Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
22 Октября 2020, 07:17:30
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Основные форумы
| |-+  1934-1941 НКВД
| | |-+  Репрессии в НКВД (1935-1941)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 269 270 [271] 272 Вниз Печать
Автор Тема: Репрессии в НКВД (1935-1941)  (Прочитано 730464 раз)
zosimkus
Сержант
**
Offline Offline

Сообщений: 31


« Ответ #2700 : 16 Октября 2019, 00:04:05 »

Такого сочетания директор кинотеатра и сотрудник НКВД конечно нет, другое дело если он был сексот НКВД - это другая сфера и крайне сомневаюсь
что возможно найти следы НКВД по нему.
Чтобы получить копию служебной карточки надо иметь железно подтвержденную родственную связь или блат в органах.
Записан
Андрей
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 6907


« Ответ #2701 : 16 Октября 2019, 00:48:21 »

Такого сочетания директор кинотеатра и сотрудник НКВД конечно нет, другое дело если он был сексот НКВД - это другая сфера и крайне сомневаюсь
что возможно найти следы НКВД по нему.
Чтобы получить копию служебной карточки надо иметь железно подтвержденную родственную связь или блат в органах.



После 75-летия согласно нашему законодательству все документы должны быть открытыми.
Почитайте на этом форуме отдел "ПОИСК".
Записан
zosimkus
Сержант
**
Offline Offline

Сообщений: 31


« Ответ #2702 : 16 Октября 2019, 09:56:06 »

Спасибо...
« Последнее редактирование: 17 Октября 2019, 20:59:57 от zosimkus » Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 445


« Ответ #2703 : 24 Декабря 2019, 14:01:12 »

Борьба с нарушениями социалистической законности в органах НКВД СССР  (1938 – 1940).

      Оперативный приказ  НКВД СССР № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», после  его утверждения на  Политбюро,  был разослан в территориальные органы НКВД в конце июля 1937 года, что стало началом  массовой репрессивной политики  государства по отношению к своему народу, когда нормы права уступили место административному произволу.
    Массовые операции представляли собой серию централизованных  операций против различных категорий населения, рассматривавшихся руководством страны  в качестве потенциальных или реальных врагов  существующего строя.
     Санкции на проведение репрессий исходили непосредственно от высшего руководства страны, органы государственной безопасности являлись  инструментом политического террора в их руках.
      Вся оперативная работа  по проведению данных операций  велась работниками гос-безопасности НКВД, при поддержке милиции, прокуратуры и партийных органов.
     На основании судебных и внесудебных органов в 1937 году было арестовано 936 750 человек, приговорено к различным мерам наказания 796 613 человек. В 1938 году арестовано – 638 509 человек, осудили – 558 583.
      Согласно справке 1 спецотдела НКВД СССР «О  количестве арестованных и осужденных за время с 1 октября 1936 г. по 1 ноября 1938 г.»  к ВМН было приговорено 668 305 человек.
     Творившиеся в стране произвол и беззаконие вызывали протесты среди широких кругов населения. В центральные органы власти и на местах шли  сигналы о многочисленных нарушениях в ходе следствий и жалобы на приговоры внесудебных органов НКВД (троек и Особого совещания при наркомате).
       В   1938 году непосредственно  в Прокуратуру СССР поступило около 600 000 жалоб,  переслано 79 000 жалоб из Особого сектора ЦК ВКП (б) и 2 500 жалоб - из Секретариата ЦК и КПК при ЦК ВКП (б), фактически  они все остались без рассмотрения. 
     Руководство ВКП (б) во главе с И. Сталиным, после анализа ситуации,  приняли решение о сворачивании массовых репрессий и  изменении деятельности органов государственной безопасности.
     Особенно вызывало беспокойство, что органы НКВД  выходили на первую роль в государстве и на местах постепенно подминали под себя партийные органы, совершенно игнорировали прокурорский надзор.
     С активизацией арестов, усилиями руководителей органов НКВД регионального уровня,  всякое сопротивление их незаконным действиям со стороны представителей прокуратуры было сломлено и подчинено диктату НКВД.
      И. Сталин и его окружение пришли к выводу, что ГУГБ НКВД СССР вышло из - под контроля  партии и не обеспечивает в полном объеме возложенные на него задачи по обеспечению государственной безопасности в стране.
     Возникла настоятельная потребность в ограничении их деятельности в соответствии с правовыми нормами и возвращению  доминирующей позиции партийных структур по отношению к НКВД.
    Руководство страной понимало, чтобы остановить массовые репрессии необходимо произвести радикальную смену кадров в органах НКВД  и найти  виновных в сложившейся ситуации.
     22 августа 1938 г. первым заместителем Наркома ВД СССР был назначен первый секретарь  ЦК КП (б) Грузии Л.П. БЕРИЯ, что стало началом борьбы с недостатками и извращениями в работе органов НКВД.
       Политбюро ЦК ВКП (б) принимает решение  провести широкомасштабную проверку аппарата НКВД, как в центре, так и на местах.
       В октябре 1938 года для разработки  проекта   постановления по вопросу арестов, прокурорского надзора и ведения следствия  была создана комиссия, в состав которой вошли  нарком  НКВД  Н. Ежов, его первый заместитель Л. Берия, прокурор СССР А. Вышинский,  нарком юстиции   Н. Рычков и начальник Управления кадров ЦК ВКП (б)  Г. Маленков.
      14 ноября 1938 года  ЦК ВКП (б)  принимает постановление об учете и проверке в партийных органах ответственных сотрудников НКВД  СССР.
     В соответствии, с  которым, в ЦК ВКП (б), обкомах, крайкомах, ЦК нацкомпартий подлежали учету, проверке и утверждению все ответственные работники центрального аппарата Наркомвнудела от высших должностей до начальников отделений и следующие ответственные работники местных органов Наркомвнудела — наркомы, заместители наркомов и начальники отделов НКВД союзных и автономных республик,  начальники краевых, областных и окружных органов НКВД, их заместители и начальники отделов этих органов, начальники городских и районных отделений НКВД.
       Таким образом, для назначения руководящего работника на номенклатурную должность, например, в Центральный аппарат, нарком внутренних дел должен был сначала направить в ЦК ВКП (б) подготовленное Отделом кадров письмо с просьбой о разрешении на такое действие и обоснованием его целесообразности. После получения санкции от партийного органа принималось соответствующее постановление СНК  СССР, затем нарком подписывал приказ о назначении.
    Фактически  НКВД  СССР был поставлен  под полный контроль со стороны партийных органов, все назначения и перемещения ответственных сотрудников стали осуществляться с их ведома.
     Началась массовая  чистка среди сотрудников органов госбезопасности, которые до-пускали  нарушения Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов для очищения  органов НКВД  от всех враждебных людей, обманным путем проникших в органы, от лиц, не заслуживающих политического доверия.
       Данное направление деятельности в отношении сотрудников оперативно-чекистских подразделений было закреплено в принятом  17 ноября 1938 года  Советом  Народных Комиссаров СССР и Центральным  Комитетом  ВКП (б)  постановлении «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия».   
        Отмечалось, что за 1937 - 1938 годы под руководством партии органы НКВД проделали большую работу по разгрому врагов народа и очистили СССР от многочисленных шпионских, террористических, диверсионных и вредительских кадров из троцкистов, бухаринцев, эсеров, меньшевиков, буржуазных националистов, белогвардейцев, беглых кулаков и уголовников, представлявших из себя серьезную опору иностранных разведок в СССР и в особенности разведок Японии, Германии, Польши, Англии и Франции, что сыграло  свою положительную роль в деле обеспечения дальнейших успехов социалистического строительства.
   Утверждалось, что массовые операции по разгрому и выкорчевыванию враждебных элементов, проведенные органами НКВД в 1937—1938 годах при упрощенном ведении следствия и суда, не могли не привести к ряду крупнейших недостатков и извращений в работе органов НКВД и Прокуратуры. Больше того, враги народа и шпионы иностранных разведок, пробравшиеся в органы НКВД,  как в центре, так и на местах, продолжая вести свою подрывную работу, старались всячески запутать следственные и агентурные дела, сознательно извращали советские законы, производили массовые и необоснованные аресты, в то же время, спасая от разгрома своих сообщников, в особенности засевших в органах НКВД.
        Делался вывод, что  пробравшиеся в органы НКВД и Прокуратуры враги народа вся-чески пытались оторвать работу органов НКВД и Прокуратуры от партийных органов, уйти от партийного контроля и руководства и тем самым облегчить себе и своим сообщникам возможность продолжения своей антисоветской, подрывной деятельности.
      Все это указывало на существование  в недрах НКВД нового заговора, направленного на дестабилизацию обстановки в стране.
      Виновные были найдены и обозначены. Чекисты, выполнявшие преступные  приказания вышестоящего руководства по борьбе с «врагами народа», стали ими сами.   
       25 ноября 1938 года Указом ПВС СССР Н. Ежов был освобожден от обязанностей на-родного комиссара внутренних дел СССР. 
