. ордена Красного Знамени".

Точку в деле поставили ответы из Великоалександровского района, из которых следовало, что Луммер в последние годы работал не на руднике, а завхозом в школе. Но история с его наградами на этом не завершилась.

В 1985 году, когда к сорокалетию Победы шло награждение ветеранов войны, Луммеру Моисею Зусьевичу (так было записано в наградных документах), 1921 года рождения, был вручен орден Отечественной войны II степени. Видимо, сработал человеческий фактор. Но тот же фактор действовал везде. Даже после запроса из президиума Верховного совета СССР в Министерство обороны в документах министерства старший лейтенант М. З. Луммер числился пропавшим без вести в 1943 году. И продолжает числиться пропавшим до сих пор.

Евгений Жирнов

Журнал "Коммерсантъ Власть" №40 от 12.10.2015, стр. 48
Записан
Dolor
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 343


« Ответ #1 : 31 Октября 2015, 21:14:12 »

Чуть было не реабилитировали ведь.
Записан
Страниц: [1] Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU