Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
18 Октября 2019, 20:49:46
Начало Помощь Календарь Войти Регистрация

+  Форум истории ВЧК ОГПУ НКВД МГБ
|-+  Разное
| |-+  Курилка
| | |-+  СМЕРШ: кому бесславье, а кому бессмертье?
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 [2] 3 Вниз Печать
Автор Тема: СМЕРШ: кому бесславье, а кому бессмертье?  (Прочитано 8604 раз)
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #10 : 02 Августа 2015, 19:02:15 »



Вы, как всегда, на личность автора переходите... Смех разбирает? Ну, аргументируйте, опровергните, докажите! Чего пустым цитированием-то заниматься? Текст вверху, кому надо - прочитают.
Да, перехожу ИМЕННО на личность автора статьи, текст которой как Вы правильно заметили -вверху.

Благодаря таким авторам,литературным дарованиям -"птенцам из гнезда"  известного журфака, российская либеральная общественность  получила на долгие годы хроническую болячку- "искривление мозгов"  просматривая "МК",глядя передачи ТВ  под названием "Особая папка" и читая на ночь  очередной бестселлер  журналиста-историка Млечина...
Записан
картограф
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 735


« Ответ #11 : 02 Августа 2015, 19:06:34 »

Командир подразделения СМЕРШ, номер 12–13, .!.. Кр-р-р-угом!.. Марш!.. Бегом!..
...
Дааа. Командир подразделения.
№№№№№
Строевой устав хоть почитал бы.
Записан
Velfrjd
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 493


« Ответ #12 : 02 Августа 2015, 20:20:28 »

-
« Последнее редактирование: 21 Ноября 2015, 06:27:05 от Velfrjd » Записан
Velfrjd
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 493


« Ответ #13 : 02 Августа 2015, 20:33:28 »

-
« Последнее редактирование: 21 Ноября 2015, 06:27:18 от Velfrjd » Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #14 : 02 Августа 2015, 20:41:02 »

Командир подразделения СМЕРШ, номер 12–13, .!.. Кр-р-р-угом!.. Марш!.. Бегом!..
...
Дааа. Командир подразделения.
№№№№№
Строевой устав хоть почитал бы.

Боец блефовал, нес околесицу "с потолка"! Вы контекст-то читайте. А лучше всю книгу.

А чего Никулин 30-с лишним лет не публиковал книгу? Мог бы присоседится как фронтовик к Быкову,Афонасьеву
попал бы в струю "лейтенантской прозы". А могет, пятерочников боялся- смершовцы напужали ведь до усрачки...
А могет  ждал  новой -горбачево-ельцинской оттепели...
Записан
Alex
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 2587


« Ответ #15 : 02 Августа 2015, 20:45:13 »

"....... Среди них младенцы 1926 года рождения, то есть четырнадцатилетние, не подлежащие призыву в армию… «Вперрред!!!», и все. Наконец какой-то солдат или лейтенант, командир взвода, или капитан, командир роты (что реже), видя это вопиющее безобразие, восклицает: «Нельзя же гробить людей! Там же, на высоте, бетонный дот! А у нас лишь 76-миллиметровая пушчонка! Она его не пробьет!»… Сразу же подключается политрук, СМЕРШ  и трибунал......
26+14= 1940год.
Политруков отменили в октябре 1942. СМЕРШ появился в конце апреля 1943.
ЗИС-3- за....т прямой наводкой на 630м с 3 выстрела. Уж поверьте. Хотя бы подавит.
1942-1926=16. И все равно не 18. Что-то меняет? Дети...
В армии до сих пор в обиходе можно услышать слово "бойцы", и что?)))

Интересная фактура.Прям коленкоровый дермонтин.
 Интересно в каком году был призыв 26 года рождения?
Записан
картограф
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 735


« Ответ #16 : 02 Августа 2015, 21:54:21 »

"....... Среди них младенцы 1926 года рождения, то есть четырнадцатилетние, не подлежащие призыву в армию… «Вперрред!!!», и все. Наконец какой-то солдат или лейтенант, командир взвода, или капитан, командир роты (что реже), видя это вопиющее безобразие, восклицает: «Нельзя же гробить людей! Там же, на высоте, бетонный дот! А у нас лишь 76-миллиметровая пушчонка! Она его не пробьет!»… Сразу же подключается политрук, СМЕРШ  и трибунал......
26+14= 1940год.
Политруков отменили в октябре 1942. СМЕРШ появился в конце апреля 1943.
ЗИС-3- за....т прямой наводкой на 630м с 3 выстрела. Уж поверьте. Хотя бы подавит.
1942-1926=16. И все равно не 18. Что-то меняет? Дети...
В армии до сих пор в обиходе можно услышать слово "бойцы", и что?)))
А по ЗИС-3 как?
Записан
Velfrjd
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 493


« Ответ #17 : 03 Августа 2015, 05:09:52 »

-
« Последнее редактирование: 21 Ноября 2015, 06:27:38 от Velfrjd » Записан
Velfrjd
Полковник
*****
Offline Offline

Сообщений: 493


« Ответ #18 : 03 Августа 2015, 05:17:49 »

-
« Последнее редактирование: 21 Ноября 2015, 06:27:49 от Velfrjd » Записан
mrodos
Полковник
*****
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 602


« Ответ #19 : 03 Августа 2015, 10:04:02 »

Командир подразделения СМЕРШ, номер 12–13, .!.. Кр-р-р-угом!.. Марш!.. Бегом!..
...
Дааа. Командир подразделения.
№№№№№
Строевой устав хоть почитал бы.

Боец блефовал, нес околесицу "с потолка"! Вы контекст-то читайте. А лучше всю книгу.

А чего Никулин 30-с лишним лет не публиковал книгу? Мог бы присоседится как фронтовик к Быкову,Афонасьеву
попал бы в струю "лейтенантской прозы". А могет, пятерочников боялся- смершовцы напужали ведь до усрачки...
А могет  ждал  новой -горбачево-ельцинской оттепели...
ПОСЛЕСЛОВИЕ

Эта рукопись возникла в основном осенью 1975 года. В нее были добавлены дневники боев 311 с. д., написанные в 1943 году и глава «Сон» — 1945 года. Еще несколько незначительных подробностей в разных местах добавлены позже. В целом же эти записки — дитя оттепели шестидесятых годов, когда броня, стискивавшая наши души, стала давать первые трещины. Эти записки были робким выражением мыслей и чувств, долго накапливавшихся в моем сознании. Написанные не для читателя, а для себя, они были некой внутренней эмиграцией, протестом против господствовавшего тогда и сохранившегося теперь ура-патриотического изображения войны.
Прочитав рукопись через много лет после ее появления я был поражен мягкостью изображения военных событий. Ужасы войны в ней сглажены, наиболее чудовищные эпизоды просто не упомянуты. Многое выглядит гораздо более мирно, чем в 1941–1945 годах. Сейчас я написал бы эти воспоминания совершенно иначе, ничем не сдерживая себя, безжалостней и правдивей, то есть, так как было на самом деле. В 1975 году страх смягчал мое перо. Воспитанный советской военной дисциплиной, которая за каждое лишнее слово карала незамедлительно, безжалостно и сурово, я сознательно и несознательно ограничивал себя. Так, наверное, всегда бывало в прошлом. Сразу после войн правду писать было нельзя, потом она забывалась, и участники сражений уходили в небытие. Оставалась одна романтика, и новые поколения начинали все сначала…
Большинство книг о войне советского времени не выходит за пределы, определенные «Кратким курсом истории ВКПб». Быть может, поэтому они так похожи, будто написаны одним автором. Теперь в военно-исторической литературе заметен поворот к созданию правдивой картины военных лет и даже намечается некая конфронтация старого и нового. Своими воспоминаниями я вовсе не стремился включиться в эту борьбу, а просто хотел чуть-чуть приподнять завесу, скрывающую темную сторону войны и заглянуть туда одним глазом.
Всесторонний анализ того, что там скрыто, мне не под силу. Для этого нужен человек, обладающий абсолютным знанием фактов и мощным интеллектом, профессионал, а не любитель. Человек масштаба Солженицина, ибо война не менее, а, может быть, более сложна, чем ГУЛАГ.
В этой рукописи я решал всего лишь личные проблемы. Вернувшись с войны израненный, контуженный и подавленный, я не смог сразу с этим справиться. В те времена не было понятия «вьетнамский синдром» или «афганский синдром» и нас не лечили психологи. Каждый спасался, как мог. Один пил водочку, другой, утратив на войне моральные устои, стал бандитом… Были и такие, кто бил себя в грудь кулаками и требовал мат матки-правды. Их быстро забирали в ГУЛАГ для лечения… Сталин хорошо знал историю и помнил, что Отечественная война 1812 года породила декабристов…
Я спасался работой и работой, но когда страшные сны не давали мне жить, пытался отделаться от них, выливая невыносимую сердечную боль на бумагу. Конечно, мои записки в какой-то мере являются исповедью очень сильно испугавшегося мальчишки…
Почти три десятилетия я никому не показывал эту рукопись, считая ее своим личным делом. Недавно неосторожно дал прочесть ее знакомому, и это была роковая ошибка: рукопись стала жить своей жизнью — пошла по рукам. Мне ничего не оставалось делать, как разрешить ее публикацию. И все же я считаю, что этого не следовало делать: слишком много грязи оказалось на ее страницах.
Война — самое грязное и отвратительное явление человеческой деятельности, поднимающее все низменное из глубины нашего подсознания. На войне за убийство человека мы получаем награду, а не наказание. Мы можем и должны безнаказанно разрушать ценности, создаваемые человечеством столетиями, жечь, резать, взрывать. Война превращает человека в злобное животное и убивает, убивает…
Самое страшное, что люди не могут жить без войны. Закончив одну, они тотчас же принимаются готовить следующую. Веками человечество сидело на пороховой бочке, а теперь пересело на атомную бомбу. Страшно подумать, что из этого получится. Одно ясно, писать мемуары будет некому…
Между тем, моя рукопись превращается в книгу.
Не судите меня слишком строго…


А почему послесловие Никулина, а не предисловие, которое много объясняет...

"...Мои записки не предназначались для публикации. Это лишь попытка освободиться от прошлого: подобно тому, как в западных странах люди идут к психоаналитику, выкладывают ему свои беспокойства, свои заботы, свои тайны в надежде исцелиться и обрести покой, я обратился к бумаге, чтобы выскрести из закоулков памяти глубоко засевшую там мерзость, муть и свинство, чтобы освободиться от угнетавших меня воспоминаний. Попытка наверняка безуспешная, безнадежная... Эти записки глубоко личные, написанные для себя, а не для постороннего глаза, и от этого крайне субъективные. Они не могут быть объективными потому, что война была пережита мною почти в детском возрасте, при полном отсутствии жизненного опыта, знания людей, при полном отсутствии защитных реакций или иммунитета от ударов судьбы. В них нет последовательного, точного изложения событий. Это не мемуары, которые пишут известные военачальники и которые заполняют полки наших библиотек. Описания боев и подвигов здесь по возможности сведены к минимуму. Подвиги и героизм, проявленные на войне, всем известны, много раз воспеты. Но в официальных мемуарах отсутствует подлинная атмосфера войны. Мемуаристов почти не интересует, что переживает солдат на самом деле. Обычно войны затевали те, кому они меньше всего угрожали: феодалы, короли, министры, политики, финансисты и генералы. В тиши кабинетов они строили планы, а потом, когда все заканчивалось, писали воспоминания, прославляя свои доблести и оправдывая неудачи. Большинство военных мемуаров восхваляют саму идею войны и тем самым создают предпосылки для новых военных замыслов. Тот же, кто расплачивается за все, гибнет под пулями, реализуя замыслы генералов, тот, кому война абсолютно не нужна, обычно мемуаров не пишет.
Здесь я пытался рассказать, о чем я думал, что больше всего меня поражало и чем я жил четыре долгие военные года. Повторяю, рассказ этот совсем не объективный. Мой взгляд на события тех лет направлен не сверху, не с генеральской колокольни, откуда все видно, а снизу, с точки зрения солдата, ползущего на брюхе по фронтовой грязи, а иногда и уткнувшего нос в эту грязь. Естественно, я видел немногое и видел специфически...

И этот "специфический" взгляд нам пытаются представить как историческую правду в последней инстанции...
А если говорить о редакторской правке, которой эти мемуары были подвергнуты, то этот "специфический" взгляд на войну, становиться вдвойне специфическим...
Мне кажется, что вот эта рецензия многое объясняет по поводу мемуаров Никулина http://warspot.ru/3143-voyna-nikolaya-nikulina-pravda-i-lozh-memuarov
Записан
Страниц: 1 [2] 3 Вверх Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.20 | SMF © 2006-2008, Simple Machines
Перейти на корневой сайт МОЗОХИН.RU