      В этот же день, Л.П. Берии был назначен  на пост Наркома внутренних дел СССР.     Сразу после своего вступления в должность Наркома внутренних дел СССР, Л.П. Берия подписал  приказ № 00762 от 25.11.38 г.  «О порядке осуществления Постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 17 ноября 1938 года», которое  «вскрывает серьезные недостатки и извращения в работе органов НКВД и прокуратуры и указывает пути подъема работы нашей советской разведки в деле окончательного разгрома врагов народа и очистки нашей страны от шпионско-диверсионной агентуры иностранных разведок, от всех предателей и изменников Родины».
      Для передачи дел при смене наркомов создается специальная комиссия в составе: председателя комиссии партийного контроля А.А. Андреева, заведующего ОРПО ЦК ВКП (б) Г.М. Маленкова и наркома внутренних дел Л.П. Берии.       
      Результаты ее работы были доложены 1 февраля 1939 года И.В. Сталину, в сопроводи-тельном письме к акту приема – сдачи дел в НКВД СССР,  указывалось:
«1. За время руководства тов. Ежова Наркомвнудел  СССР вплоть до момента его освобождения от обязанностей Наркома большинство руководящих должностей в НКВД СССР и в подведомственных ему органах (НКВД союзных и автономных республика, НКВД  краев и областей) занимали враги народа, заговорщики, шпионы.
2. Враги народа, пробравшиеся в органы НКВД, сознательно искажали карательную политику Советской власти, производили массовые необоснованные аресты ни в чем не повинных людей, в то же время,  укрывая действительных врагов народа».
     Новый нарком Л. Берия произвел практически полную смену начальников отделов НКВД СССР и их заместителей, а также  почти всех руководителей республиканских, краевых и областных НКВД-УНКВД.
      Особое место в выполнении решений по очистке органов НКВД от скомпрометировавших себя сотрудников занимает  Аппарат Особоуполномоченного НКВД СССР. На данное подразделение возлагалась задача по расследованию преступлений и проступков, совершенных работниками подразделений, входивших в состав НКВД.
    Прежний Аппарат Особоуполномоченного НКВД СССР, как не справившийся с возложенными на него задачами,   был полностью обновлен.
    Его руководитель ст. майор ГБ ФЕЛЬДМАН В. Д.  был арестован еще 23 октября 1937 г.,  как участник «антисоветского заговора в НКВД СССР».  Осуждён ВКВС СССР к ВМН 10 января 1938 года и в тот же день расстрелян. Реабилитирован посмертно 28 июля 1956 года.
     Не редко, сами Особоуполномоченные  нарушали закон, когда шел процесс по разгрому «фашистско - троцкистского заговора в НКВД».
    Фактически вновь созданному Аппарату Особоуполномоченного НКВД СССР  поручалось провести расследование фактов участия сотрудников НКВД в массовых репрессиях и провести пересмотр следственных дел на арестованных работников органов внутренних дел.
    28 декабря 1938 года на должность руководителя Аппарата Особоуполномоченного НКВД СССР был назначен   бывший ответственный организатор Отдела руководящих партийных органов  ЦК ВКП (б)  КРУГЛОВ С.Н., ему присвоили специальное звание «старший майор госбезопасности».
       Аппарат  Особоуполномоченного НКВД СССР с 36 человек был увеличен до 70 сотрудников.
         Приказом  НКВД СССР от 10.01.1939 года было утверждено  «Положение об аппара-те особоуполномоченного при НКВД СССР», в обязанности которого входило выполнение специальных поручений, связанных с проверкой и расследованием дел о сотрудниках НКВД, совершивших правонарушения, проверка материалов по заявлениям, жалобам, рапортам о должностных и государственных преступлениях, возбуждение уголовных дел в отношении сотрудников НКВД и их расследование, проведение обследования отдельных участков работы местных органов НКВД.
       В целях получения информации о состоянии дисциплины в органах внутренних дел   во все подразделения и внутренние войска был направлен  циркуляр НКВД СССР, в соответствии с которым полагалось к 5‑му числу каждого месяца представлять сведения о преступлениях, проступках и нарушениях дисциплины, допущенных личным составом. О каждом чрезвычайном происшествии следовало немедленно докладывать специальным внеочередным донесением. 
    28 февраля 1939 года  КРУГЛОВ С.Н. получил назначение на должность заместителя наркома внутренних дел по кадрам и одновременно стал начальником Отдела кадров НКВД СССР.
    Его сменил майор ГБ СТЕФАНОВ А. Г., бывший  инструктор Киевского райкома МГК ВКП (б).
     Необходимо отметить, что практически  весь оперативный состав чекистских подразделений НКВД,  принимал участие в массовых репрессиях, что требовало  проведения арестов значительной части сотрудников НКВД.
      Реализация такого  подхода означало  разрушение органов госбезопасности, так что формулировка о врагах, якобы пробравшихся в НКВД и творивших беззакония, явилась наиболее приемлемой.
    Руководствуясь постановлением от 17 ноября 1938 года, некоторые партийные комитеты, а также работники прокуратуры и суда пытались вскрывать порочные, незаконные методы в деятельности органов НКВД, ставили  вопрос о привлечении виновных в произволе к ответственности, требовать от органов НКВД  строгого соблюдения законности при расследовании дел, но такая позиция не находила поддержки.
    Властям было необходимо показать чекистам их место в обществе и на примере наиболее одиозных фигур, путем привлечения их к уголовной ответственности,  привести в чувство реальности основную массу сотрудников органов госбезопасности.
     Основной удар был направлен на руководителей НКВД в центре и на местах, которые обвинялись в  участии в деятельности  антисоветской заговорщической организации и  с контрреволюционной целью насаждали и культивировали среди работников разложение, отрыв от партийных организаций, пренебрежительное отношение к директивам и указаниям партии и произвол, направленный на подрыв социалистической законности, на истребление честных советских людей — рабочих, колхозников, советской интеллигенции — членов ВКП(б) и беспартийных.
     Самые грубые нарушения социалистической законности, введение в повседневную практику деятельности НКВД применения методов физического воздействия, пытки и истязания арестованных, которые приводили к так называемым «признательным показаниям» и оговорам невинных людей, были открыто, санкционированы И. Сталиным от имени ЦК ВКП (б).
     10 января 1939 г. секретарь ЦК ВКП (б) И. СТАЛИН направляет секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартии, наркомам внутренних дел, начальникам  УНКВД   шифртелеграмму:  «ЦК ВКП стало известно, что секретари обкомов - крайкомов, проверяя работников УНКВД, ставят им в вину применение физического воздействия к арестованным как нечто преступное. ЦК ВКП разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП».
     При этом оговаривается, что физическое воздействие допускается как исключение  и притом в отношении лишь таких явных врагов народа, однако впоследствии на практике метод физического воздействия  был превращен из исключения в правило.
    «ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод. ЦК ВКП требует от секретарей обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартии, чтобы они при проверке работников НКВД руководствовались настоящим разъяснением».
      Официально применение мер физического воздействия  было запрещено приказом МВД СССР № 0068 от 04.04.1953 г. "О запрещении применения к арестованным каких-либо мер принуждения и физического воздействия".
      Сотрудники  Аппарата  Особоуполномоченного НКВД на местах приступили к изучению обстановки в региональных управлениях, собирали показания жертв массовых репрессий, проводили допросы работников, против которых уже были выдвинуты обвинения.
    Одновременно такую же  работу проводили органы прокуратуры и партийные органы.
    При получении данных в отношении лиц, которые практиковали пытки и фальсифицировали документы следственных дел, проводились служебные проверки. По их результатам принимались решения об их увольнении из органов НКВД, привлечении к административной ответственности, переведу на низшие должности или возбуждении уголовных дел.
     В тоже время, нарком Л.П. Берия больше заботился о сохранении чести ведомства, чем о деле справедливости.
       10 февраля 1939 г. Л. Берия направил И. Сталину информацию, что работники суда и прокуратуры «неправильно понимают и извращают постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 17- го ноября 1938 года «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия» и своими неправильными действиями мешают органам НКВД в осуществлении указанного постановления». Он утверждал, что органы суда и прокуратуры якобы необоснованно требуют привлечения к ответственности «всех тех сотрудников НКВД, которые в той или иной мере причастны к производству необоснованных арестов в период проведения массовых операций 1937—1938 гг.», не считаясь с тем, что «эти сотрудники в большинстве своем были лишь техническими исполнителями указаний и распоряжений быв. руководящих работников органов НКВД».
      В НКВД ССР произошли серьезные кадровые изменения.  С 1 октября 1936  года по 1 сентября 1938 года из центрального аппарата ГУГБ и его местных управлений убыло 9 171 сотрудник, из них было арестовано 2 273 человека (269 в центре и 2064 на местах).    Количество арестованных за контрреволюционные преступления составляло 82 процента (1862 человека) от общего числа. Основная часть сотрудников ГУГБ НКВД  СССР и УГБ местных управлений, включая ДТО и ОО, была уволена вовсе — в запас или переведена в неоперативные подразделения, всего 6700 человек.
       До конца 1938 года  в ГУГБ и местных управлений госбезопасности арестовано еще  324 человек.
      В период с сентября по декабрь 1938 года были замены почти все руководители рес-публиканских, краевых и областных НКВД–УНКВД.   В это же время было арестовано 332 руководящих работника НКВД (140 человек в центральном аппарате и 192 на периферии), в том числе 18 наркомов внутренних дел союзных и автономных республик.
     В результате кадровых перестановок, связанных в основном с увольнением по политическим причинам и арестами, руководство некоторых структур менялось несколько раз.
      За 1939 год  по стране было уволено 7 372 оперработника, или  (22,9 % общего оперативного состава НКВД СССР).   Среди уволенных 41,7 % оказались изгнаны в связи с наличием компрометирующих материалов, 17,4 % – за должностные преступления, 6,2 % – по личному желанию, 5,5 % – по служебному несоответствию, 5,1 % – по болезни, 2 % – за контрреволюционную деятельность, 1,3 % – как умершие. Среди уволенных было 937 арестованных (12,7 %). С жёсткой формулировкой «уволен вовсе» с НКВД расстались 45,3 % уволенных, с переводом в запас – 15,8 %, а каждый четвёртый (24,9 %) был пере-ведён на службу в неоперативные подразделения НКВД (157).
         Как правило, их обвиняли в участии в заговоре в НКВД, фальсификации следственных дел о «повстанческих, диверсионно-шпионских и вредительских организациях», не-обоснованных арестах граждан и применении к арестованным мер физического воздействия с целью получения ложных показаний,  в превышении своих полномочий и нарушении социалистической законности в ходе оперативных и следственных мероприятий в период массовых политических репрессий. Большинство  из тех, кого судили «за превышение власти», виновным себя не признали или признавали частично, утверждая, что они лишь выполнял приказы.
   Часть уголовных  дел  были  прекращены  согласно примечанию к ст. 6 УК РСФСР (за малозначительностью и отсутствием вредных последствий).
     Судебное преследование чекистов осуществлялось  Военной коллегией Верховного суда СССР и военными трибуналами пограничных и внутренних  войск НКВД СССР.
     Первый спецотдел НКВД   осуществлял координирующие функции при проведении расследований правонарушений в органах НКВД.
    В основном к  уголовной ответственности были привлечены инициаторы преступной практики в НКВД  СССР или же особо проявившие себя в фабрикации провокационных дел, подлогах, вымогательстве заведомо ложных показаний и т.п.
    Были расстреляны бывший нарком  ВД СССР  Н. ЕЖОВ и его заместители – АГРАНОВ Я.С., БЕРМАН М.Д., БЕЛЬСКИЙ Л.Н., ЖУКОВСКИЙ С.Б.,ЗАКОВСКИЙ Л.М., ПРОКОФЬЕВ Г.Е, ФРИНОВСКИЙ М.П., КУРСКИЙ В.М. застрелился, РЫЖОВ М.И. умер в тюрьме, находясь под следствием.
       Михаил Суслов, первый секретарь Орджоникидзевского обкома ВКП (б), выступая на партийной конференции в марте 1940 года, сказал, что в то время как треть общего состава работников НКВД находилась под следствием, были осуждены только несколько десятков человек. По его словам, проводившие проверку старались подходить к каждому случаю индивидуально, чтобы сохранить тех товарищей, особенно среди нижних чинов и молодежи, кто совершал нарушения социалистической законности под давлением преступных требований, и что из НКВД вычитали только тех, кто действовал по собственной инициативе и злому умыслу, а также имел эгоистические и враждебные намерения.
    Из мест заключения освобождено более восьми тысяч чекистов, пострадавших в годы массового террора, но к прежнему месту службы вернулись единицы.
        По всем сотрудникам,  в отношении которых были получены  компрометирующие материалы, были составлены соответствующие справки, приобщенные к их личным де-лам.   
     Органы НКВД были основательно обновлены  кадрами из  числа партийно - советской и  военной  номенклатуры.
      Идет много дискуссий на тему поведения чекистов во время проведения операций по массовому террору, но не нужно забывать, что органы безопасности, это единый и жестко централизованный институт государственного управления, нацеленный  на обеспечение безопасности и целостности общества.
      Действительно среди работников НКВД было  немало и таких, которые  допускали произвол, злоупотребляли властью, грубо нарушали закон, и эти их действия являются преступными.
      Многие из них полностью отдавали себе отчёт в том, что значительная часть граждан, подвергнутых репрессиям, совершенно неповинна в каких бы то ни было преступлениях.
     Бывший начальник 3-го отделения 3-го отдела УНКВД Московской области лейтенант ГБ  Постель А.О.  за грубые нарушения законности (необоснованные аресты, применение пыток и т.п.)  в апреле 1940 года был осужден к 15 годам лишения свободы. В 1956 г., после отбытия срока наказания, он в многочисленных своих заявлениях в инстанции стал настаивать на своей реабилитации. Он писал, что сегодняшние военные прокуроры            "... Проявляют глубокое непонимание обстановки страха и трепета, царившего в 1937-1938 гг. в органах НКВД, прокуратуры и судах... Если в 1937-1938 гг. в моей работе были искривления в следствии и арестах, то они являются результатом внедренных тогда в аппарат физических методов следствия, прямо исходящих от наркома Ежова и вождя партии Сталина. Я, рядовой чекист, коммунист по служебному и партийному долгу, не мог выражать сомнения, подвергать критике или не выполнять этих указаний, а выполнение их приводило к незаконным арестам и репрессиям... Об этих физических методах следствия было хорошо известно прокурору СССР Вышинскому, председателю Военной коллегии Верховного суда Ульриху, которые преподносились нам, как защита интересов партии в ожидании войны..." 
    Компания  по восстановлению социалистической законности в органах НКВД СССР затронула значительную часть сотрудников, что, несомненно,  принесло положительные результаты. Не смотря на то, что многие чекисты избежали уголовного преследования по обвинению в должностных преступлениях, профилактическое воздействие на их сознание было огромным.
    В декабре 1941 года нарком Л.П. Берия обратился к И.В. Сталину с просьбой: в связи с нехваткой кадров на фронтах освободить из заключения 1 610 сотрудников, отбывающих наказание главным образом за нарушение законности в период массовых репрессий. Разрешение  было получено.
Записан
Сергей В.
Рядовой
*
Offline Offline

Сообщений: 2


« Ответ #2704 : 04 Января 2020, 14:42:43 »

Пока коллеги увлеченно занимается полемикой в оценке действий Сталина к РККА и ВОВ дам
Вам коллега ВАЛЕНТ из своего запаса одного мало известного чекиста.....
Коц Абрам Израилевич ? , еврей,член ВКП /б/ 1929
185-23 03 1936 - сержант госбезопасности
759-22 05 1937 уволен 38В,вовсе - опер.ОО НКВД МССМ ? ЛВО
Арестован в 1937. Умер во время следствия в 1937 - когда ?

Может кто-нибудь из увлеченных коллега добавит информацию о  нем ? Строит глазки Шокированный

Уважаемые участники, этот малоизвестный чекист - мой двоюродный прадед, и мне удалось достаточно подробно изучить его биографию по документам из различных архивов. Сразу отмечу, что арестован он не был и умер на два десятка лет позже.

Коц Абрам-Исаак Израилевич. Сотрудник ОГПУ-НКВД в 1932-1937 гг.

Родился 08.07.1905 г. (25 июня по старому стилю) в Санкт-Петербурге, родители – полоцкий мещанин Израиль Залманович Коц (1864-1950) и его жена Берта (Бейля) Наумовна (Нохимовна), в девичестве Кочергинская (1868-1944). Дата, место рождения и полное имя уточнены по Метрической книге о рождении евреев-мещан (ЦГИА СПб, ф. 422, оп. 3, д. 396, л. 46, запись №140).

По данным nkvd.memo.ru, Приказом НКВД СССР №185 от 23 марта 1936 г. получил звание сержанта госбезопасности. Приказом НКВД СССР №759 от 22 мая 1937 г. уволен вовсе с исключением с учета согласно ст. 38 п. «в» Положения о прохождении службы начсоставом ГУГБ НКВД («за невозможностью дальнейшего использования в ГУГБ»); на тот момент являлся оперуполномоченным ОО НКВД ЛВО. В 1938 г. умер под следствием.
Поскольку недостоверность информации о смерти Абрама Коца в 1938 г. бросилась мне в глаза, я подготовил его краткую биографию на основании всех документов, которые мне удалось выявить в течение нескольких лет в различных архивах.

Биографические сведения из партийных документов А.И. Коца, хранящихся в Центральном государственном архиве историко-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГАИПД СПб).
ф. Р-9087, оп. 1-1, д. 177, л. 505 – Учетная карточка кандидата в члены РКП. Указано, что А.И. Коц состоял в РЛКСМ с 1921 г. С 12.11.1926 г. – кандидат в члены РКП(б).
ф. Р-9088, оп. 1, д. 1589, л. 13 – Учетная карточка кандидата в члены ВКП(б), л. 14 – Учетная карточка члена ВКП(б). Даты приема в кандидаты ВКП(б) вписаны разные (20.09 и 20.11 1928 г.), дата приема в члены партии – 23.06.1929 г. Указаны места работы: в 1918-1921 гг. курьер в ПСНХ, в 1921-1924 гг. курьер «Ленинградодежда», в 1925-1927 гг. рабочий склада «Жиркость», в 1927-1928 гг. крановщик в Ленинградском торговом порту, в 1928-1930 гг. кочегар СТФ, в 1930-1932 гг. – «Гипромед» <неразб.>, с 11.05.1932 г. – сотрудник ПП ОГПУ в ЛВО.
ф. Р-9087, оп. 1-1, д. 202, л. 1456 – Учетная карточка командированного на работу. Указано, что А.И. Коц направлен коллективом РайОСО, где был 1 год начальником орготдела, в распоряжение Райкома ВКП(б), а 03.03.1932 г. направлен в распоряжение ПП ОГПУ в ЛВО. Отмечено окончание Нормальной партшколы.

Биографические сведения из Книг прописки жильцов (домовых книг) дома №55 по ул. Дзержинского (Гороховой), хранившихся в архиве паспортной службы быв. Октябрьского района Ленинграда (к настоящему моменту переданы в ЦГА СПб).
Кн. №1, стр. 197: прибыл 30.01.1930 г. из Архангельска, выбыл в мае 1936 г. в Мурманск. Место работы – «агент в ОГПУ».
Кн. №1, стр. 214: прибыл 04.07.1937 г. из Мурманска, выбыл 13.11.1939 г. на учебный военный сбор. Место работы – «служащий в Управлении НКВД пр. Володарского, 4».
Кн. №1, стр. 223: прибыл 02.10.1940 г. из РККА, выбыл 08.02.1941 г. за границу в командировку. Место работы – «ком. нач. состав, временно безработный».
Кн. №3, стр. 252-253: прибыл 17.05.1948 г. из Баку. Место работы – «Министерство речного флота подполковник, зам. нач. училища по строевой части».
Кн. №3, стр. 298-299: место работы – «временно не работает; Пушкин, в/часть №19246». Выбыл 17.06.1952 г.
Кн. №4, стр. 250-251: прибыл 17.05.1948 г. из Баку. Место работы – «в/часть 19246, инженер по МТО; в/база 1391, ст. инженер-экономист, ул. Инженерная, 6». Отмечена перемена имени на Абрам.
Кн. №4, стр. 294-295: место работы – «в/база 1391, ст. инженер-экономист, ул. Инженерная, 6». Умер, выписан 03.12.1962 г.

По воспоминаниям мужа его племянницы, моего деда Алексея Александровича Верещагина (06.03.1924-07.06.2010), в период Великой Отечественной войны А.И. Коц занимался отправкой радисток на линию фронта, где они все погибали. Рассказывая об этом, Абрам Коц их очень жалел. Также, по непроверенной информации из воспоминаний родственников, он участвовал в подготовке и проведении Тегеранской конференции.

А.И. Коц был уволен из органов НКВД в связи с арестом, исключением из ВКП(б) и ссылкой брата – Льва Израилевича Коца. Л.И. Коц был репрессирован дважды (1-й арест 15.02.1935 г., по приговору ОСо при НКВД СССР от 17.02.1935 сослан в Якутск на 3 года; 2-й арест 27.09.1949 г., по приговору ОСо при МГБ СССР от 29.07.1950 г. сослан в Красноярский край на 5 лет). Именно после первой репрессии Льва Коца Абрам был уволен из НКВД и исключен из партии, однако не был осужден, а спокойно вернулся из Мурманска к родителям в Ленинград и стал шофером.

В архивном следственном деле №Р-15574 (прежний №68741) сестры Абрама Коца – Евгении Израилевны Витковской, хранящемся в Информационном центре ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской обл., имеется ряд документов, связанных с А.И. Коцем. Е.И. Витковская была исключена из ВКП(б) 25.08.1936 г. в связи с делом брата Льва, а в июле 1937 г. выслана в Красноярский край вместе с родителями, И.З. и Б.Н. Коц. На лл. 20-21 дела – заявление Абрама Израилевича Коца от 02.08.1938 г. на имя верховного прокурора Вышинского с просьбой отменить высылку родителям (Израилю и Берте Коц), которых он готов взять на свое иждивение. А.И. Коц указывает, что учится в школе шоферов наркомата легкой промышленности и работает там же завхозом. В характеристике с места работы (л. 22) указано, что А.И. Коц также является агитатором. Л. 24 – заявление Абрама Коца от 13.10.1938 г. на имя секретаря Прокурора СССР с той же просьбой. Оба заявления написаны довольно требовательным тоном. 13 февраля 1939 г. высылка Е.И. Витковской, И.З. и Б.Н. Коц была отменена. К делу Е.И. Витковской приложено 5 непронумерованных листов секретной переписки между Отделом контрразведки МГБ Краснознаменной Каспийской флотилии и 1-м Спецотделом УМВД Ленинградской обл. Из этих документов следует, что 16.09.1947 г. ОКР МГБ ККФ затребовал из Ленинграда учетное дело №55355 на Коц А.И., личное дело бывшего сотрудника УНКВД по ЛО Коц А.И., следственные дела №4/847 и №4/7311 особо уполномоченного УНКВД по Ленинградской обл. на Коц А.И., дело №68741 на Витковскую Е.И. В ответ из Ленинграда были направлены личное дело А.И. Коца и дело Е.И. Витковской (указано, что учетное дело №55355 на хранение не поступало). 14.10.1947 г. дело Витковской было возвращено в УМВД по ЛО. Как известно из домовых книг (см. выше), 17.05.1948 г. А.И. Коц переехал из Баку обратно в Ленинград. Никаких репрессий, связанных с лишением свободы, не последовало.

Как видно на фотографиях 1947 года, сделанных в Баку, А.И. Коц дослужился до чина подполковника, был награжден орденом Отечественной войны, орденом Красного Знамени, медалями «За оборону Ленинграда», «За оборону Одессы», «За победу над Германией», «За оборону Севастополя». Награждения удалось уточнить по базе данных «Подвиг народа».
1. Орденом Красного Знамени А.И. Коц награжден 16.09.1941 г. (являлся начальником оперативного отделения оперативной группы ВМФ в звании политрука) – ЦВМА, ф. 3, оп. 1, ед. хр. (дело) 471, л. 13;
2. Медалью «За оборону Ленинграда» награжден 12.06.1943 г. (являлся начальником отделения Штаба Балтийского флота в звании капитана) – ЦАМО, ф. 88, оп. 2, ед. хр. 658, л. 97;
3. Орденом Отечественной войны I степени награжден 29.03.1944 г. (являлся Начальником 6 отделения РО Штаба Краснознаменного Балтийского флота в звании майора) – ЦВМА, ф. 3, оп. 1, ед. хр. 779 и 851, лл. 159 и др.;
4. Медалью «За оборону Одессы» награжден 16.09.1944 г. (являлся командиром опергруппы РО Штаба Черноморского флота в звании майора) – ЦАМО, ф. 88, оп. 2, ед. хр. 668, л. 4.
5. Медалью «За боевые заслуги» награжден 03.11.1944 г. (служил в разведывательном отделе Краснознаменной Каспийской флотилии в звании майора) – ЦВМА, ф. 3, оп. 1, д. 1149 / 807, л. 11.
6. Медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» награжден 04.09.1945 г. (являлся начальником РО Штаба Краснознаменной Каспийской флотилии в звании майора) – ЦАМО, ф. 682, оп. 8045, д. 3, л. 9.
Из опубликованных наградных документов следует, что А.И. Коц служил на флоте с 1932 г., таким образом, вся его чекистская работа также была связана с ВМФ. Партийный стаж указан непрерывным с 1929 г. Время и место восстановления в партии установить пока не удалось.

26 марта 2019 г. я написал письмо в Управление ФСБ России по Омской области, в архиве которого с 1966 г. хранится личное дело бывшего сотрудника органов безопасности Коца А.И. (фонд №7, дело №341873), с просьбой о предоставлении архивной справки. Она была приложена к ответному письму №10/27/В-541 от 30 апреля 2019 г. Из нее следует, что Абрам Коц служил в органах ОГПУ-НКВД с 10 марта 1932 по 9 июня 1937 г. – таким образом, его служба на флоте в годы Второй Мировой войны к НКВД-МГБ отношения не имела.
Архивная справка уточняет дату Приказа НКВД №185 о присвоении спецзвания сержанта ГБ (19 марта 1936 г., а не 23-е, как в базе nkvd.memo.ru), а также уточняет дату увольнения со службы (9 июня 1937 г., а не 22 мая, как в базе nkvd.memo.ru).
Послужной список А.И. Коца, в соответствии со справкой, выглядит следующим образом:
– с 10 марта 1932 по 1 декабря 1932 г. – штатный практикант 2 отделения ПП ОГПУ в ЛВО;
– с 1 декабря 1932 по 2 августа 1933 г. – уполномоченный 2 отделения ПП ОГПУ в ЛВО;
– со 2 августа 1933 по 14 октября 1933 г. – помощник уполномоченного 2 отделения ПП ОГПУ в ЛВО;
– с 14 октября 1933 г. по 1 декабря 1935 г. – уполномоченный ОО ОГПУ МССМ;
– с 1 декабря 1935 по 9 июня 1937 г. – оперуполномоченный ОО ГУГБ НКВД МССМ.
Также в справке процитировано Постановление УНКВД по ЛО от 22 июня 1937 г. (номер не указан): «Материал расследования по обвинению бывшего оперуполномоченного ОО УГБ СВФ УНКВД по ЛО – сержанта гос. безопасности Коц А.И. в связи со своим братом троцкистом Коц Львом, принимая во внимание, что за защиту осужденного брата троцкиста и связь с ним через свою сестру Мурманским Окружным Комитетом ВКП(б) Коц А.И., 1905 г.р., исключен из членов ВКП(б) и с работы из органов НКВД уволен, дальнейшим производством прекратить».

Семья А.И. Коца: жена – Вера Акимовна Чубанова (29.09.1920 г., Баку – 30.03.2006 г., Санкт-Петербург). Сын – Борис Абрамович Чубанов, родился 23.08.1946 г. в Ленинграде, художник, проживает в Париже.

По воспоминаниям Б.А. Чубанова, А.И. Коц участвовал в уничтожении стратегически важных объектов перед сдачей Одессы румынским войскам, оттуда был эвакуирован в Севастополь на одном из последних отходивших кораблей. Когда последовала сдача немцам Севастополя, А.И. Коц покинул город вместе с бежавшим адмиралом Октябрьским. После увольнения из армии в конце 1940-х гг. получил по партийной линии предложения стать директором Сенного рынка либо кинотеатра «Великан» в Ленинграде, но выбрал инженерную работу.

А.И. Коц погиб 06.11.1962 г. в Киеве в возрасте 57 лет. В актовой записи о смерти №1652 от 10.11.1962 г. (хранится в отделе ЗАГС Адмиралтейского р-на С.-Петербурга) указана причина смерти «травма головы с переломом костей свода и основания черепа и кровоизлияния в желудочки мозга, несчастный случай». Был сбит, по воспоминаниям жены, «черной волгой» на пустой улице. Тело из Киева перевез мой дед А.А. Верещагин. Похоронен А.И. Коц на Еврейском кладбище Ленинграда (3 участок, могила 822).

Сергей Верещагин, двоюродный правнук.


* abram3.jpg (646.21 Кб, 836x1172 - просмотрено 250 раз.)
Записан
Архип
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 168


« Ответ #2705 : 04 Января 2020, 19:03:03 »

Здравствуйте. Спасибо интересно, вы провели большую работу!
"А.И. Коц дослужился до чина подполковника..." - до звания конечно.
Скажите при обращении в архив ФСБ в Омске у Вас возникали какие либо проблемы, вы доказывали родство? Или об этом речь не заходила?
Записан
Андрей
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 6907


« Ответ #2706 : 04 Января 2020, 21:01:22 »

Насчет дат присвоения спец.звания и увольнения -
Это сотрудники УФСБ по Омской области ляп дали - именно 23.03.1936 ему было присвоено спец.звания "сержант госбезопасности".
Если у кого нибудь есть сомнения в этом - смотрите в ГАРФ ф.9401,оп.9,дело 40 где даны "Печатные сборники приказов НКВД-МВД СССР по составу и
там же дан приказ об его увольнении №759-22.05.1937 - ГАРФ ф.9401,оп.9,дело 42. "Печатные сборники приказов НКВД-МВД СССР по составу.   
Записан
Забава Александр
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 445


« Ответ #2707 : 04 Января 2020, 21:21:47 »

ПП ОГПУ в ЛВО - Полномочное представительство Объединённого государственного политического управления в Ленинградском военном округе
ОО ОГПУ МССМ – Особое  отделение  Объединённого государственного  политического управления  Морских  сил  Северных морей
ОО УГБ СВФ УНКВД по ЛО –  Особое  отделение  Управления государственной безопасности  по Северной военной  флотилии   Управления Народного комиссариата  внутренних дел по Ленинградской  области
ОО ГУГБ НКВД МССМ - Особый отдел Главного управления государственной безопасности Народного комиссариата  внутренних дел  Морских сил  Северных морей
ОО НКВД ЛВО – Особый отдел НКВД Ленинградского военного округа
Записан
Сергей В.
Рядовой
*
Offline Offline

Сообщений: 2


« Ответ #2708 : 09 Января 2020, 15:01:06 »

Здравствуйте. Спасибо интересно, вы провели большую работу!
"А.И. Коц дослужился до чина подполковника..." - до звания конечно.
Скажите при обращении в архив ФСБ в Омске у Вас возникали какие либо проблемы, вы доказывали родство? Или об этом речь не заходила?
Архип, к письму в Омск я приложил простые (незаверенные) копии документов о родстве. Требовались ли они - не знаю. Ответ получил с первого раза.
Записан
elnik67
Рядовой
*
Offline Offline

Сообщений: 1


« Ответ #2709 : 25 Февраля 2020, 21:36:13 »

                     Дополнения к списку №1, размещенному на стр. 1 – 6 данной темы.

                         (По материалам сайта NKVDGUGB.RU Уважаемого Арарата Григоряна)

УстьКачкинцев Михаил Дмитриевич
Нач.Кунашакского РО НКВД Челябинской обл.(   - 25.11.1936 откомандирован в распоряжение УНКВД по Азово-Черноморскому краю).
Нач.Лабинского РО НКВД Краснодарского края (  - 21.3.1939 уволен в запас по болезни ст.37 – отменен) ( -5.6.1939 уволен вовсе по ст.38-б)
Мл.лейтенант ГБ (246-7.4.1936)
Арестован.
Приговорен 8.5.1940 ВТ войск НКВД Красноярского края к вмн.
24.8.1940 ПВС СССР оставил приговор в силе
 
Здравствуйте! Недавно начал искать следы деда, про которого мне в детстве говорили, что "он бросил бабушку с двумя детьми и ушел к другой женщине". Возможно, все было совсем по другому. По ФИО нашел его только на этом сайте, хотя может это полный однофамилец. Но сохранилось несколько старых фото, где он в форме. Да и у отца моего имя Феликс - возможно в честь почитаемого тогда человека. А здесь нет ни даты рождения, ни даты смерти. Где, в доступных для меня источниках, я могу сделать какие-то запросы, чтобы уточнить информацию об УстьКачкинцеве Михаиле Дмитриевиче?
Записан
Страниц: 1 ... 269 270 [271] 272 Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU